Качество - это вершина

(Продолжение публикации. Начало см. в № 13)

- Владилен Степанович, Вас называют самым цитируемым российским ученым в период 60-70х годов, Вы являетесь одним из самых известных выпускников Физтеха, расскажите, пожалуйста, чем занимаетесь в последнее время, чем живет Институт спектроскопии?

- Я начал заниматься лазерами с 1962 года на (5-6 курсе) в ФИАНе; потом, учась в аспирантуре, продолжил работу в лаборатории профессора Басова, а здесь, в Институте спектроскопии, я с 1970 года. Люди, работающие у нас, практически все - выпускники Физтеха. В 70-е годы был достигнут максимум в развитии научного потенциала. Тогда на Физтех очень строго отбирали, да и уровень подготовки был очень высок; с каждым студентом велась индивидуальная работа. В то время все увлекались научной работой. Это являлось нормой для физтехов. И действительно нам многое удалось сделать. В начале перестройки научный уровень заметно упал, в науку пришло большое количество людей без способностей; это ее засорило. Плоды этого мы вынуждены пожинать и в настоящее время.

- Вы хотите сказать, что в настоящее время российская наука совершенно неконкурентоспособна на мировом рынке?

- Разумеется. У нас нет такой аппаратуры, какая имеется на Западе, поэтому в России мы можем делать только пионерские эксперименты, а соревноваться, доводить до совершенства мы в принципе не можем, потому что количество финансов, которое выделяется, не соответствует требуемому.

- А российские ученые?..

Невозможно делить ученых по гражданству. Таланты возникают статистически случайно во всех точках земного шара: и в Австралии, и в Японии, и в Китае, и в России, и в Америке. Вопрос только в том, есть ли среда, в которой этот талант может проявиться. У нас в России развивались многие области науки, но далеко не все из них имели международный уровень. Ни одна страна мира не может поддерживать мировой уровень во всех направлениях, тем более Россия, и Советский Союз не мог. Даже Америка не может. Количество талантов, которые рождаются в этой стране, абсолютно не соответствует тому количеству достижений, которые она имеет, именно потому, она импортирует ученых со всего мира.

Например, русский ученый Георгий Гамов уехал в Америку в 1933 году, в 29 лет. Думаю, он правильно сделал, что уехал. Вряд ли бы в России свой талант он проявил в должной мере. Ему принадлежат три величайших открытия; я не могу назвать ни одного российского ученого ХХ века, которому принадлежали бы три столь значимых открытия: объяснил альфа-распад квантовым туннелированием; предсказал реликтовое излучение и всю космологию такого типа, которая возникла в связи с Большим Взрывом; предсказал триплетный генетический код (уже потом его стали расшифровывать, но он же первым сказал, что все кодируется тройками - триплетными аминокислотами).

- В США ученым из разных стран предоставляются соответствующие условия для работы. Откуда такая популярность науки?

- Поймите, Америка имеет огромный научно-технический потенциал, который она может поддерживать собственными учеными примерно только на 10%. (Таланты появляются в среднем 1 на 1000 рожденных). Кроме того, в Штатах есть и другие области, куда талантливый человек может пойти. Без импорта ученых страна просто пропадет. Это началось еще до Второй мировой войны, когда американская наука стала пополняться интеллектуальным потенциалом из Европы. В принципе это нормально, когда люди уезжают в поисках лучших условий для работы и существования.

- То есть Вы считаете, что наука, как и искусство, не имеет границ. Но что тогда для Вас значит быть патриотом страны, в которой работаете, воспитывались?

- Быть патриотом - это в первую очередь делать то, что полезно для всего мира, и это будет автоматически полезно для твоей Родины. Я считаю, что стать известным ученым из России и, тем самым, поднять престиж российской науки - это и есть патриотизм для ученого.

- Физтех настоящий и Физтех прошлый: Вы закончили Физтех в 63-м году, и знаете его сейчас. В чем он стал лучше, в чем - хуже?

- Я не буду говорить о периоде, который связан с последними 10-ю трудными годами. Уже в 90-м году ситуация сложилась для науки отрицательно; уже тогда было ясно, что Физтех стал терять свое лицо. Первая ошибка - институт стал всеядным, наплодил колоссальное число кафедр по всем областям, которые не являются приоритетными, актуальными, зачастую в областях, в которых у нас и нет настоящего лидера международного уровня. Уже в 90-х годах число специальностей превышало необходимый уровень.

Нужно было сохранять Физтех как организацию, но качественно улучшать. Вытаскивать людей из любых мест, обеспечивать достойные условия и для проживания, для работы, обеспечивать компьютеризацию, изучение языков. А начался экстенсивный рост, это очень опасная вещь, может делаться в отдельных направлениях, но не в массовом порядке, как делалось у нас. Корни падения уровня Физтеха здесь лежат. Но, тем не менее, яркие талантливые люди всегда сюда прорывались.

- Вы считаете совершенно неприемлемым, когда человек, получивший серьезное техническое образование, идет реализовывать себя в другие области, в экономику, например?

- Но для этого Физтех совершенно не нужен - чтобы готовить людей для экономики. Это элитный институт для High Technology, и он им должен оставаться. Возьмите MIT (Массачусетский институт технологии в США), во многом традиции Физтеха складывались под влиянием примера MIT. Первый проректор Физтеха Шумовский получил образование в 30-е, проходил стажировку там. Широкий спектр специальностей: от аэронавтики до космонавтики, лингвистики, экономики; но в каждой области там работает человек экстракласса. Это чрезвычайно важно.

- Но это ведь не только проблема Физтеха, но и правительства, государства...

- Несомненно. При рождении Физтех поддерживался на самом высоком правительственном уровне.

- Но если в настоящее время дотации Физтеху недостаточны, почему он не может искать свои пути развития? Он начинает развиваться в областях, смежных с физикой…

- Но когда он это делает путем увеличения набора в 1,5 раза, это уже глупости. Нельзя думать только о материальном развитии института. Как же без дотаций? Если развиваете новые направления в коммерческих целях, остальная часть условий ухудшается.

- Почему нельзя на Физтехе готовить людей, способных работать в экономике, или, например, в программировании на благо страны?

- В России нет экономистов мирового класса, программирование еще может быть. Прежде всего, у человека должен быть интеллектуальный потенциал; если его нет, то он не может управлять специальностью на Физтехе.

- Мне кажется, что Физтех ценен не только своей подготовкой, но и системой отбора.

- Систем отбора сохранилась, конечно. Но, тем не менее, Физтех теряет свои позиции. Наука будет развиваться за счет талантов, которые остались в провинции: в Новосибирске, Казани, Горьком. Через Москву слишком легок уход на Запад, и только те, кто связан корнями со своей страной (глубинка) будут проявляться. Они будут поддерживать Россию, там уровень образования будет возрастать. Наука в России будет жить в основном за счет этого, а не за счет производства ученых на Физтехе или в Москве. Нам нужно следить за тем, чтобы научные центры появлялись на периферии. А в Москве нет уже такой интеллектуальной элиты. Если в глубинке будет возрастать число исследовательских институтов, то и число ученых, которые не стремятся сразу уехать, будет возрастать. Это глобальная стратегия в развитии страны. Я говорю не о десятилетии, а о столетии.

- Коснемся вопроса о реформе высшего образования. Ваше отношение к ней? Каковы основные проблемы и пути решений?

- Это сложный вопрос. Я не могу давать рецепты. Я общаюсь с Физтехом на протяжении 44 лет, я был профессором в десятке самых лучших университетов мира и могу сравнивать подходы. Образование должно быть нескольких типов. Должно быть образование, которое получают все граждане, хорошее, высокого уровня (среднее). Раньше оно у нас было хорошим, сейчас не знаю. Существует профессиональное образование. У хорошего повара должно быть среднее и профессиональное образование. Но есть процент людей, которые должны иметь высшее образование. И здесь все каналы должны быть использованы. Высшее образование должно быть доступно в соответствии с интеллектуальными возможностями. В Швеции, во Франции каждый - пожалуйста, может получить бесплатное образование. Но прояви себя. Чтобы в Швеции поступить в медицинский университет, нужно выдержать конкурс более 10 человек на место, и здесь ни при чем происхождение или деньги родителей. Возьмите Оксфордский университет или Кембридж. Я в Оксфорде был профессором, читал лекции, поэтому могу твердо говорить, вы никогда не поступите в этот университет, если у вас нет соответствующих интеллектуальных данных, будьте хоть сыном короля Таиланда. Потому что там слепая система перекрестных экзаменов, и ваш преподаватель не может присутствовать на экзамене, тем более вас экзаменовать. В Англии уже со школы «прослеживают» талант. Там система платная, но платят не обязательно родители, платит общество, которое поддерживает талант своего гражданина. Очень жесткая система отбора, которая просто не позволяет пустозвону даже близко находиться рядом с вузом, который дорожит своей репутацией.

Такая же система должна быть у нас. Мы не можем допустить, чтобы человек, не имеющий таланта, но имеющий деньги, поступал на Физтех, учился и получал марку Физтехa. То же самое с Эколь Нормаль во Франции. Будучи там профессором, я говорил со студентами, у них великолепный уровень подготовки. Сказать, что у каждого физтеха такой уровень, - нельзя. Один из 10-20 приближается к этому уровню. Чтобы попасть в Эколь Нормаль, вы должны пройти систему конкурсных экзаменов в своей школе, районе, городе, в области, год получать специальную подготовку, чтобы туда поступить.

- Примерно то же самое на Физтехе. Учишься 3 года в ЗФТШ, побеждаешь в олимпиадах (городских, районных, зональных)...

- Тот процент, который это прошел, может соответствовать требуемому уровню. Но тот физтех, с которым я сталкиваюсь, очень часто далек по уровню подготовки от Эколь Нормаль или Оксфорда.

- Вы считаете, что Физтех должен сильно сократить набор?

- Да, безусловно. Только интеллектуальная элита поступает, учится и поддерживается государством и стипендиями. Страна может и должна помогать учиться на Физтехе только лучшим.

- Предположим следующее. Мы отбираем на Физтех элиту, учим, даем хорошее образование. Человек заканчивает учиться, не имеет возможности здесь работать, уезжает за границу. Какой смысл готовить специалиста для другой страны?

- Какой-то процент находит работу здесь. Например, наш Институт спектроскопии может брать 10 человек в год. Тот человек, который нам нужен и соответствует способностями, будет получать весьма приличный оклад. Я не вижу никакой проблемы платить зарплату 300-500$. Есть возможность посылать людей на стажировку за границу или включать их в гранты. Если ваша базовая кафедра передовая, то для лучших людей проблемы оплаты не существует, эта проблема существует только для «массы». Несколько десятков научных учреждений нуждается в 2-3 хороших выпускниках. Физтех должен выпускать 100-150 человек, значит, нужно все остальное сокращать. Иначе Физтех перестает быть элитным.

- Очередные разговоры о том, что фундаментальная наука начинает изживать себя. Физика растет экзотическими теориями, типа торсионных полей, или очередными известиями об открытии в области холодного термоядерного синтеза или вечного двигателя. Люди зарабатывают репутацию на лженауках…

- Здесь все просто. Физика, как и любая наука, развивается очень уверенно и никакого отношения ни к торсионным полям, ни к холодному синтезу не имеет. Небольшая часть физиков работает над проблемами космологии, гравитации, элементарных частиц. Но самое главное состоит в том, что физика сегодня становится наукой для других наук. Так, физики создали электронный микроскоп, который стал нужен всем, создали лазер, который стал использоваться и в других науках, создали гетеропереход, который лежит в основе новейших телекоммуникационных систем. Замечу, что российские работы сыграли ключевую роль в двух последних достижениях (академики Н. Г. Басов, А. М. Прохоров, Ж. И. Алферов удостоены Нобелевских премий). Основная роль физики в создании нового типа подходов - в исследовании. Лазер - это инструмент, но за ним колоссальная революция. Транзистор и интегральная схема - это важнейшие физические изобретения, а потом появляется компьютер. И так во многих примерах. Основа физики - в применении для других наук.

- И ваши пожелания Физтеху как вузу?

- Забыть о количестве, думать только о качестве. Количество - это пропасть, качество - это вершина.

Материал подготовилиН. КНЯЗЕВ, Н. СИМОНОВА

Выпуск №1558