Куда ушло доверие?..

То, что строительные отряды все-таки нужны нашему народному хозяйству, я и сейчас не сомневаюсь. В строительстве вообще, но особенно в сельской местности, требуются не только механизмы, но и рабочие руки. А студенты летом не прочь подзаработать, желательно подальше от обжитых мест, желательно в кругу друзей. Как видим, интересы двух договаривающихся сторон совпадают. В дальнейшем, как правило, они расходятся.

Было это и 17 лет назад (тогда мне впервые посчастливилось работать в составе ССО МФТИ на Сахалине), было это и нынешним летом. Конечно, из правила есть исключения, но достаточно стандартной является ситуация, когда строители, получив от студентов что хотели, пытаются любыми путями принизить то, что они сделали, заплатив как можно меньше. Выясняется это зачастую еще задолго до окончания срока работ. Что тут делать? Бывало, командир мог на вполне законных основаниях снять ненужных в принимающей организации людей и перевести их в другую организацию, заключив еще один, а то и два новых трудовых договори. Но теперь этого делать нельзя. Отряд цепями бюрократической инструкции буквально прикован к своим «благодетелям». Какая уж тут гибкость и мобильность! Вот и плодятся «левые» бригады, уходящие на заработки. Знают ли об этом там, «наверху»? Конечно! Но ведь так приятно думать, что там, «внизу» линейные звенья в полувоенной форме стройными рядами плечом к плечу...

А между тем наличие «левых» заработков ведет к обязательному их сокрытию. А коли так, то необходима «черная бухгалтерия». Слово «перераспределение» вот уже более 10 лет прочно вошло в плоть и кровь стройотрядовского движения. Ревизоры центрального и помельче штабов пытаются вывести на чистую воду командиров, не научившихся «чисто работать». Кому нужен этот самообман? Думаю, что он выгоден лишь бюрократической верхушке в Центральном штабе ССО, паразитирующей на стройотрядовском движении.

Я еще помню те времена, когда мы работали на принципах коммуны. Слово-то какое! Все там было ясно и понятно. «Общий котел», заключающий в себе все заработанное где бы то ни было. Собрание отряда решало, какой процент от заработанных денег составит премиальный фонд и кто какую премию получит. Остальное распределялось повременно. Деньги по доверенности комитета ВЛКСМ получал командир, беря на себя всю ответственность (давая доверенность, брали на себя ответственность и комитеты комсомола. Сейчас они ни за что не отвечают). Не нужно было фиктивно, как сейчас, расписываться в нескольких ведомостях. Все расписывались в единственной ведомости у командира, которой он и отчитывался. Кроме того командир получал в организациях развернутый документ о денежных выплатах отряду. Коммуна, доверие... Где все это? Ушло. С ростом бюрократического аппарата, с его неистребимым желанием снять с себя всякую ответственность и переложить на других. Если коммуны начала 70-х годов воспитывали в человеке честность, чувство гордости за свой труд, уважение к чужому труду, учили ребят коллективизму, а местному населению несли хоть какую-то, но культуру, то чему учат ССО сейчас? Каждый, побывавший в отряде в последние несколько лет, без труда ответит на этот вопрос.

Что же еще ушло из жизни отряда или незаметно уходит? Студенческая стройотрядовская форма. Ее нам ежегодно перед отправкой покупали те же самые штабы за счет принимающих организаций. Посмотрите теперь на наших «оборванцев»!

Вместо одного «дня ударного труда» в начале семидесятых появился второй, а потом и третий день — «кормилец».

Бумажное море буквально захлестнуло линейного командира. Вот уже ему и не до организации работ — впору заводить секретаршу. Зачем?

Куда-то постепенно сошла на нет некогда немалая комиссарская работа. Сейчас уже нужно объяснять, что это такое.

Вот уже исчезают присущие ССО внешние атрибуты — вслед за формой — отрядная линейка, флаг, лагерь, пищеблок, костер и т. п. На смену этим «ненужным формальностям» пришла ОБЩАГА, обычная столовая. Как следствие — отсутствие коллектива отряда. Все реже увидишь ребят, коротающих вечер у костра с гитарой. А разве бывают сейчас отряды по 40-50 человек с их неповторимой атмосферой? Список потерянных традиций к сожалению можно продолжить. Однако, предвижу возражения — ну и что? Наше практичное время не терпит романтики. Мы влюблены в металл и телевизор нам не чужой... Однако, все чаще можно услышать, как былые друзья перегрызлись из-за десятки-другой при дележке «слонов». А как же — принцип!

Растеряли традиции, а не потеряем ли вообще ССО — эту школу трудового воспитания?

В. Овчинкин, командир ССО «Торнадо» 1974-77 гг.

Выпуск №1016