О бедном панке замолвлю я слово

Вот они идут с разноцветными гребнями ирокезов, металлическими цепями, многочисленными сережками в разных частях тела, ошейниками с шипами. Их тело в татуировках, их одежда пестрит изображениями черепов, монстров и любимых групп. Кто они для вас? Нормальные панки с дыбом стоящих волос и наркотической зависимостью? До недавнего времени я был уверен, что все они - немытые, обросшие типы, над внешним видом которых кто-то зло подшутил. Еще, по моему мнению, панки должны были на своих тусовках обязательно прыгать друг на друга, орать и просто писаться от получаемого удовольствия. Недавно мне удалось немного заглянуть в этот мир изнутри.

В толпе гуляющих я шел вечером к метро «Киевская» после салюта на Поклонной горе. Одет я был в черную куртку с металлическими застежками. А нужно вам сказать, что главное в амуниции панка -- это косуха, кожаная куртка с кучей клепок и молний. И вот вдруг чувствую на своем левом плече чью-то руку. Оглядываюсь - типичный панк. Его порядком шатает от выпитого пива (если верить его словам, это было 15 бутылок).

- Ты свой? - спросил меня панк. (Как выяснилось позже, он то ли из-за сумерек, то ли от избытка алкоголя в крови решил, что я в косухе).

Немного поколебавшись под панковской тяжелой рукой, я согласился:

- Свой.

Панк был ужасно рад. Мы пошли вместе. Благодаря мне он не попал раза три под машину.

На «Белорусской» мы с ним пили за встречу пивко, сидя на бордюре, пока вдруг не подъехала милиция. У панка, конечно, никаких документов не оказалось. Я показал студенческий. В связи с праздником нас великодушно отпустили.

Панк оказался добродушным и общительным. Звали его Димон, и был он со 2-го курса Горного института. Панку нравился «Король и шут», поэтому он постоянно напевал: «Разбежавшись, прыгну со скалы...».

Часы в метро показывали полночь, и жаль стало расставаться. Поэтому я не поехал к себе в общежитие, а он домой, а направились мы на «Сокол», где один сокурсник панка работал охранником в «Салоне красоты». С собой прихватили купленные на остатки денег две бутылки «девятки» и пакетик концентрированного супа на три порции (угостить и охранника).

Приходу нашему никто не удивился, видно, не в первый раз.

- Чего пришел?

Молчание со стороны моего кореша Димона. Я уже думал, что придется ночевать под открытым небом, но панку удалось как-то молча победить в этом диалоге, и мы успешно вошли. При ярком свете панк заметил, что я не в косухе, несколько озадачился, но не опечалился, а добродушно смирился с этим. Охранник ушел спать. Суп сварить не удалось, лишь развели содержимое пакета кипяченой водой, но все-таки понравилось. Я даже отдал Димону часть своей порции, так быстро он ел, видно изголодался за день. После «Балтики» панк уже уверял, что взял бы меня в свою группу «Бобры» на басуху, если бы я хоть чуть-чуть умел играть на гитаре. В холодильнике мы нашли еще паштет, сало, бутылочку пива. Поговорили по душам. Димон так и заснул, сидя у холодильника.

Уходили мы в 6 утра. Никогда я еще так рано не гулял по Москве. В это время город очень похож на тот, из фильмов 70-х: свежо, трамваи, бодро позванивая, начинают разбегаться в разные стороны; машин так же мало, как и пешеходов; тетка-газетчица только-только начинает раскладывать свой товар. Мы стояли с панком перед входом в метро, он все пытался найти свой паспорт. Скорее всего, где-то обронил. Теперь придется восстанавливать.

Мы спустились в метро, пожали крепко друг другу руки и разъехались в разные стороны. Приятно и одновременно жаль, что такие встречи так же быстротечны, как и случайны.

...Оказывается, не такие они уж немытые эти панки, ну а расчесываться и стричься и я не люблю. И необязательно при встрече они будут на вас бросаться и прыгать, с ними можно поговорить, попить пива и даже сыграть в группе «Бобры».

И. ХМЕЛЬ

Выпуск №1526