Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Алексей Каленюк. "Анализ формирования сообществ в ненаучной среде с помощью модели Т. Куна"

Введение

В данной работе рассматриваются современные тенденции развития интернет-среды в области человеческой коммуникации, делается попытка применить концепцию научных сообществ Томаса Куна к ненаучным сообществам, на примере художественной литературы и интернет-групп по интересам; рассматривается, в частности, новый тип литературного жанра—виртуальная конференция.

Интернет и литературная среда

Интернет постепенно превращается в место, где впервые появляются новые, еще никому не известные имена, - в то единственное место, где они в норме только и будут появляться. Это полигон для молодых авторов, которые еще только учатся находить свой язык и собственного читателя, и в то же время - тихая пристань для тех, кому так и не удалось этого сделать. Несмотря на неизмеримо большую доступность сетевой публикации по сравнению с печатной, не нужно особенно обольщаться по этому поводу, и наоборот - не нужно пугаться хаоса, который это может повлечь за собой. "Публикация" в Интернете - нечто принципиально иное, чем печатная публикация. Последняя неотделима от промоушена (хотя бы минимального), - после удачного представления рукописи в издательство, книга появляется в магазинах, попадается на глаза критикам, библиографам, и т.д. Если не вся читающая публика, то, по крайней мере те, кто регулярно следит за новинками или хотя бы время от времени заходит в книжный магазин, так или иначе узнают о ее существовании. При публикации в Интернете промоушен превращается в отдельную задачу. Интернет - среда, рассчитанная на активный поиск информации. Сам бесконечный объем Сети приводит к тому, что для человека в этой среде существуют только те страницы, те сетевые сообщества, о которых он знает и желает знать, - весь остальной Интернет для него как бы не существует. Из того, что вы вывесили текст на какой-нибудь веб-страничке, еще не следует, что его кто-нибудь прочитает или хотя бы заметит. Если текст появился на сайте, о котором никто не знает, мы получаем эффект послания в бутылке, брошенной в океан, - с равным успехом можно отпечатать 10 экземпляров на ксероксе и разбросать в метро. А чтобы попасть в престижное электронное издание или в популярную библиотеку, придется пройти какой-то отбор по качеству, как и в любом печатном издании. В этом смысле узловые точки, вокруг которых вертится литературная жизнь, - журналы, литературные клубы, конкурсы, - не только не отмирают с появлением Интернета, но наоборот, имеют для сетевой литературы даже большее значение, чем для печатной.

Уже сегодня значительный сектор Интернета "взял на себя функции глобального и круглосуточного литературного салона". Дальше всего здесь продвинулся такой по определению футуристический жанр, как фантастика (научная фантастика, фэнтэзи, киберпанк). Здесь граница между печатной и сетевой литературой практически не ощущается: один и тот же набор авторитетов и значимых событий, те же самые критерии оценки; мэтры этого жанра активно осваивают сетевое пространство и чувствуют себя там как рыба в воде; они же задают и структуру этой литературной среды, выступая как естественные центры притяжения.

Иначе обстоит дело с литературой, которую можно назвать серьезной и высокохудожественной (авангард, продвинутый мэйнстрим, и т.д.). Если иметь в виду не просто коллекции текстов, перенесенных в Интернет, а центры активности, вокруг которых кипит сетевая литературная жизнь, то здесь сетевая литература во многом замкнута на себя и отгорожена как от "большой литературы", так и от "переднего края литературы". Это своего рода параллельный мир, обитателей которого (особенно молодых авторов) не без основания упрекают в дилетантизме, вторичности, подражательности, в отсутствии сколь-нибудь оригинальной культурной программы.

При желании объяснить эту ситуацию, обычно ссылаются на особенности переходного периода. Интернет существует всего лишь несколько лет, и у нас в стране освоен в основном технически ориентированной молодежью. Консервативные в своих привычках люди гуманитарного склада в большинстве своем еще не успели осознать все выгоды, которые предоставляет эта среда. Со временем, когда Интернет перестанет быть экзотикой, искусственная граница между сетевой и печатной литературой начнет стираться, а сетевая литературная жизнь станет отражением и продолжением внесетевой. Намечаются и первые попытки такого стирания границ, - например, конкурс русской сетевой литературы "АРТ-Тенета-97", в состав жюри которого организаторам удалось привлечь ряд авторитетных фигур (в частности, Битова и Стругацкого).

Есть и другая точка зрения. В сетевой литературе, как в зеркале, отражается общая ситуация, сложившаяся в отечественной культуре. "Большая литература" сегодня точно также не представляет единства, расколота на множество игнорирующих друг друга сообществ, а те из них, что причисляют себя к авангарду, отдают эпигонством и выстраивают свою программу из давно пережеванных или заимствованных идей. В этом смысле, сетевая литература, со всеми ее недостатками, не является каким-то печальным исключением из общего правила. Напротив, именно с ее помощью скорее всего и найдет свое разрешение главная проблема современной литературы - "потеря читателя", которая лежит в истоке всех остальных проблем.

Резкие социальные метаморфозы последних лет привели к тому, что писатель потерял отчетливое представление о своем читателе, о том, какой он, чего он хочет от современной книги. Если отвлечься от массовой коммерческой литературы (криминальное чтиво, розовые романы, и т.д.), писатели пишут в основном сами для себя, для узкой окололитературной тусовки. Иногда эта ситуация возводится в некий общий закон и делается вывод о "конце литературы", которая вытесняется поп-культурой и более агрессивными видами искусства (музыка, кинематограф). Все же, применительно к России, дело здесь скорее не в конце литературы, а именно в незнании читателя, в изоляции авторов от потенциального читателя. Ведь читатель конструирует писателя точно так же, как и писатель читателя. Голос автора не может раздаваться в пустоту, ему нужна конкретная читательская физиономия. С этой точки зрения перемещение литературной жизни в Интернет, где легко можно обеспечить непосредственный контакт с читателями, интенсивную обратную связь, способно доставить множество сюрпризов, открыть целые еще неразработанные "пласты" читателей, которые ждут-недождутся, когда наконец появится их автор. Конечно, сегодня массовый читатель, особенно в провинции, с Интернетом не знаком. Но судя по нынешним темпам компьютеризации, не так уж далеко то время, когда Интернет станет столь же привычным, как телевизор. К тому же, нужно иметь в виду, что люди, составляющие сегодня в России основную массу пользователей Интернета, вкусы которых так или иначе отражает или пытается отражать нынешняя "сетевая литература", это не просто "случайная выборка населения", а срез грядущего постиндустриального общества.

Сеть - это не только пространство, куда постепенно перемещается литературная жизнь, но еще и пространство, где эта литературная жизнь способна обрести настоящее единство, вопреки географическим расстояниям и государственным границам. Вспомним. что русская культурная общественность в настоящее время географически разбросана как минимум по трем континентам. Вспомним, сколь ничтожными тиражами выходит сегодня серьезная литература, и какие проблемы возникают с ее распространением в провинции. Есть надежда, что именно с помощью Интернета мы когда-нибудь преодолеем и такую нелепую особенность русской культурной жизни, как ее сосредоточенность исключительно в столицах, когда "провинция" игнорируется и прозябает в полном небытии. Интернет как культурная среда, с его безграничными возможностями для открытого обмена мнениями, все больше и больше будет составлять конкуренцию толстым журналам в их современной форме, а точнее - будет постепенно "перетаскивать" их в Сеть за собой.

Книга электронная и бумажная: кто победит?

Интернет, как среда, допускающая нелинейные связи между сущностями, безусловно, дает преимущество при работе с текстами, которым изначально присуща нелинейность: справочники, словари и энциклопедии, техническая и научная литератора. Обращаясь к подобной литературе, читатель ожидает получить интересующую его информацию, затратив на поиск минимум времени. Чтобы в этом смысле удовлетворить читателя, бумажный справочник должен обладать развитой системой навигации, которая может включать в себя оглавление, алфавитный указатель, указатель имен собственных, использованных в тексте справочника, библиографический список и.т.п. То есть для эффективной работы с традиционным бумажным справочником требуется дополнительная, бумажная же, надстройка к нему, своеобразная «карта местности». Без помощи такой надстройки читателю будет затруднительно ориентироваться в текстовом пространстве. Что же меняется, когда средой для хранения текстовой информации становится Интернет? В первую очередь, кардинально меняется способ доступа к данным. Благодаря таким средствам, как контекстный поиск и гиперссылки, возникает возможность прямого доступа к информации, от объема текста уже мало зависит то, как быстро вы находите информацию в книге.

Однако если Интернет рассматривать как качественно новый носитель информации, то в этом случае отчетливо просматриваются  другие аналогии из истории: например, последовательное шествие от наскальной живописи до бумаги. фотография не уничтожила живопись; появление письменности не ослабило мозг (чего опасался один древний правитель), а наоборот, развило, а появление печатного станка не уничтожило письменность.  Нет никого в цивилизованном мире, кто предпочел бы поверхность камня бумаге. В этом смысле Интернет это новый вид хранения и передачи данных (как его обычно и классифицируют), новое хранилище для коллективного разума, то есть истории.

В отношении литературных текстов вопрос доминирования той или иной среды неоднозначен. Литературный текст испокон веков подразумевал и навязывал линейное, последовательное восприятие информации.

Перед лицом новых технических возможностей трансформации подвергается вся литература целиком, а не какая-то отдельная ее часть. Интернет как среда - это более естественное местообитание текста, чем печатная книга, намертво связанная с архаично-репрессивной системой книгоиздания. Освобождая литературу от назойливого стука печатного станка, Сеть во многом возвращает ее к древней практике распространения манускриптов, процветавшей до эры модерна, - то есть, она не столько привносит в литературу что-то новое, сколько возрождает хорошо забытое старое. Гуманитарии, и вообще "люди Текста", по привычке недоверчивые к технике, должны понять, что в данном случае техника приходит не на пустое место, а для того, чтобы ниспровергнуть власть другой техники, - более древней, грубой и варварской, - чтобы уничтожить установленную Гутенбергом пятисотлетнюю тиранию печатного станка.

Если суммировать все, что сегодня говорится и пишется по этому поводу, эмансипация литературы от власти расстояния и власти печатного станка, которую несет Интернет, имеет шесть главных аспектов:

1. Интернет - весьма удобная с технической точки зрения среда, идеальная для публикации, распространения, обсуждения, коллективного создания текстов, - среда, куда рано или поздно переместится центр литературной жизни.

2. С появлением Интернета существенно меняется судьба текста в обществе. Тот факт, что для публикации и сколь угодно широкого распространения текста не нужно посредничество печатного станка, не нужны деньги, власть, и т.п., не только перестраивает всю цепочку властно-коммерческих отношений, стоящих за литературой, но влияет на форму и содержание самих текстов.

3. В Сети совсем по-иному смотрится фигура автора и привычные отношения между автором и читателем. Учитывая безграничные возможности мистификации и умножения "виртуальных личностей", "автор" в Интернете превращается чуть ли не в особый жанр литературного творчества. Кроме того, в Сети уменьшается, а иногда и вообще исчезает охранявшаяся книгопечатанием статусная дистанция между автором и читателем, что неминуемо сказывается на них обоих.

4 Интернет дает комфортные условия для расцвета ранее маргинальных жанров и типов литературного творчества. Он переставляет акцент с продукта на процесс творчества и в перспективе приводит к рождению принципиально новой фигуры - "активного читателя", давней мечты интеллектуалов XX века.

5. Отменяя власть печатного станка, в том числе и в ее позитивных, конструктивных аспектах, Интернет выступает как источник опасности, как носитель потенциально деструктивного начала, воплощением которого является интернетовский гипертекст. В гипертекстовой среде Интернета происходит частичная автодеконструкция любого текста.

6. Интернет знаменует собой именно завершение постмодерна в литературе, а не просто воплощение его проектов в удобной для этого технической среде. Отменяя в литературе модерн, то есть вычищая из нее следы печатного станка и единого исторического времени, Интернет вместе с этим отменяет и постмодерн, как последнюю, завершающую фазу модерна. Интернет в концептуальном плане возвращает нас к премодернистской эпохе.

Жанр виртуальной конференции

Содержание большинства конференций русскоязычной и не только части интернета в настоящее время составляют ответы специалиста в какой-либо области на вопросы новичка. Существуют и более сложные формы конференций. Они носят диалогический характер и посвящены вопросам, не имеющим однозначных ответов и допускающим несколько возможных решений. Именно в них наиболее полно проявляются особенности и потенциальные возможности интернет-конференций.

Существующее положение вещей в русскоязычных конференциях напоминает кинематограф в момент его зарождения, когда еще не было четко сложившихся представлений об этом жанре. Самые первые фильмы часто не имели сюжета и копировали обычную жизнь без художественной ее обработки. В данной работе виртуальная конференция рассматривается как художественное произведение. В этом подходе нет отрицания автономности и самобытности интернета; он не отрицает привычного его определения как нового способа распространения информации, обслуживающего традиционные сферы науки, искусства, торговли и т.д. Напротив, самобытность и важность интернета может только возрасти, когда будет определено его место в человеческой культуре, когда он переместится из области чисто фактического своеобразия - в смысловое. Смысл обретается в рамках метасистемы: попытка понять смысл интернета изолированно, вне пространства культуры, ограничивает понимание его потенциальных возможностей.

Почему содержание интернет-конференции может рассматриваться как литературный текст. Данный подход кажется правомерным, поскольку текст виртуальной конференции обладает, по крайней мере, потенциально многими свойствами художественного произведения. Ниже перечислены некоторые из них.

В конференции разные сообщения объединены общим замыслом ведущего, текст сообщений наполнен философскими размышлениями, регулярно возникают неожиданные повороты сюжета, появляются и исчезают персонажи, для самого участника сообщения носят не только информационный характер, но и этический (отстаивание своей жизненной позиции). Сообщения нередко афористичны, образны и направлены на решение эстетических задач. Все эти особенности характерны для литературы.

Следует заметить, что в анализируемой конференции эксплицитно провозглашается необходимость использования эстетических принципов для решения задач психологического воспитания и духовного преображения. Модератор - ведущий конференции, к примеру, рекомендует применять следующие методы искусства:

Создать комический контекст. Например, если существует возможность пошутить, основываясь на материале, предоставленном грубияном, это зачастую лучший выход из положения, потому что, по словам Канта, смех (комическое) есть "разрешение противоречия в ничто" . Изменить масштаб восприятия - преувеличить (гипербола) или преуменьшить (литота) значимость данного события, сравнивая его с другими. Создать драматическую ситуацию и разрешить ее, вызвав катарсис (очищение через сильное эстетическое переживание). Ввести в действие персонажей, которые помогут человеку увидеть ситуацию с другой стороны.

Интернет-конференция представляет собой обмен посланиями и в этом плане аналогична эпистолярному жанру в литературе, например, роману в письмах.

Еще один элемент, сближающий виртуальную конференцию с литературой. Участник может вступить в диалог сам с собой под разными псевдонимами ("никами"). Это сближает конференцию с жанром полифонического романа, где автор - один.

Более того, в конференции звучат, как правило, не просто авторские голоса, а именно разные персонажи. Именно в конференции проявляется подлинная полифоничность, а не псевдополифоничность традиционного романа, где все герои - это плод творческого вымысла одного автора.

В конференции каждый участник - автор, поэтому можно говорить о гиперавторстве. Это термин, введенный М.Эпштейном в статье "О виртуальной словесности" для обозначения возникших в Интернете межличностных форм литературного творчества. Гипертекст в отличие от линейного - это текст, который может писаться и читаться в любой последовательности, в любом направлении и с любого места, поэтому каждое событие текста может читаться каждый раз по-разному. В Рунете уже существует несколько примеров гипертекстов: гиперроман "Роман", "Сад расходящихся хокку" и др. Конечно, в настоящее время наибольший интерес представляет не содержание этих произведений, а способ их написания, но это не отменяет их значимость для современной литературы. Все отмеченные особенности гипертекста в полной мере применимы к виртуальной конференции.

Это позволяет говорить о возникновении нового жанра литературного творчества, о чем пишет М.Эпштейн в своем интернет-проекте "Книга книг". В Интернете каждый учится быть писателем, т.е. превращать мир в слово. Это явление М.Эпштейн называет текстуализацией. Именно с ней он связывает размывание границ между литературой и нелитературой, что приведет в конечном итоге к совершенно новому типу литературного творчества.

Таким образом, по крайней мере, потенциально нет ничего в художественной литературе, что нельзя было бы воспроизвести в виртуальной конференции. Все зависит от способностей и понимания участников.

Проводя анализ жанра интернет-конференции необходимо отметить следующее. Самобытность и новизна виртуальной конференции состоит в том, что ее не только читают, как роман, но и живут в ней. В рамках виртуальной конференции становится возможным непосредственное взаимодействие автора и читателя. Участник конференции становится героем художественного произведения, являясь при этом одним из его соавторов. Конференция это своего рода "книга жизни", куда каждый вписывает свою биографию. Эта книга разыгрывается и пишется нами одновременно. Надо заметить, что художественные свойства конференции существуют лишь как потенция. (Так же как у человека могут быть способности к музыке, но стать музыкантом он может только после долго труда). Поэтому представляется необходимым наличие в конференции ведущего (модератора), который, осознавая ее жанр, мог бы направлять конференцию в нужное русло. Понимание потенциальных возможностей конференции необходимо и просто для полноценного в ней участия.

Любой участник воспринимает свои высказывания на конференции как выражение своей личной позиции. Он также может относиться к ним (высказываниям) и как к репликам одного из литературных героев, а сам он тогда становится одним из соавторов этого произведения. Конечно, видение конференции как художественного произведения требует сознательного усилия со стороны участника. Однако, это усилие окупается той почти неограниченной авторской свободой, которую он приобретает. Теперь у него появляется возможность сознательно строить свое участие в конференции по законам художественного творчества.

Такое превращение участника конференции в героя художественного произведения - это процесс, в котором "плоть становится словом". Став персонажем, каждый участник форума начинает жить по законам искусства. Здесь необходимо заметить, что это принципиально двухсторонний процесс. Не только человек стремится воплотить себя в слове, но и слово-идея стремится к опредмечиванию. Нередко эта идея обретает "виртуальную плоть" и становится персонажем, равноправным участником действа.

Таким образом, виртуальная конференция - это пространство, где слово становится плотью, а плоть обретает свойства слова.

Даже самое возвышенное искусство ограничено в своей способности преобразить человека. Одно из объяснений этого явления состоит в том, что искусство существует как отдельная, не связанная с обычной жизнью область человеческого опыта и поэтому воспринимается нами лишь как источник эстетических переживаний. Попытки искусства выйти за границы сцены, проникнуть в обычную жизнь обычно кончались неудачей. Оно словно бы увязало в косности материального мира. Например, такой попыткой были хэппенинги - театрализованные импровизации с обязательным участием зрителей. Хэппенинги по замыслу авторов направлены на стирание границы между искусством и жизнью. Однако участие зрителей в данных представлениях было незначительным и случайным (хлопки в ладони, непроизвольный вскрик и т.д.). Видимо, мистерии древности или средневековый карнавал, которые будут упоминаться ниже, более эффективно воплощали эстетические принципы в бытие людей.

Наряду с эстетическим в конференции присутствует и этический элемент. Каждое высказывание участника на конференции это поступок. Участие в конференции является частью обыденной жизни самого человека, частью его бытия. Восприятие событий, происходящих на конференции, отлично от чтения книг, эти события воспринимаются как жизненные ситуации.

В то же время в конференции существует потенциальное отличие от повседневной жизни. Оно заключается в том, что ее относительно легко выстроить в соответствии с законами искусства. Участники конференции в этом случае являются одновременно и героями художественного произведения. Поэтому возможно, что метаморфозы, происходящие с персонажем конференции, изменят в чем-то и самого человека - изменят в большей степени, чем чтение им художественной литературы.

Модель научных сообществ Куна в литературной среде

Среда определяет способы существования в этой среде. Интернет как информационная среда, среда передачи информации, формирует способы взаимодействия индивидуумов, находящихся в ней. Контакт с читателем, изучение читателя, анализ его вкусов и культурных запросов (что в читателе следует принять за данность, а что - нужно и можно изменить), - все это может доставить литературе необходимую точку опоры. Для этой цели идеально подходит форма, которую стихийно принимает типичное сетевое сообщество: это скорее открытый клуб или светский литературный салон в духе XVIII века, чем отгороженная от внешнего мира литературная школа или союз профессиональных литераторов. Ведь эта задача - поиск и воспитание собственного читателя - требует не просто представить себя в Интернете, не просто переносить в Интернет плоды своего творчества (это как раз нетрудно, и в отношении многих современных авторов уже сделано), а именно переместить в Интернет литературную жизнь, сделать ее открытой и прозрачной, создать там настоящие центры притяжения (подобные уже существующим сетевым сообществам), вокруг которых действительно кипела бы жизнь. Словом, нынешнюю сетевую литературу нужно рассматривать не как явление переходного периода, постепенно уходящее в прошлое, а наоборот, как осторожный намек на будущее литературы.

В таблице ниже обозначены основные аспекты двух эпох: эпохи печатного станка и эпохи Интернета--электронной печати.

Эпоха печатная

Эпоха Интернета

Линейность подачи информации. Нелинейность подачи: гиперссылки
Существует жесткая граница между автором и читателем Границы исчезают: общение автора и читателя происходит напрямую, уровень обратной связи растет
Устоявшийся жизненный цикл литматериала: собственно создание в голове автора, вербализация материала (например, на бумаге), поиск возможностей для публикации (в первую очередь финансовых), цензура/корректура, собственно печать и распространение, оседание на книжных полках. В цепочке доставки литматериала читателю исчезают стадии, находящиеся в цепочке после вербализации.

Рассматривая процессы, происходящие в Глобальной Сети и сравнивая их с явлениями, обозначенными в мире художественной литературы, сформировавшемся за 500 лет царствия печатного станка Гуттенберга, можно попробовать применить модель Куна.

В эпоху бумажной печати сформировалась определенная структура данного явления. Оболочка, создаваемая литературными критиками, имела способность ограждать неискушенного читателя от некачественной продукции, отделяя литературные зерна от плевел, но, в тоже время, могла мешать самостоятельному поиску и открытию произведений, упущенных, либо проигнорированных сообществом критиков, в месте с водой выплескивая и «ребенка». К тому же, «пропускная способность» этого сообщества критиков вполне позволяла обрабатывать тот объем литературы, который издательства выпускали в свет. После того, как и авторы, и читатели стали перебираться в новую среду обитания под названием Интернет, сложилась ситуация, противоположная описанной выше. Рассмотрим ее подробнее.

Молодой и неопытный начинающий автор осознает, что продукт его деятельности – литературный текст – не самодостаточен и требует внешней оценки со стороны. Требует, собственно, читателя, а автор, как основное заинтересованное лицо, жаждет обратной связи с ним. Как начинающему и никому не известному автору донести свой труд до массового читателя? Сейчас ответ всем очевиден—через Интернет. В силу того, что, по сравнению с изданием бумажной книги, процесс выкладывания любого вида информации, будь то книга или альбом с фотографиями, в Интернет чрезвычайно малозатратен, появляется огромное количество авторов, размещающих свои творения в Сети. Количество производимых авторским сообществом текстов разрастается, становится понятно, что критики уже не в состоянии справляться с переработкой таких объемов данных. Они могут уделить внимание лишь очень небольшой доле этого огромного и постоянно расширяющегося мира. Современный читатель погружается в этот мир, не обладая знаниями и рекомендациями, которые критики оставляли ему ранее на страницах своих критических работ и рецензий. Какова же система навигации и ориентации современного читателя в этом постоянно расширяющемся литературном пространстве? Жанр, как ориентир в литературном пространстве уже не так однозначно определяет выборку, как в эпоху бумажной печати. Имя автора становится более репрезентативным и предсказуемым для читателя способом найти точку опоры в литературном пространстве. Важно отметить, что автор как жанр присутствовал и ранее, однако лишь в сегодняшних реалиях он начинает становиться доминирующим над жанром в классическом понимании.

Стоит заметить, что под автором может пониматься не конкретная личность, а набор средств, способов и приемов, при помощи которых происходит подача материала, определенный авторский стиль изложения, то есть то, что Умберто Эко называет «образцовым автором». Интересно также и то, что в ряде случаев эмпирическим авторам удается копировать, клонировать или брать на вооружение какого-либо образцового автора. К примеру, фраза «Аффтар жжот», весьма популярная и часто повторяемая в молодежных кругах Интернета, принадлежит определенному образцовому автору Удаву.

Таким образом, вместо относительно небольшого набора общепринятых названий жанров на сцену выходит потенциально неограниченное множество имен авторов. Вокруг этих имен кучкуются приверженцы и почитатели творчества соответствующего автора, при этом не имеет значения, чем он занимается или будет заниматься в будущем. Критики уже не в состоянии поддерживать ни защитную оболочку, ни само литературное ядро. Литературное общество расщепляется на множество маленьких сообществ, ядром которых выступает тот или иной автор, поддерживаемый сообществом своих поклонников.

Сложившееся положение можно описать в виде следующей схемы. Центром является сама Сеть, при помощи которой авторы и читатели находят друг друга. Наряду с этими двумя множествами существует еще одно: сообщества или салоны по интересам, берущие на себя роль некоего фильтра, накладываемого на Сеть. Можно сказать, что они являются аналогами критиков в бумажном мире. Человек, «посещающий» или вступивший в такого рода сообщество, пользуется плодами его функционирования, а также сам участвует в его жизни. Сформировав у себя представление о критериях отбора такого фильтра, вступивший в сообщество может самостоятельно применять эти критерии, а результат предлагать на рассмотрение участникам сообщества. Впрочем, в данном смысле наиболее процветают те сообщества, для участия в жизни которых не требуется каких-либо специальных знаний, поэтому на данном этапе развития Сети наибольшей популярностью и посещаемостью обладают развлекательные сайты.

Собственно, сообщества по интересам, ежедневно образующиеся в интернет-среде, есть ни что иное, как способ для индивида не потеряться в общем объеме информации, которая содержится в Сети. Всевозможные порталы, растущие в интернете как грибы после дождя, новостные сайты, тематические ресурсы и другие подобные создания, все это подается под видом упорядочивания информации, борьбы с информационной энтропией. Слово «читатель» заменяется на слово «посетитель», и в этом есть свой знак. Люди уже давно не вчитываются в отображаемые на экранах монитора тексты, они их просматривают, окидывают взглядом, осматривают «с высоты птичьего полета», скользят «surf» по текстовой поверхности, не ныряя в глубину. Именно с высоты становится заметно, что информационное поле необъятно для конкретного индивида, а порталы и новостные сайты возвышаются над этим полем как башни, своеобразные «островки безопасности».

Постоянно растет роль дайджестов, антологий и энциклопедий, переваривающих и суммирующих знание, которое предыдущими поколениями воспринималось в более первичной, сырой, экстенсивной форме. Еще Вольтер говорил: "Многочисленность фактов и сочинений растет так быстро, что в недалеком будущем придется сводить все к извлечениям и словарям". Все меньшее число людей читают классические романы XVIII-XIX веков, зная о них в основном по энциклопедиям, кратким пересказам, кинопереложениям или критическим статьям - и трудно их в этом винить, потому что им ведь приходится теперь знать не только Вольтера и Толстого, но и Джойса, Пруста, Фолкнера, Маркеса, а срок их жизни увеличился всего на одну треть или четверть.

Отсюда возникает и преобладание критики над литературой, вообще вторичных, метадискурсивных языков над первичными, объектными: это тоже способ сжатия, сокращения больших культурных масс с целью приспособить их к малому масштабу человеческой жизни. Культура человечества интенсивно перерабатывает себя в микроформы, микромодели, доступные для индивидуального обзора и потребления. (Если бы удалось вдруг чудом увеличить средний срок человеческой жизни до тысячи лет, культура опять приняла бы более экстенсивный характер, люди не торопясь читали бы Гомера и Толстого в размерах подлинников, и отводили бы лет двадцать на изучение только античности). Отсюда же и создание высокотехничных форм хранения и передачи информации. Раньше в поисках нужных книг приходилось ездить по всему миру, теперь же даже ходить в библиотеку не нужно, ибо все книги умещаются в памяти маленького компьютерного ящика.

Литература

У. Эко. От Интернета к Гуттенбергу: текст и гипертекст из публичной лекции на экономическом факультете МГУ 20 мая 1998. Кнабе Г.С. Местоимения постмодерна. М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 2004. 52с. (Чтения по истории и теории культуры. Вып. 40) М. Эпштейн. Информационный взрыв и травма постмодерна. Русский журнал, №8, 1998 Л. Тираспольский, В. Новиков. К вопросу жанра виртуальной конференции. «Компьютера», №33, 2000 год. У. Эко, Шесть прогулок в литературных лесах, Санкт-Петербург, Symposium, 2003. ISBN: 5-89091-211-9
Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика