«Топосъсмщики   сегодня   идут без гидр2!"    доносится голос Маслова3.

Я почти залез в этот отвратительный кусок резины, жарко, в сапогах уже на­чинает хлюпать. На то, чтобы его снять уходит времени ещё больше, чем на одевание: извиваюсь, выкручиваю ру­ки, принимаю позы совершенно не­свойственные человеку. Я свободен! Наконец-то враг, лежащий складчатой, влажной от моего пота кучей у ног, по­вержен. Скорее бы попасть в спаси­тельную прохладу пещер.

Пещера встречает меня узким верти­кальным ходом. Если посмотреть на вещи трезво, то моя нога туда не проле­зет, туловище, наверное, тоже. Начи­наю пропихивать ступню, она с явным неудовольствием протискивается, за ней следует колено. Вторая ступня, твой выход! Колено отчаянно сопро­тивляется, не желая делить с пей драго­ценное пространство. Даже если прой­дет мой зад, и голова, и каска, и кар-бидка^, как я буду вылезать наверх загадка... Проходит час, может быть два и сто метров "узкою вертикального хода" позади. Нет, это называется ни­как не "узкий вертикальный ход", это больше похоже на внутренние органы, которые, недоумевая, почему их содер­жимое вдруч начало продвигаться в на­правлении противоположном предна­чертанному природой, со слепой ярос-1ыо пытаются тебя вытолкнуть.

Наконец-то можно встать в полный рост, расправить плечи, с удовольстви­ем потянуться, вдохнуть полной гру­дью, смакуя, оглядеться вокруг, и крик­нуть "Пурген5! Можешь лезть! Шкур­ник6 кончился!". С трудом вылезла из трещины рука Пургена. Он не должен быть толще своей руки, иначе ему не вылезти целиком. По вот показывается голова, рука начинает судорожно ме­таться, предвещая появление тулови­ща... Светом галогенного фонаря, ко­торый, если верить Pctzl7, бьет на 100

метров, я не могу выхватить и намека на противоположную стену или пото­лок - удивительный контраст. Где-то журчит ручей, понимаю, чего я хотел так сильно - пить! Идем вдоль стены, зал поражает воображение своими мас­штабами. Обходим огромные, утоплен­ные в глине валуны, невольно думаю, что если с потолка вдруг отвалится та­кой сейчас, то смерть будет легкой. Вот и ручей, он ныряет под один из гигант­ских камней, видна веревка, идущая вниз, значит и нам следом. Говорят, что в пещере лучше много не пить. Нам все равно. Мы пьем.

Самое приятное для меня в пещере -спускаться в колодцы, чувствуя, как рас­каляется зажатая в руку решетка8. "'Ко­лодец свободен!" ору я. Приходится напрягать связки, но толку мало, гул во­ды превращает мои слова в урчание внутренних органов, жалкие отголоски которых доносятся до Пургена. Колодец внизу совсем не такой, каким был внача­ле. В него откуда-то сбоку вливается ру­чей побольше, превращая легкий душ, который был сверху, в толстый столб во­ды. Стенки колодца раздвинулись, и я стою у края небольшого озера. Интерес­но, какой оно глубины? Вода, падающая с высоты тридцати метров обладает не­малой разрушительной силой.

Пещера снова меняет характер. Под­земная река течет между двух отвес­ных стен. Кажется, что они так и не сомкнутся во тьме, не образуют свода; им всё равно. Русло реки постоянно по­ворачивает, стены из вежливости вто­рят ему. Они почти черные, бесконеч­ные; под их взглядом из темноты чув­ствуешь себя ничем. Вода по щиколотку. Видимо, нужно повторить извивания, напрасно проделанные на поверхности...

Воды все больше. Я чувствую это сквозь резину всем те­лом ... Уровень ее поднимается до плеч. Еще поворот, и потолок обрушивается на нас ослепительной белизной. Если я встану на Пургена, смогу потрогать его рукой. Он, как и стены, вдруг засветил­ся, прозрачные кристаллы, покрываю­щие его, разбрызгивают свет тысячами бликов...

Воды по колено, чувствуется непри­ятный запах испражнений и карбида, доносятся неразборчивые голоса. О да! Мы пришли. Усталость накатывает волной, движения становятся механи­ческими. Скорее бы попасть в спаси­тельное тепло палатки, напиться чаю и спать, спать, спать...

1    Люди, осуществляющие топологическую съемку пещеры.

2 - Гидрокостюм, резиновый комбинезон с капюшоном, резиновыми носками.

3       Маслов Максим     председатель снелсоклуба "Барьер", аспирант.

4       Карбидная горелка, в небольшом титановом бачке вода капает на карбид
и выделяющийся ацетилен, сгорая, да­ ёт очень яркий свет.

5  - Измайлов Александр, участник похода, студент 4 курса.

6  - Шкуродер - узкий ход.

7  - Французская фирма, производи­тель снаряжения.

8    Фрикционное спусковое устрой­ство, предназначенное для спуска по веревке.

А. АФАНАСЬЕВ

Выпуск №26(1728)-27(1729)