В начале лета, 13 июня, исполнилось 75 лет физтеху 1947 года приема, студенту легендарного ФТФ МГУ Виктору Георгиевичу Веселаго. Опытный радиолюбитель, он стал выдащимся радиофизиком. Его учителями были такие крупнейшие ученые как академик А. М. Прохоров и С. М. Рытов. К нам в институт на полную ставку профессора он пришел уже сложившимся ученым в 1990 году. Случилось так, что именно в конце 90-х годов к Виктору Георгиевичу пришла мировая слава. Его работы 60-х годов прошлого века, прозвучав ярко и выпукло, стали невероятно актуальными. В России надо жить долго.

 

Мы желаем доктору физ-мат наук, профессору, Заслуженному деятелю науки Российской Федерации, Лауреату Государственной премии СССР дальнейших творческих и жизненных успехов!

Сотрудники Центра «Петр Великий»

-----------------------------------------------

Ниже приводятся отрывки из книги «Основные этапы сосания лапы», автор которой — Н. В. Карлов — учился с Виктором Георгиевичем в одной группе и до сих считает его лучшим своим другом. Посвящены отрывки, конечно же, юбиляру.

В. Г. Веселаго и Н. В. Карлов

…При монтажных и наладочных работах в качестве источника электроэнергии использовался бензиновый движок с мощностью от силы киловатт пять. С этим движком связан ряд смешных историй.

Одна из них выглядела для ее героя как вопиющее нарушение закона сохранения энергии. По окончании работы дежурный механик, выключив питание в фургонах, остановил движок, перекрыв подачу топлива. Но движок продолжал тарахтеть!

Тогда изумленный механик вывернул все свечи, но движок продолжал упрямо крутиться. Когда наш умелец приступил к снятию крышки блока цилиндров, на сцене появился, как Бог из машины в древнегреческой трагедии, В.Г. Веселаго, каковой, мгновенно поняв драматический комизм ситуации, одним поворотом пакетного выключателя отсоединил генератор движка от батареи буферных аккумуляторов. Эти аккумуляторы работали как нагрузка в режиме зарядки, пока движок крутил динамо, и стали источником тока для питания электромотора, в который превратилась динамомашина, сидевшая на валу движка, когда тот перестал поставлять энергию вращения. Электромотор вращал вал движка, и все это выглядело как работа движка без потребления топлива и с отключенными свечами.

История эта вошла в золотой фонд легенд Крымской экспедиции наряду с рассказом о том, как две половины многодипольной синфазной антенны работали в ортогональных поляризациях и в противофазе, а сигнал принимался только в силу небольшой неодинаковости этих половин. На это обстоятельство, к большому смущению ученого сообщества экспедиции, обратил внимание их руководитель профессор Хайкин.

Движок, о котором только что шла речь, был маломощен. При коротком замыкании в нагрузке выходное напряжение падало до нуля. Однажды под вечер, оставшись на Ай-Тодорской площадке, как он думал, один-одинешенек, Витя Веселаго сидел в своем фургоне и что-то самозабвенно паял. Вдруг пропало напряжение. Он выглянул. Движок тарахтел. Однако сигнальная лампочка над ним не горела. Памятуя свои предыдущие в этой области подвиги, В. Г. Веселаго направился к движку с намерением с ним разобраться. Не успел Витя пройти те метров 50, которые отделяли движок от фургона, как лампочка загорелась. Виктор вернулся в фургон и взялся за паяльник. Напряжение исчезло. Он выглянул. Движок тарахтел. Однако... ну и так далее. На третьем цикле В. Г. он вспомнил великую максиму, гласящую, что «электроника — это наука о контактах». Тут он совершенно обоснованно решил, что, перемещаясь туда-сюда по тропинке, под которой был проложен силовой кабель, он сам то нарушает какой-то важный контакт, то восстановляет его. И принялся плясать и прыгать, и в такт его прыжкам свет сигнальной лампочки то вспыхивал, то гас. И это продолжалось некоторое время, пока из соседнего фургона не вывалился полумертвый от подавляемого смеха радиотехник Севка Гавриленко, который и устроил все это замечательное представление, в такт с движениями В. Г. Жаль, зрителей в этом театре одного актера не было никого, кроме автора и постановщика. Профессор Веселаго не очень любит вспоминать сей эпизод из молодой своей жизни.

***

…В то время, в середине 60-х, В. Г. активно развивал оптику сред, умозрительно им обнаруженных и обладающих свойствами, парадоксальными с обыденной точки зрения. Последовательно проводимое рассмотрение привело, однако, Витю к пересмотру традиционной трактовки одного из важных положений электродинамики о связи энергии поля с его импульсом. На сей предмет Веселаго написал статью. На стадии направления статьи в печать ее внимательно прочел Скобельцын, понял и возмутился. Тут слегка попало и Добротину, автоматически впустившему в печать предыдущие опусы В. Г. Веселаго на сей предмет. Да тут еще наивный Виктор Георгиевич начал со своими идеями выступать на конференциях и семинарах, включая общеинститутский фиановский. В результате, Скобельцын на разного рода важных институтских сборищах, посвященных распределению бюджетных денег или квот на рабочее время в общеинститутских мастерских, стал регулярно укорять Александра Михайловича, говоря, примерно, в таком духе: «Вот Вы тут, Александр Михайлович, денег (помещений, рабочих часов в производстве...) требуете, а у Вас в Лаборатории лженаука процветает и всячески пропагандируется... Ваш Веселаго...». Ну. и так далее. Давление было беспрецедентным. Прохоров, к его чести, ничего от Виктора Георгиевича не требовал, но регулярно пересказывал ему все инвективы директора, испускаемые тем по этому поводу в адрес Лаборатории и ее заведующего.

В конце концов, Веселаго всего этого не выдержал и из соображений лояльности к шефу и из чувства лабораторного патриотизма принял «мудрое и правильное» решение «наступить на горло собственной песне» и на время замолкнуть. Жертвенность ею была искренней и благородной. Он сделал даже то. о чем его никто не просил. Но собственной его инициативе большая предыдущая на сей предмет статья В. Г. Веселаго. по «недосмотру» дирекции пропущенная в печать ранее, была отозвана. Пришлось бедному Вите за свой счет оплачивать так называемую «выдирку» из некоего сборника, уже отпечатанного заметным тиражом. Воистину, «минуй нас, пуще всех печалей, и барский гнев, и барская любовь».

К счастью, большая основополагающая статья В. Г. Веселаго, содержащая главные положения его подхода к проблеме и множество важных выводов, была опубликована в авторитетнейшем журнале «Успехи Физических Наук» еще до того, как дирекция ФИАН обратила свое «отеческое» внимание на автора. Я говорю, к счастью, по той причине, что примерно лет через 40 две группы американских ученых сообщили о реализации ими сред, существование которых было предположено и свойства теоретически изучены Виктором Веселаго из ФИАНа еще в 60-е годы прошлого века. Эти американцы были потрясены тем, что В. Г. жив, здоров и по-прежнему активен. Теперь он желанный гость на всех их конференциях, регулярно собираемых по этому поводу. И если реализация этих сред пойдет так же бойко, как она началась года два назад, то мы еще увидим блестящие того результаты. В науке надо жить долго.

Выпуск №23(1685)-31.08.04.