Отгремела зимняя сессия. Было нелегко: тонны учебников, бессонные ночи, кипы шпор, своих и чужих, затем сдача… Вечером те кто сдал и кто не сдал объединялись и тогда гуляла вся общага, даже та её часть, кому завтра ещё предстояло побороться, ведь иногда (как показывает практика) только в опьяневшем состоянии неожиданно начинают приоткрываться тайны мироздания, точнее теоремная их часть, которую  почему-то упорно не удавалось постигнуть в течение всего семестра.

            Вообще январь выдался особенно "приятным", сразу вспоминаются крещенские морозы, когда в некоторых комнатах окна замерзают не снаружи, а внутри помещения.  Общага опустела. Кому повезло меньше всего, те сидели в зимних куртках в комнатах и обнимали бутылки с горячей водой и дрожа от холода учили всё к будущему экзамену (или не учили…).

            Но этого, как оказалось, мало для полноты ощущений. Авария на котельной. Отключение душей по всему студгородку. Повезло только двойке. Несчастные студенты в 30-градусный мороз бежали из одного общежития в другое ради 10 минут удовольствия. Надо отдать должное мужской части населения Физтеха, что притеснения женской части с их стороны не было, по крайней мере, если и были, то история об этом умалчивает. Нашлись и особенно отзывчивые, которые были готовы в своё мужское время уступить даме 1 кабинку. Их доброта поистине безгранична!

            Но несмотря на все эти мелкие неудобства, вспоминается всё только самое лучшее: самые талантливые сдачи, самые последние 100 рублей (у тех, кто не успел всё вовремя сдать и попал на пересдачу), и самые главные слова наивных первокуров после последнего экзамена: "Со следующего семестра начну усиленно ботать"…

Статью подготовила Белосохова Елена

Выпуск №3(1741)-4(1742)