Из выступления на годичном собрании профессорско-преподавательского состава МФТИ А. Б. Ушакова, генерального директора государственно-научного центра «Торий», заведующего базовой кафедрой «Микроволновая электроника» МФТИ, председателя Совета директоров оборонных предприятий Москвы, члена Правительства Москвы.

Уважаемые коллеги, я с большим волнением выступаю перед вами — высокой научной общественностью. Хочу поделиться некоторыми соображениями, возникающими сегодня всвязи с изменениями в отечественной промышленности. Прежде всего — я представляю ситуацию в вузах, науке и промышленности так: мы должны готовить специалистов в первую очередь и главным образом для российской промышленности, а не для банковской сферы или зарубежных потребителей. Чтобы понять, что будет дальше, нужно представлять, какие процессы идут в промышленности сегодня. Во-первых, с тревогой отмечаю факт, что в декабре 1999 года Правительством подписаны два постановления, в соответствии с которыми практически 100 % предприятий оборонного комплекса и государственные предприятия, по всей видимости, подвергнутся приватизации. В апреле Министерство государственного имущества должно получить от «объектов» предложения по дальнейшей своей судьбе. Это означает одно — в ближайшие 3–5 лет бюджетного финансирования государственных, оборонных предприятий в объеме, превышающем » 15–20 %, не состоится.

Поэтому идет мощное перестроение на всех государственных предприятиях оборонки. Структура финансирования и балансов, которую можно различать по различным отраслям, по различным предприятиям, примерно такова: до 30–35 % максимально — это государственное бюджетное финансирование, » 40–45 % — внешние контракты, а все остальное — различные виды деятельности (региональные, муниципальные заказы, различные услуги и т. д.).

...Надо понимать, что человек, который заканчивает вуз, попадает на предприятие, в котором структура финансов такова, что основная часть задач директорского корпуса состоит в увеличении объема продаж. Все остальное — научные исследования в том числе — нанизывается на тот объем продаж, который сегодня происходит.

Ю. М. Лужков при правительстве Москвы создал совет директоров оборонных предприятий промышленности для наиболее полного понимания того, что происходит в оборонной промышленности. Совет включает в себя директоров крупнейших оборонных предприятий всех отраслей, и сегодня вырабатывается некоторая стратегия деятельности предприятий для собственной защиты и дальнейшего развития.

Возникает следующий вопрос — вчерашний студент, выпускник, хорошо знающий теоретические основы, неплохо владеющий компьютерной грамотностью, — кем он является на предприятие? Этот контингент сразу делится на две категории — тех, кто ориентируется на зарплату, и тех (» 5 % ребят), кто действительно желает работать там, куда приходит. В этом (втором) случае, действительно, не в первую очередь важна компьютерная грамотность, но нужны следующие важные представления. Не буду говорить в целом о промышленности, скажу о предприятии «Торий», которое я возглавляю. Это государственное предприятие, общий объем реализации продукции которого в 1990 году составлял 450 млн. долларов, по научно-техническому заделу мы во многом опережали ведущие фирмы мира (и сегодня фирмы в США в области сверхмощных СВЧ-приборов). Когда у студента возникает вопрос, а чем он должен сегодня здесь заниматься, — он сталкивается с тем, что есть колоссальный научно-технический задел, выдающиеся высокие технологии, но по сути дела — нет реализации. И выпускник сегодняшнего вуза, и Физтеха в том числе, не способен это делать. Он не обладает ни такими знаниями, ни таким опытом, ни возможностями. Перед ним стоит очень большая дилемма — что делать? Он не готов бороться в этих условиях и восстанавливать промышленное производство.

Философия сегодняшнего основного промышленного производства в мире — философия примерно 1986 года. Российская же промышленность имеет философию производства по мировым меркам примерно 1965–1974 гг.). Это означает, что существует принципиальный разрыв между представлениями выпускника вуза, и тем реальным производством, которое надо восстанавливать.

Теперь один принципиальный вопрос. Сегодня в России нет программы промышленного производства в целом (за нее отвечает Министерство экономики). Но совершенно очевидно, что без этого развития предприятиям России не жить. Не будет промышленности — не будет необходимости в выпускниках вузов (они уйдут в банки или уедут за рубеж). Поэтому те, кто, собирается жить и работать в России, должны четко понимать в какую философию промышленности они попадают. Ведь они должны заменить тех людей, средний возраст которых сегодня — 57 лет. Что происходит, например, с «Торий» за последние три года?... Как производитель продукции он остановился в 1996 году, в 1998 году практически произошла смена руководства. В конце 1998 года удалось вновь запустить производство военной и гражданской продукции, мы вышли на текущие платежи — коммунальные, налоговые, расплатились с федеральным бюджетом. В 1999 году дали темп роста — 312 %, план 2000 года — » 250 %. И тут выяснилось, что ветераны, обладающие колоссальным опытом — кандидаты, доктора наук — надорвались, работать в таком режиме и с таким темпом роста они не могут. Это очень важный вопрос. Действительно, сегодня освоение новых технологий, которые были разработаны в России и существуют за рубежом (а мы имеем целый ряд контрактов с зарубежными фирмами) возможно только силами молодых. Если к нам молодежь не придет сегодня, то промышленности через 5–6 лет не станет.

...Идет «интереснейший» процесс — некоторые российские фирмы в области электроники и радиоэлектроники начинают упрощать свои технологии, выпускать продукцию, которая пользуется спросом — допустим бутылку для шампанского. А до этого они выпускали высококлассные средства ночного видения. Или, снижая свою технологическую подготовленность, начинают выпускать упрощенную медицинскую технику — различные одноразовые предметы и т. д. Это приводит к снижению технологического потенциала (до 1989 года Россия в 2,5 раза по темпам НИОКР превосходила даже США; многие предприятия первые 5–6 лет перестройки жили за счет продажи и реализации техники).

В итоге сказанного: люди, которым сейчас 57–65 лет уже не могут заниматься разработкой нового и работать в темпе, который требуется. Молодежь, которая приходит, должна быть подготовлена психологически, должна понимать, что перед ней открывается не дорога к высоким компьютерным технологиям, а путь тяжелейшего труда по восстановлению промышленного производства. Уверенно могу сказать, что 95 % выпускников не готовы к решению этой проблемы.

Что сделало Московское правительство? Оно приняло решение о мерах по сохранению, развитию, эффективному использованию индустриального потенциала оборонного комплекса Москвы. Что это означает? Это означает, что сегодня правительство Москвы готово давать конкретным физическим лицам — студентам последних курсов и выпускникам кредиты на 3–3,5 года при условии, что они идут на конкретные предприятия под конкретный научно-технический проект, имеющий конкретный финансовый рынок. Студент или выпускник в этом случае начинает работать на предприятии и получать среднемесячную московскую зарплату (сегодня это » 2500–2800 рублей). Предприятие по истечении этого времени должно рассчитаться с банком, давшим эту сумму, для продолжения процесса.

Я являюсь членом комиссии по отбору студентов, которые будут заканчивать последний курс вуза и приходить на предприятия Московского оборонного комплекса. При столкновении с конкретными лицами, становится ясно, что брать-то на самом деле некого. Есть проекты стоимостью 3,5–5 млн. долларов, которые могут быть реализованы группой 15–30 человек; 50 % этой группы должна составлять молодежь. И становится совершенно очевидно, что выпускников, готовых включиться в эту тяжелую работу, очень мало. Проблему «как построить учебный процесс, чтобы выпускники соответствовали требованиям?» сегодня обсуждает Московское правительство, Совет директоров оборонных предприятий, обсуждается это и на Физтехе. Я приглашаю ректора Физтеха Николая Николаевича Кудрявцева принять участие в заседании Совета директоров оборонных предприятий промышленности Москвы. Очень важно, чтобы подготовка физтехов соответствовала новому, сильно меняющемуся в российской промышленности, положению.

В заключение я хотел бы сказать следующее. Новая ситуация требует создания мотиваций для выпускников, идущих в практическую сферу деятельнсти. Сегодня они зачастую избегают ее. Катастрофически идет старение предприятий. Подъем технологий, модернизация промышленного производства без участия вузов, студентов, выпускников невозможны. Необходимо разработать программу динамического обучения, быстро адаптирующуюся под реальную ситуацию в стране и в промышленности.

Выпуск №1505