Вначале истории физтеха факультетского цикла предметов не было, а в институтском были математика, физика с теорфизикой, иняз, химия, механика и прочность, военное дело, физкультура, электрорадиотехника, черчение, гражданская оборона, общественные науки. Сейчас в институтском цикле присутствуют математика и физика с теорфизикой, английский, химия, механика, вычислительная математика, информатика, военное дело, гуманитарные науки, экология, безопасная жизнедеятельность, экономика, много физкультуры.

Однако, заметим что сейчас без радиотехнических систем ничего нельзя измерить и нельзя сделать ни один действующий образец. Радио, которое было в названии половины специальностей раннего физтеха, из природы никуда не делось.

Без механики сплошных сред двигаться можно только в вакууме, а строить нельзя и там.

Без биофизики и физиологии мы ничего не знаем о самом близком и дорогом нам явлении, котороое называется - жизнь.

Без владения прикладными программными средствами сейчас почти ничего нельзя нарисовать, смоделировать и рассчитать.

Перечисленные и другие прикладные разделы в институтском цикле не представлены, а «рассыпаны» по факультетам. Потому этот цикл у нас является фундаментальной частью образования и слово часть относится к каждому предмету. Правильнее было бы сказать – цикл фундаментальных частей наук. Название нашего института – физико-технический, а главное направление подготовки специалистов – «Прикладные математика и физика». И здесь, на наш взгляд, возникает драматическая коллизия.

Попытаюсь кратко изложить историю вопроса.

Понимание фундаментальности, как отсутствия прикладных разделов стало иметь место не так давно. Математика и физика вначале давали полный комплект образования. Других математических методов не было, а были прикладные задачи. Физика же закрывала все необходимые разделы с приложениями в лабораториях. Необходимость в изменениях началась с появлением компьютеров, однако даже в середине 80-х в институтском цикле компьютеров не было, а были только численные методы уже отдельно от математики. Математики с удовольствием от них избавились в середине 70-х годов, оставляя у себя фундаментальные разделы. Через 25 лет с таким же удовольствием вычислительные математики избавились от информатики, считая ее слишком прикладной. Информатика ждать не стала и сразу объявила, что прикладная информатика – это не о ней. Так проходил дрейф от фундаментального образования к фундаментальной части образования. Аргументация, естественно была обеспечена: мы даем основы, а тот, кому потребуются приложения, сможет постигнуть прикладные методы на факультете. Но если математика едина, то почему у нее два руля и кто у второго? Такого не бывает даже на учебных машинах!

Математики у нас обитают на ФУПМе, физики на ФОПФе. Как следствие математики совместно с группой кафедр математического направления построила хороший цикл полного математического образования (включая компьютеры) на ФУПМе, а ФОПФ сохранил необходимые ему прикладные разделы, удлинив физику и теорфизику себе (а заодно и всем). Остальные факультеты имеют другие основные направления подготовки. Механика сплошных сред и радиотехника 50-60 лет назад были приоритетными науками, обеспечивающими решение важнейших задач. Сейчас их в значительной степени можно считать наукоемкими технологиями, как и информатику; физические основы этих наук просятся в физику, а математические основы в математику. Дискретный анализ – это математика или информатика? Что в компьютере математика, что радиотехника и что информатика?

Фундаментальность как бы предоставляет право быть независимым от суеты в виде переменчивых внешних условий, потребителей и т.д.. Эти особенности с неизбежностью ведут к фундаментальным проблемам в образовании в виде его раздробленности и консерватизма.

Таковым является созданный нами институтский цикл. Физики готовят физиков, математики готовят математиков, вычислители – специалистов по численным методам, информатики – информатиков, экономисты – экономистов. Я бы сказал – как в медресе. Вместе с тем наши «англичанки» готовят русских, владеющих английским, гуманитарии нашли золотую середину без политеса, хотя могли бы завернуть тезис о необходимости высокого культурно-философского уровня интеллигентов. В целом наши кафедры иняза и общественных наук на этом фоне смотрятся как хорошее исключение, а не правило.

Капкан институтского цикла захлопнулся с последним крепежным элементом в виде информатики, которую, как идею, все приветствовали. Информатика, торжественно появившаяся как фундаментальный курс, не повлияла ни на одну дисциплину, даже на преподавание прикладной информатики на факультетах. ФПФЭ сумел даже отказаться от услуг этой кафедры вообще. Стало ясно, что из существующих институтских кафедр никого не заботит использование компьютерных технологий в математике, информационных и моделирующих систем в физике, механике, радиофизике и электронике. При существующем подходе прикладная математика в институтский цикл попасть не может. Хорошо эти разделы приживаются лишь у управленцев и программистов. Однако, большинство физтехов всё же занимается физикой и техникой!

Для не ФОПФов и не ФУПМов связующим звеном могла быть кафедра информатики в кусте кафедр математики, вычислительной математики и механики. Кафедра информатики, ознакомившись с этим соображением, оценила его, как предложение объединить кафедры информатики, математики, теормеханики, вычислительной математики и, заодно, военной кафедры. Военная кафедра видимо была упомянута как дополнение, показывающее абсурдность постановки вопроса. Разумеется, ни одна из перечисленных кафедр на обсуждение преподавания информатики в институтском цикле приглашена не была. Реальным же лидером парада фундаментализаций представляется «Кафедра фундаментальных основ нефтегазового дела», имеющая место быть в МФТИ.

Теперь участники институтского цикла, в основном, удовлетворены. Никто никого не трогает, не лезет с любопытством и не нуждается в советах. Междисциплинарные связи полностью отсутствуют и, соответственно, отсутствуют разногласия. Что же именно всех устраивает?

1. Отсутствие в институтском цикле прикладных разделов математики с их ключевым элементом – подходом к постановке и решению задач с использованием программно-вычислительных средств. Но никто кроме математиков этому не научит.

2. То же самое в механике.

3. То же самое в физике с теорфизикой, плюс принципиальное отсутствие в них чего-либо «живого».

С этим институтским циклом ничего уже не сделаешь. Он не является следствием ошибки, он – следствие структурной ведомственной разобщенности. Дисциплины институтского цикла настолько же независимы, насколько независимы кафедры их представляющие. Гуманитарии оказались дальновиднее и организовали объединение в виде гуманитарного факультета (хотя лучше было его назвать как то по другому). Надо начинать делать естественнонаучный институтский цикл не в семи-координатой системе, а в обычной декартовой. Объединения математиков и физиков будут называться: Оси М и Ф.

МФТИ можно рассматривать и сейчас по функциональной направленности и численности, как факультет МГУ с особыми обязанностями по прикладным вещам, но именно с прикладными вещами у нас пока проблемы.

Борис Константинович Ткаченко, декан ФАКИ

Выпуск №1(1739)- 2(1740)