Собираюсь как всегда: за 20 минут до выхода пытаюсь запихнуть все «необходимое» в рюкзак, заодно приспосабливаю к ярко-оранжевой строительной каске ремешок и вырезаю из пенки стельки.

Наконец все запихнула, и к метро …

В метро мне уступили место и обозвали «блин туристом» и «диггером».

На поезд не опоздала! Оказывается, не всем так повезло. Леша и Катя застряли в пробке и догоняли нас на другом поезде. В вагоне познакомилась с теми, кого знала только по рассказам. Оказалось, что всего в нашей команде двадцать пять человек.

31.01.

Целый день мы мотали блочки (батарейки для подземных фонарей) и клеили гидры (пещерные гидрокостюмы). В дороге готовили оливье (из заранее припасенных ингредиентов), а также сублимированное мясо и картоху. Вечером играли в дурака, мафию, крокодила, ассоциации. Митька Юрьев загадывал такие словосочетания, как «валютная проститутка», «троянский конь», «рюкзак-самоход», «черепаха-атеист», что потом приходилось самому же их и объяснять жестами. Все были в восторге, кроме пассажиров, которым мы не давали спать.

01.02.

Стоянка в Хосте две минуты, но нам  вполне хватило для оперативной выгрузки. Фраза «Если мы что-то забыли, значит нам это не нужно» стала афоризмом. Полчаса погуляли по Хосте. Пустынные улицы, моросящий дождик, все серое – обычное состояние морского курорта зимой. И вот  - дана команда загружаться в грузовик, который повезет нас к Воронцовским пещерам. Мы плотно сидели в кузове на лавках по бокам, а в середине были свалены наши рюкзачищи. На поворотах и буграх на нас падал лежащий на рюкзаках Юра Коршунов.

02.02.

Я, Паша, Юра и Фрэнк под Митькиным руководством должны были идти в пещеры после обеда. После завтрака совершили с Пашей общественно-полезное дело: сходили на ручей и вымыли грязную посуду. Мы просто страдали от ничегонеделанья и с нетерпением ждали, когда же наступит обед. Но оказалось, что две группы, вышедшие перед нами, не уложились в контрольное время, и нам удалось выйти на маршрут только в шесть вечера. От лагеря до входа в Прометей идти совсем недалеко. Первые сто метров пещеры мы прошли по оборудованному для экскурсий маршруту, но потом халява закончилась.

Началась спелеология. Мы ползли на животе, передвигались на карачках, проталкивали свое тело ногами вперед, шли в распорку. В том, что каска - очень полезная вещь под землей, я убедилась, стукнувшись пару раз головой о своды пещеры. Митя Юрьев очень душевно и по-доброму  рассказывал о самых интересных местах в этой части пещеры: о Желудке Динозавра, зале Тишины, зале Метро, Египетском кольце. Через секретный подземный ход мы наконец-то достигли другой пещеры - Кабаний провал. Митька по очереди закрывал всем глаза и за руку отводил куда-то, а когда все открыли глаза, то увидели нацарапанные всюду надписи первопроходцев.

Потом был мой первый «шкуродер». Страшновато, темно, мокро, сыро, непонятно, каким местом вперед, но, именно от этого получаешь кайф. Наконец, мы дошли до сорокаметрового колодца наверх. Нам предстояло, надев снарягу, лезть наверх через пять перестежек. Решили лезть в такой последовательности: Паша, Фрэнк, я, Юра и Митька. Паша пролез, а у Фрэнка что-то не ладилось. Митька снизу пел «Марусю», а на «Кап-кап-кап» все ему хором подпевали. Наконец и я выползла на поверхность.

В пещере мы пробыли восемь часов. Вернувшись в  лагерь, еще три часа мы сидели у костра – сушились, ели что-то, и делились впечатлениями, которые, на самом деле, невозможно передать словами.

03.02.

Сегодня Паша ведет меня, Юльку и Женю в пещеру Пантеон. Это первая самостоятельная Пашина вылазка как инструктора.

Пещера оказалась вертикальной, то есть спускаться вниз нужно по веревкам, используя спелеологическую снарягу.

…Я ехала на решетке вниз, пока моя попа не утонула в глубокой луже. Но я быстренько из нее выбралась, выстегнувшись и перепрыгнув на другой берег. И вот мы в гроте Очажном. Он называется грот, потому что в нем светло, и виден выход на поверхность. Но пройти через этот выход нельзя, потому что там недоступное ущелье. Туда утекает большой подземный ручей и обрывается вниз водопадом. Пока мы разговаривали с Пашей, Женя, видимо, решил пройтись по скользким камням и выглянуть на улицу. Он оступился, и, вижу, - летит  в ручей. Вот он уже в водовороте  и орет: «Я не умею плавать!»

К счастью, Женя, вымокший насквозь, самостоятельно выбрался в какую-то нишу и пока сидит там. (Еще в поезде он с непонятной нам гордостью рассказывал о своем умении притягивать неприятности). Его оттуда без веревки не вытащить, и Паша решает отправить меня за помощью наверх. Я до сих пор не могу понять, как мне удалось выбраться одной наверх, не заблудившись. Обратный путь я проделала за сорок минут!

Женю спасли и положили отогреваться  в суперспальник Панкрата.

04.02.

Сегодня были в пещере Долгая. Во-первых, от лагеря до нее довольно долго идти, а во-вторых, она сама по себе длинная, но красивая.

Пока командир искал вход под нехилым слоем снега, остальная команда успела поиграть в снежки, в лавину и другие согревающие игры. Узнала, что, залезая в пещеру, с ней надо поздороваться.

05.02.

Оказалось, что я и Илюха – дежурные. На завтрак замзавхоза (завхоз безмятежно спал) приказал готовить мюсли с бурдой, то есть какава плюс молоко плюс вода. Я спросонья перепутала и накормила народ овсянкой, искренне убеждая всех, что это такие мюсли без сухофруктов. К обеду в наш лагерь пришли гости - одомашненные свиньи, находившиеся на свободном выпасе. Кто-то пошутил, что тушенка уже кончается, и они убежали.

07.02.

Утром мы начали снимать лагерь. Кошмар, везде и повсюду глина: на ногах, в волосах, в ушах, под ногтями. Но сегодня мы должны попасть в сауну в Хосте. Какое удивительное слово: «СА-А-АУ-УУНА»!

На маленьком горном автобусе спустились по серпантину в Хосту. Наш поезд в 19 часов. Командир прочитал лекцию насчет того, что не стоит вступать в споры с местной милицией. Потом поели в чебуречной и отправились в сауну. Мы, девчонки, истратили всю горячую воду, и парни, понятное дело, стали вежливо материться.

Мы парились и поглощали мандарины. Вроде бы ничего особенного, но после нескольких дней в таких условиях, цивилизация кажется раем. 

Вымытые и причесанные мы погрузились в поезд. И сегодня, в последний день похода был отменен сухой закон. Пили кавказские вина и пели под гитару.

09.02.

На вокзале меня встретил папа. В метро все пялились на каску, грязную куртку, а мне было по барабану, ведь у меня появились новые друзья и куча впечатлений!

 

 

 

Екатерина СУРЖИКОВА

Выпуск №13(1751)-14(1752)