(краткий экскурс в историю)

Мы не случайность!!! Спелеологи на Физтехе были всегда. Сначала они появлялись в виде одиночек. Одиночки находили единомышленников, так организовывались команды. Команды ходили в походы. Год, два, пять... (Наверное, наиболее известной из таких команд была спелеогруппа «Каскад» (1978-1983 гг.)). Потом ребята покидали институт, сперва переженившись.

Этот миропорядок мог бы еще продолжаться и продолжаться. Но однажды двум спелеологам (К. Дубровский, Д. Подгорный), которым пришло «время уходить», очень захотелось остаться и продолжить. И они придумали то, что теперь мы называем новичковым походом. Провели рекламную кампанию, собрание. И вот, в 1986 г. первая, специально набранная, группа молодых Физтехов отправилась в Амткел (Абхазия). После этого похода был гусятник, который и было решено считать днем Рождения клуба — 16 февраля.

С тех пор раз в два года зимой набираются команды молодых людей с горящими глазами и ведутся в не самые сложные технически и не самые красивые эстетически пещеры Кавказа и Урала. Это тест. Если кто-то, пройдя его, не «сломается» и захочет продолжить «погружение», то для них начинается школа по начальной спелеоподготовке: лекции, тренировки на вышке и т. п. А каждая первая суббота после 16-го февраля и поныне остается красной датой в нашем календаре, уже 16 лет.

Итак, на Физтехе появилась спелеосекция. Вскоре она получила название «Барьер». Почему «Барьер»? Доподлинно известно, что так назывался Студенческий Строй Отряд, которым несколько лет подряд руководил Дубровский. А почему тот ССО назывался «Барьер» — уже секрет даже для отцов-основателей.

Потом началась «стройка века». Официальной датой начала строительства считают 20 апреля 1986 г. Начиная с этого дня, первое и главное помещение рылось членами спелеоклуба и их друзьями вручную почти год. Потом приехали несколько машин с бетоном, который стал полом. Потом делалась гидроизоляция, клалась плитка, возводились перегородки, шла отделка. Клуб строился, как собственный дом. Закончили с первым помещением — взялись за второе, третье. Появились склад, мастерская, архив.

В 1990 году спелеоклуб был официально зарегистрирован, а его председателем стал Г. Сигалов. Хочется специально сказать пару комплиментов в адрес этого человека. Говоря нескромным языком, он сделал клубу имя в мировом масштабе. Гриша наладил связи с Украинской Спелеологической Ассоциацией (самое сильное и известное спелеообъединение на территории СНГ) и спелеоЕвропой, создал спелеоNet, осуществлял огромную работу по редактированию и изданию спелеоматериалов.

А время шло, и жизнь становилась сложнее. Исчез из подвала пристройки восьмерки водный клуб. Канули в лета театральная студия, хор и многие другие неформальные «жизненные центры». Кто пережил затяжное падение? Физтех-песня (хотя ей и сейчас не слишком хорошо), СТЭМ ФОПФ и с. к.«Барьер». Такое вот мы наследство-напоминание из прошлого.

В начале 1993 г. новым председателем клуба стал В. Никишов. Сам уроженец Киева, он упрочил наши дружеские связи со спелеологами Украины и в приказном порядке перевел весь клуб на Single Rope Technic (наиболее прогрессивная тогда и сейчас техника хождения по веревке).

Потом был вестник с. к. «Барьер», ставший на несколько лет главным печатным органом для спелеологов всего СНГ. Несколько книг библиотечки спелеологов. Но развитие информационных технологий поменяло акценты. И народ в клубе сделал свой сайт. Это сейчас такие вещи естественны, как ложка к обеду, а тогда это было ноу-хау.

А еще в клубе всегда любили праздники и шутки. Шутки — в основном на 1 апреля. Лозунг «Все в кайф, в струю и в жилу» на восьмерке стал хорошей визитной карточкой для клуба на Физтехе. А еще были плакаты на КПМе, аппликации на бассейне, переименование Первомайской в Первоапрельскую и т. п. За несколько лет терпение администрации поиссякло, и шутники из подвала восьмерки перебрались в Москву. Особенно продуктивным стал 1998 г. Утром 1 апреля на ГЗ МГУ появилась вывеска «ПИВА НЕТ», а М. В. Ломоносов перед входом сообщал студентам МГУ, что на Физтехе лучше, — и это не все.

Наверное, может сложиться впечатление, что мы занимаемся чем угодно, только не пещерами. А зря. Походы (и не только спелео) были, есть и будут оставаться самым главным делом клуба. В среднем их бывает по десятку в год и каждый из них — отдельная история, и у каждого она своя. Поэтому о них здесь и не рассказывается. Попробуйте, и сами это поймете.

Сергей ЛАВРОВ

Выпуск №1579