Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Сетецентрическая война: Россия готова?

 

В конце прошлого года Министерство обороны РФ объявило о завершении первого этапа реформирования Вооруженных сил - придания им «нового облика». Второй этап предполагет еще большие изменения - создание новой системы управления войсками.

 

Рождение идеи

Термин «сетецентрическая война» (Network Centric Warfare, NCW) ввели в оборот вице-адмирал ВМС США Артур Себровски и эксперт КНШ Джон Гарстка в 1998 году. Потом, как водится в Америке, подключились специализирующиеся на военной тематике журналисты Дэвид Ронфельд и Джон Арквилла. Они принялись втолковывать членам конгресса идею - лучше иметь много простых и дешевых боевых платформ, чем немного сложных и дорогих. В отношении войсковых подразделений - то же самое. Конечно, если связать их с командными пунктами подобием интернета. Тогда «взвод в составе примерно 50 солдат может представлять собой значительную силу, если он связан с другими, особенно местными дружественными силами и если он находится в сетевом контакте даже с небольшим количеством истребителей-бомбардировщиков».

Главным принципом ведения боевых действий, по их мнению, должно было стать создание «стай» или «роев», и атака противника со всех направлений множеством мелких подразделений (тех самых, о которых сказано «много и небольшие»). Ведь «...в век глобальной взаимозависимости и при высокой степени насыщенности информационными технологиями, даже немногочисленное подразделение бойцов способно причинить огромный ущерб».

Идея, как говориться, лежала на поверхности с начала 90-х. К тому времени рост возможностей космической и радиотехнической разведки обеспечил войскам актуальность данных о противнике. Введение в обиход системы GPS и цифровых карт дали возможность точно привязать подразделения и цели к местности. Новые системы навигации/наведения, вроде Tercom, породили высокоточное оружие. Обилие средств РЭБ позволили подавлять системы управления врага и дезориентировать его. Оставалось связать упомянутые средства скоростными каналами закрытой связи и обеспечить обмен данными в этой сети.

Последним доводом, ultima ratio, послужили итоги командно-штабной игры с использованием доставшегося США после распада Варшавского Договора комплекса ПАСУВ «Маневр». Тогда «красные», используя «Маневр», за три дня разнесли в пыль «синих», работавших на традиционных средствах управления. Без применения ядерного оружия. Это был шок.

Потрясал не сам проигрыш: в конце - концов, игра и есть игра. Было непостижимо, как на архаичной элементной базе и средствах связи типа «один «Урал» - один канал» русским удалось создать столь эффективную систему управления. И этот канал работал, перехватить связь или забить ее помехами было невозможно! Ну да о чем говорить: те, кому довелось работать на «Маневре» помнят звучание сигнала, предупреждавшего о перерыве связи для передачи командных сигналов. Алгоритм обмена информацией в ПАСУВ превращал систему связи в сеть, по которой донесения и приказы доводились до абонентов с гарантией. Даже если они действовали в отрыве от основных сил или дрались в окружении. Главное же - в разы сокращалось время цикла боевого управления.

Американцам оставалось только творчески воспользоваться тем, что оказалось в их распоряжении и... Hooray, our flag over Iwo Jima!

Все очень эффектно и, по-видимому, эффективно. Главное - создание глобального боевого интернета для обмена информацией в режиме «онлайн". Он-то и обеспечит управление из единого центра всеми видами и родами войск в их иерархическом построении, вплоть до конкретного бойца. Боевыми действиями на любом ТВД, в любой точке Земли можно будет управлять непосредственно из Пентагона (Вашингтон, округ Колумбия). Президент в реальном масштабе времени сможет наблюдать картину боя на экране компьютера и, при желании, связаться не только со всеми командирами от генералов до сержантов, но и с конкретным рядовым «Райаном», чтобы подбодрить его в трудную минуту.

Расходы на реализацию всего комплекса средств сетецентрической войны, запланированные на 10 ближайших лет в рамках различных взаимосвязанных программ по созданию Единого информационно-коммуникационного пространства, оцениваются более чем в $200 млрд. Результатом должна явиться в том числе «Глобальная информационная сеть» (ГИС) МО США (Global Information Grid). Она предназначена для информационного обеспечения всех элементов системы национальной безопасности страны, в том числе и вооруженных сил. Основные направления строительства ГИС утверждены директивой МО США № 8100.1 от 19 сентября 2002 года (DODD 8101.1, Global Information Grid (GIG) Overarching Policy, 19 September 2002).

 

 

Сеть (если понимать не только «железо», но и софт) имеет сервисно-ориентированную архитектуру. Информационные потребности реализуются по модели «размещение и интеллектуальное извлечение по запросу». Такой технологический подход смещает акцент в сторону потребителя, информационные потребности которого реализуются посредством определения потенциальных источников этой информации.

Для сокращения расходов и снижения зависимости от поставщика используется «открытая архитектура» и программно-аппаратные средства коммерческого назначения. И здесь возникает одна специфическая особенность. На фоне активного использования аналогичных стандартов коммерческой спутниковой связи (при условии канального шифрования) радио- и радиотехнической разведке весьма сложно вскрыть даже на статистическом уровне работу или изменения в активности военных систем. Ведь в США применение коммерческих ИСЗ для организации связи группировок на ТВД достигает 70-80%.

Такая ГИС имеет инфраструктуру, обеспечивающую совместное использование информационных ресурсов как в рамках вида ВС, так и за счет сетевого обмена информацией между всеми видами ВС США. Предполагается, что эта инфраструктура обеспечит в случае войны для ВС США свойства интеграции, экспедиционности, сетецентричности, децентрализованности, адаптивности, позволит получить превосходство в принятии решений и высокую огневую мощь. В данном контексте сетецентричность подразумевает взаимосвязанность и синхронизацию усилий по целям, времени и задачам, а децентрализованность - способность тактических формирований самостоятельно вести боевые действия на основе единого замысла операции.

Изменения в подходах к организации информационного обмена привели к поиску адекватных решений в области организации и функционирования органов управления объединенными войсковыми группировками. Для этого реализуются программы:
- формирования постоянных штабов объединенных оперативных формирований (ОК);
- упразднения типовых структур штабов региональных ОК ВС США и формирования на их основе штабов с динамической структурой (уже выполнено для ОК ВС США в Европе и ОК ВС США в Центральной и Южной Америке);
- формирования бригад модульного типа в СВ США;
- оснащения сухопутных войск новым поколением ударных средств, связи и разведывательно-информационного обеспечения «Боевые системы будущего»;
- упразднения штабов воздушных армий и создания вместо них постоянных штабов оперативных экспедиционных формирований ВВС для каждого объединенного командования вооруженных сил США в передовых зонах;
- создания авиационных экспедиционных формирований;
- создания постоянных штабов оперативных формирований ВМС в составе командования сил флота ВМС США;
- создания экспедиционных ударных групп ВМС США.

Таким образом, концепция «сетецентрической войны» является именно концепцией управления, а не концепцией ведения войны, и, по сути, отражает технологические подходы к реализации объединенного управления ВС США. То есть изменение содержания и функций командования, при улучшении оперативности управления и самосинхронизации систем управления, являются сутью обновленного процесса управления. «Сетецентрическая» трансформация отражает эволюцию взглядов на принципы и функции процессов управления, которые могут быть воплощены на практике с помощью новейших информационных технологий. Тем самым достигается информационное превосходство над противником, что дает войскам возможность использовать принцип «массирования результатов» взамен прежнего принципа «массирования сил и средств».

Проверка делом

Теория без практики мертва, поэтому «сетецентрическую» концепцию решили впервые опробовать в Ираке. Как показали события 2 апреля 2003 г., не все проходило гладко. В бою за овладение мостом через реку Евфрат в Ираке лишь чудо спасло американскую батальонную тактическую группу от полного уничтожения. Как известно, основным препятствием на пути колонн союзников стала река Евфрат. Единственный путь на другой берег пролегал по мосту, которому присвоили кодовое обозначение «Peach» («Персик», а на сленге - «красотка»). Батальонной тактической группе 3-69 из состава американской 3-й пехотной дивизии была поставлена задача захватить мост и удерживать его до подхода основных сил, не давая противнику возможности разрушить его. Задачу ставили исходя из отсутствия какого-либо противника: полученные со спутника изображения показывали - мост без охраны.

Командир группы 3-69 по прибытии на место решил провести доразведку. Ее результаты ужаснули: близлежащие улицы города, пальмовые заросли и оросительные каналы вокруг моста были буквально набиты иракскими войсками. Они скрывались в разветвленной сети траншей, бункеров и укрытий. А от американских спутников прятались, просчитывая режимы их полета и используя вполне обычные способы маскировки.

Но почему не сработала должным образом новейшая система боевого управления «Blue Force Tracker», с помощью которой командиры подразделений получали постоянно обновляемую информацию о местоположении войск противника и своих войск? На электронной карте позиции противника обозначались иконками красного цвета, место которых должны были вручную определять офицеры разведотделов штабов бригад и дивизий. Они, в свою очередь, получали данные о местоположении войск противника, используя разведывательные спутники, беспилотные летательные аппараты и другие средства авиационной разведки.

В этом, как оказалось, и была скрыта основная причина ошибок. Тогда как голубые иконки своих войск у всех командиров отображались одинаково и показывали адекватную оперативную обстановку, красные иконки «чужих» находились у разных командиров в разных местах. В итоге возникала неразбериха. Причем многие командиры об этом либо не догадывались, либо же в горячке боев забывали: они думали, что раз положение голубых иконок соответствует реальности, то и красные «ведут себя» аналогично.

Офицер разведотдела 3-й пехотной дивизии подполковник Шон Уид подтвердил впоследствии, что замедление прохождения информации о противнике сверху вниз чрезвычайно негативно сказывалось на оперативности принятия командирами подразделений и частей решений. Он, в частности, подчеркнул: «Для того чтобы получить свежие разведданные, нам приходилось останавливать движение вперед и с головой погружаться в массивы баз данных».

То есть, войсковая колонна вставала, развертывала лес антенн и пыталась установить связь с терминалом армейской системы мобильной связи MSE. Процесс подключения к общей базе данных мог занять несколько часов. А скорость передачи зачастую была настолько низкой, что порой командиры за время остановок даже не успевали скачивать необходимую им информацию. Приходилось втягиваться в бой по старинке, «вслепую».

Конечно, войскам для хорошей работы нужны зоркие «глаза» и чуткие «уши». Таковыми должны были стать многовидовая тактическая система радиосвязи JTRS (Joint Tactical Radio System) и тактическая информационная сеть WIN-T (Warfighters Information Network - Tactical) суммарной стоимостью $35 млрд. Но обеспечить войска надежной связью и данными разведки в ходе последней иракской кампании они не смогли.

 

 

В закрытом докладе расследовавшей инцидент комиссии указывалось, что в то время как штаб коалиционных сил, находившийся в Кувейте, имел полную оперативную картину текущего дня, командиры на передовой таковой в большинстве случаев не обладали. На экранах их компьютеров не было ни одной красной иконки рядом с тем мостом. По голосовым же радиоканалам никто оперативно разведданные не выдавал.

Батальонную тактическую группу 3-69, отбивавшую контратаки иракских сил почти сутки, спасли хорошая подготовка солдат и офицеров, а также большой запас боеприпасов и высокая точность стрельбы. Американская пресса поспешила назвать этот бой «встречным сражением бронетанковых частей, сравнимым со сражением под Прохоровкой на советско-германском фронте».

Еще одной из причин того, что разведка прозевала иракские бригады, оказалась банальная нехватка средств авиаразведки, обладающих высокой мобильностью и оперативной гибкостью. Единственный БПЛА Predator был зарезервирован в тот день за ВВС и не мог работать по заявкам армейцев, а командование группировки сухопутных войск располагало в этом районе всего лишь одним разведывательным БПЛА типа Hanter, который должен был контролировать территорию в несколько сотен квадратных километров!

Однако эксперты склонны считать эту причину обычной отговоркой и попыткой свалить все неудачи на банальную нехватку средств, которую-де весьма просто исправить - надо только выделить больше денег на закупку большего количества ВиВТ. На самом деле все не так просто: в небе Ирака находилось достаточно других авиационных средств, способных вести практически все виды разведки и наблюдения. Так где же все они были в тот день?

Оказывается, утюжили небо над западной частью Ирака, выискивая «Скады», чтобы те не могли быть запущены в сторону Израиля. Американское военно-политическое руководство очень сильно опасалось любого повода, который позволит Израилю вступить в войну против слабеющего Ирака. Случись это, и весь арабский мир бросился бы оказывать всемерную помощь Багдаду. Вот такая оптимизация в едином информационном пространстве.

Случай наделал в свое время немало шума, несмотря на то, что информация о нем по крупицам начала просачиваться лишь два года спустя. Можно согласиться с генералом Робертом Скейлзом: «Идея «сетецентрической» войны, подразумевающая, что туман войны будет рассеян за счет работы созданного в небесах гигантского технологического всевидящего ока стратегического значения, на поверку оказалась провалом, обошедшимся бюджету в сотни миллиардов потраченных зря долларов».

Одной из причин ошибок были объявлены программные и иные недостатки архитектуры данной автоматизированной системы боевого управления. Кстати, аналогично объясняли и наши военные руководители неудачное использование АСУВ «Акация» во время учений «Кавказ-2009».

До начала боевых действий США в зоне конфликта создали мощную группировку космических средств различного назначения. Из космоса велась непрерывная разведка спутниками оптической, радиолокационной разведки, осуществлялись управление, навигация, связь, метеообеспечение. Космическая группировка в сопряжении с АСУ различного уровня образовывали единую систему боевого управления, оптимизированную к конкретным задачам военной операции. В конечном итоге такая система управления обеспечивала непрерывность и быстроту процессов управления от стратегического звена вплоть до отдельного солдата.

Создание системы управления ВС США обусловило создание соответствующей штатной структуры, которая заполняется специалистами-выпускниками военно-учебных заведений. Новая структура автоматизированного управления потребовала наличия специально обученных кадров, которые значительно повысили свою квалификацию, участвуя в военных конфликтах.

В ходе боевых действий был выявлен ряд недостатков, особенно в АСУ на тактическом уровне. Например, оказалось, что многие радиостанции не совместимы друг с другом. Выявилась трудность управления мобильной операцией, что потребовало более компактных и хорошо защищенных машин и т.д. В итоге список выявленных недостатков занял большой объем, началась серьезная работа над ошибками. Но в целом система была признана достаточно эффективной.

Еще в 2002 г. в одном из проведенных корпорацией RAND исследований говорилось следующее: «Вполне вероятно, что в будущем противник сможет создать технику или разработать методику для осуществления активного и эффективного противодействия нашим высокотехнологичным разведывательным системам, что позволит его войскам действовать более скрытно, успешно ведя при этом радиоэлектронную войну. Принимая данное обстоятельство во внимание, можно предположить, что эффект от «сетецентризма» в действительности может оказаться не столь положительным, сколь отрицательным, и вполне реально может привести к снижению уровня знаний и компетенций и к дезориентации командиров на поле боя».

Неужто у американцев все так плохо и является ли это поводом для самоуспокоения? Конечно нет, ведь имеются и примеры очень успешного использования сетецентрических технологий. Новые возможности продемонстрированы при организации адресного тылового снабжения - основы боевого применения войск в маневренной войне. В Ираке успешно использовалась распределенная информационная система MTS (Army's Movement Tracking System). В ней на основе радиоизлучающих датчиков, стационарных и портативных сканеров, системы GPS, беспроводного доступа и тактического интернета непрерывно отслеживается положение всех наземных подвижных объектов (танков, БТР, БМП) на ТВД, от экипажей которых органы тыла получали запросы на поставку топлива, боеприпасов, ЗИП и других видов обеспечения. В системе было задействовано около 4000 бортовых компьютеров и 100 серверов. Система MTS обошлась Армии США в $418 млн, сформирована в течение 3 лет. Компьютеры штаба 5-го армейского корпуса - основной ударной силы группировки в Ираке - были способны самостоятельно сопровождать до 1000 наземных объектов. Командиры эскадрилий палубной авиации планировали вылеты своих экипажей вместе с коллегами из армейской авиации, также пользуясь общей информационной системой.

Уже в операции в Афганистане, 80% боевых вылетов производится «вслепую», то есть в память бортовых компьютеров заранее не вводятся координаты целей, информация о них поступает от наземных частей непосредственно с передовой. Для этого развернута специальная система боевого планирования и управления авиацией на ТВД - TBMCS (Theater Battle Management Core Systems).

Сегодня американские офицеры не рисуют карт и не передают боевые донесения голосом по радио. Они используют распределенную информационную систему боевого управления FBCB2 (Force XXI Battle Command Brigade or Below), охватывающую звенья бригада-батальон-рота. Именно на эту систему должна походить отечественная ЕСУ ТЗ «Созвездие-М2». Система собирает и распределяет данные, поступающие от всех источников разведывательной информации: спутников, самолетов, вертолетов, танков, БМП и даже отдельного пехотинца. На дисплее компьютера командира боевая обстановка воспроизводится в деталях с привязкой к рельефу местности.

 

 

Водители бронемашин перед штурмом Багдада проигрывали маршруты движения по улицам и площадям с помощью специального трехмерного виртуального макета. Командиры боевых подразделений и передовые артиллерийские наводчики для ориентирования на местности и передачи боевых донесений получали штатные карманные компьютеры на общую сумму в $14 млн. Это ничтожная сумма на фоне того, что разработка и испытания FBCB2 в течение 1997-2003 гг. обошлись Армии США в $800 млн.

И наконец, более чем в 7 раз по сравнению с 1991 г. увеличилась суммарная полоса пропускания (до 3 ГГц) арендованных Пентагоном каналов спутниковой связи для передачи информации. Это как раз и определяет эффективность коммуникаций между объектами в боевом пространстве. В результате в Ираке в 2003 году в ходе воздушных ударов применено до 80% высокоточного оружия против 10% во время «Бури в пустыне» и 40% - в Югославии. Сколько целей уничтожено в Ираке - неизвестно, но стоит напомнить итоги войны США против Югославии (1999 г.). 900 гражданских и военных объектов были выведены из строя 1500 высокоточными ракетами. С их помощью разрушена нефтеперерабатывающая промышленность и уничтожено 40% нефтехранилищ. Уничтожено 80 мостов, не менее 50% оборонных предприятий, выведены из строя 70% автомобильных и железных дорог и так далее.

Что имеем?

Идея управления войсками с помощью интернет-подобных технологий захватила умы военных и в России. В нашем Генштабе как о само собой разумеющемся говорят о сетецентрических войнах будущего. Поскольку наши разработки окружены завесой тайны, приходится собирать мозаику из осколков. По логике система должна иметь единого генерального конструктора и охватывать все три уровня: стратегический, оперативный и тактический. В Советском Союзе так и было - существовали системы высшего уровня («Редут», «Кентавр») и ПАСУВ «Маневр», охватывавшая органы управления тактического звена.

Но к исходу 80-х годов прошлого века работы по «Маневру» (принят на вооружение в 1983 г.) практически свернули. Изменения в заказывающих управлениях Минобороны РФ также не способствовали концентрации финансовых и организационных усилий на создание масштабной автоматизированной системы управления войсками. Работы велись только в интересах отдельных органов управления и соединений ВДВ. Системные работы по автоматизации пунктов управления уровней оперативного звена были возобновлены через 10 лет, а по тактическому звену - спустя еще 5 лет.

Учесть все многообразие требований к организации и временным показателям циклов управления в этих звеньях и координировать все работы по созданию средств поражения и разведки различного назначения с целью обеспечения их эффективного боевого применения не брался никто. Поэтому в новой России пошли своим путем: с 90-х годов концерн «Системпром» разрабатывал АСУВ «Акация» для оперативно-стратегического звена. К концу 2012 г. российская армия при достаточном финансировании может быть полностью оснащена мобильным вариантом системы «Акация-М» - военным аналогом интернета. Сегодня такими комплексами оснащены один из пунктов управления Генштаба, а также Московский военный округ и 20-я армия. Это позволяет офицерам находиться в одном и том же информационном пространстве, как в местах постоянной дислокации, так и при выходе в поле или в ходе боевых действий.

Однако без системы управления тактическим звеном, то есть уровнем «бригада-батальон-рота-солдат», автоматизация управления большого смысла не имеет. Задачу по созданию Единой системы управления тактическим звеном (ЕСУ ТЗ) решают с 2000 года в «Концерне «Созвездие», ведущем предприятии РЭП по созданию АСУ, средств связи для ВС РФ и силовых структур. Шифр разработки «Созвездие-М».

Ее появление сулит технологическую революцию в области управления: зона ведения боевых действий бригады расширяется вдвое при двукратном сокращении цикла боевого управления. При этом возможно непрерывное ведение боевых действий и их обеспечение, что позволяет максимально использовать боевой потенциал тактических формирований. Испытания показали - отдельные нормативы «солдат с компьютером» выполняет в 40 раз быстрее, чем раньше. Собственно, это уже не просто компьютер, а коммуникатор. В этом году предложено решение в виде IP-телефонии, которая позволит выйти на отдельного военнослужащего простыми набором номера. Военные получают «мобильник» с WiFi -связью, GSM-модулем, ГЛОНАСС и радиостанцией шестого поколения. Вес аппаратуры - полкилограмма.

Единая цифровая защищенная полевая сеть связи создается с использованием мэдж-технологий на базе станций Wi-Fi. «По обычной радиостанции или радиостанции старого парка время доведения команды или боевого распоряжения от командира бригады до командира подразделения исчислялась десятками минут. Сейчас, с использованием автоматизированных средств управления, от единицы секунд до десятков секунд», - утверждает Владимир Федоров, начальник отдела НПО «Концерн «Созвездие».

Для обеспечения оперативных контуров управления в составе оперативного командования (армии) требования по взаимодействию заданы в обеих системах. Более того, ЕСУ ТЗ должна взаимодействовать не только с «Акацией», но и с другими АСУ видов и родов войск. Взаимодействовать планируется не путем замещения одних средств автоматизации другими, а на основе интеграции их ресурсов.

Испытания «Созвездия-М» тянулись до августа 2008 года. До событий в Южной Осетии у военных так и не дошли руки рассмотреть заявку на опытно-войсковую эксплуатацию системы шифрования и защиты от помех. Во время конфликта оказалось, что американская система Harris, с помощью которой осуществлялось управление у грузин, показала себя отлично. «Когда дым сражений рассеялся, и выяснилось, что в армии больше связи нет, ни старой, ни новой, в Генштабе зашевелились», - вспоминает один из сотрудников «Созвездия».

В итоге концерну для опытной эксплуатации выделили два батальона, пару дивизионов и три танковых роты в Таманской бригаде. Во время испытаний сегмента ЕСУ ТЗ в позапрошлом году, продолжавшихся около недели, было зафиксировано 137 отказов и сбоев. Из них только 12 - из-за неправильных действий бойцов. Одновременно выявилась недостаточная устойчивость связи в условиях применения средств РЭП. Воронежцы обучили около ста человек, и уже летом 2009 года КШМ с ЕСУ ТЗ участвовали в учениях «Кавказ». Впрочем, до испытаний на практике дело опять не дошло, так как «Созвездие» не связали с «Акацией».

Теперь «Системпром» ждет, пока «Созвездие» доделает свою систему, чтобы совместить их между собой. Но это в теории. На практике все упирается в надежность оборудования, устойчивость каналов связи и производство комплектующих. Сеть состоит из множества устройств, которые принимают и отправляют сигналы в самых разных диапазонах. Заблокировать эту систему можно, только если забить помехами практически весь существующий частотный диапазон. А если противник в состоянии это сделать?

Сейчас же самое главное - отработать алгоритмы действий в условиях боя так, чтобы их понимал каждый участник. Вот с этим проблемы. Многие военные уже жалуются, что научиться работать с новой системой трудно. То есть, даже если будут решены все технические проблемы, интерфейс программы настолько сложен, что пока все комбаты разберутся в стрелочках и значках, уйдет масса времени.

В Министерстве обороны признают, что ЕСУ ТЗ «Созвездие» сейчас требует значительной переработки. Однако другого пути нет. «Мы создаем общую систему управления войсками. Раньше флот свою систему развивал, военно-воздушные силы - свою. Денег тратилось громадное количество», - говорит начальник ГШ генерал армии Николай Макаров. В СССР действовали 16 разных систем управления. Теперь создается одна на всех. Председатель правительства Владимир Путин, знакомясь с истребителем пятого поколения, спросил у разработчиков: «А он уже интегрирован в «Созвездие»?» «А что это вообще такое? - удивился конструктор. - В первый раз слышу».

Вспоминается и другое. На учениях «Ладога-2009» главком Сухопутных войск генерал-полковник Болдырев пытал разработчика БПЛА из Ижевска:

«- Вот я вижу на экране группу людей. Мне надо немедленно знать их координаты, чтобы нанести удар.

- Программа пока не предусматривает обработку информации в процессе полета. Вот когда он сядет...», - разводил руками конструктор.

Главком сокрушался и приводил в пример израильские беспилотники. Но с ними тоже сложилась курьезная ситуация. «Ну запустили их, ну убедились что летают, но посмотрели на картинку в мониторе. А что с ними делать дальше - никто пока не знает»,- пояснили в Генштабе. Сейчас российская оборонная промышленность располагает около 50 различных вариантов беспилотников, при этом из-за неясности задач, которые планируется решать с помощью БПЛА, дальнейшая их разработка выглядит бессмысленной. И так 5 млрд руб уже потрачено.

В марте 2010 г. на полигоне Струги Красные прошло КШУ 76-й Гвардейской десантно-штурмовой дивизии, в ходе которого отрабатывались элементы сетецентрического метода управления войсками. О результатах - молчок. Основным событием боевой подготовки 2010 года станет оперативно-стратегическое учение «Восток-2010», на котором тоже должны отрабатываться вопросы «сетецентрического управления». Каковы будут результаты?

Даже если ЕСУ ТЗ доведут до ума, следует учитывать, что НПО «Концерн «Созвездие» не может пока производить более 4 бригадных комплектов в год, а общевойсковых и других бригад только в Сухопутных войсках - 85...

 

Сетецентрическая война: Россия готова?

"Военно-промышленное обозрение", №2 2010

 

 

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика