После первых в этом учебном году заседаний Ученого и Координационного советов МФТИ ректор института Николай Николаевич Кудрявцев дал интервью «За науку».

— Николай Николаевич, на Ученом совете, состоявшемся в сентябре, как одну из основных задач на 2002/2003 год вы обозначили «формулирование стратегии института». В тот же день состоялся Координационный совет (КС), призванный как раз в первую очередь определять стратегию. Каковы его решения?

— Во-первых, важна информация о том, что в КС введен ряд новых членов — это вице-президент РАН академик Г. А. Месяц; академики Н. А. Кузнецов, А. А. Петров; директор ЦАГИ В. Г. Дмитриев; Председатель Госстандарта России Б. С. Алешин.

Структура Совета задумана так, чтобы он представлял и общеинститутские интересы, и факультетские, и интересы баз. КС счел целесообразным, чтобы у каждого факультета появился научный руководитель из состава Совета, который теперь стал более сбалансированным по отношению к факультетам.

Во-вторых, по существу вашего вопроса. Слово «стратегия», вернее его наполнение, изменилось в последние годы, и та «стратегия», о которой говорилось в достаточно стабильные для науки и образования 80-е годы, стала совсем иной с момента «перестройки». Где-то с 95-го по 99-й годы у нас была одна стратегия — выжить, и только с 2000 года мы реально начали думать о развитии.

На заседании КС была сформулирована стратегия института на ближайшую перспективу (2003-2006 гг.); по ее обеспечению выработаны 15 приоритетных пунктов. Коротко можно сказать так: главная задача Физтеха — готовить высококвалифицированные кадры для наукоемких секторов экономики России, причем для организаций всех форм собственности. Сейчас появляются новые потребители наших выпускников. Это и крупные акционерные общества и компании (отечественные, зарубежные), и средние и мелкие предприятия. Должной связи с потребителями, приносящей обоюдную выгоду, тем не менее, у нас пока нет. Необходимо возвращаться к принципу целевой подготовки — базовому принципу Системы Физтеха.

— На том же Ученом совете вы сказали, что необходимо «снизить план приема, учитывая наши ресурсы». Ресурсы — это наличие мест в общежитии? Речь идет о бюджетном плане? Ведь количество «платников» в последние годы растет. В интервью в апреле 2001 года вы называли цифру 15%, 20% — потолок, но в этом году средняя цифра уже превысила 20%, а некоторые факультеты перешли за 25%. Это политика института или инициатива факультетов?

— Да, в первую очередь ресурсы — это наличие мест в общежитии, учитывая, что большинство наших студентов — иногородние. Но также это и возможности кафедр.

…Платное образование появилось в МФТИ с 98-го года. В целом, как явление, наличие платных студентов я оцениваю положительно. Во-первых, это заметный доход (в 2001 году он составил около 15 млн. руб., при том, что госбюджет исчислялся около 150 млн. руб.). Во-вторых, это нецелевые деньги, мы можем ими распоряжаться свободно, закрывать «дыры», возникающие из-за недофинансирования по бюджету, повышать зарплату — то есть мы можем эффективно хозяйствовать. Думаю, положительно и то, что у студентов («бюджетных» в том числе) появляется понимание цены образования, они начинают осознавать, что их обучение имеет совершенно конкретную стоимость, и не малую.

Увеличение процента «платников» в этом году определилось совокупностью внешних и внутренних факторов. Пока эта деятельность не была масштабной, можно было мириться с отсутствием системного подхода и оперативных планов. До последнего времени фактически каждый факультет самостоятельно определял свою политику в этом вопросе (уровень требований, система обучения и т.д.) Сейчас введена должность проректора по платному образованию, им стал Юрий Николаевич Волков, который и будет отвечать за платный прием. К концу года года мы дожны иметь не только план следующего года, но и основы нашей политики в этом вопросе.

— А ректорат не планирует вводить разные тарифы в связи с разным результатом сдачи приемных экзаменов? Для тех, например, кто недобрал 1-2 балла — одна цена, сниженная, для тех, у кого недостает 3-4 — другая.

— Нормативная база пока этого делать не позволяет, сейчас нельзя иметь две цены на одно направление подготовки. Составляется смета затрат, и по ней мы обязаны работать. Но мы, в том числе, продвигаем решение этих вопросов на уровне Министерства, потому что эта идея разумна.

— В этом году в институт взяли всех желающих «платников»?

