Адрес e-mail:

Введение

Введение (А.И.Липкин, В.С.Федоров)

Сегодня часто можно услышать высшее образование должно быть устроено так, Академия наук должна быть реорганизована так, место фундаментальной науки там-то, но при этом нет четкого ответа на вопрос о том каково положение фундаментальной и прикладной науки в мире современных высоких технологий и в рамках каких форм они могут успешно развиваться. В плане ответа на последний вопрос может быть интересен проводимый в данных статьях анализ передовой на сегодняшний день американской системы производства науки и технологий и сравнение ее с нашей, времен, когда советская наука и техника соперничала с американской.Спецификой рассматриваемого периода – второй половины XX в. является то, что процесс развития наукоемких технологий здесь предполагает сложные системы управления этим процессом и многосторонние взаимодействия с многочисленными внешними субъектами образующими то, что можно назвать «экосистемой».

В Разделе 1 рассматриваются новые типы управляемого взаимодействия техники (технологии) с наукой и производством. Но чтобы анализировать их  надо сначала уточнить ряд понятий, чему в этом разделе тоже уделяется значительное место.

1)Поскольку в центре исследования находится взаимосвязь естественной науки с техникой, то их различение является принципиальным вопросом. Основу различения естественной науки и техники мы берем у Аристотеля, как ни удивительно, его различение «иметь начало движения» «в себе» или «другом» оказывается вполне адекватной основой для различения «чистой науки» и «техники». Определяя сегодня технику как артефакт, обычно подчеркивают именно это: техника – не явление первой природы, она создана человеком. Под технологией будем понимать одну из форм существования техники «как опосредования между замыслом и реализацией, предполагающее создание технического устройства, обеспечивающего эту реализацию… Технология – это область целенаправленных усилий человека и общества, направленных на создание новшеств (артефактов)» (В.М.Розин) ( см. статью 1.1).

2)Термин «академическая наука (исследование)» мы относим к характеристикам «научного этоса» – сопровождающая научные исследования система этических ценностей, регулирующих отношения между членами научного сообщества, включающие в себя четыре ценностных императива — универсализм, коллективизм, бескорыстность и организованный скептицизм (по Р. Мертону). Это коррелирует с типом организаций, занимающихся такими исследованием – исследовательскими университетами в США (и академическими НИИ в России), которые называются «академическими» ( см. статью 1.2).

3) Мы здесь отличаем прикладные науки и научные исследования от фундаментальных или чистых (basic или pure) источником проблемы (явления). Целью прикладного исследования является разработка теории явлений (объектов и процессов), связанных с решаемой технической проблемой, а «фундаментального» - чисто научный интерес, «незаинтересованные исследования», «любопытство». ( см. статью 1.1). Приблизительно так же отличает «фундаментальную» науку от прикладной R.L.Geiger, рассматривающий конкуренцию между ними в системе исследований американских университетов ( см. статью 1.4).

4) От прикладных наук следует отличать технические науки, которые строят теоретические модели технических устройств и их узлов (не явлений), вводя собственные базовые элементы ( см. статью 1.1).

Уточнение этих понятий необходимо для рассмотрения центрального объекта исследования – различных новых типов управляемого взаимодействия техники (технологии) с наукой и производством, заявивших о себе во второй половине XX в., принципиально отличающихся от предшествующих типов взаимоотношения чистой науки и техники, характерной для классического типа развития, описываемых такими моделями взаимодействия чистой науки и техники, как: 1) «линейная» модель, которая отвечает классическому представлению о движении от науки к практике: на основе научного открытия, изобретается новая техника, которая потом уже внедряется в практику; здесь научная, инженерная и практическая деятельности строго разграничены, переходы научных открытий в технику, а также внедрение новой техники в практику (так называемый технологический трансферт) оказывается зачастую результатом случайных стечений обстоятельств, а не какого-либо направленного действия, для нее характерна цепочка: научное открытие-> изобретение->внедрение”; 2) «каскадная (проектная)» модель, где появляется заказчик, который формулирует производителю цель и практическую задачу, которая должна в итоге быть решена, продуктом здесь являются высокие технологии, для нее характерна цепочка: “проблема->исследование (НИОКР)->технология” ( см. статью 1.3).

Учет новых форм специальной организации порождения технологических инноваций привел нас к новым моделям, которые мы обозначаем как «технонаука 1», «технонаука 2», «технонаука 3» (термин «технонаука» не имеет жестко установленного значения в литературе).

 Технонаука 1

В качестве первого типа, обозначенного как «технонаука 1», мы рассматриваем «атомный проект» по созданию атомной бомбы - советский (статья 1.1) и американский (статья 1.2). При анализе последнего выделена и проанализирована структура научно-технического «ядра технонауки» (ЯТН). Здесь имеет место: во-первых, ветвление проекта, состоящее в параллельной разработке разных вариантов решения одной проблемы, происходящее на разных уровнях (масштабах); во-вторых, параллельная работа над разными отдельными исследовательскими и техническими задачами; в-третьих, в проекте встречается одноуровневая последовательность фаз разработки: общая идея, ее теоретическое описание, экспериментальные проверки, переосмысление общей идеи ввиду найденных проблем; в-четвертых, имеет место полидисциплинарный характер работы в лаборатории Лос Аламос (в котором мы различаем два типа полидисциплинарной работы: кооперацию и коллаборацию).

Масштабность и сложность проекта, наличие множества подпроектов, их фаз, сложность и новизна самих задач требовали специального научно-технического управления (НТУ), осуществляющего постоянный выбор фокусов исследований, в ситуации отсутствия гарантий, что выбор ведет к нужному результату. Поэтому в «ядре» технонауки к сложному научно-техническому процессу добавляется дополнительный контур научно-технического управления. У этого контура есть руководитель. В советском «атомном проекте» этот контур возглавлял советский физик Игорь Курчатов, в американском – американский физик Роберт Оппенгеймер.

В силу необходимости привлечения больших ресурсов и наличия сложных технических требований, включая время на получение нужного технического продукта (изделия) атомный проект содержит еще один внешний по отношению к ядру технонауки контур, который назовем «контуром управления практической реализации» (КУПР), в его компетенции находятся конечные цели и технические требования к продукту-результату и необходимые ресурсы. Этот контур играет ведущую роль в ресурсном обеспечении и организации сборки финального продукта (включая документацию). У этого контура тоже есть свой руководитель. В советском атомном проекте этот контур возглавлял министр (нарком) внутренних дел Лаврентий Берия, в американском – генерал Лесли Гровс. В атомном проекте руководитель этого контура управления является представителем государства-заказчика, которое является конечным владельцем ресурсов (открывает к ним  доступ) и пользователем продукта (имеющего существенную политическую составляющую). Поэтому государство здесь занимает особое место.

 Технонаука 2

В этой же статье 1.2 рассматривается следующий тип управляемого переплетения технологии с наукой и производством, который возникает в 1960-70-х гг. в Кремниевой долине в США. Этот тип стал основой постиндустриальной инновационной экономики, которую неплохо демонстрируют первопроходцы – компании Fairchild Semiconductors и Intel.

В этих фирмах также работают полидисциплинарные коллективы, совместно решающие сложные задачи по созданию новых технологий. Здесь мы тоже выделяем «ядро технонауки» (ЯТН), которое по масштабам задействуемых материальных и человеческих ресурсов много меньше, но по типу то же. Здесь тоже можно увидеть выделенные выше характерные черты. Т.е. здесь используется полученный в «технонауке 1» опыт организации, содержащийся в ЯТН. Радикальные изменения происходят в «контуре управления практической реализацией».

Во-первых, в сравнении с представленным атомным проектом меняется тип самого продукта. В атомном проекте в качестве продукта выступала пара:  изделие + технология, теперь продуктом становится высокая технология для производства высокотехнологического изделия, например, специфические транзисторы для систем радиолокации или микропроцессоры для ЭВМ.

Меняется тип заказчика и источника ресурсов. Ответственность за реализацию продукта и обеспечение необходимыми ресурсами берет на себя предприниматель (а не государство). Он же осуществляет функции руководителя внешнего «контура управления практической реализацией» и часто, особенно на ранних этапах становления предприятия, руководителя «контура научно-технического управления». В «технонауке 2» эти контуры, как правило, менее четко разведены, чем в «технонауке 1».

Приобретателем продукта здесь являются производящие высокотехнологические изделия компании. Источником материальных ресурсов является инвестиционный капитал, в первую очередь, венчурный.

Т.о. для «технонауки 2» остаются прежними внешние к проекту линии развития фундаментальной науки и технологии и их связь с ЯТН, внешний «контура управления практической реализацией», по сути, сводится к предпринимателю (индивиду или коллективу), а все внешние элементы образуют «экосистему», которая состоит из 1)производящих высокотехнологические изделия компаний, составляющих рынок высоких технологий,  2)сообщества инвесторов, 3)«академических учреждений» - мест обитания и производства ученых, инженеров и предпринимателей (в США это, в первую очередь, исследовательские университеты) и этоса науки (по Мертону), 4)корпоративного этоса, включающего атмосферы «золотой лихорадки», соревнования и жажды успеха (характерных для США (см. статью 3.1), 5)косвенного присутствия государственной власти (региональной и федеральной) через законы, налоги и стимулирующие программы. Важным моментом здесь является активная позиция предпринимателя по отношению ко всем элементам этой экосистемы.

В такой экосистеме типичная успешная фирма проходит стадии: базовой идеи, консолидации вокруг нее полидисциплинарной пассионарной группы во главе с лидером, становящимся предпринимателем, реализация базовой идеи в продаваемый продукт, гонка улучшений, чтобы не отстать от конкурентов, отпочкование новых предприятий. Этот путь проиллюстрирован на примере первопроходцев - компаниях Fairchild Semiconductors и Intel.

В этой же работе рассмотрены две отечественные модификации «технонауки 1» - Зеленоград и новосибирский Академгородок, как попытки ответа на появление «технонауки 2».

Кроме того, здесь показывается как схема «технонауки 1» преобразуется в схему «большой науки» (место научных средств и исследований занимают технические, внешними оказываются линии развития техники, а место нового типа технического изделия занимает оборудование, которое будет развивать одну из линий фундаментальной науки). На основе такого сопоставления делается попытка уточнить понятие «большой науки»: «большая наука» - это часть чистой науки, где используется «большое оборудование» и ставятся «большие эксперименты», являющиеся такого же типа проектами, что и в «технонауке 1».

 

В статье 1.3 берутся несколько другие, дополнительные проекции со стороны, во-первых, форм организации участников, их целей и установок; во-вторых, динамики передачи знаний и технологий; в-третьих, представлений об отношениях науки, техники и практики в процессе производства инноваций. В этом более раннем тексте «технонауке» отвечает «модель производства инноваций», «технонаука 1» фигурирует как «Mode 1½», «технонаука 2» - как «Mode 1 ¾», а под «Mode 2» фигурирует то, что теперь мы относим к «технонауке 3», под «Mode 1» имеется в виду «классический тип». Те же технонаучные изменения обсуждаются здесь как «линейная», каскадная», «проектная» и «программная» «модели производства инноваций».

 «Линейная» модель отвечает классическому представлению о движении от науки к практике: на основе научного открытия, изобретается новая техника, которая потом уже внедряется в практику. Здесь научная, инженерная и практическая деятельности строго разграничены, переходы научных открытий в технику, а также внедрение новой техники в практику (так называемый технологический трансферт) оказывается зачастую результатом случайных стечений обстоятельств, а не какого-либо направленного действия. Продуктом такой линейной модели являются изобретения.

Проектная модель инновационного производства отлична тем, что в ней появляется новое лицо – «заказчик», задачи которого должны решиться в результате выполнения проекта. В этом типе инновационного производства заказчик формулирует производителю цель (создание новой техники) и практическую задачу, которая должна в итоге быть решена. Продуктом такой проектной модели являются высокие технологии. Для такой модели, называемой в зарубежной литературе “каскадной”, характерна цепочка исследований и разработок:

“проблема->исследование->технология”.

Отличием современной «программной» модели от предыдущей модели является то, что при изготовлении продуктов нет конкретного заказчика. Результатом такой модели производства инноваций являются высокотехнологичные продукты. Программные инновации, ориентированные на продукт и его миссию, самым известным источником которых является Кремневая Долина, где они поставлены на поток.

Технонаука 3

В статье 1.3 дается предварительное рассмотрение следующего типа технонауки - «технонауки 3». Со стороны производства знания (здесь в центре оказывается противопоставление дисциплинарному знанию) она получила на Западе название Mode 2 [Gibbons M. et al.]. Здесь господствует сетевой принцип, в котором общество представлено более непосредственно.

Основными характеристиками здесь являются следующие:

1)Общественно значимая сложная (нет готовых полидисциплинарных средств для ее решения) и, как правило, уникальная (одна из причин нерыночности) проблема со сложным  «контекстом применения»; исследование и разработка Mode 2 происходит посредством изучения действием, она постоянно адаптирует создаваемую инновацию и связанное с ней знание под воздействием изменяющихся условий и новых данных.

2)Контекст будущего применения составляют разные пересекающиеся и меняющиеся во времени интересы множества взаимосвязанных и взаимодействующих субъектов (индивидов и групп). Изменение во времени контекста связано с тем, что по мере решения одних проблем могут возникать другие, в том числе «злокозненные» (“wicked”) - проблемы, которые невозможно простым образом удовлетворительно решить для всех сторон, зависящих от ее решения. Отсюда вытекает необходимость учета долгосрочных последствий, постоянных переговоров между взаимосвязанными решениями данной проблемы социальными субъектами и требование ответственности и рефлексивности;

Здесь производитель не только «учит» потребителя посредством своей продукции, производитель инновации начинает «учиться» у потребителя (и общества в целом), изменяя, зачастую принципиально, инновационный продукт в зависимости от тех данных и обратной связи, что были получены от потребителя и других вовлеченных лиц. Возможность под воздействием внешних факторов выработать принципиально новые пути решения проблемы, существенным образом отличает инновации этого типа от предыдущего, где готовый инновационный продукт мог несколько изменяться («кастомизироваться») для отдельного клиента, но оставаться в основе своей неизменным.

Существование одной или другой модели сильно связано с взаимной организацией множества участников. Более поздние модели требуют все более сложной, но свободной организации входящих в нее участников. Это означает, что в основе производства инноваций лежит не только человеческий, но и социальный капитал, существенно важным является умение людей не только изобретать, или даже зарабатывать на этом, но и применять разнообразные навыки коммуникации, партнерства, ориентации на общее благо.

3)В силу выше сказанного здесь важна социо-гуманитарная компонента, что делает проблему «трансдисциплинарной»;

4)Вокруг такой проблемы происходит процесс самоорганизации сетевого типа, где нет ни внешнего, ни внутреннего из указанных выше контуров, нет рынка, а следовательно и предпринимателя. Полагаем, что некоторые узлы такой сети (или их окрестности) могут образовывать структуры типа «ядра технонауки», в которую включаются социо-гуманитарные науки и технологии, а государство может быть вовлечено как один из субъектов.

Здесь место «цели» предыдущих случаев занимает «сложная проблема в контексте применения», включающая социо-гуманитарную составляющую и несущих ее субъектов. Другой составляющей является гетерогенная самоорганизующаяся сеть решателей (среди которых, согласно [Gibbons], следует выделять три разные роли: идентификаторы проблем (problem identifiers), решатели проблем (problem solvers), посредники проблем (problem brokers), в задачу которых входит создание условий для общей работы, включающих установление связей со всеми заинтересованными лицами, нахождение нужных решателей и идентификаторов в зависимости от изменяющихся требований и т.п., т.е. функция последних похожа на предпринимательскую). При этом субъекты, входящие в эти две составляющие могут, и в определенной степени должны, пересекаться.

Достаточно широко известным примером эффективной самоорганизующейся сети являются разработчики Linux. Правда, здесь контекст применения он относительно однороден. Более адекватным примером, наверное, являются некоммерческие глобальные организации по борьбе с голодом, СПИДом и др., где, наряду с организационными и прямыми действиями могут иметь место и сложные научно-технические, главным образом биотехнические и медицинские, разработки.

 

Еще один концептуальный вопрос, который сегодня обсуждается, касается места (и «здравия») фундаментальной науки в век технических проектов и прикладной науки. На материале дебатов в США о месте академической науки и соотношении в ней фундаментальных и прикладных исследований в современном мире производства высоких технологий, в статье 1.4 показывается, что академическая фундаментальная наука с ее этосом и типом проблем остается. Она необходима для производства ученых и соответствующего знания. Революции в атомной и био- технологиях, как и колебания в мнениях и политике, как университетов, так и правительства, показывает, что послевоенный американский тезис о «фундаментальных (basic) исследованиях как основе будущего технологического прогресса» не потерял актуальности. Т.е. и сегодня можно говорить о вполне различимой линии развития фундаментальной науки.

С другой стороны, наука в современном обществе играет очень важную прикладную роль, научный и образовательный потенциал страны во многом определяет ее экономический потенциал. Сочетание этих целей требует сложной институциональной среды или, как ее часто называют «экосистемы». Анализ американского материала показывает сложность этой системы, ее специфичность и укорененность в длительной истории страны, хотя последние десятилетия XX в. играют здесь особо важную роль. Фундамент научной академической подсистемы в США составляют исследовательские университеты, где сочетается образование, фундаментальная и прикладная наука.

При этом, как показывает опыт Gentech и Intel, прорывные технологии разрабатываются отдельными неакадемическими образованиями типа лабораторий или фирм (это связано с указанной выше необходимостью особых сложных управленческих структур для подобных прорывов), но требуют наличия академических знаний и ученых, которые обитают в исследовательских университетах, в экологических терминах первые надстраиваются над вторыми.

 

Раздел 2 сборника посвящен сравнению форм существования «технонауки 1» и «технонауки 2» в России и США.

Что касается «технонауки 1», то форма ее реализации в «атомном проекте» у нас была практически такой же, как и в США. Но дальше пути расходятся.

В этом плане интересно проведенное в статье 2.1 сравнение новосибирского Академгородка и Стэнфордского университета с его технопарком, где родилась «технонаука 2» Кремниевой долины. Утверждается, что в период конца 50-х – начала 70-х годов у этих экосистем было много общего. Общность проявляется: в динамике развития экосистем; их устройстве; в функциях ключевых фигур Ф. Термана и М. Лаврентьева соответственно; решаемых задачах; стратегии развития. Но «технонаука 2» родилась только вокруг Стэнфорда.

Полагаем, что это во многом связано с системой институтов, образующих «экосистему». Эти системы укоренены в историях и культурах России и США. Указанное сравнение высвечивает важный аспект переходных процессов между двумя стадиями научно-технического развития - свойства социальной среды, социо-экономической системы, называемой «инновационной экосистемой», в рамках которых создаются новые технологии.

В свете этого было введено в рассмотрение два круга сравнения, анализирующих культурно-исторические особенности этих двух стран.

Первый круг касается непосредственно указанной системы институтов. Российская система институтов, связанная с академической фундаментальной наукой была рассмотрена ранее А.И.Липкиным в его книге «Социокультурные и политические факторы в развитии российского естествознания (XVIII–XX вв.)» (М.: МФТИ, 2012 (https://mipt.ru/education/chair/philosophy/textbooks/LipkinRusSci2012.pdf)). В статье 2.2 рассматривается долгий и сложный путь развития американских исследовательских университетов – «дома фундаментальной науки», и их «экосистемы», состоящей из крупных корпораций, благотворительных фондов (имеющих в США очень большое значение), научных обществ, чисто исследовательских государственных бюро, лабораторий при корпорациях, исследовательских институтов при благотворительных фондах. В 2.3 сравниваются концепции управления научно-техническим развитием в США и СССР, фиксировавшиеся в понятиях «постиндустриальное общество» и НТР

 Второй круг выделен в Раздел 3 и посвящен анализу общекультурных оснований. В данном разделе представлены статьи, посвященные анализу культурного контекста, в котором развивалась наука в США. Показывается его существенное отличие от российского. Это еще одна причина, почему простое копирование американских образцов вряд ли возможно, адекватные преобразования должны учитывать историческую специфику имеющейся системы.

 

По этим темам регулярно проводятся заседания Московского семинара по философии науки при МФТИ (https://mipt.ru/education/chair/philosophy/centerphilandhist/seminars/philsci/)

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li soc-yt
Яндекс.Метрика