В зимнем номере журнала «За науку» приводилось интервью с мэром Троицка, выпускником ФПФЭ Виктором Владимировичем Сидневым, также известным как магистр телевизионного «Что? Где? Когда?», обладатель Хрустальной Совы и титула «Лучший капитан». В статье уклон делался на развитие Троицка как наукограда. Сейчас же, благодаря профкому МФТИ, пригласившему его на встречу, выпала возможность рассказать о самой личности Виктора Владимировича.

С Сидневым я познакомился в коридоре первого этажа ГК, где Виктор Владимирович рассматривал факультетские стенды. Так как я увлекаюсь интеллектуальными играми, то я спросил его о пути в телеЧГК. Часть из этого Сиднев потом рассказал непосредственно на встрече со студентами.

С умными девушками на Физтехе плохо

Виктор Сиднев:

– Наталья Стеценко, нынешняя владелица всех прав на эту передачу, позвонила в 1978-м году в комитет комсомола, и сказала, что для новой передачи нужны умные девушки. Я, работавший тогда в комитете, ей объяснил, что с умными девушками на Физтехе плохо. Не потому, что все глупые, а потому, что у нас две девушки на пятнадцать парней. Я отвечал за культмассовую работу, и мне пришлось собирать команду. Кроме себя я позвал еще пятерых, в том числе Галину Наумову и Анатолия Белкина. Не знаю, почему, но в итоге из всей шестерки Ворошилов (ведущий и создатель телеигры «Что? Где? Когда?») оставил только меня и Галю. При этом он сказал, что кого мы выберем третьего, его не интересует.

И я обратился к своему хорошему товарищу, ныне профессору в институте Макса Планка, Олегу Долгову. Если я, скорее, игрок-логик, то Олег – замечательнейший эрудит. Когда мы ездили пионервожатыми в лагерь «Орлёнок», он спорил со своими пионерами, что если они назовут ему страну, столицу которой он не знает, то в тихий час он ведёт их купаться. Если же не назовут, то он всё равно ведёт их купаться, но при этом они еще покупают ему кружку пива. Для этого пионерам надо было скинуться по копейке. И они скидывались, ибо шансов выиграть у них не было никаких.

И мы играли нашей знаменитой шестеркой, которую позже прозвали «шестерка восьмидесятых». Это – Олег Долгов, Леонид Владимирский – физик, выпускник МИФИ, Саша Друзь, Саша Бялко – тоже физик из МИФИ, и Никита Шангин, архитектор. Вот так я попал в «Что? Где? Когда?», так родился этот игровой состав.

Меня пытались выгнать за рок

Встреча с Виктором Владимировичем происходила в 119 ГК, в не самое удобное время, когда у большинства студентов шли занятия. Но иное время было выбрать трудно, так как Сиднев – очень занятой человек. Потому студентов пришло не так много, как хотелось бы. Формат выступления был «вопросы-ответы». Особую атмосферу передвстречей создала Катя Павлова, студентка 971 группы, сыгравшая на саксофоне, что и послужило для Сиднева темой для начала рассказа.

– Раз уж начали с саксофона, то я начну с таких воспоминаний. В наши годы (я поступал в 72-м), Физтех был центром неформальной рок-культуры. И в 1974-м году проректор по режиму пытался выгнать меня за организацию рок-фестиваля. Он написал записку Олегу Михайловичу Белоцерковскому, заявив, что на концерте «людей набилось как сельди в банке». Вот такой КГБшный жаргон.

– Чем помимо учебы Вы занимались в годы студенчества?

– Во-первых, одно время я отвечал за культурно-массовую работу. Секретарем комитета комсомола был сначала Александр Бугаев, ныне академик, а потом Владимир Зернов, ректор Российского нового университета.

Я занимался спортом, играл даже за сборную Физтеха по баскетболу на первенстве Москвы. А вторым хобби были поездки в стройотряды. Я более десяти лет этим занимался. С Володей Овчинкиным, к примеру, в 75-м году были на Камчатке. Физтех-песню тоже организовывали.

Также я много читал. Мы тогда все много читали, в основном «самиздат». К примеру, «Мастера и Маргариту» мы читали в перепечатках. И за чтение подобной литературы в иных случаях можно было даже вылететь из университета. Мой же любимый писатель – Федор Достоевский. Я считаю, что если человек в юности не прочел «Идиота», а в зрелом возрасте «Бесов», то он не повзрослеет.

На решение – пара минут

– Как Вы относитесь к учебной нагрузке на Физтехе? Считаете ли, что она слишком большая?

– Как сейчас, я не знаю. Но в моё время была одна из немногих вещей, за которые мне никогда не было стыдно – это физтеховское образование.

В конце 90-х годов я получал еще бизнес-образование в Открытом университете в Великобритании и преподавал одно время в американской школе. И могу сказать, что за Физтех никогда не было стыдно, его школа очень помогала мне в работе.

В Америке я работал в классе с сильными школьниками, преподавал им физику и математику.

Также я участвовал в приеме тестов, тех, которые у нас теперь называются ЕГЭ. Школьников там натаскивают решать задачи не более двух минут. И если школьник не решал её за это время, то говорил, что это нерешаемая задача.

Как можно решать задачи по 40 минут, по часу, как порой приходится на вступительных на Физтехе, у них даже в голове не укладывается. 

– То есть после Физтеха Вы получали еще дополнительное образование?

– Благодаря, собственно, физтехам, получил. Ребята с ФАЛТ основали бизнес-школу, дававшую диплом MBA. Занятия на английском языке проводились здесь, а потом была летняя школа в Англии. Тогда я основал компанию «Троицк-телеком», и мне было необходимо бизнес-образование.

Немногие знают, что Интернет стал коммерческим в 96-м году, до этого он существовал как научная сеть. И моя компания была одной из первых в России, занимавшаяся широкополосным доступом к нему. По сути, шла на переднем крае инноваций.

– Вы хорошо знакомы с американским ЕГЭ. Как относитесь в его русскому варианту? 

– По-моему, надо сделать так, чтобы ЕГЭ не был выпускным экзаменом. Американский ЕГЭ сдается в середине года и никак не влияет на получение аттестата. Он нужен для поступления в ВУЗ. И это хорошо, ибо это независимая оценка.

Я сейчас стараюсь сделать обратную задачу – я использую ЕГЭ для оценки качества работы учителей. И сталкиваюсь с колоссальным сопротивлением, так как по статистике сдачи экзаменов сразу видно, кто хороший учитель, а кто нет. Более того, я сейчас сказал своемууправлению образования пропагандировать хороших учителей, чтобы дать им возможность заработать своим талантом.

– Каким образом, став бизнесменом, Вы пришли в политику?

– Однажды у меня созрела мысль подключить все школы Троицка к сети Интернет. Это было трудно. И как раз тогда я увидел, что фракция СПС объявила программу о подключении школ на свои деньги. Было это в 2000 году. Я обратился за помощью к физтеху Борису Надеждину, тогдашнему руководителю СПС в Госдуме. Он сказал, что денег даст, но за это я должен создать ячейку СПС в Троицке. Так я стал членом этой партии.

Потом меня попросили поучаствовать на выборах. Не для победы, а чтобы оттянуть часть голосов у кого-то. А, получив результаты, поняли, что если б я занимался этим серьезно, то вполне мог бы и победить. Потом произошла очень трагическая история: мэр Троицка был убит. И вышло так, что если я не пойду на выборы и не выиграю, то к власти, возможно, смогут прийти люди, заинтересованные в гибели мэра. Я пошел и выиграл, набрав более 80% голосов. Причем я не боялся идти в мэры. Тогда уже прошли бандитские девяностые. И сейчас я уверен, что если у вас нормальный белый бизнес, то можно не бояться. Сейчас бизнес сильнее криминала.

– Каким был самый запомнившийся вам случай сдачи экзамена?

– Пожалуй, это был гос по физике 1975 года. Это был последний год, когда его сдавали в больших аудиториях. Почему? Потому что тогда мы сделали несколько передатчиков, по которым транслировали в аудиторию решение задач. Но перед этим надо было как-то вынести варианты. Для этого было придумано несколько способов, часть из них провалилась. Так был вычислен фотокорреспондент, который, якобы для газеты «За науку», делал фотоотчет по экзамену. Он пытался вынести вариант, но преподаватели его остановили и узнали, что плёнки-то у него нет!

В читальном зале сидело несколько команд, решающих задачи, которые транслировались по нашему радио «Надежда» (так мы называли всю эту задумку). Конечно, дикторы измывались по полной.

Так, между трансляциями задач говорили: «Пока решается вариант Б, послушайте легкую музычку!». Можете себе представить, каково было студентам в аудитории.

Закончилось всё плохо. Выяснилось, что передача велась на частоте Шереметьево, и к обеду нагрянула толпа ФСБшников с обыском общежитий. В итоге несколько человек вылетело из института, а со следующего года экзамен стали принимать только в маленьких аудиториях.

У науки нет четких задач

– Что Вы можете сказать о сегодняшних выпускниках МФТИ, посвятивших себя науке?

– В науке я сейчас не работаю, потому мало что могу сказать. Но я вижу следующую проблему. Сейчас где-то с четвертого курса многие или большинство начинают работать в компаниях, зарабатывая свои полторы-две тысячи долларов в месяц. В итоге у них остается мало времени на науку. А ведь эти два-три года занятий наукой очень важны. Это не первые три курса, когда приходится решать стандартизированные задачи. Здесь развивается самостоятельность и креативность мышления. И даже для бизнеса это время очень важно.

Сейчас идет постоянное обновление знаний. И человек, не умеющий постоянно и вовремя учиться, будет аутсайдером, чем бы они ни занимался, в том числе и бизнесом. Умение самостоятельно учиться – важное качество, приобретаемое во время занятий наукой.

– По поводу занятий наукой. Под Вашим именем опубликовано более 30 научных работ. В каких сферах вы работали?

– В широком смысле, это – управляемый термоядерный синтез, в узком – гидродинамика высокотемпературной плазмы. Я начинал учиться на ФАКИ, там тогда была хорошая школа гидродинамики. Преподавали академики Сергей Алексеевич Христианович, Михаил Алексеевич Лаврентьев. И это мне пригодилось, в том числе и при защите диссертации.

– Как так получилось, что Вы начинали учиться на ФАКИ, а закончили ФПФЭ?

– Я поступал на кафедру гидродинамики академика Велихова, и когда он создал новый факультет, я автоматически оказался на ФПФЭ. На пятидесятилетие мне подарили фотографию, которую я теперь бережно храню. На ней у доски стою я, студент. А передо мной сидят: академик Александр Михайлович Прохоров, нобелевский лауреат; академик Петр Леонидович Капица, нобелевский лауреат; академик Николай Геннадьевич Басов, нобелевский лауреат; академики Велихов, Сагдеев. Фотография эта сделана на открытии ФПФЭ.

– В Московской области много наукоградов, и у каждого есть своя газета о науке. Почему «Троицкий вариант» стал одной из самых известных таких газет?

– Ну, во-первых, тот «Троицкий вариант», который известен, это не городская газета. Городской вариант был задуман нами как первоапрельская шутка в 1987-м году. А несколько лет назад Борис Штерн, главный редактор, стал еще выпускать «Троицкий вариант – наука». И это именно та газета, о которой Вы говорите. Она не нравится нашему официозу, и мне часто приходится объясняться, что это не городская газета. Но такая газета, без сомнений, нужна.

– Какие, по-Вашему, главные проблемы современной российской науки?

– На мой взгляд, это отсутствие четко сформулированных задач. И здесь обе стороны виноваты. Государство, которое не может поставить и оплатить такие задачи, и ученые, которые не могут их предложить. В моё время был большой заказ на военку, и это двигало науку. Сейчас это ушло, а ничего нового не пришло.

Я считаю, что заказ на науку прежде всего должен быть со стороны инноваций, гражданских технологий. Государство, поддерживающее фундаментальную науку, тем са-мым дает первый толчок инновациям. А дальше, при должном развитии, когда уже видна промышленная выгода, инвесторы сами находятся. Но вначале должна быть поддержка науки именно со стороны государства.

– И напоследок. Какие советы Вы можете дать студентам?

– Учитесь! Действительно есть такая проблема, когда кажется, что получаемые в университете знания не пригодятся. Я тоже через это прошел. Но, в конце концов, наверняка знать невозможно, что пригодится, а что нет. Сейчас я понимаю, что важны даже не столько знания, которые постоянно обновляются, сколько умение учиться, и учиться самому. Так или иначе, но людям, достигающим больших вершин, учиться приходится всю жизнь. Удачи Вам в этом!

Олег Фея, фото автора

Выпуск №23(1838)-24.11.09.