Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

1.2.6. Трансцендентальная диалектика

Но  для человека характерно постоянное стремление к выходу за эти пределы. Кант обсуждает такую способность, которая оперирует идеями, выходящими за пределы возможного опыта. Он называет эту способность разумом. Является ли разум особой, наряду с рассудком, познавательной способностью? Если это познание, то познание чего? Не данной в опыте  реальности? Если она не дана в опыте, то может быть лишь умопостигаемой. Но умопостигаемое – это и есть предмет метафизики. Значит, разум – это познавательная способность, гарантирующая возможность метафизики? Нет. Кант показывает, что априорный аппарат, которым оснащен познающий субъект, неприменим для познания ноуменов.  Поэтому подобная попытка ни к чему хорошему привести не может: разум в этом случае становится диалектическим.

Кант определяет диалектику как  «логику видимости». Т.е. диалектическое рассуждение только создает видимость познания, которое  якобы относится к какому-то объекту. Объекты диалектических рассуждений –  не более чем  видимость и иллюзия. Кант ставит свой целью разоблачить подобные иллюзии, предупреждая, что  «мы имеем здесь дело с естественной и неизбежной иллюзией …. Существует естественная и неизбежная диалектика чистого разума, не такая, в которой какой-нибудь простак запутывается сам по недостатку знаний или которую искусственно создает какой-нибудь софист, чтобы сбить с толку разумных людей, а такая, которая неотъемлемо присуща человеческому разуму и не перестает обольщать его даже после того, как мы раскрыли ее ложный блеск, и постоянно вводит его в минутные заблуждения, которые необходимо все вновь и вновь устранять» [Кант, Т. 3, с.339 – 340].

Мы рассмотрим здесь эту диалектику на примере кантовского анализа так называемых «антиномий чистого разума»,  связанных с идеей «мира как целого» (космологическая идея).  Почему «мир как целое» - это идея? Потому что любой возможный опыт представляет только фрагмент реальности. Он не может быть завершенным в принципе, так сказать, «по построению». Например, восприятие явления в пространстве и времени включает его в безграничное пространство и время, т.е. подразумевает, что нечто было раньше и будет позже, что есть что-то правее, левее, выше, ниже; что любое воспринимаемое явление есть следствие других, предшествовавших ему, и т. д.

Однако такова человеческая природа, что человек не может остановиться на этом и хочет понять существо мира «вообще», «в целом». Но при этом человек применяет понятия, которые имеют смысл только в отношении к предметам возможного опыта: пространство, время, причинность и др.  Да и в самом деле, а какими другими понятиями он может пользоваться?  Но в результате разум впадает в антиномии, т. е. неразрешимые противоречия с самим собой. 

Антиномии представляют собой пары утверждений, из которых одно является логическим отрицанием другого (тезис и антитезис). По законам логики, из таких утверждений одно должно быть истинным, а другое ложным. Поэтому разум хочет выяснить, тезис верен или антитезис,  и для того стремится рассмотреть их  обоснования. Но оказывается, что доказательство как тезиса, так и антитезиса равно убедительны, или, если хотите, равно неубедительны, и разум никак не может сделать выбор.

Кант формулирует следующие четыре антиномии. Первая:

Тезис:           Мир имеет начало (границу) во времени и пространстве Антитезис:  Мир во времени и пространстве бесконечен.

Для иллюстрации проблемы, которую тут обсуждает Кант, приведем слова  философа М. Бубера: «Бесконечное мировое пространство пугало Паскаля … Но не новооткрытая бесконечность пространства, сменившая прежде приписываемую ему конечность, страшила и волновала его. По-видимому, любая концепция пространства – и конечного  не меньше, чем бесконечного, - тревожила его самим переживанием бесконечности, ибо попытка реально вообразить как конечное, так и бесконечное пространство – задача одинаково головоломная и в обоих случаях приводящая к мысли, что мир этот нам не по зубам» (Бубер М. Два образа веры. – М., 1995. - С.173]. В самом деле, если представить себе, что мир бесконечен в пространстве и времени, то мы будем иметь парадокс истекшей бесконечности; а если представить себе его конечным, то встает вопрос, что «за» границей пространства и «до» начала времени. 

Вторая антиномия:

Тезис:          Всякая сложная  субстанция состоит из простых частей, и вообще существует только простое или то, что сложено из простого. Антитезис: Нет ничего простого, ни одна сложная   вещь не состоит из простых частей.

Эта антиномия связана с проблемой того, является ли реальность бесконечно делимой или же существуют неделимые, т.е. абсолютно простые элементы.

Иногда говорят, что современная наука разрешила кантовские антиномии. Однако можно ли утверждать, что это – окончательное решение, которое не будет пересмотрено в ходе дальнейшего развития науки? Кантово решение этих антиномий состоит в том, что и тезис, и антитезис ЛОЖНЫ, ибо в понятии «мир как целое» заложено внутреннее противоречие.  В самом деле, в любом возможном опыте мы имеем дело только с фрагментом мира, как уже разъяснялось выше. Поэтому «мир как целое» - это только идея разума. Однако, рассуждая о мире как целом, применяют понятия и представления, которые приложимы к возможному опыту. В таких-то случаях и возникают неразрешимые противоречия, когда человек пытается представить себе мир сам по себе, независимый от нашего познания его, и вообразить его, так сказать,  с точки зрения Бога, но в то же время в понятиях, обретающих смысл только в нашем опыте.

В истории науки сменялись разные представления о том, конечен или бесконечен мир, имеет ли он дискретную либо континуальную структуру. Скорее всего, и современные представления обнаружат, в конце концов, свою ограниченность. Тем не менее, в современной науке возникают концепции, которые стремятся говорить о «мире как целом», например, его первом мгновении (теории «Большого взрыва» и т.п.). Получаются теории, которые являются метафизическими по существу, хотя сформулированы на современном точном научном языке. Остается только сказать, что Кант был прав:  стремление к выходу за пределы возможного опыта действительно присутствует в человеческой природе.

Это стремление чрезвычайно важно. Оно приоткрывает человеку его призвание в мире. Однако оно по большей части получает неправильное применение. Мы не можем обладать полным и завершенным предметом познания. Но зато полнота, завершенность, организация всего познания в некое единое целое  всегда стоят перед рассудком как его бесконечная задача. В свете этого мы получаем возможность понять природу и задачу разума. Он выступает как способность задавать регулятивные принципы познания и указывать на его цель. 

Третья антиномия связана с проблемой детерминизма и свободы:

Тезис:          В мире, кроме причинности по законам природы, существует и свобода. Антитезис: В мире нет никакой свободы и все совершается только по законам природы.

А четвертая антиномия связана с вопросом о том, все ли причины в мире обусловлены предшествующими причинами, или имеется необходимая, безусловная причина, т. е. Бог. 

В этих антиномиях перед нами встают проблемы, связанные с тем, как совместить научную картину мира (антитезис) с религиозным и нравственным сознанием (в самом деле, свобода человеческой воли является необходимой предпосылкой для  моральной и юридической ответственности).  Решение Канта заключается тут в том, что и тезис, и антитезис верны. Это возможно, потому что у них разный предмет. Антитезис относится  к   миру, изучаемому точным математизированным естествознанием. Но ведь этот мир есть лишь явление, а не мир сам по себе. И это дает, как считает Кант,  религиозному и нравственному сознанию логическую возможность относить свои утверждения к ноуменальной реальности, не впадая в противоречие. Но мало ли что мы можем мыслить без противоречия! Подлинным основанием для того, чтобы мыслить ноуменальную реальность и человека как ее гражданина будут, по Канту, не те или иные изощренные теории и доказательства, а неуклонное следование нравственному долгу и постоянная борьба с собственными слабостями. В этом пункте теоретический, познающий разум переходит в разум практический, т. е. определяющий человеческую волю и поступки.

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика