Исполнилась годовщина ухода из жизни выдающегося физтеховского барда Михаила Михайловича Балашова. 14 декабря в концертном зале МФТИ состоится вечер памяти М. Балашова. Легенды физтеховской и бардовской песни выступят в КЗ.

Идея проведения вечера принадлежит Владимиру Пивоварову  – выпускнику Физтеха и ученику М. Балашова – Михаилу Дееву. Бардовский мир чувствителен к своим потерям.

В вечере примут участие и барды первой величины: Сергей Никитин и Валентин Вихорев, хорошо знавшие творчество М. Балашова.

Сергей Никитин был лично знаком и  часто пересекался на концертах бардовской песни с квинтетом  М. Балашова, в том числе и на Физтехе. В концерте примут участие члены клуба «Восток» из С.-Петербурга Александр Тимофеев и Сергей Ильин, барды из Красноярска и Новосибирска, ученики М. Балашова, в том числе М.  Деев, председатель Московского клуба самодеятельной песни И. Каримов.

Со стороны Физтеха в вечере примут участие мэтры физтеховской песни К. Свидзинский, К. Иванов, Ю. Курочкин, Г. Новиков, А. Яковлев, Л. Исаев, Л. Лазутин, В. Дубнер, народный артист России          А. Филиппенко, Герой Советского Союза летчик-космонавт А. Серебров, коллективы «Гони-М» (в составе И. Кузнецов, А. Козленко, Ю. Андреев, А. Пономарев, М. Каншин), квартет  Б. Надеждина  (в составе В. Пивоваров, Д. Людмирский, С.  Такоев, С. Губанов) и, конечно же, члены квинтета М. Балашова О.  Андреев, Н. Кузнецов, А. Фрейдин, В. Шарыгин.

Вспоминает М. Деев:

«В жизни каждого человека всегда есть один или несколько Учителей. Несколько, но не много. И каждый оставляет свой след в душе и в судьбе. Первый среди моих Учителей – Михалыч. Он учил нас физике, обращая внимание на глубинное и качественное понимание предмета, называя при этом физику – простейшей из наук. Такое  понимание, а скорее ощущение физики, и стремление к этому ощущению во всем, во всех областях деятельности осталось со мной на всю жизнь.

Он пел нам хорошие песни, а всех желающих учил играть на гитаре. Песни и гитара остались со мной на всю жизнь.

Мы фотографировали, снимали кино, сами проявляли и монтировали фильмы. Азы фото и киносъемки также остались со мной на всю жизнь. Он читал нам хорошие книги. Вслух, по ночам у костра. И в 6-м классе, и в 9-м. Несколько таких книг и, конечно же,  их авторы стали моими любимыми на всю жизнь.

Трудно перечислить всё. Он увлекал инсценировкой песен и постановкой спектаклей. Создавались ансамбли с использованием любых подручных инструментов: от гитары и рояля до  расчесок и сеток кроватей. Выпускать стенгазету или делать отчет о поездке с ним было страшно интересно. Начиная с 6-го класса, мы не знали, что такое улица, мы жили в школе, в кабинетах физики (их было два), в лаборантских, в фотолаборатории. Я возвращался домой только в 8–9 часов вечера. А главное, что все было по-настоящему.

1982 год. Первенство Москвы по туризму среди школьников. На поляну слёта мы пришли после двухнедельного путешествия, прокопченные и обветренные. А уже тогда были команды, которые приезжали на поляну автобусом из Москвы, в чистых белых рубашках. С отчетами, напечатанными  чуть ли не на компьютере. А мы писали отчет в палатках, при свете фонарика. И фотографии печатали прямо в походе, с широкой пленки, контактным способом, без увеличителя.

 Какая школа может быть лучше, чем та, в которой ты делаешь всё сам и вырастаешь, а Учитель направляет тебя и каждый раз убеждает, что ничего невозможного нет? А когда на том же самом слёте комендант потребовал чистить костровую посуду добела(!), мы собрались в лагере и под дирижёрскую руку Михалыча на всю поляну хором крикнули: «От грязи микроб дохнет!»

И ведь были на том слёте третьими, нарушив всю иерархию распределённых заранее мест.

Вроде и смешно, но жарить лук меня тоже научил Михалыч, в 1981 году, в п/л «Маяк». На углях, в алюминиевой крышке. Правда, в последние годы он упорно не верил в это и говорил, что я всё придумал. Но это было.

И сейчас, то в одном деле, то в другом, нет-нет, да и возникнет рядом образ учителя, усмехнется в бороду, готовый, как в те далекие школьные годы, направить, ободрить, помочь, или, выражаясь словами одного из любимых писателей – Олега Куваева, «…оградить от са-моуверенности, но оставить веру в себя».

И. Рабинович откликнулся в поэтической форме, как и следует обращаться к бардам:

 

Слушать злые вести

мне уже не ново,

Вот опять случилася беда:

Трепаное сердце Миши Балашова,

Оступившись, встало

раз и навсегда!

 

И прожил немало и ушёл

нестарым,

Чем помянем грешного его?

От него остались песни да гитара,

Да ещё порядочно всего.

 

Песни и гитара – много или мало?

Рай для Мишки – это не рецепт,

И не надо рая, а в аду, пожалуй,

Для чертей устроит сольный он концерт!

 

Будет его слушать

контингент рогатый

И балдеть от музыки и слов,

Подпевать тихонько, так,

как мы когда-то,

Когда пел Михалыч,

Мишка Балашов.

 

Горьких слёз не нужно

и вздыханий тяжких,

Это тема не для мужиков,

А сыграйте песню,

хлопнув по рюмашке,

Как играл, бывало,

Мишка Балашов!

 

Приглашаем физтехов разных лет, студентов и преподавателей на вечер физтеховской и бардовской песни.

Я. Малашко,

выпускник Физтеха 1967 г.

Выпуск №27(1868)-28.11.10.