К 45-летию запуска первого ИСЗ

К 45-летию запуска первого искусственного спутника Земли

...А когда-то летел самый первый,

Спутник крохотный, шарик ПС,

Возвестивший отсчет новой эры

Из глубин недоступных небес.

Мы качали его в колыбели...

Взвился резвым на бег и на крик,

Убедил мир в достигнутой цели

Звонким голосом: «Бип-бип-бип-бип!»

Разве думали мы и гадали,

Выпуская его к небесам, —

Он, спеша неземными шагами,

Возвестит эру космоса сам.

Хиония Краскина, сб. «Легендарный Байконур. Стихи и песни байконурских поэтов.»

5 октября 1957 над страной торжественно раскатывался голос Левитана:

«Работают все радиостанции Советского Союза. Передаем сообщение ТАСС...». Тысячи людей выходили на улицы полюбоваться быстро пробегающей по небу красноватой звездочкой, газеты печатали на первых полосах время прохождения Спутника над столицами мира, в приемниках радиолюбителей раздавались чуть подхрипывающие и плывущие сигналы «бип-бип», первый писк космического младенца, русское слово «спутник» ворвалось во все языки, советское руководство ликовало, американское на время впало в прострацию. Подарок лишь ненамного запоздал к 100-летию со дня рождения Циолковского. На хвосте Спутника 1957 год влетел в историю.

Год выдался бурный: международная напряженность росла, еще ломались копья вокруг Венгрии. СССР, США и Англия одну за другой взрывали на полигонах ядерные бомбы. Чуть не сместили Хрущева, арестовали Абеля. Американские разведчики U-2 еще безнаказанно летали через весь Союз. Холодная война набирала обороты, а 1 января, по натовскому плану «Dropshot», вполне могла стать горячей. СССР был окружен американскими базами с носителями атомного оружия, и потому спешно создавал первую в мире межконтинентальную ракету Р-7, даже в секретных документах обозначавшуюся как «изделие 8К71», которая при необходимости должна была доставлять двухмегатонный заряд на берега Потомака. Ветеран тех событий Б. Е.Черток вспоминал: «"Семерка" в нашем сознании представлялась некой прекрасной богиней, которая защитит и прикроет страну от страшного заокеанского врага». Но, как назло, первые «семерки» упорно не хотели летать как следует, а сроки поджимали, и фирма Янгеля дышала в затылок ОКБ-1, предлагая свою ракету на высококипящих компонентах (в отличие от королевских кислород-керосиновых). «Королёвская рать» рассчитывала, что запуски спутников на время отвлекут внимание Хрущева от боевой машины, но с формулировкой «отвлечет внимание» вышла ошибка. Маленький шарик не отвлек внимание, а, вклинившись в программу испытаний боевой ракеты, произвел фурор во всем мире. Термоядерный меч, так и не послужив оружием возмездия в Третьей мировой войне, разрубил путы земного притяжения и вывел человечество в космос.

Вообще-то о спутнике поговаривали еще с декабря 53-го. Не особенно торопясь, прикидывали, просчитывали, подбирали вместе с Академией наук задачи и аппаратуру. К июлю 56-го эскизный проект «объекта Д» был готов, и запустить его собирались в 57-м или в 58-м году. Но стать первым спутником «объекту Д» было не суждено — на его дороге встали американцы, оповестившие мир, что в течение Международного Геофизического Года США запустит спутник по программе «Авангард», причем запуск должен был состояться в октябре, а «объект Д» явно не успевал к сроку — работы хватало еще на год, одной аппаратуры набиралось на 300 кг. Поэтому Королев предложил все работы по тяжелому спутнику временно свернуть, а за месяц хоть на коленке склепать простейший спутник, ПС. Так блестящий шарик с четырьмя антеннами, размером чуть больше футбольного мяча, с радиосхемой, которую смог бы воспроизвести и кружок юных техников, стал первым камнем, не упавшим на землю. Кстати, сначала он не был ни круглым, ни блестящим — изготовители справедливо рассудили, что смотреть на него на орбите будет некому, поэтому сначала спутник был просто набором агрегатов с болтающимися проводами, упакованным в плохо обработанный алюминиевый контейнер. Королев, увидев космического первенца, сказал, как отрезал: «Он должен быть красивым!» Аппаратные потроха спешно упаковали в блестящую сферу и даже шов между половинками зашпаклевали и заполировали.

В 22 часа 30 минут по московскому времени 4 октября ярчайший всплеск света озарил ночную степь вокруг полигона Тюра-Там, и Р-7 с ПС с гулом ушла со стартового стола. Из бункеров и с измерительных пунктов за ней напряженно следили тысячи глаз, люди почти сливались с ракетой: «Давай, родная, лети, лети!» В кабинет и приемную Королева в Подлипках, где была ВЧ-связь, набилось человек 30. На другом конце провода сидел комментатор, передававший последнюю информацию прямо из бункера. В 22.30 все услышали взволнованное сообщение, что старт прошел нормально. Ракета не обманула своих создателей — полыхающий факел быстро уменьшался, превращаясь в звездочку, почти не выделяющуюся на фоне ночного неба, затем, когда произошло разделение пакета, ненадолго стала маленьким созвездием, и, наконец, затерялась среди настоящих звезд. Еще через полтора часа совсем срывающимся голосом кто-то с полигона прокричал: «Все в порядке, он пищит! Шарик летает!» Разъезжались из Подлипок глубокой ночью, еще не подозревая, что вступают в космическую эру человечества. В ТАСС ушел заготовленный еще 23 сентября текст сообщения о запуске спутника.

Назавтра газеты всего мира зашкалило. Агентство «Юнайтед пресс» передало: «90 процентов разговоров об искусственных спутниках приходилось на долю США. Как оказалось, 100 процентов дела пришлось на Россию...» «Нью-Йорк геральд трибюн» писала: «Наша страна понесла поражение в эпическом соревновании XX века...» «Дейли ньюс» признавала: «Сейчас мы выглядим довольно глупо со всем нашим пропагандистским визгом, когда мы утверждали на весь мир, что русские плетутся где-то в хвосте...». Мадридский корреспондент английской газеты «Манчестер гардиен» свою статью начал фразой: «Режим генерала Франко прекращает холодную войну с Россией». Белый дом завалили письмами с законными вопросами: почему президент Эйзенхауэр играет в гольф в то время, как русские запускают спутник? При этом слово «спутник» так и было написано — ведь до сих пор ни в одном языке мира не было, за ненадобностью, обозначения для искусственного тела на орбите Земли. Запуск спутника вызвал падение биржевых акций на общую сумму 4 миллиарда долларов.

На ОКБ-1 и смежные фирмы вскоре посыпется ливень орденов и премий, меньше, чем через месяц, в космос уйдет ракета, несущая тяжелый спутник с собакой Лайкой на борту, полным ходом пойдет подготовка к полету человека… Но это все будет потом. А пока над страной звучит голос Левитана и над Калугой, Москвой, Уралом, разливом Енисея, над неисчислимыми пространствами сибирских лесов в мерцающей тишине пробегает небывалый огонек. Таежные охотники удивленно следят за диковинной падающей звездой, которая все никак не может упасть в тысячелетнюю тайгу. Новая Вифлеемская звезда восходит над всем миром, возвещая исход из колыбели, беспредельное грядущее, бездонные пространства, встречу солнца и звезд, мерцание бездн и огни далеких светил, лунные камни на ладони и марсианские яблоки на столе, венерианские зори и марсианские закаты, хороводы лун вокруг Юпитера и феерии солнечной короны над обожженным Меркурием, километровые льды Европы и Землю на полнеба — все в одной низко катящейся над вершинами сосен звездочке, и даже совы и лешие завороженно глядят на нее. Мир стал вдруг неизмеримо шире, ворота в небеса скрипнули, готовые распахнуться, эпохами нерушимая хрустальная небесная твердь, невидимая скорлупа космического яйца, дала трещину. Космическая эра началась…

Д. Озол, студент 3-го курса ФАКИ

При подготовке статьи использованы следующие источники:

Б. Е. Черток «Ракеты и люди», Энциклопедия «Космонавтика» А. Железнякова и другие.

Выпуск №27(1609)-04.10.02.