Без любви

I

Выхожу на улицу и тихо затворяю дверь. Просто время теряю. Ночь. Город сер и слегка подсвечен изнутри развешанными на заколдованных нитях фонарями. Я просто иду. Я пытаюсь пробиться сквозь густой воздух, липкий серый морок, я барахтаюсь беспомощно и неусердно, но вижу - я просто иду. И ощущение, какое бывает в тесной комнате с низким потолком; и обреченная отстраненность от происходящего.

…и все реже вдруг с тупым удивлением вспоминаю, что этот господин, своим неистребимым сарказмом забавляющий зевак, - я сам. Это я. Что я здесь делаю? Просто время теряю.

II

Впрочем, однажды я был замечательно счастлив. Всего лишь достаточно света, чтобы ощутить внутреннее сродство с природой, - и свободная поступь красивого зверя, и какое-то животное удовольствие от осознания физической силы и власти над окружающим. И спокойное жадное упоение хрустящим зимним солнцем, будто наполнившим предметы и людей вокруг чистой живительной волей к жизни.

Необъяснимое наслаждение, но притом невыразимое томление духа, молчаливое отчуждение от счастья, в котором душа и разум - эти, казалось бы, истинные и неоспоримые человеческие ценности - оказались попросту невостребованными, обидно отставленными в сторону. И все же это счастье. Но несколько мгновений - опять та же душная серая комната.

III

Искать. Ветер кидает листья, будто улыбки, сорванные с чьих-то лиц. Все привычнее серая комната, и обволакивает мутный воздух, мешая быть внутри себя и неумолимо притупляя желание вообще быть. И бесцельно брожу по улицам, словно странник, который очень давно сбился с пути, и путаю свои следы. Покорность. Слепая, волокнистая, сквозь которую все хуже видно этого господина, который я. И ему уже незаметно, что я часто не вижу его. Но не важно, это не имеет значения. Все не имеет значения. Может быть, я всего лишь умер.

Андрей ВИКЕЙ

Выпуск №1542