Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

1.2.3. Синтетические суждения априори

 Но действительно ли существует априорное познание? Кант доказывает, что это так.  При этом он определенным образом изменяет понятие априорности. Кант согласен с Локком, что познания не бывает без опыта и что все человеческое познание начинается с опыта. Но это признание не отменяет наличия априорного знания. Кант говорит:  “Хотя всякое наше познание и начинается  с опыта, отсюда вовсе не следует, что оно целиком происходит из опыта”.  И далее Кант продолжает: “Вполне возможно, что даже наше опытное познание складывается из того, что мы воспринимаем посредством впечатлений, и из того, что наша собственная познавательная способность (только побуждаемая чувственными впечатлениями) дает от себя самой...” (Т.3, с.105). Таким образом, для Канта априорное знание – это не то знание, которое предшествует опыту во времени.  Это такое знание, которое, проявляясь только вместе с опытом, тем не менее абсолютно не зависит от любого возможного опыта.

Но почему Кант так уверен в том, что подобное знание вообще существует?  Потому что  опыт не может придать знанию всеобщность и необходимость.  Следовательно, если в науках имеются необходимые и всеобщие утверждения, значит, делает вывод Кант, в них обязательно должен быть элемент содержания, который происходит не из опыта, т.е. является априорным. Поэтому необходимо исследование возможности, принципов и объема имеющегося у человека априорного знания.

Чтобы более  точно сформулировать свою проблему, Кант строит классификацию суждений.  Прежде всего, суждения могут быть аналитическими или синтетическими. Аналитические суждения ничего не добавляют к имеющемуся знанию и являются только поясняющими. Это, в сущности, тавтологии. Пример Канта: суждение «Все тела протяженны» является аналитическим, потому что для того, чтобы убедиться в его истинности, достаточно просто проанализировать понятие тела и понять, что в нем уже подразумевается свойство протяженности.

Синтетические суждения, напротив, дают новое содержание. Пример Канта: суждение «Все тела имеют тяжесть»  является синтетическим, потому что присоединяет к представлению о теле, в котором мы неявно мыслим некоторые признаки (например признак протяженности, т.е. занимания некоторого пространства),   новое представление, которое в понятии тела  не содержится – признак тяжести.

Итак, синтетические суждения потому и называются синтетическими, что в них рассудок  синтезирует различные содержания. Тем самым, они обогащают наше знание. На каком основании рассудок делает это?

Таким основанием может  быть опыт. Все суждения, основывающиеся на опыте, являются, разумеется, синтетическими. Опыт и есть синтетическое связывание созерцаний. Например, если в опыте мы имеем восприятие розы и ее цвета, то этот опыт будет являться основанием для синтетического суждения «роза красна».

Но могут ли, помимо них, существовать синтетические суждения априори?  Кант отвечает, что да. Это, прежде всего, суждения математики. В самом деле, они не имеют опытного характера и в то же время расширяют наше знание.

Далее, оказывается, что и естествознание заключает в себе априорные синтетические суждения. В самом деле, хотя естествознание по определению есть познание, опирающееся на опыт, тем не менее, оно опирается на некоторые принципы, которые  обладают всеобщностью и необходимостью, например: “Все, что происходит, имеет свою причину”; “При всех изменениях телесного мира количество материи остается неизменным”, “При всякой передаче движения действие и противодействие всегда должны быть равны друг другу». Следовательно, вопреки самым распространенным представлениям о научном познании, оно не полностью обусловлено опытом, но опирается на априорную синтезирующую деятельность познания.

И, наконец, третьей сферой синтетических суждений априори является метафизика. “Метафизика,  - говорит Кант, - даже если и рассматривать ее как науку, которую до сих пор только пытались создать, хотя природа человеческого разума такова, что без метафизики и нельзя обойтись,  должна заключать в себе априорные синтетические знания...” [Кант, Т. 3, с.116] . В самом деле, метафизическое учение не может быть только совокупностью аналитических суждений – в таком случае оно превратилось бы в простой набор определений. В то же время, метафизика обращается к объектам, выходящим за пределы любого возможного опыта, т. е. умопостигаемым. Поэтому метафизика, если она вообще возможна, должна состоять из синтетических априорных суждений.

Таким образом, исследование человеческого познания, по Канту,  требует ответа на вопрос: Как возможны априорные синтетические суждения?  Этот общий  вопрос, сообразно тем основным сферам, в которых обнаружились синтетические суждения априори, подразделяется у Канта на следующие четыре вопроса:

Как возможна чистая математика?

Как возможно чистое естествознание?

Как возможна метафизика в качестве природной склонности?

Как возможна метафизика как наука?

Нас будет интересовать ответ Канта на первые два вопроса.

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика