Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Встреча №2. Посвящена нашим КВНщикам.

Материал взят из газеты "За Науку" от 25 января 2009 г., № 1 (1816) и 31 декабря 2008 г., № 25 (1815). 

В числе тех первых КВНщиков были Юрий Петрович Попов, выпускник 1964 года аэромеха (ныне ФАКИ), а сейчас он – директор Института прикладной математики им. В. Келдыша РАН, член-корреспондент РАН, доктор физико-математических наук; профессор; Александр Александрович Щука, выпускник 1964 года аэромеха, профессор, доктор физико-математических наук, член Международной академии наук; Александр Георгиевич Филиппенко, выпускник 1967 года физхима (ныне ФМБФ), заслуженный артист РСФСР, народный артист России, лауреат Государственной премии Российской Федерации.

 

Александр Филиппенко: Эта первая команда КВН не так просто появилась, она стала результатом того, что каждый год на Физтехе создавались агитбригады.

Юрий Попов: До эпохи КВН была такая передача по центральному телевидению «ВВВ» – вечер веселых вопросов. Готовили ее три человека: Аксельрот, Сережа Муратов и Миша Яковлев. Муратов был журналистом, Яковлев – инженером, и они приготовили этот вечер Интеллектуальное соревнование прошло на «ура», через некоторое время вышла передача «ВВВВ» – второй вечер весёлых вопросов. И на этом вечере ведущий имел неосторожность, как показало будущее объявить конкурс телезрителей: победит тот, кто в течение часа доберется до студии в валенках (на улице был июнь), с фикусом и с томом из собрания сочинений Джека Лондона. Надо сказать, что в то время телеэфир шел только в прямом эфире. Видеозапись еще не придумали. И вот идет своим порядком этот вечер, за вопросами следуют ответы, все смеются, и вдруг дверь открывается под натиском толпы… Ведущий в растерянности побежал туда и увидел толпу в валенках, с фикусами и томом Джека Лондона. Передача была сорвана, потому что вся эта толпа поперла на сцену, ну и свернула ее. Так программе пришел конец. Но авторы «ВВВ» не успокоились и решили организовать новую передачу, которую назвали клубом веселых и находчивых – КВН. Играли на Шаболовке в большой телестудии, приглашались по две команды из вузов, там же на лавочках сидели группы поддержки с каждой стороны – по два десятка зрителей. Основные задания давались прямо в эфире, то есть конкурсы были не подготовленными. Но чем дальше, тем больше стали готовить заранее.

Александр Филиппенко: В принципе только темы нам говорили заранее, а все остальное было экспромтом. Готовили домашнее задание и приветствие, но разминка уже была в прямом эфире.

Юрий Попов: На Физтехе к этому КВН уже существовали агитбригады, малый театр смеха – МТС, его закрывали каждый раз силами деканата, потом появился РТС – реабилитированный театр смеха.

Александр Филиппенко: …начало Хрущёвской оттепели. Юрий Попов: В 1964 Хрущева сняли, я в 1958 году поступил, значит, это было начало 60-х годов.

Александр Филиппенко: Ну, значит, малая хрущёвская оттепель, когда казалось, что вот там за поворотом уже столы накрыты. Разрешали тогда очень многое, пооткрывались студенческие театры.

Юрий Попов: Короче говоря, это были те самые центры конденсации, которые были к моменту начала эпохи КВН. Начался КВН, мы все смотрели, потом вдруг пришли Ося Рабинович и говорит: «Ребята, а почему бы нам не попробовать?». И мы собрались из всех названных коллективов и пошли на телевидение. Там нам сказали, давайте ради бога. Довольно удачно мы выступили на первой встрече, о нас заговорили, потом второй раз выиграли, и пошло-поехало, была очень хорошая атмосфера.

Александр Филиппенко: Всем памятен бой интеллектов Физтеха с МИФИ. По-моему, это была третья встреча. В жюри – известные уважаемые люди, состав жюри всегда менялся. Выиграли у МИФИ примерно 59 на 16. Был шок для болельщиков МИФИ. Дамочки из телевизионной редакции КВН нам говорят, что так убивать противников не надо, разница в баллах дол жна быть не больше одного, двух.

Юрий Попов: Кстати, задания там были забавные. Порой на «разминке» нужно было приседать на одной ноге. Зная, что и физподготовка может потребоваться, мы выбрали своим капитаном Зацеляпина, ныне покойного. Он был спортсменом, мог на ноге присесть много, хотя, по существу, капитанами были Рабинович, Иванов и Спажин.

Александр Щука: А первым капитаном был Беляков.

Юрий Попов: Один раз конкурс капитанов решили сделать выездным – в Ленинграде (по два человека от команды). Мы тогда соревновались с медиками.

Александр Филиппенко: Ребята, имейте в виду, что все – в прямом эфире: открываются ворота, заезжает «Рафик» с надписью «Аэрофлот», берут наших Рабиновича и Пухначева, милиция их сопровождает в «Шереметьево». Через некоторое время они появились в прямом эфире ленинградской телестудии на конкурсе капитанов. Были очень интересные задания, а в конце капитаны дарили подарки.

Юрий Попов: «Наши привезли в подарок снежную бабу из долгопрудненского снега. А чтоб ее довезти, в коробку сухой лед положили, которого в нашей лаборатории было навалом. Вместо носа была радиолампочка. Тогда выиграли мы эту передачу. Дальше – больше. Авторы КВН решили провести первый междугородний, республиканский турнир. Соперниками дол жна была стать киевская команда гражданского флота. Стали готовиться, наши редакторы поехали туда на разведку. Вернулись очень мрачными, говорят нам, что дело будет непростое: там за команду стоит весь город, они там, как оказалось, привезли робота из какого-то дома технического творчества, пошили какие-то спецкостюмы…

Александр Филиппенко: А мы же всегда выступали в обычной одежде: аккуратненькие, в галстуках-селедочках, один в один, скромненькие…

Юрий Попов: А если требовался реквизит, то покупали на собственные деньги. Помню, мы играли с этими самыми с “мисистами”. Помните притчу, где к слепым мудрецам подвели слона и спросили: что такое слон? Один мудрец сказал, что это верёвка, за которую можно держаться, другой сказал, что это колонна… Мы подготовили для наших соперников зубную щетку. А чтобы не завязывать им глаза, надели на их лица маски Бабы Яги, мы заранее их купили и заклеили прорези для глаз. И вот стоит команда из 11 человек и все Бабы Яги и крутят в руках зубные щетки... Это было что-то. Я потом в этой маске пришёл домой, как раз зима была, я поднял  воротник, натянул шапку и позвонил в дверь, мать открыла… Вернемся к киевлянам… Нам сказали, что город за них будет стоять, и все они – напористые, беспардонные. Словом, готовьтесь играть по-серьезному.

Александр Филиппенко: «Это был поворотный момент для меня. Тогда тайно решили порепетировать домашнее задание с Аксельродом, и он приехал. Забегая вперед скажу, что, когда закончилась передача и все разбежались, Аксельрод подошел ко мне и сказал: «А Вы, Штирлиц, останьтесь. Приходите к нам в студенческий театр в «Наш дом». Если бы Аксельрод не подошел ко мне, то ничего бы не получилось со мной».

Юрий Попов: «В общем, пришли мы на ту передачу, домашнее задание было такое: надо было построить студгород. И те в прямом смысле построили макеты».

Александр Филиппенко: «А ведь это финал, у наших был шок некоторый. Там огромное полотно «Казаки пишут письмо турецкому султану» с прорезанными дырками, и вся команда уже за этим полотном. Внизу они бочку установили, которую с собой привезли, сами – в костюмах из оперного театра, и такое было театрализованное приветствие. Там начался театр, это был важный поворотный момент в истории КВН. А потом вдруг понесли подарки в студию. Помню, это была записная книжечка в стальной обложке, а на ней – пластмассовый самолетик «Аэрофлота». Все это наши соперники раздали членам жюри. И вот тут-то Аксельрод сказал: «Ребята, вас же надувают!» И самое интересное, что от них ещё был актер Олег Борисов – молодой популярный в то время. А прямой эфир идет, а Оська Рабинович ошибся, он назвал Тарапуньку Торопынькой».

Юрий Попов: «На разминке мы задали вопрос: может ли дважды два быть восемь, они подумали и сказали, что такого быть не может. На что Тарапунька сказал: «Я вам байку прочту. Один сын в городе учился, вернулся в деревню к родителям и говорит: «Я таким умным стал и докажу это. Смотрите, вот курица, а я вам докажу, что это – две курицы. На что батька сказал, показывая на живую курицу: «Я буду есть вот эту курицу, а ты ешь которую ты придумал». И в это время выскочил Рабинович, схватил микрофон и сказал: «Очень жаль, что товарищ Тарапунька считает Киев деревней». Ну и Тарапунька сел».

Александр Филиппенко: «И вот дело к финалу идет. Надо представить проект студгородка».

Юрий Попов: «Они какой-то железобетонный предложили – с корпусами, спортзалом, баней и столовой. Такой вот город будущего. А мы предложили построить студентческий город на Луне. Почему? Потому, что там все предметы в шесть раз легче. И поэтому их в шесть раз легче сдавать. И этот конкурс мы проигрывали».

Александр Филиппенко: «Главный архитектор Москвы, он был членом жюри, встал и сказал, что наш проект – это абстракционизм. А в 1963 году после погрома выставки в Манеже Хрущевым абстракционизм был не в моде». Юрий Попов: «В общем, мы не могли выиграть, мы проиграли одно очко. Рыдали наши девочки, давили эти пластмассовые самолетики, и все это происходило на глазах у телевизионной редакции. Она разделилась пополам. Я возвращался в Долгопрудный глубоко за полночь. Смотрим, свет горит во всех окнах наших четырех корпусов. Нас увидели и давай засыпать вопросами: «Что и как было?». Та редакция решила больше не участвовать в работе клуба, то есть КВН распался. Готовясь к тому КВН, мы понимали, что это была ответственная игра, мы начали тоже привлекать новые силы, ходили к ректору. Он нас принял, он очень болел за нашу команду КВН. Ректор, кстати, шутку такую сделал: нарвал полоски бумаги и говорит: «Сейчас я угадаю мысли одного из вас». Мы сидели на стульях, а он нарезал эти бумаги, написал на них какие-то буквы, подходит к нам и говорит: «Открывайте рот, держите эту бумажку во рту» И так дошел до последнего. И все сидят как идиоты с этими бумажками во рту, вид наверное очень смешной. А он до последнего дошел и говорит ему: «Открывайте рот!». Тот рот открывает, а он говорит: «Я знаю, о чем Вы сейчас думайте! Вы думайте, что я сейчас Вам эту бумажку положу в рот, а я не положу!» И вот отсюда родилась мысль с масками Бабы-Яги».

Александр Филиппенко: «Но самое главное, что произошло, Аксельрод отказался писать сценарий и вести передачу. Некоторое время было замешательство. Зрители завалили телевидение письмами, требуя продолжение. И сверху сказали, что надо продолжать. Тогда редакция, посовещавшись, решила, что теперь сценарий имеет моральное право писать только члены нашей команды. И мы стали писать сценарии. Но Аксельрод отказался вести КВН. И вот тут появился новый парнишка, Саша Масляков. Он из МИИТа, был там типа массовиказатейника».

Юрий Попов: «Это было в первенство Москвы. И мы столкнулись с МИСИ. Перед этим мы спросили у ректора Олега Михайловича Белоцерковского, будет ли банкет, если мы выиграем. Он сказал, что будет.И мы выиграли».

Александр Филиппенко: «Былграндиозный банкет».

Юрий Попов: «А потом началась история нынешнего КВН. Мы долгое время писали сценарии, потом был перерыв. А КВН уже пошел по стране, это действительно было КВНовское движение».

Материал подготовили

Николай ИВАНОВ,

Денис ПЕРЕВЕРЗЕВ,

Марина СУРКОВА,

фото Александра ЩУКИ

Марины СУРКОВОЙ

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li
Яндекс.Метрика