У Спартака Тимофеевича Беляева — юбилей!

Спартака Тимофеевича можно без малейших преувеличений охарактеризовать словом «первый». Да, он в числе первого выпуска Физтеха (тогда, в 1952 году — еще факультета МГУ). Он первый академик из числа наших выпускников. Он лауреат первой медали имени Л. Д. Ландау. Он — признанный авторитет во многих направлениях физики.

Спартак Тимофеевич пришел в МГУ после фронта с боевыми наградами. Поступил на физфак, с которого перешел на новый физико-технический факультет. Физиком-теоретиком стал в теоретическом секторе А. Б. Мигдала, в котором тогда работали Г. И. Будкер, В. М. Галицкий. В 1957 году проходил стажировку в Институте Нильса Бора, работал с Оге Бором (сыном Нильса Бора), Бенжамином Моттельсоном. В 1962 году Г. И. Будкер, будучи директором нового Института ядерной физики Сибирского отделения АН СССР, пригласил Спартака Тимофеевича на работу в Новосибирск. В 1965 году С. Т. Беляев стал ректором Новосибирского университета. Благодаря ему НГУ воплотил «систему Физтеха». Кстати, в кабинете нынешнего ректора НГУ висит портрет С. Т. Беляева, а это уже говорит о многом.

Академики С. Т. Беляев и Б. М. Понтекорво на кафедре теоретической физики

Спартак Тимофеевич говорил, что в то время хватало на всех крупных задач. Возможно, но далеко не все с ними справлялись! А Спартак Тимофеевич справлялся. Его работы по физике плазмы и физике ядра стали классическими. Он первым применил диаграммную технику для описания неидеальных бозе-систем. А ведь сейчас диаграммный метод — один из основных «языков» современной теоретической физики.

К нам на кафедру теоретической физики Спартак Тимофеевич пришел в 1978 году. Быстро познакомился с традициями, сильными и слабыми сторонами кафедры и сразу стал читать лекции. Сначала читал лекции по квантовой механике. Тогда лекции по квантовой механике и статистической физике читались два раза в неделю, но в течение одного семестра. Читать в таком режиме преподавателям, а тем более совместителям, было весьма сложно, поэтому всегда были пары лекторов. Спартак Тимофеевич читал в паре с Сергеем Павловичем Аллилуевым на так называемом «физическом» потоке, в который входили четыре (!) факультета: ФОПФ, ФМХФ, ФПФЭ и ФФХБ в весеннем семестре и на потоке ФРТК и ФФКЭ в осеннем. В то время на физическом потоке теоретическая физика изучалась в течение четырех семестров, а на остальных — в течение трех. На физическом потоке в качестве заключительного курса читалась электродинамика сплошных сред. К тому времени курс этот морально устарел и требовал радикального пересмотра. Так появился новый курс: «Теория конденсированного состояния» (ТКС), который Спартак Тимофеевич и создавал. Тогда было написано уникальное учебное пособие, над которым работал большой коллектив нашей кафедры. Даже сейчас это пособие не утратило бы своей значимости, если бы не стало давно библиографической редкостью. Переиздать его, конечно, можно, но нужно ли в том же самом виде? Ведь раньше все печаталось на машинке, формулы вписывались от руки, а компьютеры были большими и применялись по своему прямому назначению. Иными словами, о файлах тогда даже не упоминали.

На нашей кафедре действовал (да и сейчас остается справедливым) «закон 1/3», который гласил, что сумма количества неудовлетворительных оценок, полученных на экзаменах, и числа не сдавших к началу экзамена задания равна 1/3 от общего числа студентов. Так вот, Спартак Тимофеевич обратил внимание, что на экзаменах по квантовой механике этот закон если и выполнялся, то с большой погрешностью. К тому же и средний бал стремился к 3. Проведенный анализ показал, что студенты просто не успевают привыкнуть к квантовой механике, а уделять большее количество времени предмету желали далеко не все. Поэтому на одном из заседаний кафедры решено было сделать курс квантовой механики годовым, уравнять количество семестров, отводимых на изучение теоретической физики на всех факультетах.

