Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ

ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ— филос, те­чение XX в.. выдвигающее на передний план абсолютную уникальность человеческого бытия, не допускающую выражения на языке понятий. Истоки экзи­стенциализма как особого направления мысли содержатся в учении Кьеркегора. Именно он впервые сформулировал антитезу “экзистенции” и “систе­мы”, разумея под последней систему Гегеля. В противовес панлогизму, раст­воряющему бытие в мышлении, т, е. уверенному, что бытие до мельчайших подробностей проницаемо для мысли, без остатка укладывается в понятие, Кьеркегор утверждает, что экзистенция (есть то, что всегда ускользает от пони­мания посредством абстракций. Отсю­да вытекает тезис о неприменимости на­учного метода в самопознании человека. Экзистенция есть “внутреннее”, к-рое постоянно переходит во внешн,, пред­метное бытие. Поскольку предметное бытие выражает собой “неподлинное существование” человека, обретение '"экзистенции предполагает решающий выбор, посредством к-рого человек пе­реходит от созерцательно-чувсгвснного способа бытия, детерминированного внешн. факторами среды, к “самому себе”, единственному и неповторимому. Этот путь Кьеркегор, в противополож­ность спекулятивной диалектике Гегеля, назвал “экзистенциальной диалектикой” Он выделил три осн. стадии восходящего движения к “подлинному существованию”, т. е. к экзистенции: эстетическую, этическую и религиозную. Принцип эстетической стадии—детер­минация внешним, т, е. ориентация на “наслаждение”. Здесь выбор осущест­вляется лишь в самой примитивной форме, ибо, выбирается лишь объект, а само влечение задано заранее не­посредственно-чувственной стихией че­ловеческой жизни. Принцип этической стадии — долг. Это уже самоопределе­ние субъекта, но пока еще чисто рассудочным способом, согласно предписа­ниям морального закона. Абстрактность морального закона вполне преодоле­вается только на религиозной стадии существования, когда человек невероят­ным усилием воли отказывается от прежних привычек существования, всем существом своим принимает Страдание как принцип существования и тем са­мым приобщается к доле распятого Христа. Взгляды Кьеркегора долгое время существовали как изолированный феномен духовной жизни Скандинавских стран, Филос, течением Э. стал только после 1-й мировой войны, потряс­шей до основания весь социально-эко­номический уклад европ. об-ва, и преж­де всего его официальную либерально-христианскую идеологию. Существен­ный ингредиент этой идеологии состав­ляло просветительское убеждение в не­одолимости прогрессивного движения человечества по мере успехов науки и цивилизации. 1-я и особенно 2-я миро­вая война с организованным фашиста­ми геноцидом обнаружили явный дефицит гуманности в самом фундаменте научно-технической  цивилизации — в отношениях между людьми. Тогда и настало время Э., к-рый становится самым популярным течением мысли в Зап. Европе в 40-60-х гг. нашего сто­летия Манифестом этого направления , стали книги и статьи Ясперса, Марселя, Хайдеггера. написанные еще в 20—30-х гг.. но сделавшиеся обществ., явлением в первые десятилетия после победы над фашизмом. Новый толчок раз­витию дала деятельность Сартра и Камю, к-рые осмыслили опыт борьбы с фашизмом и политизировали Э., связав его с животрепещущими социально-политическими проблемами послевоен­ного времени. Для анализа Э. следует выделить инвариантное содержание построений представителей этого тече­ния. Прежде всего, Э.—это онтология, учение о бытии, а не о том, что “надо” или “следует” делать человеку. Бытийственный характер Э. подчеркивают все без исключения его адепты. Это значит, что экзистенциальное мышление раз­вертывается исключительно в сфере бытия, а все остальные традиционные филос. проблемы приобретают второсте­пенное значение, как частные следствия из решения осн. онтологической пробле­мы. Эта осн. проблема — определение экзистенции в общей структуре сущего, т. е. конкретизация онтологической при­роды человеческой реальности в соот­ношении с остальными началами ми­роздания. Осн. онтологическое опреде­ление  экзистенции — “бытие-между” - принадлежит еще Кьеркегору и разделяется всеми представи­телями Э. Этим с самого начала подчер­кивается промежуточный характер человеческой реальности, ее принципиаль­ная несамостоятельность, зависимость от чего-то иного, что уже не есть чело­век. (Вот почему ошибочно безогово­рочное отнесение Э. к “субъективному идеализму”) Природу этого “иного” экзистенциалисты понимают по-разно­му. Религиозные   экзистенциалисты (К А. Бердяев, Ясперс. Марсель, Тиллих) определяют это иное как “трансценденцию”, открывающуюся в акте веры. Божественное трактуется в духе “апофатической теологии”, не признающей никаких позитивных оп­ределений божества и отграничиваю­щей его от мира целой системой отрицаний. Определение трансценденции через отрицание особенно характе­рно для Хайдеггера, у к-рого трансценденция выступает как “ничто” — раз­верзшаяся бездна в плотном массиве вещественности. У христианских мысли­телей (Бердяева, Марселя) характе­ристики трансценденции носит отпечаток ценностей веры, надежды, любви; так, напр., по Марселю, Бос есть “абсо­лютное Ты” - - самый интимный и надежный друг. У близкого иудаизму Л. Шестова заметны отзвуки ветхоза­ветных настроений. Ясперс, обобщая достижения “осевого времени”, а к-ром возникли осн. мировые религии, стре­мится выделить некое ядро филос. Веры». не связывающей себя к.-л. определенным сгейо. При всех разли­чиях между собой религиозные экзи­стенциалисты не мыслят существования божественного вне акта веры, т. е. от­вергают догматическое постулирование существования Бога как предпосылки веры. Божественное реально существует лишь в акте веры, и одновременно с его появлением в горизонте человеческого бытия возможно достичь “подлинного существования”. Напротив, вне устрем­ления к трансценденции происходит деградация человеческой реальности, ее обезличивание и растворение в рутине повседневности. Но экзистенция — это бытийственная характеристика че­ловеческой реальности, поэтому даже на дне падения человек смутно чувст­вует свою причасгность высшему, как бы ни был он принижен в социальной жизни- Отсюда и характерное для Э. феноменологическое описание ситуаций духовного кризиса, в к-рых у обезли­ченного существа проявляется острей­шее ощущение неправильности, бес­смысленности, недостойности своего бытия. Совсем не случайно, что немало представителей Э., начиная с Кьеркего­ра, с одинаковой легкостью пользова­лись пером философа, анализирующего “экзистенциалы” человеческой реаль­ности, и пером художника, живопису­ющего реальные жизненные ситуации, в к-рых эти абстрактные экзистспциалы” предстают во плоти. Сближение лит. и философии в контексте Э. облег­чалось усвоением экзистенциалистами феноменологического метода Гуссерля, '' любимым учеником к-рого нек-рое вре­мя был Хайдеггер. Хайдеггер переос­мыслил феноменологический метод и приложил его к исследованию экзистен­ции, к-рую интерпретировал как “интенциональное бытие”, “бытие-в-мире”. Вслед за ним аналогичную операцию проделал Сартр и до нек-рой степени Мерло-Понти. Феноменологический ме­тод позволил превратить Э. в система­тическую онтологию, описывающую реальность в своеобразном катего­риальном ряду. Отвлекаясь от индиви­дуального своеобразия  мыслителей, категориальную структуру позднего Э. можно представить в виде следующей онтологической триады: “мир-бытие-в-мире- бытие”.  Экзистенция  есть средний термин триады, промежуточное звено, соединяющее потустороннее бытие с “миром” как ареной повседневного обезличенного существования. Нап­равленность человеческой реальности ' на мир означает неподлинное существо­вание, “заброшенность”, а стремление к потустороннему, “окликание бы­тия” — подлинное существование. По­буждение к подлинному существованию содержится в таких феноменах, как “страх” (Ясперс, Хайдеггер), “экзистен­циальная тревога”, “тошнота” (Сартр), “скука” (Камю). “Страх” в экзистен­циальном смысле — это ни в коей мере не малодушие, не физический страх, а метафизический ужас — потрясающее человека прозрение. Здесь важно не психологическое содержание феномена (страха, а его онтологический смысл, к-рый заключается в том, что человеку, вдруг открылась зияющая бездна бытия, к-рой он раньше не ведал, спокойно прозябая в сутолоке повседневных дел. Теперь покоя нет, остался только риск решения, к-рое не гарантирует успеха. Это и есть “подлинное существование”, к-рое вынести куда труднее, чем бездум­ное существование в рамках заведен­ного порядка вещей. Т. обр., религиоз­ный Э. зовет человека от мира к Богу, к самоуглублению, позволяющему об­рести новое, “трансцендентное” измере­ние бытия.

