Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Константин Новоселов ученикам «Физтех-лицея»: «Будешь думать про премию — никогда ее не получишь»

«Физтех-лицей» 1 сентября 2014 года принял в новом здании более 400 учеников, в дальнейших планах развития лицея — строительство новых корпусов, которые позволят увеличить количество лицеистов до 700 человек и более. Церемонию торжественного открытия лицея посетили губернатор Московской области Андрей Воробьев, который объявил, что школа будет названа в честь идеолога «системы Физтеха», лауреата Нобелевской премии Петра Леонидовича Капицы, и ректор МФТИ Николай Кудрявцев, который заверил лицеистов, что вузы мирового уровня, в том числе Физтех, будут рады видеть их в числе своих студентов.

Также на открытие лицея приехал Константин Новоселов, выпускник МФТИ, лауреат Нобелевской премии по физике 2010 года. После торжественной части ученый встретился со школьниками. Отвечая на их вопросы, он рассказал, как получилось, что он стал физиком, чем отличаются физтехи от остальных людей, и чего не нужно делать, если хочешь получить Нобелевскую премию. Пресс-служба Физтеха подготовила выборку наиболее интересных вопросов.

Новоселов в "Физтех-лицее"
Константин Новоселов отвечает на вопросы учеников «Физтех-лицея»

Главный вопрос жизни, вселенной и всего такого

Какова основная цель науки, к чему должен в итоге привести процесс научного познания?


— Очень сложный вопрос. <...> Я для себя поставил цель, во-первых, получать удовольствие от исследований и пытаться узнавать что-то новое каждый день, может быть, каждую неделю. А дальше все эти знания складываются кирпичиками в здание нашего понимания мира. Станет ли это в конце концов неким единым зданием, или это будет несколько отдельных (в разных областях) — не знаю. Скорее всего, станет, но до этого еще очень и очень далеко.

Изогнутый смартфон с графеновыми деталями

Что было сделано в России на основе вашего открытия (графена) и каковы перспективы его применения?

— Хочу отметить, что я ученый, я не являюсь пропагандистом графена, получится из него что-нибудь, или нет — это, если честно, не мое дело. Мое дело — заниматься наукой. Многие новые эксперименты, которые мы проводим с графеном, мне интересны, поэтому я ими занимаюсь. Через три года мне может стать интересно что-то другое, и я спокойно переключусь. На самом деле, сейчас это и происходит: только около 30% моего времени уходит на графен.
Четыре года назад началось развитие практического применения графена. Сейчас он широко применяется в композитных материалах. Графен — очень легкий и прочный материал, поэтому его используют для теннисных ракеток, клюшек и подобного. <...> Также он применяется в электронике. Например, в мобильных телефонах. Через пару поколений, например, iPhone будет изогнутым, для этого нужны прочные, проводящие, гибкие, тонкие и прозрачные материалы. Графен — один из таких материалов, поэтому сейчас идет подготовка к такому его применению, и в некоторых странах уже можно купить телефон с экраном из графена.
Что касается развития российских исследований — мы сотрудничаем с нашими друзьями из России, в частности, из Черноголовки. Какие-то работы идут, их промышленное применение мне на данный момент неизвестно, но думаю, что это вопрос времени.

Наука в России

Какие основные проблемы есть у научных работников в России?

— Низкая оценка и низкое признание работы ученого обществом. Общество перестало осознавать, насколько оно обязано ученым и инженерам, соответственно, потеряли ценность эти профессии, что демотивирует их представителей. Почему это произошло и как с этим бороться — это другой вопрос.

Какой бы вы хотели видеть российскую науку?

— Я бы хотел, чтобы таких вопросов не возникало. Серьезно. Потому что наука — она одна. У меня огромное количество коллег из дюжины стран, с которыми мы ведем совместные разработки, и мы никогда не думаем, что кто-то продвигает британскую науку, китайскую, украинскую или российскую. Я работаю с лучшими учеными, где они находятся в данный момент, для меня абсолютно не имеет значения. К сожалению, в России такие вопросы возникают, и это признак того, что ситуация в науке не самая лучшая. Как только российская наука станет частью мировой, вопросы отпадут сами собой.

Есть отличительные черты у физтехов?

—  Наверное, основное в физтехах то, что они абсолютно не боятся сложных задач. Они верят, что неразрешимых задач не бывает. Если есть задача, которая кажется бесконечно сложной, физтех — это тот, кто сможет ее разложить на составляющие, решить их по отдельности, собрать вместе и выдать правильный ответ. Это касается не только физики, химии или биологии, но многих других областей. Я видел это и в бизнесе, и в социологии.

Жизнь и быт

Что вам помогает заниматься наукой? Может быть, вы много спите или, наоборот, мало? Занимаетесь ли спортом, есть ли у вас хобби?

— Спать я люблю. Восемь часов в день было бы хорошо — не получается, но хотелось бы.
Во-первых, помогает заниматься наукой любовь к этому занятию. <...> Во-вторых, возможность постоянно общаться с умными и интересными людьми: коллегами, студентами, аспирантами. Они ставят такие вопросы, на которые бывает очень непросто ответить, как и вы сегодня.
А что касается хобби — я стараюсь иногда ходить в горы, со своими студентами мы играем каждую пятницу в футбол, плюс мы стараемся разнообразить свою жизнь — на концерт сходить или просто провести вместе время, поговорить о чем-то еще. Кроме того, я пытаюсь делать проекты на стыке искусства и науки. Я работаю вместе с несколькими художниками в Манчестере, Лондоне, Китае. Это тоже привносит интересную жилку в мои занятия наукой.

Какие факторы еще до института, в школе, подвигли вас серьезно заняться физикой?

— Я убежден, что неталантливых людей не бывает, поэтому уверен на 100%, что практически каждому человеку можно дать толчок, благодаря которому он поверит, что у него что-то получается лучше, чем у других. У меня, к счастью, такой толчок был, не знаю, как это произошло, но мои учителя стали заставлять меня участвовать в олимпиадах, рассказали про школу ЗФТШ, дали свободный доступ к кабинету физики — видимо, после того, как мои родители отчаялись отмывать кухню после моих экспериментов. Постепенно все выросло в привязанность к этому предмету, и года за два до окончания школы у меня не было вопроса, в какой институт поступать, я знал, что пойду на Физтех.

Хотели ли вы в детстве стать большим ученым и верили ли, что когда-нибудь станете нобелевским лауреатом?

— Я про премию не думал и старался не думать до самого последнего момента. Один из советов, которые мне дал нобелевский лауреат по физике 1985 года Клаус фон Клитцинг: «Костя, если ты будешь думать про премию, ты ее никогда не получишь». Я смог эти мысли выбросить из головы, и в результате все получилось.
Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика