...Меня беспокоит, что сегодня служба в армии и работа в оборонной организации становятся мало престижными. Считают, что более престижно заниматься чем-то другим. Меня это беспокоит потому, что люди часто недооценивают всей серьезности положения в мире. И дело вовсе не в том, что предстоит война с Соединенными Штатами. (Это и раньше было невозможно).

Я о другом. Все мы понимаем, что такая пустяковая с военной точки зрения авария, как чернобыльская, привела к ужасным последствиям. Но ведь война, даже без ядерного оружия, просто война, обычная война в Европе, обернется сотней Чернобылей. Потому что будут бомбардировки атомных электростанций, складов ядовитых химических веществ (не боевых, а просто идущих в химию) и т. д. Это может случиться даже не сознательно, но случайное попадание снаряда или бомбы затем... все это просто уничтожит Европу и уничтожит мир.

Мы это знаем, и совершенно ясно, что войны не будет. Поэтому можно в принципе снижать численность вооруженных сил и т. д. Все это разумно и для нас, и для американцев. Причем, если нам, наверное, надо как-то снижать численность сухопутных войск - они намного больше американских, то им - флот, который много больше нашего. Когда меня американцы спрашивают: «Почему у вас такая большая армия?», я отвечаю: «А почему у вас такой большой флот?»

И тем не менее, я считаю, что армия должна сохраниться. Здесь я вступаю в противоречие с нашими «основами». Ядерное оружие и армии наших стран (СССР и США) в будущем должны быть объединены, то есть должно появиться совместное советско-американское командование, совместные вооруженные силы. Цель их будет с сегодняшней точки зрения странная.

Дело в том, что сейчас происходят некие процессы, которые условно называют «терроризм». Но они могут перерастать в очень серьезные вещи. Мы знаем с вами о таких событиях, хотя бы даже внутри страны, когда группы людей начинают друг друга уничтожать. Это вполне может случиться в международном масштабе. Вполне может случиться, что какой-то сумасшедший или секта полусумасшедших решат устроить нам всем кровавую баню. Всему человечеству, я имею в виду. Мощь человечества становится такой большой... Сегодня какая-нибудь большая страна может уничтожить мир. Но ведь через 20-30-40 лет это сможет сделать просто группа людей.

В условиях такого роста терроризма, насилия и всего прочего, того, что сейчас происходит, обязательно нужно иметь разумные контрдоводы, не только словесные, но и силовые. Мне кажется, что объединение Европы, создание общеевропейского дома и то, о чем, в частности, говорит Горбачев, будут иметь естественным последствием объединение вооруженных сил. Именно против того, что американцы называют «терроризм», мы называем «экстремизм», но смысл один - именно против темных сил, которые сейчас вдруг появились в мире, из всех щелей буквально лезут.

Если эти группы постепенно будут обладать возможностью шантажировать мир с помощью каких-то мощных воздействий (еще, может быть, не до конца понятых), то надо иметь и контрсилы. Войска быстрого реагирования, например, но уже не американские или советские, а защищающие все цивилизованное человечество. Поэтому мне кажется, что рано сдавать армию «в архив». У некоторых представление такое: вот через десять лет будет договор с Америкой, все ракеты будут уничтожены, все корабли потоплены, будем ходить друг к другу в гости чай пить. Ничего подобного не может быть, потому что кроме наших стран существуют еще и другие страны, многие течения экстремистского типа набирают силы. Вообще, насилие сейчас становится, к сожалению, какой-то чертой жизни, что очень плохо, конечно. Это связано с падением морали. Повсеместно, не только у нас. Таким образом, с увеличением мощи отдельного человека (группы людей) армия будет носить несколько другие функции, но вряд ли исчезнет, потому что человечество должно иметь возможность защищать свои высшие интересы. Вот такой поворот...

...Надо учитывать и совершенно другие, неевропейские представления о смысле жизни, о цивилизации, о том, к чему надо стремиться. Надо учитывать, что есть определенные умы, которые считают, что стремиться надо к уничтожению жизни, что единственный способ избавиться от страданий - не жить. Потому что, как бы вы хорошо ни жили, все равно будете страдать. Кто от голода, кто от холода, кто от неудовлетворения каких-то потребностей, кто от зависти. Как можно не страдать? - Только исчезнуть. У них, правда, есть теория о том, что после смерти душа переходит в следующего человека, животное даже, то есть происходит «переселение» души. Поэтому смерть не означает, что душа перестала жить. Она начинает страдать в другом облике.

Теперь представьте, что кому-нибудь из них придет в голову «гениальная» идея: если вся жизнь вообще уничтожится, то некуда будет переселяться, и тогда все будут абсолютно счастливы...

№ 19 (1117) от 8 мая 1990 г.

Выпуск №1571