С 1991 по 1993 год занятия по математическому анализу и дифференциальным уравнениям в 152 группе, где учился Костя Новоселов, вел профессор Михаил Иванович Шабунин.

– Уже почти двадцать лет прошло с тех пор, как Вы преподавали в 152-й группе. Неужели до сих пор всех помните?

– Помню. Потому что группа была просто блестящая. У меня до сих пор хранятся данные об их успеваемости. Вот за первый курс по матанализу в группе ни одной тройки, а за итоговый 4-й семестр из 10 человек 7 получили «пятерки», а 3 – «четверки». Это очень высокий результат. И среди этих студентов, безусловно, выделялся Костя Новоселов. Не могу сказать, что уже тогда видел в нем лауреата, но в двадцатку своих лучших студентов – а среди них многие стали потом  профессорами и академиками – я бы его включил.

– Каковы были Ваши эмоции, когда Вы узнали, кому в этом году присуждена Нобелевка?

– Конечно, я очень обрадовался. Сразу узнал Костю на фотографии – с тех пор он заметно возмужал, но все еще хорошо узнаваем. В тот же день я ему позвонил, поздравил с победой. А он мне ответил: «Это я должен был позвонить Вам». Конечно, мне было крайне приятно это услышать, как и приятно читать теплые отзывы обоих – и Кости, и Андрея – о физтеховском образовании. В своих интервью они неоднократно отмечали, что ставят наше образование на один уровень, а по ряду показателей даже выше, чем образование в ведущих зарубежных университетах. Оно и неудивительно: вот передо мной зачетка Гейма. Посмотрите только на фамилии лекторов: Г.Н. Яковлев, С.А. Теляковский, М.В. Федорюк, В.П. Лидский, В.С. Владимиров, В.И. Чехлов – все это ученые с мировым именем! И теперь благодаря Новоселову и Гейму об МФТИ вновь заговорили во всем мире.

– Вы виделись с Костей после того, как он закончил аспирантуру?

– К сожалению, нет. Он же сразу уехал. Но когда я поздравлял его по телефону, он обещал навестить нашу кафедру.

– А от нынешних студентов Вы ждете выдающихся научных достижений?

– За последние два года наметился спад уровня студентов. Это связано, во-первых, с проблемами средней школы, где математике стали уделять мало внимания, а физика и вовсе держится на правах бедной родственницы.

Во-вторых, с ведением ЕГЭ Физтех лишился возможности отбора лучших абитуриентов. Я считаю, что большинство студентов в МФТИ должно набираться по олимпиадам.

И в-третьих, в обществе наблюдается снижение интереса к техническому образованию. Коллектив преподавателей МФТИ, как может, старается искать пути решения этих проблем: мы участвуем в составлении учебников для школ с углубленным изучением математики и физики, в проведении всероссийских олимпиад. И сейчас я очень надеюсь, что результат Гейма и Новоселова пробудит в ребятах интерес к науке. К тому же, в положительную сторону меняется ситуация в стране – если раньше заказ на научные исследования поступал от оборонной промышленности, то сейчас этого ждут от инновационного сектора. Вообще, я по натуре оптимист, поэтому верю, что эта премия будет не последней.

Интервью подготовила Елена Жебрак

Выпуск №25(1866)-25.10.10.