Галецкий Владислав Францевич

ДЕМОГРАЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Демографическая глобализация – это проявление глобализационного системного процесса в демографической сфере, который выражается прежде всего в появлении раннее не существовавших популяций (расово-этнических, культурно-цивилизационных групп и т.п.), в изменении стратификационной структуры человечества в зависимости от роли разных его страт по отношению к общему глобализационному процессу, в трансляции образа и стиля жизни на планетарном уровне и в вызванных этим изменениях важнейших сфер жизнедеятельности – медицины, образования и т.д

Необходимо подчеркнуть, что в чистом виде не существует ни политической, ни экономической, ни культурной, ни демографической, ни какой-либо иной глобализации; эти термины используются вместо более громоздких "экономический аспект глобализации", "демографический аспект глобализации" и т. д.

Термин “демографическая глобализация” нам представляется более точным и корректным. Конечно, в том случае, если придерживаться понимания демографии как науки о населении в самом широком смысле слова, т.е. понимать ее как науку не только о воспроизводстве населения, но и о его здоровье. качестве, образе жизни, поведенческих установках и т.п. В то же время мы считаем, что термин “демографическая глобализация” корректно использовать в качестве синонима “глобализации населения”, что и делается в данной главе.

Под демографической глобализацией мы понимаем совокупность следующих процессов:

1. Глобализационные процессы, которые приводят к появлению внутри человечества новых таксономических единиц. Так, в результате глобализационных процессов в колониальную эпоху (колониализм рассматривается нами как форма глобализации) возникли, в чрезвычайно короткие по историческим меркам сроки, Латино-Американский суперэтнос, Американская, Канадская и Австралийская нации; а также ряд других таксономических групп.

2.         Глобализационные процессы, влияющие на рост численности населения и изменение его структуры. Феномен демографического взрыва и автомодельного (С.П.Капица) роста численности населения планеты, представляет собой результат глобализации: западно-европейский суперэтнос благодаря глобализации, резко увеличил свой ареал при сохранении традиционного режима воспроизводства населения – в этом основная причина "демографического взрыва среди белого населения планеты". Глобализация в форме колониализма способствовала трансляции на всю планету технико-технологических и научных достижений, созданных в западных странах в эпоху колониализма. Таким образом, не-белое население планеты режим воспроизводства "высокая рождаемость-высокая смертность" сменило на режим "высокая рождаемость-низкая смертность". В этом причина демографического взрыва среди не-белого населения планеты.

3.         Так называемый демографический переход рассматривается как результат глобализации населения.

4.         Глобализация как процесс, усиливающий социальную поляризацию как на межстрановом уровне, так и на внутристрановом уровне.

5          Трансляция в планетарном масштабе образа и стиля жизни разных стран и цивилизаций и их влияние друг на друга.

3.1.      ЭТАПЫ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

            Предпосылки возникновения демографической глобализации

Появление Homo Sapiens до сих пор окутано тайной и представляет собой одну из самых слабо изученных областей человеческого знания. Часть исследователей считают, что современный человек появился где-то в самом конце неолита, примерно в диапазоне от 10 до 50 тысяч лет назад. Другие исследователи называют цифру - 100 тысяч лет назад. В конце 90-х годов появились статьи, главным образом в научно-популярной литературе, отодвигающие дату рождения современного человека примерно на 1-5 миллионов лет назад.

Если вокруг даты появления современного человека до сих пор идут острейшие споры, то в вопросе о предшествующей этому событию фазе развития, напротив, имеется почти полное единодушие. Общепризнано, что современный человек появился в результате эволюции человека кроманьонского.

Именно поэтому коллективная память, зафиксированная в мифах и преданиях, хранит в себе знание о некоем едином общечеловеческом прошлом. У всех народов есть мифы вроде библейской Вавилонской башни, о том времени, когда все люди “были одной семьей, одним народом и говорили на одном языке”. Насколько адекватна эта коллективная память реальным событиям —этот вопрос кажется неразрешимым. Любопытно лишь отметить, что разделение людей на народы (“...и смешал Бог языки их”) оценивается как наказание, нечто безусловно отрицательное.

Можно утверждать, что в исторический период своего развития человечество пришло сегментированным и деглобализированным, то есть одни популяции человечества ничего не знали о существовании других. Между ними, естественно, не было никаких, даже очень опосредованных контактов.

Интеграционные стремления в жизни человечества имели место всегда. Наиболее крупными событиями в период, предшествующий демографической глобализации, следует считать, по-видимому, два периода.

Первый период —это смешение уже существовавших этносов, рождение новых этносов, суб- и суперэтнических групп в период Империи Александра Великого и в Римскую эпоху. Попытка насильственного механического конструирования нового этноса, предпринятая самим Александром, оказалась неудачной. Но в целом эллинистический мир оказался в состоянии генерировать этногенез на пространстве от Северной Африки до Гималаев.

Эстафету интенсивнейшего межэтнического обмена и гигантских миграционных потоков приняла Римская Империя. Именно об этом периоде можно говормть как о пике интеграционных процессов в тогдашней Ойкумене. Нельзя не отметить, что именно тогда миграция и образование мощных и влиятельных диаспор приобрело формы , характерные и для современного мира.

