Зимние каникулы. Замечательное время, впрочем, как и любые другие каникулы. Кто-то их ждет с нетерпением, дабы съездить домой, покушать нормальной домашней еды и поплавать в нормальной домашней ванне. Находятся даже новые русские физтехи, которые улетают отдыхать от занудства семинаристов куда-нибудь на теплый юг (Египет и т. д.) или не многим более холодный запад (Англия и т. д.). Кто-то, наоборот, возвращается к родным Долгопрудненским пенатам, встретиться с друзьями, которых так не хватало весь учебный год в каком-нибудь Массачусетсе.

Но есть люди, которые ждут этого времени с особым нетерпением. Здесь я вам расскажу о наших спелеологах. Каникулы они используют как редкую возможность пообщаться с природой, друг с другом, заняться любимым делом и сдать очередной экзамен. Только этот экзамен отличается от обычного тем, что товарищ не подскажет забытую формулу, а протянет руку, не дав тебе упасть в пропасть, или поделится последней шоколадкой. А что такое последняя шоколадка на глубине несколько сотен метров под землей, когда тебя не видит ни бог, ни черт, ни семинарист? Вряд ли это возможно понять, не побывав там.

Ну, вот и поехали. Засобиралось нас посмотреть на чудеса подземного мира в январе–феврале этого года аж четыре команды (около 80 человек). Две на Кавказский хребет Алек (пещеры: География и Гиганты), одна — почти туда же (Воронцовские пещеры), и еще одна — на Урал. Те, кто на Кавказ ехали, особо делиться по пещерам не стали, вспомнили физтеховскую солидарность, и в день студенчества (он же — Татьянин день) купили себе билетов ровно на один вагон поезда Москва–Адлер и поехали. Вот проводнику-то радости было: почти как семинаристу, чей предмет идет сразу же после физкультуры.

А год-то вышел особенный, новичковый. Это означает, что бывалые и опытные спелеологи, набрав в команду (вроде как курс по выбору) зеленых новичков и чайников, водят их по горам-по долам, рассказывают, показывают, помогают свыкнуться с мыслью о том, что человек может свободно перемещаться не по двум, а на самом деле по трем измерениям. Ну, и конечно, школа жизни по мелочам. У нас, например, новички взяли с собой в поход керамические кружки, естественно, домой они не вернулись (кружки).

А тут еще и природа стала нам сюрпризы готовить, маленькая такая контрольная на предмет выживания в особо сложных метеоусловиях с обильными снегопадами. Пещеры искать, за дровами и просто в туалет сбегать, — ходили, вооружившись лопатами. Ничего, справились. На Воронцовке, например, физтехи остались единственными, кто не сбежал в расположенный неподалеку приют. На Урале от снега спрятались в самой пещере, там и жили. Потом все начало таять — новые проблемы, которые с новым энтузиазмом и были преодолены. Это вам не задачки на семинарах решать!

К сожалению, все как-то очень быстро закончилось, свежеиспеченные и многоопытные туристы спустились с гор. Вкусили, по достоинству оценив, все прелести горячего душа и холодного пива (оно все как-то по-другому воспринимается после 10 дней в промокших ботинках и перепачканных комбинезонах). Шумной толпой (надев резиновые сапоги и каски) прошлись по приморским кабачкам, причалам и базарам. В Москву с собой было привезено много южных мандаринов, лимонов, мимоз и самое важное — прекрасное настроение.

А для тех, кто решил себя серьезно связать со спелеологией, спелеоклуб «Барьер», по-видимому, скоро откроет спелеошколу. Бывшие же зеленые новички сидят себе на занятиях, слушают семинаристов, а мыслями уже в следующем спелеопоходе: на майских праздниках. (Планируется десантироваться на Караби в Крыму).

P. S. Семинаристы, впрочем, тоже люди, и тоже иногда лазят по пещерам.

Д. СЛАВИН (Пещера «География»’2000)

Рис. О. ИЗВЕКОВА

Выпуск №1505