Эту историю рассказал мне замечательный человек – Борис Владимирович Белянин. Пожалуй, имеет смысл сказать несколько слов о нем. Во время этой истории он был парторгом ЦК в ЦАГИ и поэтому знал ее как никто другой.

Для тех, кто не знает, сообщаю, что в то время парторги ЦК назначались сверху и сидели во всех сколько-нибудь значительных организациях. Их роль была чем-то вроде роли члена совета фронта при командующем. Зачастую, они были важнее соответствующего директора. После этого он работал директором СИБНИА, потом заместителем М.А. Лаврентьева по строительству Академгородка.

После выхода на пенсию он вернулся к тому, с чего начинал: стал ведущим инженером по аэродинамическим испытаниям. Вот тогда-то я с ним встретился в ИТПМ, и он рассказал мне эту историю. К сожалению, я не записал ее сразу (почему, станет ясно из дальнейшего), а за прошедшие четверть века многое забылось. Кроме того, я стал замечать, что многие эпизоды за это время хранятся в моей памяти не так, как они были, так, как мне казалось, должно быть. Так что заранее прошу меня простить, если что-нибудь я опишу не точно.

Говорят, что брадобрей Александра Македонского узнал, что у того на голове рога, которые он прятал от всех под шапкой. Брадобрей и в мыслях не мог допустить, чтобы рассказать об этом кому бы то ни было. Однако эта волнующая тайна так его распирала, что он прокричал ее в колодец.

Прошло много лет, колодец засыпали, и на этом месте вырос тростник. Так этот тростник шелестел под ветром: «У великого Искандера на голове рога». Нечто похожее испытываю и я. Тем более что об этом я нигде не читал. Во всяком случае, в книгах нашего известного летописца космической эры Ярослава Голованова об этом нет ни слова. Произошла эта история на рубеже сороковых и пятидесятых годов. В это время в результате ядерной гонки сначала США, а потом и мы создали ядерное оружие. Американцы со всех сторон окружили нас военно-воздушными базами, с которых их самолеты легко могли достать наши важнейшие центры. С другой стороны, мы в то время могли летать только со своей территории, откуда добраться до Америки никак не могли. Предпринимались отчаянные попытки создать бомбардировщик, который мог бы долететь туда и вернуться обратно. Туполев создал чудовищную машину Ту-85 на четырех моторах, однако дальности по-прежнему не хватало.

В книге Сергея Хрущова (сына Н.С. Хрущова) описан эпизод, когда предлагалось после сброса бомб на США повернуть самолет в сторону Мексики, бросить его, а экипаж спустить на парашютах и интернировать там. Короче, положение было отчаянное и, хуже того, безнадежное. Кстати, самолетов с такой дальностью полета нет до сих пор. Все это вызывало у американских военных соблазнительное желание разделаться с нами превентивным, а главное, безнаказанным ударом.

Таким образом, наша планета оказалась на грани ядерной катастрофы. Здесь полезно вспомнить, с чего начался путь к этой роковой черте. В середине второй мировой войны группа ученых, большая часть которых бежала от Гитлера в США, пришла к выводу, что атомную бомбу создать возможно. Их подгоняла мысль, что немцы тоже работают в этом направлении и могут успеть раньше.

В последствии выяснилось, что страхи были преувеличены: во-первых, Гитлер разогнал большую часть талантливых ученых, а во-вторых, ему уже не хватало ни средств, ни времени. Однако тогда этого никто не знал.

Оценки показывали, что стоимость атомного проекта будет настолько высока, что осилить ее сможет только богатое и технически развитое государство. Поэтому они составили письмо на имя Рузвельта, в котором предлагали создать атомную бомбу, пока это не сделали немцы.

Теперь возникла проблема, через кого передать письмо. Для этого требовался человек, настолько авторитетный в глазах Рузвельта, чтобы вложить в эту идею колоссальные средства. Они избрали на эту роль Альберта Эйнштейна. Это сработало, и началась ядерная эра, которая привела человечество на рубеже сороковых и пятидесятых годов к смертельной опасности, вплоть до того, уцелеет ли цивилизация вообще.

В это время Сергей Павлович Королев стучался во все двери с предложением создать баллистическую ракету, которая могла иметь неограниченную дальность. Однако его тогда мало кто знал. Поэтому его предложения никто не слушал, и ему приходилось заниматься совершенствованием трофейной ракеты Вернера фон-Брауна Фау-2. Однако энергии и веры в свое дело Королеву было не занимать, и он пробился к двум молодым, но уже весьма известным ученым ЦАГИ – Сергею Алексеевичу Христиановичу и Мстиславу Всеволодовичу Келдышу. Они провели расчеты и убедились, что создать бомбардировщик с требуемой дальностью невозможно.

Единственной альтернативой была баллистическая ракета. Об этом они написали Сталину коротенькое письмо и напросились к нему на прием. Он пригласил их в Кремль. Им запечатали это совершенно секретное особой важности письмо в специальный чемодан, и они в директорском лимузине поехали к Сталину. Там чемодан вскрыли со всеми надлежащими ритуальными приседаниями.

Сталин его прочел, выслушал Келдыша и Христиановича и их УСЛЫШАЛ. После этого в ракетную программу были вложены средства, соизмеримые с затратами на ядерную программу.

До этого момента история второго письма развивалась аналогично первому. Однако его последствия были для человечества значительно важнее, чем письма Эйнштейна. Если первое письмо подвело мир к краю ядерной катастрофы, то второе создало предпосылку ракетно-ядерного паритета, который сделал большую полноразмерную войну бессмысленной, а потому невозможной.

Действительно, зачем ведутся войны? Ради аннексии и контрибуции. При этом предполагается, что потери агрессора с лихвой компенсируются завоеванной выгодой. С возникновением паритета это стало не так. В фильме «Бегство мистера Мак-Кинли» Боулдер произносит в парламенте речь. В ней он ёмко сформулировал создавшуюся ситу-ацию: «Война из бизнеса превратилась в нонсенс».

Однако история второго письма на этом не закончилась, и началась следующая, детективная часть. После исторического разговора со Сталиным письмо было надлежащим образом упаковано в спецчемодан, и визитеры уехали в ЦАГИ. И вот там письма в чемодане не оказалось!

Всех сопричастных охватил ужас: пропал документ особой государственной важности! Напомним, что дело происходило в самый разгар «бархатного сезона», когда люди исчезали за несравненно менее важные проступки. Например, в романе «Не хлебом единым» герой получил 10 лет за то, что «создал предпосылку разглашения государственной тайны».

Меру ужаса можно оценить по тому, что один из начальников спецчасти немедленно застрелился (не помню, какой – в ЦАГИ или в Кремле). Словом, герои переживали страсти шекспировского масштаба. В этой ситуации Христианович, по словам Белянина, повел себя мужественно, не скулил и не суетился, а именно он расписывался за письмо.

Отдадим ему должное – на такое способен далеко не каждый человек. О случившемся доложили Сталину. Он, по-видимому, рассудил так: не может быть и речи, чтобы письмо похитили Христианович и Келдыш так как они его сами и написали. Формальности они выполнили, а большего с них и требовать нельзя: государственные тайны должны охранять и, если надо, похищать профессионалы. Конечно, можно поручить расследовать это дело Берии, и он назначит виновных, которые признаются в чем угодно, но что это даст?

И Сталин поручил расследование какому-то малозначительному члену ЦК, вроде Шкирятова. Белянин не знал, чем закончилось дело, во всяком случае, для Христиановича и Келдыша – без последствий. С этого момента началась ракетно-космическая эра. С.П. Королев стал сначала Главным Конструктором, а потом Королевым.

Любопытно, как со временем менялось мое отношение к рассказанной истории. Сначала мне казалась самой занимательной детективная часть. Кстати, так считал и рассказавший мне эту историю Белянин. Он никаких аналогий с письмом Эйнштейна не проводил и вообще об этом письме не упоминал. Думаю, что и участники тогда об этом не задумывались.

Им было вполне достаточно детективной части, которой с лихвой хватит на захватывающий роман. Кстати, существует и другая версия: письмо не крали, а не оформили надлежащим образом уничтожение черновика, и он числился как бы целым. Однако постепенно до меня дошел основной судьбоносный смысл второго письма.

Если письмо Эйнштейна привело человечество на грань ядерной катастрофы, то письмо Христиановича обеспечило паритет и жизнь без ядерной войны вот уже более полувека.

Сейчас мне кажется, что если бы второе письмо не воровали, история все равно пошла бы по тому же самому пути. Как только Сталин  прочел письмо и принял решение, дальнейшие мелкие подробности уже не могли повлиять на ход событий.

Недавно промелькнуло сообщение, что письмо Эйнштейна продали какому-то коллекционеру за 2000000$. Мне кажется, что в истории человечества было немного документов, после которых сама история меняла свой ход. Я насчитал около десятка:

Ветхий Завет – положил начало трём мировым религиям – иудаизм, христианство и ислам;

Новый Завет – возникло христианство, крестовые походы;

Коран – возник ислам;

Хабеас Корпус Акт – с него началась западная демократия;

Тезисы Лютера – в христианстве возникло протестантство, религиозные войны;

Декларация Прав Человека и Гражданина – конец феодализма в Европе;

Декларация Независимости – возникли США – сильнейшая держава мира;

Манифест Коммунистической Партии – Октябрьская Революция, мировая система социализма;

Майн Кампф Гитлера – фашизм, Вторая мировая война;

Письмо Эйнштейна – начала атомной эры, мир подошёл к атомной катастрофе;

Письмо Христиановича и Келдыша – паритет, катастрофы удалось избежать.

Недавно на конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения Христиановича, очень много говорили о его заслугах перед наукой. Они несомненны. Однако я думаю, что главная его заслуга перед человечеством, – это письмо.

Материал подготовили:

выпускники МФТИ

К.Н. Бубнова (1958 г.) и

Я.И. Малашко (1967 г.)

Выпуск №15(1885)-23.09.11.