— Где как, на разных факультетах по-разному, и это плохо, что пока нет единого принципа. Повторю, с введением должности проректора по платному образованию этот процесс будет упорядочиваться.

— За счет чего будет производиться снижение приема, о котором говорилось на Ученом совете — за счет бюджетной части или за счет количества «платников»?

— За счет «платников». Я рассчитываю, что будут введены квоты на прием «платников» на факультетах.

— Стипендия 1-му курсу переведена на карточки. Сами карточки выдали бесплатно, но, как нам сказали в банке, при снятии денег берется оплата за обслуживание 0,5%. Понятно, что сумма крайне небольшая, но, тем не менее, происходит фактическое уменьшение стипендии. Прокомментируйте, пожалуйста, эту ситуацию.

— Стипендия студентов ни в коем случае уменьшаться не должна даже символически. Мы проверим этот механизм выдачи денег и, если потребуется, примем меры.

Но мне кажется, что этот вопрос задан не первокурсниками. Для них и карточки, и снятие наличных денег должны быть бесплатными. Это подарок от Федерального банка инноваций и развития. А для студентов более старших курсов и сотрудников предоставляется бесплатное ведение лицевых счетов и снятие с них наличных. Если они захотят завести карточки, то им все же придется немного заплатить по льготному тарифу, установленному для сотрудников МФТИ.

— Кстати, в народе банк в КПМ называют не иначе как «ректорский». Обозначьте, пожалуйста, свой сегодняшний статус по отношению к АК ФБИР.

— В 1997 году после избрания на должность ректора я оставил должности Генерального директора ОАО «Фонон» Миноборонпрома России и Председателя Совета директоров АК ФБИР, и все это время статус-кво сохраняется. ФБИР было бы правильней называть физтеховским банком — по пропорции работающих там наших выпускников — и это важно для понимания наших взаимоотношений. И если «ректорский» здесь имеет такой же отвлеченный от реальной персоны смысл, как и в случае «ректорских» номеров в «Радуге» и «Пестово», «ректорских» квартир для преподавателей, «ректорских» фондов и т.д., то это просто такие у нас разговорные традиции.

Но иногда в этом звучит подтекст, что вот, мол, ректор реализует свой бизнес на Физтехе. Могу сказать, такое понимание ситуации меня сильно демотивирует. Давайте вернемся к истории. В 97-м г. в Долгопрудном не осталось работающих банков: крупнейший — «Уником» — разорился, остальные тоже разорились или ушли. И мы занимались возвратом институтских денег из этих банков. Тогда мы открыли счета в ФБИР, это была моя ответственность, я основывался на минимизации рисков для МФТИ, за все это время ни один рубль института там не пропал. С 2000-2001 гг. все счета института переведены в Казначейство, а ФБИР занимается только обслуживанием студентов и части сотрудников. Не надо быть специалистом в банковском деле, чтобы увидеть здесь отсутствие экономического интереса. Именно поэтому другие банки, в том числе Сбербанк, не идут к нам. Они предлагают нам худшие экономические условия обслуживания.

Но наше взаимодействие с ФБИР имеет и другую сторону. Это стипендии в 1995-1998 гг. студентам, затем регулярная поддержка ветеранов и сотрудников через Совет ветеранов и профком, ЗФТШ и профилактория, и многое другое. К сожалению, очень немного выпускников материально помогает институту, а на регулярной основе — одной руки сосчитать будет много. При выборе обслуживающего банка должны реализовываться только институтские интересы. Если кто-то имеет более заманчивые предложения — можно их обсуждать.

— Ставки почасовой оплаты труда преподавателей, ведущих занятия у студентов, обучающихся на платных специальностях, больше, чем ставки для тех, кто учит бюджетников. Это касается даже таких, казалось бы, одинаковых для всех дисциплин, как инъяз и физкультура. Верно ли, что за одну и ту же работу в институте платят разные деньги? При том, что порой для «платников» факультеты просят не самых квалифицированных и требовательных преподавателей.

— Ваша постановка вопроса в целом правильна — оплата труда бюджетников плавает в зависимости от фондов, но все равно она ниже, чем при коммерческих платных услугах. Данная разница в оплате используется в качестве поощрения для преподавателей — более квалифицированных сотрудников завкафедрой может таким образом простимулировать, дать возможность им заработать. Кстати, преподавателю, привыкшему работать с нашими студентами, учить платников, чей уровень, как правило, ниже, сложнее, ведь сильному студенту легче объяснять материал.

— Николай Николаевич, а как обстоит дело с мотивацией труда преподавателей МФТИ?

— В прошлые годы мы проигрывали некоторым, более богатым, московским вузам, особенно экономическим. Проигрывали и такому, казалось бы, техническому вузу как МГТУ им. Баумана; бульший оклад преподавателей там в основном обеспечивался большим количеством «платников». К тому же мы не реализуем модные нынче образовательные ноу-хау типа компьютерных курсов для домохозяек. Я бы не стал винить ушедших от нас преподавателей, которым нужно было ездить из Москвы в Долгопрудный, чтобы получать меньше, чем это возможно. Я благодарен сегодняшнему составу преподавателей за их терпение и подвижнический труд.

Следует отметить, что «Система Физтеха» подразумевает наискорейший переход студентов к самостоятельной научной деятельности, которую они, как правило, ведут на базах — лучших исследовательских центрах. Соответственно, и бюджетное финансирование на научную деятельность мы имеем в меньших объемах. Вузы же, в которых наука «базируется» на месте, больше финансируются на научные исследования, соответственно, и зарплата преподавателей там выше.

Этот недобор компенсируется лучшим расчетным коэффициентом — 1/3 (преподаватель — студент), по которому определяются бюджетные фонды, средствами от московского Правительства. Сейчас, с учетом добавок от платных форм обучения, мы уже вышли на приемлемый уровень, отток преподавателей прекратился. И мы стремимся создавать рабочие места в институте, при этом, чтобы зарплата работающих в дальнейшем увеличивалась.

Но главным нашим «козырем», который делает работу преподавателей привлекательной на Физтехе, являются наши студенты — очень работоспособные и талантливые, учить их — честь.

— Город Долгопрудный строится не по дням, а по часам. МФТИ (как город внутри города) — нет, при том, что потребность велика. Каковы перспективы?

— На строительство общежитий государство денег не дает. Есть другой способ — привлекать инвесторов, например, через Правительство Москвы. Но, во-первых, тут условия такие — 50% жилья получает инвестор, 10 — Москва, 40 останется нам. Условия, как видите, довольно жесткие. Во-вторых, опыта подобного сотрудничества у нас еще нет, и мы, естественно, опасаемся «подводных камней».

Что касается учебных корпусов — МФТИ включен в Государственную инвестиционную программу, запланирован капремонт и надстройка по этажу над ЛК и АК. Тут тоже есть сложности: надо куда-то на время переселять сотрудников. Также для этого требуется провести за свой счет проектные работы. Общая сумма проекта в текущих ценах составляет 110 млн. руб.

— Клуб выпускников… Что в будущем? Насколько реализовано то, что задумано?

— Члены клуба, если можно так сказать, «делятся» на два подхода к своему членству: одни настроены сотрудничать друг с другом и институтом, разрабатывать какие-то программы, связанные с институтом, другие воспринимают клуб прежде всего как досуговое заведение, где можно просто встретиться. Изначально клуб задумывался как организация, которая поможет выпускникам поддерживать и налаживать отношения, в том числе и в бизнесе, делать совместные проекты. Сегодня надо, к сожалению, признать, что не все получается как задумывалось. Сейчас дискутируется идея создания Попечительского совета, в который входили бы именно те выпускники, которые заинтересованы в судьбе и дальнейшем развитии МФТИ, а Клуб бы сосредоточился на работе по организации встреч, контактов выпускников.

— Кстати, год назад мы все дружно голосовали за нашего выпускника В. В. Андронова на выборах в Облдуму. Как сегодня складываются с ним отношения у института?

— Поскольку Дума областная, то рабочего поля пока нет. Вадим Вадимович серьезно помогал нам в проведении юбилея института, за что ему большое спасибо. Но я планирую обсудить с ним ряд проектов областного масштаба, где мы могли бы полезно сотрудничать.

— Спасибо вам, Николай Николаевич. За то, что лично беседуете в редакции со студентами, отвечаете на все их вопросы.

В беседе участвовали:

Н. Симонова, редактор «За науку», А. Алябьев, зам.редактора; М. Трусенкова, выпускница; А. Бородаенко, И. Песоцкий, И. Хмель, Д. Озол, Ю. Чайка, студенты

Выпуск №29(1611)-18.10.02.