Периодически в науке возникает «кризис» — происходит постановка новых задач и смена приоритетного направления (как это произошло, например, с выходом в космос и разработкой атомной бомбы — стоит отметить, что во многом благодаря этому «кризису» был создан Физтех). В случае, если за достаточно короткое время появившийся «кризис» разрешить невозможно, то никакого качественного прорыва, как правило, не происходит, и он перерастает в актуальную проблему (одну из множества). «Кризис» постепенно тускнеет до тех пор, пока не появится новый и не переключит внимание на себя.

Областью, в настоящий момент находящейся на пике мировой популярности, без сомнений, можно считать молекулярную биологию и биотехнологии. Полагают, что именно здесь найдутся решения по борьбе с многочисленными болезнями, сопровождающими человека на всем пути его существования. Поэтому именно сюда вкладывают деньги (увы, не в России) — под конкретную проблему, которая может быть решена в короткие сроки. Рак или СПИД уже не так актуальны. Это как раз пример «кризисов», переросших себя и медленно тлеющих. (Стоит отметить, что процент смертей от этих болезней расположен в статистических отчетах намного ниже, чем от нарушений кровеносной системы.) Последним громким и крупным делом была программа «Геном человека», не так давно закончившаяся. Потом последовало непродолжительное затишье. В настоящий момент есть все предпосылки для того, чтобы на появившуюся новую проблему обрушился вал инвестиций из карманов налогоплательщиков. И судя по активности западного научного сообщества, такой проблемой будет изучение стволовых клеток.

Кратко введем читателя в суть проблемы. С самого детства человек имеет склонность падать, царапаться, ломать ноги/руки и наносить себе повреждения прочими методами. От этих повреждений больше всего страдают клетки человека, из которых, как известно из школьного курса биологии, он состоит. Т.е. клетки мышечной, костной, нервной либо другой ткани. Для того чтобы устранить повреждение, эти клетки нужно восстановить. Вот здесь и играют свою ключевую роль стволовые клетки, расположенные в костном мозге. Получив сигнал о травме, они выходят в кровеносное русло и направляются к «неполадке». На месте повреждения они «оценивают ситуацию» и превращаются в любые необходимые организму в данный момент клетки: костные, мышечные, печеночные, сердечной мышцы или даже нервные. Другими словами стволовые клетки — это клетки, не получившие специализацию. Говоря научным языком, они не прошли дифференциацию. Конечно, их запас в организме не безграничен, и они не смогут помочь при больших повреждениях. Также к старости их восстановительный потенциал понижается, и они уже не могут восполнять ткани даже жизненно важных органов, таких, как сердце. Ученые понимают, что стволовые клетки — предшественники всех клеток человека, однако еще не научились направлять их развитие по желаемому пути.

Проблема стволовых клеток сложна, многогранна и имеет многообещающее решение — здесь налицо все признаки «кризиса»-прорыва. Институт NIH (в США), крупнейшее медицинское учреждение мира, выделяет бешеные суммы на исследования в этой области. Будет ли работать в этом направлении Россия? Вопрос пока открыт. Тут стоит вспомнить, что основа науки о стволовых стромальных клетках была заложена около 30 лет назад советскими учеными А. Я. Фриденштейном (ушедшим из жизни в 1998 году) и И. Л. Чертковым. В 1999 году эти клетки «переоткрыли» американские ученые, за чем последовало лавинообразное возрастание интенсивности работ в этой области. Кто подойдет к черте первым?

Статья для интересующихся темой: Восстановительная терапия будущего. В. Смирнов, академик Российской академии медицинских наук, член-корреспондент РАН, директор Института экспериментальной кардиологии Кардиокомплекса Минздрава РФ. Опубликовано в журнале «Наука и жизнь», N 8, 2001 г. Интернет-версии:

http://www.nature.ru/db/msg.html?mid=1174981&s=

http://nauka.relis.ru/cgi/nauka.pl?08+0108+08108028+HTML

Я. Нежитов, студент 6-го курса ФМБФ

Выпуск №7(1630)-28.02.03.