Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Общая характеристика сетевых архитектур, применяемых при реализации перспективных сетецентрических концепций ведущих зарубежных стран

Подполковник А.Е. Кондратьев, кандидат военных наук

«Сетецентрическая война» – модное словосочетание в риторике военных ведомств ведущих зарубежных стран. Несмотря на то что понятие «сетецентрическая война» (Network-Centric Warfare), авторами которого считаются вице-адмирал ВМС США Артур Цебровски и эксперт министерства обороны Джон Гарстка, в едином уставе КНШ ВС США Joint Publication 1-02 «Словарь военных терминов…» отсутствует, оно часто употребляется для отражения сути проводимых мероприятий и определяет новые принципы управления войсками и силами в будущих операциях (данный подход в отечественных источниках трактуется как «ведение боевых действий в едином информационно-коммуникационном пространстве»), успех в которых будет зависеть в первую очередь
от объединения всех участников боевых действий в рамках этого пространства.

Принципы ведения военных действий, строительства вооруженных сил и управления подчиненными боевыми формированиями в XX веке, в эпоху «индустриальной эры», получили наименование «платформоцентрические» (Platform-Centric Warfare). В то время успех будущих операций и сражений зависел в основном от индивидуальных возможностей боевых средств, а объединение сетями, хотя и предусматривалось, но не позволяло добиться того эффекта, который дают новые информационные технологии.

В эпоху «информационной эры» на первое место выходят новые информационные технологии, которые, по мнению ряда зарубежных экспертов, позволят осуществить революцию в военном деле. Их внедрение в военную сферу также направлено на повышение боевых возможностей формирований, но уже не только за счет повышения огневых, маневренных и других характеристик индивидуальных платформ, но и в первую очередь за счет сокращения цикла боевого управления в операции (бою).

Другой особенностью является то, что объединение сетью охватывает не только системы боевого управления, связи, вычислительной техники, разведки и наблюдения, но и боевые платформы, и в первую очередь такие, как носители средств огневого поражения (рис. 1). Это и определило в текущем десятилетии формирование новой системы взглядов на формы и способы ведения вооруженной борьбы.

Обеспечение всесторонней интеграции, повышение уровня взаимодействия, а также достижение синергетического эффекта за счет реализации принципов новых сетецентрических концепций и интеграции
систем управления, связи, разведки и поражения становится все более актуальным и приоритетным направлением реформирования вооруженных сил большинства стран мира (табл. 1).

Рис. 1. Объединение всех участников операции (боевых действий) в рамках сетецентрических концепций управления силами и средствами
Таблица 1
Сетецентрические концепции ВС зарубежных стран

п/п
Страна Наименование концепции
1 Нидерланды Сетецентрические операции (Network Centric Operation)
2 Великобритания Сетевые возможности (Network Enabled Capability)
3 Австралия Сетецентрическая война (Network Centric Warfare)
4 Швеция Сетевая оборона (Network Based defense)
5 Китай Система боевого управления, связи, вычислительной техники, разведки, наблюдения и огневого поражения
(Command, Control, Communications, Computers, Intelligence, Surveillance, Recognizance & Kill)

И вероятнее всего, что к 2020 году вооруженные силы ведущих зарубежных стран полностью перейдут от платформоцентрических к сетецентрическим операциям, предусматривающим получение новых возможностей формирований от объединения разнообразных платформ в единое информационно-коммуникационное пространство.

Понятие «сетецентрическая война», или «ведение боевых действий в едином информационно-коммуникационном пространстве», рассматривает вооруженные силы как устройства, подключенные к сети. В зависимости от выбора сетевой архитектуры и ее типа средствами сети могут быть корабли, самолеты, средства поражения, управления, связи, разведки и наблюдения, группа военнослужащих или отдельные солдаты1, а также комбинация и тех, и других. Возможности таких боевых формирований определяются не столько индивидуальными характеристиками, сколько возможностями всей группы подключенных к сети средств как единого целого.

Таким образом, вопрос изучения развертываемых сетей, их архитектур построения является важным и неотъемлемым условием изучения возможностей армий ведущих зарубежных стран в эпоху «информационной эры».

В этой связи одним из возможных способов изучения сетевых архитектур перспективных сетецентрических концепций является таксономия, как теория классификации и систематизации сложноорганизованных областей действительности, имеющих иерархическое строение 2 . Более того, таксономия может использоваться при планировании операций, организации возможных способов противодействия и строительстве своих вооруженных сил.

Одним из возможных подходов к изучению сетевых архитектур является таксономия сетей, базирующаяся на таких понятиях, как «равноценность» («неравноценность») и «однородность» («неоднородность»), а также подразделение таких архитектур на централизованную, запросную, стайную (в виде «роя») и на их комбинацию.

При данном подходе можно предположить, что сетевая архитектура равноценна, если все подключенные средства идентичны и потеря одного из них равнозначна потере другого. И наоборот, архитектура сети неравноценна, если одно подключенное средство имеет большую ценность по отношению к другим. Например, потеря самолета «Авакс» намного критичней, чем потеря одного контролируемого им истребителя.

Следовательно, данная сетевая архитектура неравноценна и строится вокруг ключевого узла – «Авакса».

Другим критерием оценки может быть однородность и неоднородность сетевых архитектур. Можно предположить, что сетевая архитектура однородна, если все подключенные пользователи идентичны, и неоднородна при неидентичности пользователей. Между двумя этими понятиями есть определенный спектр состояний (горизонтальная ось).

Комбинируя данный спектр с предыдущим критерием, можно получить «треугольник возможностей», потому что однородная архитектура может быть как «ценно-симметричной» (равноценной), так и неравноценной (с ключевым «хабом»*).

Каждая из опций этого треугольника соответствует сетевой архитектуре. Как показано на рис. 2, можно выделить три типа основных сетевых архитектур.

Рис. 2. Определение типов сетевых архитектур в соответствии с«треугольником возможностей»

Тип A – централизованная, тип E – архитектура сети «по запросу», тип G – стайная архитектура (архитектура «роя»). Вместе с тем наиболее реалистичными будут варианты B, C, D, F, представляющие собой комбинации основных трех типов архитектур, так называемые смешанные архитектуры.

В централизованной архитектуре используется один ценный «хаб», окруженный множеством других средств меньшей ценности. Это как раз такой «хаб», который еще в 1873 году Клаузевиц назвал «центром тяжести», от которого зависит успех операции, а его потеря приводит к невозможности вооруженных сил выполнять поставленные задачи.

Если же имеется несколько приоритетных «хабов», то получается другая сетецентрическая архитектура – тип B Hub Request или тип D Joint.

Как правило, центральный «хаб» повышает возможности средств, которые он объединяет, но различные «хабы» дают и разное увеличение этих возможностей. Например, командование британских вооруженных сил во время конфликта на Фолклендах обнаружило, что объединение в сеть боевых самолетов с помощью центрального «хаба» в виде топливозаправщика повышает боевые возможности всего формирования. Объясняется это тем, что дозаправка позволяет существенно увеличить дальность полета, его продолжительность и расширить общие возможности по применению боевых самолетов. Более того, еще в 60-х годах XX столетия топливозаправщики применялись и в качестве воздушных центров управления и связи. В начале XXI века, используя современные информационные технологии, США реанимировали эту идею в рамках программы «умный танкер» 3 . В то же время применение в качестве «хаба» авианосцев позволяет достичь еще больших возможностей группировки.

Центральный «хаб» имеет периоды, когда он доступен и недоступен (отдых экипажа, дозаправка, ремонт и т. д.). И чтобы «хаб» был всегда доступен, необходимо как минимум три аналогичных узла для обеспечения операции в зоне ответственности. Например, до недавнего времени ВМС США имели на вооружении 12 авианосцев для одновременного обеспечения двух-трех океанских операций.

При применении сетевой архитектуры типа A центральный «хаб», как правило, очень хорошо защищен, потому что боевые формирования не могут без него выполнять задачи (в сетевых архитектурах типов B и C боевые формирования могут действовать и без него). В свою очередь, уязвимость «хаба» требует отвлечения на его защиту определенных средств. Например, каждый авианосец сопровождают около восьми судов обеспечения (фрегаты, подводные лодки, крейсеры и др.). Несмотря на то что они оснащаются наступательным ракетным вооружением, основной их задачей является обеспечение безопасности центрального «хаба» (авианосца).

Иногда возникает закономерный вопрос: зачем рисковать таким дорогим узлом и отвлекать на его защиту значительные силы и средства? Объясняется это тем, что центральный «хаб» действует как «множитель», значительно повышая эффективность всего формирования.

Здесь и проявляется синергетический эффект, когда центральный «хаб» объединяет средства (участников операции) для совместного выполнения задачи. Это как раз тот случай, когда комбинированное действие двух
или нескольких боевых средств превышает эффективность действия, оказываемого каждым средством в отдельности. Например, самолет «Авакс» значительно повышает возможности применения боевых самолетов.

Вместе с тем полностью централизованной система управления и связи может быть только тогда, когда решены основные оперативные и тактические задачи, «хаб» имеет доступ ко всей требуемой информации и необходимые возможности для подготовки принятия решения и быстрого распределения информации. Кроме того, такая полностью централизованная схема больше подходит для воздушного и морского пространства, но не для наземной операции4, а ее применение с использованием такого «хаба» и концентрацией в нем большого количества средств управления и связи возможно и тем более уместно, если такой «хаб» предназначен для объединения средств разведки и наблюдения.

Архитектура сети «по запросу» представляет собой комбинацию одинаковых по ценности, но неоднородных сил. Особенностью такой архитектуры является то, что она состоит из средств, имеющих узкую специализацию (средство разведки, средство управления, средство огневого поражения и т. д.), но высокое качество выполнения конкретного типа задач.

Эта архитектура аналогична разрабатываемой сервис-ориентированной компьютерной технологии Jini и представляет собой расширение языка Java, благодаря чему цифровые устройства с программами на этом языке могут в компьютерной сети самоорганизовываться в сообщества без посредничества центрального компьютера.

При таком построении запросы и сигналы управления передаются по сети, при этом сама сеть определяет возможного потребителя, т. е. того, кто может выполнить поставленную задачу.

Например, запрос на уничтожение может быть направлен в секцию огневой координации (обеспечения), которая выбирает подходящее средство поражения. Средство огневого поражения, получив задачу, при необходимости запрашивает более точную информацию (координаты) от другого подключенного к сети средства разведки. По мере выполнения задачи формируется комплексная сеть запросов, которая требует наличия эффективной и устойчивой сети связи.

Таблица 2
Матрица сети «по запросу»
Разведка Поражение Координация
огня
Распределение
разведывательной
информации
Тыловое
обеспечение
БЛА (UAV) +
Разведывательный
самолет «Орион»
(Orion)
+ +
Вертолеты АА
(ARH)
+ +
Самолет F-111 +
Органы и ПУ (C2, HQ) + + +
Артиллерия
(Arty)
+
Силы
специальных
операций (SF)
+ +

Планирование развертывания такой сети требует и разработки специальной матрицы (табл. 2), определяющей все возможные элементы сети, задействованные при такой организации.

Наиболее сложным, но в то же время и наиболее перспективным считается сетевая архитектура типа G – архитектура «роя», представляющая собой комбинацию полностью равноценных и однородных средств (сети боевых самолетов, морских кораблей, боевых машин пехоты, танков и т. д.). Каждое из таких средств имеет свое (хотя и с ограниченными возможностями) средство разведки, средство поражения и средство связи и управления. Для эффективного выполнения задачи такие средства должны обмениваться между собой информацией, самоорганизовываться и самосинхронизироваться для повышения возможностей подключенных средств. Иногда «рой» идентичных средств дополняется специальным центральным «хабом» (тип C – «рой» с уп-
равляющим узлом).

Архитектура «роя» свойственна и разведывательным сетям. Она применяется для организации обмена разведывательной информацией между отдельными средствами и ее распределения в интересах подготовки данных ситуационной осведомленности и синхронизации действий. При таком построении разведывательных сетей может применяться управляемый (Orchestrated Swarming), иерархический (Hierarchical Swarming) и распределенный (Distributed Swarming) «рой» (рис. 3).

Рис. 3. Варианты сетевой архитектуры «роя»

При организации сети типа управляемый «рой» одно из средств выбирается в качестве временного «лидера» (разница с централизованной архитектурой в том, что все средства идентичны, т. е. равноценны и однородны). Выбор центрального узла («лидера») осуществляется с учетом обстановки на поле боя и других факторов. Такой подход иногда применяется в группах сил специальных операций, где члены группы могут принимать управление на себя. В этом случае данные разведки посылаются средству-«лидеру», где они обрабатываются и интегрируются в данные о ситуационной осведомленности и определяется дальнейший план действий. Затем эта сформированная информация о ситуационной осведомленности распределяется между другими потребителями. В случае каких-либо непредвиденных ситуаций сеть может быть реконфигурирована и появится новый «лидер». Эта архитектура ограничивает количество пользователей сети, но предоставляет большие возможности по эффективному управлению.

Архитектура типа иерархический «рой» также близка к традиционной централизованной архитектуре построения системы управления и наиболее подходит для решения комплексных задач. При использовании такой архитектуры построения общая картина данных ситуационной осведомленности и замысел операции (боя) подготавливаются центральным (командным) средством, спускаются вниз в тактическое звено, где они детализируются до необходимого командирам этого звена управления уровня. При отсутствии компьютеров такая архитектура была наиболее предпочтительной, но она не обеспечивала необходимую скорость принятия решения и управления подчиненными силами и средствами.

В архитектуре сети типа распределенный «рой» нет центрального узла («лидера»), а все решения принимаются в результате достижения консенсуса или определенных договоренностей. Каждое средство подготавливает свои данные о ситуационной осведомленности. Такое построение требует большой пропускной способности сети, но если сеть ее обеспечит, то будет достигнута и высокая эффективность управления.

На практике же все три основных типа архитектур сетей, развертываемых для предоставления точных и своевременных разведывательных данных и обеспечения ситуационной осведомленности, могут быть объединены. Например, система ПВО ВМС США Cooperative Engagement Capability (CEC) использует архитектуру распределенный «рой» для передачи данных о ситуационной осведомленности, но при выборе целей применяется архитектура управляемый «рой» с использованием головного корабля. То есть, хотя на самом деле CEC не имеет обособленных сетей разведки и управления, внутри этой системы используются различные сетевые архитектуры.

Архитектура сети типа распределенный «рой» свойственна и формированиям, выполняющим боевые задачи. Правда эффективность такой архитектуры вызывает много вопросов у зарубежных военных экспертов. Боевое формирование с архитектурой построения сети типа распределенный «рой» можно сравнить с муравьиной колонией, где нет четкого централизованного управления. Ни один муравей не может оценить глобальные потребности всей колонии или определить, сколько всего рабочих привлечено к решению задачи и сколько можно перебросить на другой участок. Возможности индивидуумов ограничены, и каждый из них может принимать только элементарные решения. Например, на севере Австралии термиты строят огромные дома
– горы, ориентированные с севера на юг и оснащенные центральной системой вентиляции, контролирующей температуру, кислород и др.

Но, несмотря на это, мозги термитов очень малы и они не могут планировать эксплуатацию такой системы. У них нет данных о ситуационной осведомленности, они не знают, что они уже сделали. Они следуют одному правилу – строить.

