(см. «За науку» № 33 от 6 ноября 2003 года, отклики в № 35 от 21 ноября 2003 года и № 1 от 16 января 2004 года )

Приятно видеть, как наше общество в целом и Физтех в частности просыпается от летаргического сна, навеянного некогда принудительно насаждавшимся марксистским догматизмом. Перестать быть догматиком — это не значит заменить «да» на «нет» и «сжечь то, чему поклонялся» (если вспомнить слова, некогда сказанные епископом Реймсским св. Ремигием франкскому королю Хлодвигу, пожелавшему обратиться из язычества в христианство). Перестать быть догматиком — значит начать думать своим, а не чужим умом, хотя это поначалу и трудно. Давно пора, например, отнестись к капитализму объективно, т.е. перестать видеть в нем олицетворение мирового зла или, напротив, панацею от всех бед. Да, Эйнштейн совершенно прав, когда указывает, что капитализм противоречит человеческой природе, развращая людей или, по крайней мере, мешая им достигать духовного совершенства. Но выход из сложившегося положения не обязательно заключается в национализации заводов и фабрик. Как отмечает тот же Эйнштейн, национализируя частную собственность, мы передаем ее не непосредственно в руки народа, но в руки бюрократов, что далеко не одно и то же. Страдания английских шахтеров, столь реалистично изображенные в романе Арчибальда Кронина «Звезды смотрят вниз», мало чем отличаются от страданий Ивана Денисовича из небезызвестной повести Солженицына. Не будем также забывать, что, когда мы говорим о страдании вообще, речь идет не только о последствиях насилия, осуществляемого конкретным эксплуататором или абстрактной бюрократической системой (не берусь судить, что страшнее), но об изначальной трагичности человеческого бытия перед лицом болезней и смерти (ведь богатые, как известно, тоже плачут). Обличать капитализм намного легче, чем построить общество, в котором люди жили бы по-настоящему счастливо.

Впрочем, радует, что люди не оставляют мечту о счастье даже после столь трагических разочарований, которые пришлось пережить человечеству в XX веке. Не свидетельствует ли эта мечта о том, что в человеке есть нечто вечное, святое, жаждущее бессмертия? Но это уже тема для совершенно иного разговора.

И.В. Лупандин, преподаватель кафедры философии МФТИ

Выпуск №2(1664)-23.01.04.