Хей - на - на - ней, зажигай

ТУРИСТИЧЕСКИЙ CЕРИАЛ от Дениса Доропея

(Окончание. Начало в №№ (21-23)

Сверху донеслось: «Камень!». Ну все, точно выиграю конкурс «Самая глупая смерть». Командир закрыл меня ледорубом, но камень пролетел мимо. Все ушли наверх за рюкзаками. А я остался лежать на снегу. «Камень». На этот раз я его видел - размерами с чемодан, он летел на меня. «Сто пудов побегу в сторону даже с больной ногой», - сердце сжалось, но камень, долетев до снега, остановился.

Я страшно мерз. Меня трясло, я стучал зубами, иногда прикусывая язык. Скорей бы кто-то вернулся. Спустились ребята с аптечкой. Одели меня, обкопали, чтобы не улетел дальше, накормили анальгином, наложили шину. Собрали мои шмотки со склона: отдельно нашли студак, кошелек с деньгами, другие вещи. Пообедали. И начали меня спускать вниз в спальном мешке. Склон был весь в застругах, и я чувствовал каждую из них. Вот и спустились. Что делать дальше?

Коля потаскал Рому в разных санках и сделал вывод об их непригодности для транспортировки. Я встал на ноги, прошел пару метров, правая нога очень сильно болела, но решил, что идти смогу. И пошел, опираясь на крепкое плечо командира. Нога иногда болела просто дико, но шел - другого выхода не было. Коля что-то рассказывал о перевале, еще о чем-то, но мне было все равно, я просто шел вперед. Пару раз Коля наступал мне на чуни кошками, хорошо хоть не на ноги.

Вот они - первые кустики. Мы прошли пять километров от места падения, и я изрядно устал, устали все. В этих кустиках мы и станем. At long last the hard day is over. А завтра, учитывая мое самочувствие, решим, что делать дальше: или выбираться своим ходом, или Коле бежать за помощью на базу Желанная (р. Повсяншор - р. Манарага - пер. Зиг-Заг - р. Лимбеко-Ю - пер. Н/К - р. Балбан-ю - база Желанная. 55 км + 2 перевала).

Проснулся посреди ночи. Рука болела, зудела и чесалась одновременно. Я вылез из спальника посидеть. Буквально за пять минут Игорек и Колян равномерно распределились по спальнику. Будь я «неиспорченным», залез бы обратно в спальник, как бульдозер, растолкав их. Но теперь их надо будить. А Коле завтра предстоит марш-бросок до Желанной, чтобы спасти меня. Ладно, так посижу.

13. 1 Апреля!

Утром у меня заболело все: руки, ноги, причем даже здоровые, плечи, пятая точка... Ну, ладно, главное, чтоб голова не болела! Однозначно определились действия группы: командир идет за помощью, а мы сидим и ждем.

Коля традиционно совершает первоапрельский кросс - в прошлом году девушка из его группы утопила в реке лыжу, и Коля сопровождал ее и Леху к населенному пункту, а это около 30 км в одну сторону. Возвращался обратно уже ночью. Лагерь не нашел. Как утром выяснилось, он остановился в 300 метрах от палатки. Теперь за день ему предстоит преодолеть 55 км и два перевала... Весь день волновался за него, а может быть - за себя.

По случаю праздника вспомнили кучу анекдотов, баек, приколов (в основном это был черный туристский юмор). Но главный прикол, что в нашей группе теперь было не только расходное снаряжение, но и расходный участник.

14. Мне плохо. И не от того, что все болит, а от неопределенности (0/0).

Ночью от ветра растяжки палатки гудели, как «Бураны», или как вертолеты. Опять плохо спалось. И что там с командиром?.. Все волнуются, хотя вида не подают. Изредка поглядывая на меня, все понимают, что без вертолета нам отсюда не выбраться, а его прилет «вилами по воде писан». Вряд ли все сразу бросятся бесплатно лететь в горы за пострадавшим, который пока даже и умирать не собирается, а так - только руки-ноги поломал.

15. Закончили «Белого клыка», ну теперь я точно сдохну от скуки!

Мы сидели в палатке все вместе. Погода нелетная - видимость метров пятьсот, снег валит крупными хлопьями. Опять загудели стропы.

- Да это же вертолет, - крикнул я.

- Да нет, это глюк.

- Вертолет!

Я высунул голову - гул нарастал. Все выскочили из палатки с яркими вещами. Вот он, родимый, уже показался из-за облаков! Но... э-э-э, у-у-у, куда поворачивает?! Мы здесь, а ну лети сюда! Но гул удалялся... Кружит, наверное, нас ищут, или, вернее, искали. Ничего, скоро вернутся.

По такому случаю, мы съели почти все, что можно съесть, тем самым, согласно закону подлости, понизив вероятность прилета вертолета. К вечеру слегка распогодилось, но вертолет так и не прилетел. У вас когда-нибудь «скорая» разворачивалась под окнами, после того, как вы три дня ее прождали, крючась от боли?..

Целый вечер спорили о странном поведении вертолета. Высказывались варианты, но ни один из них не мог ничего толком объяснить.

Всю ночь вокруг палатки летали вертолеты, они кружились, зависали над палаткой, пытались сесть - вот это меня колбасило!

16. Каждую минуту я ждал вертолета. В обед он где-то прогудел и опять замолк. Мои нервы не выдерживали. Да еще больная рука стала вонять. Мы разобрали шину. Рана на внутренней стороне предплечья у самой кисти начала загнивать. В голову лезли мысли, что руку могут отрезать. Рану обработали, она розового цвета, значит, не все так плохо. Моих скромных познаний в медицине хватало хотя бы на то, чтобы успокаивать самого себя. Попутно со всей операцией я вспоминал все ругательства, которые знал - досталось и вертолетам, и всей авиации в целом, и медицине, и Коле с Ромой (они оказывали мне первую помощь). И когда мой запас ругательных слов закончился, и когда уже была готова шина, мы услышали шум винтов.

Все выскочили. Вертолет пролетел прямо над нами и пошел на вираж - на лицах ребят появилось странное выражение: неужели опять улетит? Но он, сделав пару кругов, начал садиться. И на наших лицах появилась детская улыбка.

Спасатели отвезли меня на санях к вертолету и затолкали внутрь, ударив больными ногой и рукой, предложили ширнуться обезболивающим, но я вежливо отказался - перед этим уже вкололи новокаин. Через пару минут вся группа была в вертолете.

Он все-таки прилетел! ХЕЙ - НА - НА - НЕЙ, ПОЛЕТАЕМ!!!

P. S. В больнице врачи поставили диагноз: перелом лучевой кости правой руки со смещением обломков, перелом большой берцовой и внешней лодыжки правой ноги, перелом 1-ой фаланги указательного пальца левой руки.

...Прошло два месяца после окончания похода. Теперь я хожу без костылей и пишу правой рукой. Летом собираюсь на Кавказ, теперь уже в качестве руководителя. Тренировки перед новым походом начались месяц назад. В горах всегда существует опасность стать жертвой несчастного случая, но ее можно свести к минимуму путем серьезной подготовки и трезвой оценки своих возможностей. Ведь помощь в горах может не подоспеть вовремя, а может случиться, что и не нужна уже будет... Подготовка к походу - тяжелый труд, который отнимает много времени. Труд этот не напрасный, это понимаешь не только там, в горах, но и вернувшись целым обратно.

Выпуск №1564