Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

В России вводят «боевой Интернет»

В России существуют системы контроля за всем пространством боя: есть космические средства разведки, авиационные, наземные. Но каждое из них в отдельности не решает задачу, их необходимо использовать в совокупности. Поэтому войска берут на вооружение самый перспективный способ военной разведки – сетецентрический. Правда, в сфере высоких армейских технологий Россия отстает от конкурентов. Зато в вопросе сетевой войны есть область, в которой нам нет равных. 

О начале использования в России «боевого Интернета» в пятницу сообщил генеральный конструктор НПО «Стрела» Николай Зайцев. 

«Со стороны такой способ управления войсками напоминает компьютерную игру в жанре RTS, вроде Tiberium Sun или Spacecraft» Подобные – так называемые сетецентрические (network-centric) – системы в настоящее время весьма активно развиваются на Западе. 

В рамках новейшей концепции сетецентрической системы боевых действий посредством внедрения в войска передовых информационных технологий планируется объединять рассредоточенные в обширном боевом пространстве разнородные силы и средства (личный состав, органы и пункты управления, боевого обеспечения; вооружение и военную технику наземного, воздушного и морского базирования) в формирования со сложной сетевой архитектурой. 

На практике это должно выглядеть примерно так: командир на ноутбуке видит информацию о тактической обстановке на поле боя в реальном времени – взаимное расположение своих частей и частей противника, нахождение целей и информацию о них (с указанием приоритетности и степени угрозы каждой) и прочие необходимые данные. 

Далее каждая из целей (в рамках ответственности отдельных командиров) помечается. В зависимости от типа отметки это означает либо приказ на огневое поражение, либо запрос на получение более детальной информации. 

В итоге командир не должен думать, каким способом будет нанесено огневое поражение: артиллерией, авиацией или ракетами – он лишь распределяет задачи. Система сама определяет, как они должны быть решены. Впрочем, последнее слово все равно остается за человеком. 

Система передает приказы и всю необходимую для их реализации информацию (координаты цели, параметры, степень угрозы, возможные варианты атаки) непосредственным исполнителям, например экипажу находящегося в воздухе боевого самолета или командиру ракетного дивизиона. Дальнейшее – дело техники, личного мастерства исполнителя и немного военной фортуны. 

Со стороны такой способ управления войсками напоминает компьютерную игру в жанре RTS, вроде Tiberium Sun или Spacecraft. Кстати, после того как операторы беспилотных ударных самолетов Predator, выполняющих задачи в Ираке, пожаловались производителю на неудобство интерфейса (обилие выпадающих меню, необходимость работать мышкой со скоростью геймера-чемпиона), приводящее порой к необоснованным потерям дорогих машин, фирма Boeing приняла решение внедрить в наземную часть комплекса многие элементы управления, позаимствованные от компьютерных игр и игровых приставок, в частности графические интерфейсы и более удобные джойстики от Sony PlayStation 3. 

Однако, чтобы обеспечить командиру такую простоту и комфорт, требуется решить ряд невероятно сложных технических вопросов: от объединения данных, передаваемых разнородными средствами разведки (от РЛС до ТВ-картинки с беспилотника), в единый формат и передачи огромных объемов информации по быстрым помехоустойчивым и криптостойким линиям связи до создания специализированных средств разведки, способных эти данные получать. 

«Сетецентрическая война» прежде всего подразумевает активное внедрение беспилотных самолетов-разведчиков, поставляющих информацию о вражеских территориях. Концепция Net-Centric Warfare теоретически должна обеспечить возможность наносить после разведки ракетные удары с больших расстояний и практически без потерь времени. В идеале командование оперативного звена при этом должно располагать возможностями для практически моментального запуска собственных спутников-разведчиков буквально из окопа (или с борта корабля). 

В США подобными системами активно занимаются фирмы Boeing и IBM, заключившие соответствующее соглашение еще в октябре 2004 года. Рынок решений по организации сетецентрических боевых действий в течение ближайшего десятилетия может достигнуть объема в 200 млрд долларов, поэтому неудивительно, что Boeing занята разработкой соответствующих технологий уже сейчас. 

Компания намерена оснащать все свои будущие модели истребителей, вертолетов, бомбардировщиков и другой техники специальным оборудованием для подключения к централизованной информационной сети. Первые машины, спроектированные с учетом данной концепции, уже существуют и поступают на вооружение: это истребители F-22 Raptor и F-35 Lightning II, частично концепция реализована на танках M1A2 Abrams последних модернизаций, боевых вертолетах AH-64D Apache Longbow и кораблях, оснащенных системой Ageis. Понятно, что беспилотные самолеты имели такие средства изначально. 

Аналогичные системы создаются в Великобритании, Франции, ФРГ и Израиле. Даже южный сосед России не на шутку заболел сетецентрической концепцией управления и ведения боевых действий. В последних документах Народно-освободительной армии Китая встречается термин «интегрированная сетевая и электронная война» (Integrated Network-Electronic Warfare – INEW). Именно она и является отражением современной китайской концепции, сравнимой с концепцией сетецентрической войны (операции) ВС США. 

В России Net-Centric Warfare занялись с большим опозданием и особых успехов в этой области пока не намечается. Прежде всего в войсках отсутствуют современные средства связи. Ведь даже командующий 58-й армией генерал-лейтенант Анатолий Хрулев, который возглавил колонну для деблокирования российских миротворцев, оказавшись под обстрелом и получив ранение, вынужден был просить у военного корреспондента спутниковый телефон, чтобы связаться с авиацией и артиллерией. 

Очень плохо обстоят дела и с одним из базовых элементов концепции – беспилотными летательными аппаратами (БПЛА). Те комплексы, что сейчас состоят на вооружении, во-первых, малочисленны, во-вторых, разработаны 30 и более лет назад. Даже возможности недавно принятого на вооружение комплекса беспилотной разведки «Типчак» (именно в том виде, в котором военные пожелали его получить) в сравнении с аналогичными комплексами израильского и американского производства вызывают лишь горькую улыбку. 

К сожалению, наши военные не могут принять простого факта: на отечественной элементной базе создать современный беспилотный разведчик невозможно в принципе. Увы, мы отстали в этом плане навсегда. Те же ведомства, которые допускают использование иностранных узлов и комплектующих в предназначенных для них изделиях (МВД, МЧС, погранвойска ФСБ), получают вполне приличные аппараты производства частных компаний по приемлемым ценам. 

Но есть одна область, для которой технология Net-Centric Warfare является родной. Это ПВО и ПРО. Действительно, для сбора информации о воздушной обстановке получаются и анализируются данные многих источников: радаров разного типа, оптических и лазерных локаторов, спутников, диспетчерских служб. 

Расчеты боевых установок и систем слежения за воздушной обстановкой связаны в единую информационную сеть, пусть и не такую продвинутую, как Интернет. Оператор ЗРК видит воздушную обстановку на дисплее, каждая цель имеет отметки, содержащие информацию о ней. 

За реализацию задачи обеспечения передачи данных современными методами и в современном формате взялось НПО «Стрела», входящее в концерн ПВО «Алмаз-Антей». 

В данном случае отсутствие БПЛА не столь критично: основными данными ПВО обеспечивают радиолокационные станции, и в этой области позиции отечественной промышленности традиционно достаточно сильны. 

Собственно, исходя из отечественных реалий, «Стрела» и предлагает развивать сетецентрическую концепцию. Роль отсутствующих БПЛА возьмут на себя компактные радары типа «Аистенок», позволяющие выявлять стреляющие позиции артиллерии, обнаруживать живую силу, боевую технику на земле, вертолеты и корректировать огонь артиллерии по разрывам, а также обнаруживать цели на фоне мощных отражений от местных предметов. Главное – создать работающую систему, выработать стандарты передачи и отображения данных, методы и способы применения. В дальнейшем в нее могут быть включены и БПЛА, и спутники-разведчики, и прочие средства – такая возможность постепенного наращивания предусмотрена самой философией Net-Centric Warfare.

В России вводят «боевой Интернет»

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика