Поселение - вещь сложная, в следующем году будет еще сложнее, так как прием растет. Задача материала - не разоблачать, не делать предположения и выводы, а всего лишь описать ситуацию, дабы все, кого поселение касается, могли предвосхитить возможные проблемы и неприятности.

Чаяние 1-е. Чай со студентами

В пятницу, 5 октября, в редакцию «За науку» пришли студенты ФПМЭ с материалом о проблемах с поселением в Зюзино. Материал был полон образов, метафор и аллегорий. Я попросил ребят изложить содержание текста тезисами. Получился ряд обобщенных утверждений: уже месяц некоторое число студентов не может поселиться в Зюзино, комендант и поселяющий просят подождать, деканат и профком отказываются заниматься этой проблемой. Обсудив тему, мы выпили чаю со сладостями и разошлись.

Поскольку не каждый способен найти время и силы, чтобы за ворохом образов и метафор ухватить конструктивную часть, редакция постаралась свести художественную часть текста к минимуму и в таком виде передала его в ректорат для получения комментариев. Ректорат переслал материал коменданту Зюзино и попросил объяснений. Через некоторое время появился поселяющий ФПМЭ в Зюзино и дал свою версию происходящего (о ней см. ниже).

13 октября в редакцию снова пришли студенты, уже несколько иным составом, но с той же проблемой. Они сообщили, что всех поселили и теперь насущных претензий вроде бы нет. Я ответил, что поскольку поселение - вещь сложная, ситуацию стоит прояснить, дабы в будущем такого не повторилось.

Во вторник, 16 октября, меня пригласили в ректорат на замдеканское совещание. Там присутствовали комендант и поселяющий. Надежда Максимовна Жирноклетова (комендант) рассказала о своих проблемах, в частности, пожаловалась на то, что замдекана ФПМЭ В. В. Лебедева сложно найти, он проявляет недостаточно активности в работе (на совещании Лебедев отсутствовал). Проректор Ю. А. Самарский зачитал фрагмент статьи, в котором упоминалось о ночевках на матрасах, и спросил, является ли правдой написанное. Комендант ответила, что кровати она предоставляла всегда. Замдеканы сказали, что автор склонен к художественным образам и сравнениям, и посему нельзя его воспринимать всерьез, что студенты часто сами тянут с оформлением. Поселяющий еще раз изложил свою позицию.

Мы договорились о встрече студентов с комендантом и поселяющим в Зюзино в четверг, 18 октября.

Чаяние 2-е. Чай с комендантом

В Зюзино охранник остановливает меня, вникает в удостоверение. Я объясняю ему, что иду по служебному вопросу к коменданту. Он просит оставить документ и пропускает. Уже на лестнице окликает, говорит: «А, так вы из газеты!», и возвращает пропуск.

Комната Надежды Максимовны похожа на оранжерею: «Каждый цветок мне студент подарил», - говорит она - «Вот, компьютер тоже ребята подарили». Компьютер даже подключен к интернету. (В Долгопрудном у директора студгородка наблюдается только телевизор и пара дисковых телефонов - прим. авт). Заходит главный по охране. Пока ребят нет, задаю вопросы по материалу Д. Славина (см. «ЗН» № 31 от 17 сентября). Надежда Максимовна рассказывает, какой нехороший человек Д. Славин и сообщает, что по итогам конфликта охранник наказан материально. «За что?» - спрашиваю я, - «Ведь по вашим словам не прав был автор заметки Д. Славин». В ответ следует объяснение, что раз конфликт был, значит, допущены просчеты - все должно быть тихо и спокойно. (И это правильно - прим. авт).

Приходят ребята, идем в учебный класс. Присутствуют не только «пострадавшие» и поселяющий, но и ребята, формулирующие свою позицию так: «Меня поселили без проблем, но раз есть недовольные, значит, не все в порядке». (Отрадно, что есть такие люди - прим. авт).

Разговор идет на повышенных тонах. Постараюсь отбросить эмоции и передать суть.

Комендант: «Когда селить было совсем некуда, мы ставили кровати в этом учебном классе, никого на улицу не выгнали. Комнату главному жалобщику (А. Яковлев, 5 курс ФПМЭ - прим. авт) дали еще 15 сентября, а он все жалуется».

Поселяющий: «Я первый раз в этой должности. Предшественник дела мне фактически не передал, да еще и летние списки, по которым отводятся места, оказались неверными - в сентябре прислали еще 20 человек, которых надо было разместить сверх предусмотренного. (Позже поселяющий ФПМЭ в Долгопрудном пояснил, что основные списки утверждались в мае на основании заявлений, но летом появилось много восстановившихся, а также в августе вышел приказ о выселении части людей из 7-ки в связи с перегрузкой общежития - прим. авт.). В итоге места нашли за счет уплотнения семейных, другие факультеты поделились, выехали непоступившие аспиранты. Сделал в этой ситуации все, что мог, в следующем году будет лучше».

Пострадавшие: «Комнату дали не сразу, сперва одну, потом перекидывали с места на место, ставя в известность задним числом, передавали о переезде через соседа, который ничего не сообщил. Человека, приехавшего вовремя, подселили четвертым, оставив имеющиеся свободные места для кого-то, кто должен был приехать позже».

Посторонние: «Недовольные есть, необходимо что-то делать, нельзя считать, что в целом все в порядке. Если поселяющий не справляется, надо назначить ему помощника, еще что-то придумать. Позиция деканата непонятна: на вопрос о смене поселяющего посоветовали собирать подписи, хотя при его назначении студентов никто не спрашивал».

В середине разговора Надежда Максимовна говорит, что за 11 лет работы никто с ней так не поступал, что завтра напишет заявление об увольнении, и покидает собрание.

После собрания идем вместе с поселяющими к коменданту. Они утешают Надежду Максимовну и советуют не обращать внимания. Появляется чайник, невиданной красоты и вкусноты конфеты, пряники, зефир. Атмосфера самая теплая. Расходимся.

Выходим вместе с комендантом из общежития. В дверях сталкиваюсь с грозного вида амбалом - не хотел бы я такого нечаянно задеть локтем. Надежда Максимовна говорит, что тут бар и бильярд на первом этаже, а вход совместный с общагой, надо бы разделить, а то бывают стычки. Знакомый коменданта подвозит нас - ее домой, меня до метро.

Эта история закончилась, но жизнь продолжается.

А. АЛЯБЬЕВ

Выпуск №1575