Самоуглубление есть вместе с тем и расширение границ индиви­дуального Я, поскольку взрывается эгоистическая замкнутость и открываются необъятные горизонты коммуни­кации со своей эпохой и вечностью. Совершенно иной настрой в атеисти­ческом Э. Сартра и Камю. Здесь основ­ная онтологическая схема приобретает иное наполнение. Бог есть “противоречие в определении”, т. е. противоречи­вое сочетание несовместимых характе­ристик: сознания, к-рое всегда отталки­вается от бытия, и автономного, самодо­влеющего, самому себе равного бытия. Последнее никак не может обладать сознанием, ибо тогда оно неминуемо потеряло бы тождество с самим собой. Если это так, то абсолютное бытие никак не может быть личностью, т. е. Бога не существует. Для Сартра абсолют­ное бытие толкуется совершенно мате­риалистически, хотя материальность выглядит для него крайне непривлека­тельно — в виде гигантской, всезаполняющей свалки студенистой слизи. При такой характеристике абсолютного бытия  “подлинное существование” Сартр уже не мог трактовать как уст­ремленность к бытию. Он исходит из противостояния сознания и бытия, что очень напоминает картезианский дуа­лизм духа и материи, с той только разницей, что сознание отождествляет­ся им с отрицанием, отталкиванием от бытия, “просверливанием” в нем “дырок”. Неподлинное существование стремится к “позитивности”, к безграничному самоутверждению за чужой счет, что, по Сартру, явл. “желанием быть Богом”, т. е. ницшеанским проектом сверхчеловека.  Подлинное же существование, в противоположность безумной жажде власти, есть призна­ние неотчуждаемой свободы другого} наряду с моей собственной свободой — так, чтобы всякий акт моего выбора стал выбором на всех и во имя всех. Подчеркивая значение выбора и роль инициативы субъекта, Сартр следует, Фихте, а требуя, чтобы индивидуальный акт имел общечеловеческое содержание,— Канту. Несколько иначе определяет подлинное существование Камю в книге “Бунтующий человек”. С его т. зр., это непрерывная аскеза отрицания, абсолютный нонконформизм, несогласие со всем позитивным, неприня­тие всего, что существует,— в целом и по отдельности. Логическим заверше­нием этой идеи стала концепция “Вели­кого Отказа” Маркузе. Так атеистиче­ский Э. стал филос. обоснованием поли­тики левого экстремизма, но в целом его социальный смысл неоднозначен. Религиозный Э. явно представляет собой феномен обновленческого движения, порожденного кризисом религии и рас­пространением бездуховности в совр. об-ве. Усложненный язык и аргумен­тация Э. рассчитаны исключительно на интеллигенцию и призваны поколебать ее сциентистские установки и технократические иллюзии. В этом отношении, можно сказать, достиг определен­ного успеха, и, хотя в наст. вр. он полностью сошел на нет, осн. его идеи вошли в совр. менталитет. Это прежде всего относится к выявлению недобросо­вестности конформистского сознания, безоглядной решимости выбора как условия формирования подлинной инди­видуальности, преодоления наивной ве­ры в научно-технический прогресс.

Лит.: Современный экзистенциализм. М., 1966;

Киссель М. А.

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика