Федор Федорович Каменец (ФФ), во времена учебы А. Гейма –  1-й зам. декана ФОПФ. Сейчас – директор Центра студенческой молодежи.

– Федор Федорович, расскажите о том, какие чувства вызвало известие о награждении Нобелевской премией Гейма и Новоселова.

– Физтех ликует! От ректора до уборщицы. Это грандиозное событие в жизни нашего института и мы гордимся нашими выпускниками – лауреатами Нобелевской премии.

– Какими студентами были Андрей Гейм и Костя Новоселов?

– Они очень хорошие ребята (тепло, по-отцовски сказал ФФ). Про Новоселова я мало что могу сказать, я его почти не знал. Зато знал Андрея Гейма. Я ему даже читал курс по физической кинетике. Я, конечно, не собираюсь примазываться. Его учили на кафедре физики твердого тела. Парень был скромный, работящий, никаких неудобств не создавал.

– Такие же слова можно найти в характеристиках многих успешных людей, да и руководителей государства – например,  Путина, Медведева.

– Да, работящие люди достигают высоких результатов. Андрей не выделялся как-то ярко среди других студентов. В то же время он блестяще учился, просто блестяще.

– Может быть, помните, чем он занимался,  кроме учебы?

– У меня информации такой нет, но как мне представляется, что серьезно он занимался только тем, что от него требовалось – учеба, научная работа. Общественной деятельностью, как я помню, не занимался. Наверняка, занимался спортом, ведь человек он волевой. Когда такой трудоголизм сочетается с природным талантом, тогда и рождаются звезды.

– На Ваш взгляд, что нужно еще, кроме упорной работы и таланта, чтобы достичь высот в науке?

– Лаборатория мирового класса и блестящее образование. Они были вынуждены уехать за границу в 90-е годы. В России в то время добиться таких результатов не представлялось возможным. Кстати, мы все очень ценим, что они отзываются об образовании Физтеха как об уникальном образовании высочайшего уровня. Образование Физтеха – лучшее в мире!

– Опишите, пожалуйста,  атмосферу в институте в то время и сейчас, есть ли какие-либо различия?

– Мы всегда учили хорошо, по-доброму. Я сейчас занимаюсь работой с молодежью, да и когда был деканом, работал со студентами. Могу сказать, что Физтех растит по-настоящему нравственных людей. В институте всегда царила атмосфера доброты, взаимоподдержки. Никогда не было какого-то снобизма, никогда никого не тревожил национальный вопрос. Это помогает комфортно жить и учиться. Если говорить про различия Физтеха тогда и сейчас, то я хочу отметить ухудшение системы приема студентов. Раньше существовал индивидуальный подход, собеседование было решающим моментом. Сейчас же принимают всех в соответствии с баллами ЕГЭ. Они думают, что баллы не имеют ошибок, хотя десять процентов есть – это очевидно. Они боятся, что будут взятки. Да на Физтехе никогда не было взяток, мы этим гордимся! Между прочим, у Андрея Гейма балл при поступлении был ниже среднего проходного на ФОПФ, но мы его взяли, я сыграл роль в решении о приеме. Приятно, что наши выпускики очень тепло отзываются о Физтехе, гордятся, что учились здесь, хотят нас навестить.

– Как Вы думаете, есть ли сейчас студенты, выпускники МФТИ, кто еще может получить Нобелевскую премию?

– Конечно, есть, но предсказать это невозможно. Я как-то общался с человеком, который состоит в Нобелевском комитете. У них очень сложная система выбора лауреатов, внимательно смотрят на многие показатели. У нас есть выпускники, которые уже сделали большую работу, их статьи имеют большой индекс цитирования, но нам трудно оценить, получат они или нет премию.

– Что бы Вы хотели передать лично лауреатам?

– Я уже им написал личное письмо. Что можно сказать? Физтех ликует! Все! Я предложу им идею учредить на Физтехе премию Гейма – Новоселова за выдающиеся работы! (полушутя сказал ФФ).

Интервью подготовил Максим Абрамов

Выпуск №25(1866)-25.10.10.