Как бы то ни было, но такой тип операций применим только для низкостоимостных автономных средств – беспилотные летательные аппараты (БЛА), автономные подводные аппараты, распределенные наземные робототехнические группировки. Одним из возможных примеров может служить и БЛА ADM (Area Dominance Munition) ВВС США. Эти экспериментальные БЛА предназначены для доставки к линии боевого соприкосновения средств поражения, барражирования, поиска целей и их поражения.

В смешанной архитектуре типа F (Mixed) используется одновременно и архитектура «роя» и архитектура сети «по запросу». Такой способ построения сети применяется при использовании равноценных и неоднородных средств (в чем-то схожих, в чем-то различных). Например, подразделения сил специальных операций имеют общие возможности, но одновременно с этим разную специализацию (медик, связист, взрывотехник и др.).

Зарубежные аналитики выделяют два подтипа смешанных архитектур типа F. Первый применяется для объединения нескольких типов неоднородных, но равноценных средств, например, техника, разрабатываемая по программе «Перспективные боевые системы» армии США, – 14 комплексов, включая машины управления, гаубицы, минометы, БЛА, наземные роботизированные комплексы и т. д. При таком объединении средств архитектура «роя» применяется, когда средства объединяются для распределения данных ситуационной осведомленности («иерархический «рой»). «Рой» также может применяться и среди перспективных наземных комплексов для выполнения боевой задачи (распределенный «рой»), а между неоднородными средствами может использоваться и метод формирования сети «по запросу».

Средства, объединенные вторым подтипом смешанной архитектуры, имеют несколько общих характеристик. Например, средства корабельной системы ПВО ВМС США имеют важную общность в виде средств разведки, программного обеспечения, средств связи, но в то же время – различные радиолокационные системы.

Широко применяются и другие типы архитектур, которые можно отнести к смешанным. Архитектура сети типа «рой» с управляющим узлом (тип C Hub-Swarm) – это результат объединения архитектуры типа G и добавления «хаба» высокой ценности, который функционирует как множитель сил, хотя сама архитектура и имеет особенности «роя».

Например, флотилия фрегатов объединяется в сеть архитектуры G, но добавление воздушного средства противолодочной обороны позволяет существенно повысить эффективность действия фрегатов. При этом
самолет выступает в качестве центрального «хаба». То же самое будет, если к группе боевых самолетов добавить самолет «Авакс».

Архитектура сети «по запросу» с центральным узлом (тип B Hub-Reqest) формируется при добавлении к типу E высокоценного «хаба».

Примером такой архитектуры может служить секция огневого обеспечения ВС США времен войны во Вьетнаме. Она отвечала за выполнение заявок на огневое поражение наземных формирований противника.

Последний и самый сложный вариант архитектуры сети – объединенная сеть (тип D Joint). Такой тип объединяет в себе все имеющиеся сетевые архитектуры и присущ в первую очередь операциям объединенных сил. Высокоценный «хаб» в такой объединенной архитектуре сети будет выполнять задачи именно «хаба», т. е. коммутатора. Группы равноценных и равнозначных средств будут объединяться архитектурой сети «рой» и использовать методы запроса, приемлемые для неоднородных сетей.
По мнению военных аналитиков, применение такой архитектуры позволит добиться всесторонней вертикальной и горизонтальной интеграции всех участников боевых действий и обеспечить необходимый уровень «бесшовности» систем управления, связи, передачи данных и огневого поражения объединенных сил.
Анализ доктринальных и уставных документов ВС ведущих зарубежных стран позволяет сделать вывод, что базой для реализации современных боевых концепций является сеть. Более того, все сетецентрические концепции ведущих зарубежных стран строятся на возможности организации взаимодействия и объединения всех разрозненных боевых элементов в подсистемы, а затем и всех сформированных подсистем в единую структуру через развертывание «системы сетей». Такая организация взаимодействия подразумевает не только объединение платформ, узлов, средств, линий связи в техническом смысле, но и организацию когнитивного взаимодействия между личным составом и органами управления.

По мнению ряда зарубежных военных экспертов, успех современных и будущих операций будет зависеть в первую очередь от степени объединения всех участников операции (боевых действий) перспективными цифровыми сетями в единое информационно-коммуникационное пространство, обеспечивающее эффективное управление подчиненными войсками и силами. В этой связи существенно возрастает роль радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и дезинформации как основных мероприятий организации противодействия. Организация же эффективного противодействия требует знания структуры органов управления и архитектуры развертываемой системы связи противника для выявления их уязвимых элементов, а также понимания того, как противник использует эти сетевые ресурсы.

Как правило, каждый тип сетей имеет свои уязвимые элементы в виде ключевых узлов («хабов»), линий связи и платформ, независимо от того, что это за сети – коммуникационные, организационные или биологические. В этой связи для изучения перспективных сетевых архитектур, применяемых при формировании единого информационно-коммуникационного пространства, а также для планирования и организации мероприятий противодействия будет целесообразным разработать специализированную методологию с использованием теории, базирующейся на определении центров тяжести сетей (centers of gravity – COG) и выявлении критически важных уязвимых элементов таких сетей (critical vulnerabilities – CV).

При этом ряд зарубежных военных аналитиков обращает внимание на то, что нельзя смешивать понятия «центр тяжести» и «критически важные уязвимые элементы», так как первый термин применяется для всей системы, а второй – именно для подготовки удара (воздействия) по первому. Например, для уничтожения или вывода из строя всей авианосно-ударной группы необходимо выделить ее центр тяжести. Наиболее вероятно, что это будет сам авианосец, который и необходимо уничтожить. Но если в наличии нет подходящего средства поражения, способного вывести из строя такой мощный «хаб», как авианосец, необходимо исследовать авианосец уже как самостоятельную систему и обнаружить у него «центр тяжести» или выявить «критически важные уязвимые элементы», поражение которых может вывести авианосец из строя.

Центр тяжести – базовый термин, уже давно используемый в военно-теоретических изысканиях ведущих зарубежных стран. Немецкий военный теоретик и историк Клаузевиц первым начал обсуждать и создавать теорию центров тяжести, утверждая, что центр тяжести – это некоторая «центральная точка» вооруженных сил и государства, вокруг которой все и вращается 5 . С другой стороны доктор Стрэйндж и полковник ВС Великобритании Ричард Айрон в своей работе «Понимание центров тяжести и уязвимых элементов» 6 отмечали, что «центральная точка», имеющая отношение к вооруженным силам противника, может быть как физической, так и моральной и может находиться на стратегическом, оперативном или тактическом уровне.

В доктрине НАТО 7 центр тяжести описывается как потенциал или место, где государства, альянсы, боевые формирования или другие типы группировок концентрируют свои возможности для достижения свободы действий, физической мощи (силы) и готовности вести борьбу. Директор управления национальной безопасности института стратегических исследований колледжа армии США Эчевария в своем труде «Центры тяжести Клаузевица – это не то, что мы думаем» 8 давал несколько другое описание. В отличие от предыдущих исследователей он уточнял, что центр тяжести – это центростремительная сила, связывающая воедино разрозненные компоненты вооруженных сил противника. Но если применить комплексный подход для изучения факторов, связывающих разрозненные части воедино, можно найти и центр тяжести противника.

Сотрудник колледжа королевских ВС Швеции Варден в работе «Центры тяжести в военных операциях» 9 применял похожий подход. Он соглашался, что противник должен изучаться как система, состоящая из разнообразного количества взаимосвязанных элементов (частей). Базовый элемент такой системы – это энергия различного вида: физическая (люди, здания, системы связи и оружия) или психологическая (сила воли, возможности и способности). И если есть возможность направить специальный поток энергии в центральную часть такой системы, то вся система может быть уничтожена или выведена из строя. Он также отмечал, что в такой системе, построенной из определенного количества средств (узлов), объединенных сетью, как правило, имеется несколько ключевых элементов, воздействие на которые и может привести к выходу всей системы из строя.

Если мы определяем средство с наибольшим количеством связей, значит, мы определяем и наиболее ценный и важный узел всей системы, т. е. находим ее центр тяжести. Некоторые зарубежные военные специалисты соглашались, что в системе нет одного центра тяжести, существует одновременно несколько таких центров и узлов. Значит, понимание того, что в системе имеется несколько центров тяжести, а также их выявление является первым шагом для организации эффективных мероприятий противодействия.

Одним из основных и неотъемлемых элементов методологии исследования сетевых архитектур, применяемых при реализации перспективных сетецентрических концепций вооруженных сил зарубежных стран, является их классификация и систематизация, позволяющая определить ключевые узлы, т. е. выявить «центры тяжести» системы.

Предложенный в качестве возможного таксономический подход к классификации и систематизации сетевых архитектур позволяет

вскрыть архитектуру построения и развертывания перспективных сетей, а ее значимость определяется спецификой вскрываемых особенностей для каждого типа архитектур. Например, высокоценный «хаб» требует использования специальной тактики применения сил и средств, позволяющей получать наибольшую выгоду от такого узла-множителя, но одновременно с этим «хаб» требует проведения и мероприятий защиты. Архитектура, базирующаяся на объединении неоднородных средств «по запросу», вынуждает обращать внимание на обеспечение взаимодействия и определение приоритетов выполнения заявок.

Архитектура «роя» (распределенная архитектура) поднимает вопросы о специальных методах достижения договоренностей – методов с присущими им положительными и отрицательными моментами.

Вместе с тем необходимо учитывать, что архитектура перспективных специализированных самоорганизующихся сетей в зависимости от ситуации постоянно изменяется. Такие сети могут иметь все упомянутые архитектуры. Определенная архитектура самоорганизующихся сетей может появляться и исчезать после выполнения поставленной боевой задачи, что, несомненно, будет способствовать повышению живучести таких сетей.

Предложенный подход к классификации и систематизации сетевых архитектур может применяться при планировании и организации мероприятий информационного противодействия. Объясняется это тем, что каждый тип сетей имеет свои наиболее уязвимые элементы. И каждая архитектура требует своего подхода к организации и осуществлению мероприятий противодействия.

1 2006 CCRTS. Some thoughts on the application of military theory to Information Operations and Network Centric Warfare. Information Operations/Assurance. Roland Heickerц, PhD Adjunct Professor Deputy Research Director Swedish Defence Research Agency, FOI Division of Defence Analysis Gullfossgatan 6, Kista SE-164 90 Stockholm. Sweden.

2 Большой словарь иностранных слов. М.: 2006. С. 644.
* Здесь и далее под «хабом» подразумевается ключевой узел, обеспечивающий соединение всех пользователей сети и без которого сама сеть не может функционировать или ее возможности будут существенно ограничены. «Хаб» одновременно является и концентратором или множителем возможностей отдельных средств, подключенных к сети, обеспечивая при этом синергетический эффект. В соответствии с теорией немецкого военного теоретика и историка Клаузевица такой «хаб» является центром тяжести сети (группировки).

3 Кондратьев А.Е. Программа ВВС США «умный танкер», или Новый подход к старой модели // Аэрокосмическое обозрение. 2008. № 1. С. 34.

4 A Taxonomy of Network Centric Warfare Architectures. Anthony Dekker. Defence Science & Technology Organisation DSTO Fern Hill. Department of Defence, Canberra ACT 2600, Australia.

5 Clausewitz, C-V (1832). On War. Swedish translation by Mеrtensson, Bцhme och Johansson (1991). Stockholm, Sweden: Bonnier Fakta Bokfцrlag.

6 Strange. J, Iron R. (2001). Understanding Centers of Gravity and Critical Vulnerabilities. Research paper.

7 NATO (2003). Gudelines for operational planning.

8 Echevarria A. J. (2003). Clausewitz’s center of gravity it’s not what we thought. Naval War CollegeReview. Vol. LVI, No1.

9 Warden. J (2004). Centers of gravity in military operations. Preliminary draft. Royal Swedish Defence College.

Военная мысль №12 2008 С.63-73

 

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика