Беседа с врачом-невропатологом поликлиники МФТИ

Риммой Михайловной КАГАНОВОЙ

— Римма Михайловна, сколько лет вы работаете в институте? Как сюда попали?

— На Физтех я попала в 1967 году, сначала работала на полставки, а после окончания ординатуры устроилась на постоянную работу. Хотя по распределению меня направили в поликлинику Совмина РСФСР, по семейным обстоятельствам я не могла пойти туда. Тогда было достаточно сложно открепиться от того учреждения, куда направляли по распределению, и Олег Михайлович Белоцерковский помог мне остаться здесь. Мне сейчас говорят: «Какую ошибку ты допустила, что не пошла туда». А я ничуть не сожалею, что связала жизнь с Физтехом. Физтех — это какая-то энергия, я так благодарна общению со студентами, от них многому удалось научиться. Сейчас много литературы, много информации по моей специальности, а раньше почти ничего не было, но ребята где-то добывали эти знания. Например, студенты с РТ конструировали аппараты для иглотерапии, и от них я получала столько информации, что, приезжая в серьезное неврологическое учреждение, удивляла всех своими знаниями.

— Ваша работа достаточно деликатна, но все же, не могли бы вы обозначить наиболее характерные проблемы людей, к вам обращающихся (как студентов, так и сотрудников)?

— Работа действительно очень деликатна. Сотрудники больше обращаются с проблемами органического характера (радикулиты, сосудистые заболевания, инфекции нервной системы), студенты — с психологическими, часто встречаются сотрясения мозга, нарушения сна, невротические состояния.

— По качественному составу учащихся среди ваших посетителей юношей должно быть больше? Так ли это? Каково соотношение юношей и девушек?

— Да, юношей больше, и в абсолютном, и в относительном выражении. Это вызвано не только составом учащихся — девушки, как мне позволяет сделать вывод мой опыт, быстрее адаптируются к ситуации и более выносливы. Хотя, если девушка заболевает, то лечить ее сложней — в силу особенностей женского характера.

— Как поменялись студенты за годы вашей работы?

— Раньше ребята были более открытые, мягкие. Сейчас — более жесткие, прагматичные, и, соответственно, менее эмоциональные и уязвимые. Сегодня мы не видим столько психоорганических заболеваний, сколько их было раньше, цифры просто несопоставимы. Ребята стали более устойчивы к трудностям жизни. Может быть, с одной стороны переходный период в нашей стране и обилие информации напрягают людей, а с другой стороны — тренируют, дают новые возможности.

Физтехи стали более опрятными, раньше их внешний вид очень огорчал. Очень многие спортом занимаются, осознают, что это необходимо в жизни. Есть у студентов понимание, что лучше быть здоровым, обеспеченным, счастливым.

Раньше у ребят были большие проблемы с родителями, чем теперь, и мне очень сложно было находиться меж двух огней, приходилось лавировать между их интересами. Сейчас же многие студенты пытаются помогать родителям, меня это очень радует. Отсюда, однако, возникает другая проблема — когда молодой человек вынужден помогать родителям, то есть работать, это сказывается на учебе, и здесь, конечно, возникает напряженное психологическое состояние, некоторым приходится даже брать академические отпуска. Это относится больше к юношам, девочки сейчас совершенно ушли из поля зрения в этом отношении.

Как и раньше, сейчас студенты очень хорошие, умные, они готовы анализировать свое состояние, помогая мне тем самым в работе.

В целом же количество проблем по моему профилю, безусловно, сократилось.

— В поликлинике в основном работают женщины (а есть хоть один врач-мужчина?). Как поздравляет вас руководство с 8 марта? Как поздравляли вас 20 лет назад?

— Сейчас работает один мужчина — рентгенолог, замечательный человек и прекрасный специалист. Было бы лучше, если бы мужчин было больше, но так уж у нас в медицине сложилось, что в поликлиниках работают женщины.

Сейчас руководство присылает коллективу поликлиники поздравительную открытку. Конечно, хотелось бы больше внимания. Раньше мы были органичнее связаны с институтом в целом. Нас приглашали на вечера институтские, факультетские, кафедральные, то есть не только от руководства внимания было больше. Общее впечатление таково, что раньше к медицине с большим уважением относились. Может быть, сейчас глобальное отношение к врачам изменилось в худшую сторону, а может быть, сами медики дают повод к этому. К тому же сейчас есть много альтернативных возможностей для заботы о здоровье. Это не только в праздник заметно — раньше к нам на совещания регулярно приходили деканы, замдеканы, а потом как-то все дистанцировались. Я считаю, что надо возобновить такое сотрудничество на официальном уровне.

— В этот праздник приходят ли студенты, выпускники с цветами?

— Не особо балуют, но поздравляют. Иногда приходишь, а в двери букетик и записка «Дорогая Римма Михайловна!..». Сотрудники, конечно, больше поздравляют. Не знаю, преподавателей, наверное, студенты чаще поздравляют, чем нас, медиков. Меня это не обижает — просто жизнь так устроена, что с преподавателями, к счастью, они общаются ближе. Выпускники… Последние 2–3 года не припомню. Раньше бывали. Конечно, сейчас реалии жизни таковы, что занятость больше, времени у людей не хватает. Но раньше цветы достать было гораздо сложнее, а сейчас можно везде без проблем купить.

— Спасибо за беседу, с праздником вас!

Материал подготовил А. АЛЯБЬЕВ