Автор в силу своего возраста еще немного помнит, как праздновалось 7 ноября (День революции) и прочие похожие праздники в СССР.

Конечно, это была принудиловка. Но, как в известном анекдоте, когда выбора нет, надо расслабиться и получать удовольствие. И весь советский народ расслаблялся! И с удовольствием! Ведь ладно саму демонстрацию собирали принудительно, но ведь зрителей никто не сгонял насильно, а их было множество — тротуары по обе стороны Первомайской от нынешнего «Гурмана» и до здания администрации были заполнены народом, причем веселым, несмотря на довольно раннее время и соответственно, вполне трезвое состояние.

Нас, школьников, в этот день собирали у школы, не прийти было нельзя — пятно в дневнике, биографии и карьере. Выдавали плакаты, транспаранты и портреты идейного содержания, и было это своего рода наказанием — ведь инвентарь полагалось вернуть обратно в тот же день, а это значило, что надо снова переться до школы... Мне, как правило, удавалось этой чести избежать, поэтому сразу с демонстрации я шел к бабушке, которая к этому времени как раз доставала пирожки из духовки.

 

70-е или 80-е. Те самые зрители, которых никто насильно не собирал

Теперь этот день назвали Днем примирения и согласия, подразумевая, очевидно, что носители идейных противоречий вроде тех, что вызвали братоубийственную гражданскую войну после революции, должны мириться и соглашаться.

Но как же это бывает трудно...

П. ВАСИН

Снимки из семейных архивов

Выпуск №33(1615)-10.11.02.