Дорогой Спартак Тимофеевич!

Ваш день рождения — это праздник для Физтеха, для нас — факультета общей и прикладной физики, с которым Вас связывает очень многое. Вы были долгие годы заведующим элитной кафедрой Физтеха — теоретической физики. Свыше двадцати лет Вы — заведующий базовой кафедрой факультета физики взаимодействия излучения с веществом.
Спартак Тимофеевич — Вы гордость Физтеха, гордость факультета. Вы достигли высочайших вершин в науке. Студенты, аспиранты, деканат ФОПФ Вам бесконечно благодарны за все то, что Вы сделали. Еще раз поздравляем!

Ваши ФОПФы

Курс ТКС на физическом потоке безусловно стал более интересным для студентов и преподавателей. Однако он не полностью отражал современные методы физики конденсированного состояния. Спартак Тимофеевич предложил наполнить его понятиями современных методов физики, а именно, техники диаграмм Фейнмана. Он сам взялся читать лекции. Нужно сказать, что на эти лекции ходили многие преподаватели: было чему поучиться! Специально для этого курса было написано учебное пособие «Полевые методы в квантовой механике». Совместно с предыдущим пособием оно давало полное представление о современных методах в различных областях теоретической физики. В течение двух лет Спартак Тимофеевич читал этот курс, мы пытались адаптировать современные понятия для всех физиков, а не только для теоретиков. Двухлетний эксперимент показал, что большинство студентов курс не смогли усвоить, и мы все пришли к выводу, что диаграммы — это тема для специальных курсов, а в основном курсе следует оставить только основные понятия и более доступные методы.

После этого родилась новая идея. Поскольку последний семестр попадал на пятый курс, когда студенты уже активно работали на базовых кафедрах, у большинства из них уже сформировался профессиональный интерес, решили воспользоваться советом из известной физтеховской песни и «не дуть против ветра», а использовать его в нужном направлении. Решено было предложить для студентов пятого курса самим сделать выбор из достаточно большого числа курсов, которые в своей совокупности охватывали бы весь тот материал, который не вошел в «базовый» цикл из «Теории поля», «Квантовой механики» и «Статистической физики». Так родились современные альтернативные курсы. Спартак Тимофеевич увлекся этой идеей и активно способствовал ее осуществлению. Совершенно очевидно, что без него современная структура всего физтеховского курса теоретической физики вряд ли установилась бы. Ведь это не всем нравилось, но научный авторитет Спартака Тимофеевича достаточно велик.

К сожалению, воплотить в жизнь самому предложенную структуру курса не удалось. Был Чернобыль, комиссия по ликвидации последствий, постоянные поездки, «разборы полетов» и масса других связанных с теми трагическими событиями проблем, кроме всего прочего была и основная работа директором отделения общей и ядерной физики в Курчатовском институте. Спартак Тимофеевич не смог больше уделять достаточно времени кафедре теоретической физики, а выполнять работу посредственно он не мог. Не удавалось читать лекции, участвовать в работе кафедры, и Спартак Тимофеевич решил оставить работу на нашей кафедре. Однако оставаться в стороне от студентов он не мог. Организовал новую специализацию на ФОПФ с базой в Курчатовском институте и возглавил базовую кафедру физики конденсированного состояния, которой руководит и по сей день. Уже в 90-х годах при его участии был организован Институт естественных наук и экологии при Курчатовском институте, который перенял самые лучшие физтеховские черты. Да и преподают в нем многие наши преподаватели, работающие по совместительству. В настоящее время Спартак Тимофеевич является там ректором. Многие бакалавры продолжают обучение в магистратуре МФТИ.

Сегодня Спартак Тимофеевич по-прежнему бодр, энергичен, как всегда, полон новых научных идей и ведет активную научную и административную деятельность. Желаем Спартаку Тимофеевичу крепкого здоровья и как можно дольше сохранять ясность ума и бодрость духа.

Ю. М. Белоусов, зав. кафедрой теоретической физики

Выпуск №32(1655)-31.10.03.