Сдав две сессии подряд на «отлично», я вспомнил, что тем самым выполнил основное условие участия в конкурсе на соискание Потанинской стипендии. И тогда я подумал «А почему бы и нет?», и пошел в пятницу, 9-го апреля, на отбор в Читальный зал ГК МФТИ. Помимо прочего еще и с интересом взглянул на физтеховских отличников. Среди них оказалось на удивление много девушек. Уверен, если посчитать процент отличниц от всех студенток, то он будет минимум на порядок больше того же процента среди парней.

День первый: тест

Рассадив всех в читальне, консультанты конкурса рассказали о целях Фонда Потанина: познакомить между собой лучших студентов вуза, выявить или помочь развить в них лидерские и организаторские качества. Вполуха прослушав это, в графе «цели участия в отборе» я отметил самые что ни на есть корыстные мотивы.

Первый тур состоял из письменного отбора. На 70 вопросов, из которых 40 по стилю напоминали вопросы из IQ-теста, а 30 проверяли эрудицию, отводилось 40 минут. Из всех пришедших во второй проходила лишь первая сотня, набравшая наибольшее количество баллов. Загвоздка была лишь в том, что собралось-то меньше ста человек!  Можно хоть пустой лист сдать, и пройдешь, зачем напрягаться? 

Но организаторы были не так просты: по итогам письменного теста высчитывается средний балл вуза, и ежегодно несколько занявших последние места универов выбывают из благотворительной программы, а их место занимают новые. Хорошая мотивация постараться на тесте, не так ли?

День второй: игрища

Суббота, на которую пришелся второй тур, для меня и многих других участников началась с расстановки парт и стульев в читальне – конкурсы требовали много места. «Хорошая» такая разминка с утра.

Всем участникам выдали футболки с номерами, блокноты и ручки. Футболки были четырех цветов: красного, желтого, синего и зеленого. Наверное, цвета эти что-то значили (никто из «зеленых», к примеру, раньше не участвовал в этом конкурсе), но истинного их смысла я так и не узнал.

Перед началом всех попросили стать в круг (если мы чему и научились за этот день, так это быстро становиться в круг). Тема игры была «Интеллект», и за день мы должны были «освоить» пять видов интеллекта: творческий, речевой, пространственный, математический и физический (к физике отношения не имеющий). В наших блокнотах были зачетные книжки, куда мы и проставляли баллы. Очки эти начислялись за участие в конкурсах, якобы относящихся к тому или иному интеллекту.

Например, при «освоении» творческого интеллекта участниками ставились сценки по мотивам русских народных сказок. Но не просто сказок, а сказок с использованием определённого вида лексики. Мне выпало играть в сказке о Теремке с применением медицинской терминологии. По сюжету, студент Зайцев, спеша на пары, споткнулся о генномодифицированную репку, малость ушиб ногу и счёл это отличным поводом «откосить» от занятий. Нужна была справка, выдававшаяся в больнице-теремке, где некомпетентные врачи (главврач Медведев, стоматолог Волков, санитар Ежов) принялись лечить его от всего, кроме ушиба. Мораль сей сказки такова: нечего отлынивать от занятий.

На каждый конкурс участники делились на несколько команд. Победители ставили себе по 2 балла за «освоение», проигравшие – по одному. Потом студенты оценивали свой вклад в работу самостоятельно и их оценивали уже сокомандники. Так что вариант «я постою в сторонке, а команда всё сделает» не проходил.

На речевом интеллекте проводились дебаты по очень жестким правилам. На выступление давалось 20 секунд, на ответ на аргумент противника – 10. «Лить воду» было некогда, приходилось говорить чётко, быстро и ёмко.

Математический интеллект лучше всех осваивала команда, первой раскрасившая домик в цвета, загаданные консультантами. Домики раскрашивали одновременно три команды, после чего напротив каждого ведущий указывал количество правильно раскрашенных элементов. Сравнивая  результаты соперников, следовало высчитать правильные цвета. Проблема была лишь в том, что наш ведущий-гуманитарий часто ошибался в подсчете баллов. И когда, казалось бы, мы уже всё вычислили и вот-вот победим, он менял цифры.

Но больше всего удовольствия мне доставил тест на физический интеллект. В этом конкурсе мы ловили рыбу. Каждому игроку выдали по веревке от «невода» – кольца, к которому эти самые веревки и были привязаны. Участвовало три команды, у каждой соответственно по «неводу». В команде был удильщик – человек, державший веревочку с магнитиком на конце, которую он пропускал через кольцо. Этим самым магнитиком он ловил рыбу, валявшуюся на полу. Пластмассовая рыба с магнитом внутри вряд ли была съедобна, но за каждую выловленную насчитывались баллы.

Наши «неводы» находились друг над другом и часто запутывались, что добавляло игре драйва и непредсказуемости. Забыл о важном правиле – общаться нам запретили, и любые действия координировались жестами. Кричать мы смогли лишь когда осталась одна рыба, и все три удочки устремились на неё. Как же здесь не покричать? Спасибо организаторам за этот конкурс.

По окончанию освоения интеллектов нам предложили записаться в один из интеллектуальных клубов. Что значило это предложение, мы узнали после обеда.

Ключи от Фонда Потанина

В детстве я увлекался передачей    «Ключи от Форта Боярд». Наверное, вы помните её: команда искателей приключений вынуждена проходить различные испытания для получения ключей от сокровищницы старого французского форта. Похоже, что организаторы отбора тоже знали эту передачу.

Пять клубов, в которые мы вступили перед обедом и которым даже успели придумать названия и кричалки, теперь соревновались между собой. Финальное соревнование проходило в режиме нон-стоп в течение 70 минут и состояло из 7 конкурсов.

За правильно выполненное задание команде (каждый клуб делился на 2 команды) давался «ключ» – мешочек с цветным песком. Таким образом, клуб максимально мог заработать 14 мешочков. Из этого песка в конце делалась эмблема клуба, а из пяти эмблем составлялся символ потанинского отбора в МФТИ.

Для добавления азарта устроители соревнования ввели правило, согласно которому в одной игровой аудитории не могло находиться более трех команд. И команды, быстрее выполнявшие задания, могли «выталкивать» из игровых площадок менее проворных соперников, не давая тем закончить конкурс.

Среди конкурсов были и «перевертыши» – требовалось сопоставить начала и концы поговорок, каждое слово в которых было заменено на противоположное по смыслу, и математические задачи, и задания по переносу шариков для настольного тенниса в дырявом покрывале... Забавно, что трудность у многих вызвала математическая задачка, требовавшая лишь аккуратного подсчёта. Но в режиме цейтнота и тотального хаоса это было нелегко.

На финише марафона запас моего позитивного настроя иссяк, и я захотел домой. Нелегко на одном дыхании пройти весь отбор. Но это был еще не конец! По окончанию марафона каждый клуб должен был сделать свою эмблему плюс поставить небольшое представление на тему «Как мы провели день».

Выступления местами получились очень забавными. Консультанты смеялись чуть не до слез. Как потом они отметили, физтеховский отбор был самым ярким и запоминающимся среди многих последних отборов.

Как бы послесловие

Потанинские дни мне понравились. Конкурсы позволили подурачиться, потолкаться, посмеяться, побегать, попрыгать, повеселиться. Словом, почувствовать себя вновь в начальной школе или детском садике, что иногда очень полезно. Бывалые потанинцы рассказывали, что в этом году программа была получше прежних. И если удастся еще раз в нём участвовать, я пойду. Чего и вам желаю.

Олег Фея,

фото из архива автора

Выпуск №11(1852)-29.04.10.