Тогда же произошло важнейшее событие - появление Христианства. Его заповеди, особенно “не убий”, с демографической точки зрения, можно истолковать как абсолютный запрет на любые формы геноцида. И действительно, в рамках христианского мира геноцид, хотя и имел место, но никогда не принимал столь жестких и последовательных форм, которые он имел за его пределами. Римская империя вела многочисленные завоевательные войны, подчас отличавшиеся чрезвычайной свирепостью и жестокостью (Галлия и Тир, например). Но все же последовательного уничтожения того или иного населения римляне не проводили (в отличие, например, от Мидии, которая провела один из самых жестоких геноцидов в человеческой истории —тотальное уничтожении Ассирии и Вавилонии, в свою очередь отличившихся акциями тотального этноцида на окружающих территориях —вместе со всем населением, культурой и материальными ценностями).

Второй период действия мощнейших интеграционных импульсов —это эпоха Великого переселения народов. Тогда на развалинах Римского мира возникла этническая картина, ставшая основой современной европейской расы и западно-европейского суперэтноса3. Отметим, что к началу 9 века нашей эры население земного шара едва ли превышало 200 миллионов человек.

Как складывалась в тот период демографическая ситуация? Исполнение заповеди “плодитесь и размножайтесь” приводило к пусть медленному, но все же росту населения. Популяции отличались высоким уровнем рождаемости, который компенсировал как высокий уровень смертности, последствия жесточайших эпидемий4, так и военные потери.

Роль демографических факторов в глобализационных процессах

Датой начала глобализации населения, по нашему мнению, можно считать 12 октября 1492 года - тот самый день и час, когда Христофор Колумб открыл Америку: человечество, то есть население планеты Земля, преодолев многотысячелетнюю раздробленность, стало превращаться в единое целое (по оценкам общее число людей на планете колебалось тогда в пределах от 450 до 500 миллионов человек).

С феноменологической точки зрения, глобализация населения началась с экспансии Европейской расы за пределы того ареала, который она занимала предыдущие 3 тысячи лет.

Столкновение белой расы с автохтонным населением Америки привело, прежде всего, к колоссальному по своим масштабам геноциду на территории, в 4 раза превышающей по своему размеру Европейский континент5.

В итоге, были уничтожены сотни субэтнических образований, полностью разрушены такие цивилизации, как цивилизация Ацтеков, Майя и Империя Инков. При этом огромная часть населения была истреблена чисто физически, а другая, возможно еще большая, погибла в течение сотни лет в результате экспорта из старого света нетрадиционных для Америки болезней и продуктов питания. Автохтонные американцы оказались, в силу чисто физиологических особенностей, абсолютно невосприимчивыми к алкоголю в любых его формах,а также и к ряду специфических болезней, характерных для людей белой расы, в первую очередь оспы. Например, если среди европейского населения смертность от черной и желтой оспы колебалась в интервале 10 %, то коренные жители Нового Света теряли от этой же болезни от 80 до 95% населения.

К началу 17 века белая раса полностью освоила обе Америки. Это имело следующие культурно-цивилизационные и этно-демографические последствия:

— на территории Северной и Южной Америки, общей площадью примерно 42,5 миллиона квадратных километров, в результате глобализации населения, выразившейся в массовой, (как принудительной, так и добровольной) иммиграции из Европы, насильственной иммиграции из Африки (вывоз чернокожих рабов), геноцида местного населения (целенаправленного и спровоцированного изменениями условий жизни), возникла ранее не существовавшая популяция людей: Латиноамериканский суперэтнос, Американская и Канадская нации, ряд мелких этно-демографических групп;

— современное население Северной и Южной Америки, отличаясь от Западно-Европейского суперэтноса по некоторым расово-антропологическим показателям, близко к нему в культурно-цивилизационном плане настолько, что можно говорить о существовании единого в цивилизационном плане Евро-американского мира;

— завоевание обеих Америк привело к расширению ареала белой расы (А.А.Кауфман справедливо считал, что колонизация - это способ развития человечества, распространяющий культуру по лицу земли ;

— освоение двух американских континентов белой расой означало распространение Западно-Европейской (Христианской) цивилизации.

Нельзя не отметить один важный момент. Экспансия Европейской расы в Америку одновременно означала христианизацию этих территорий. Религиозный , миссионерский аспект колонизации Америки трудно переоценить.

В течение последних двух столетий обсуждается тема жестокости европейских завоевателей по отношению к автохтонному населению. Разумеется, ни в коей мере нельзя снимать историческую ответственность с европейской расы за геноцид американских аборигенов, который не имел никаких видимых рациональных причин: покоряемые народы в абсолютном своем большинстве не оказывали никакого сопротивления. То, что уцелела значительная часть покоряемых народов —это почти исключительно заслуга Христианства. Если бы не папские энциклики, в которых говорилось о признании американских индейцев людьми в полном смысле слова и о необходимости обращения их в Христианство —сложно себе представить, как бы развивались события. Именно стремление иерархов католической церкви и религиозно ориентированных монархов ко все большему расширению своей паствы, помешало европейской расе уничтожить американских аборигенов полностью. Думается, что папская булла Климента VII (1537) спасла жизнь миллионам людей.

Идеологический момент в проблеме сохранения остатков автохтонного населения Америки не менее важен, чем, допустим, меркантильно-экономический. Если бы белая раса находилась под влиянием не христианства, а ультранационалистической (как Древняя Ассирия) или откровенно человеконенавистнической (как Третий Рейх) идеологической системы, то аборигены были бы уничтожены по схеме, по которой ассирийцы уничтожали окружающие народы (а потом сами были уничтожены Мидией).

Освоение Нового Света можно считать знаменательным событием ещё и в том смысле, что белая раса впервые в мировой истории перестала подчиняться эколого-биологической детерминации. Стремление белой расы к экономической выгоде (местное население, которое все еще оставалось в большинстве, должно было работать на рудниках и плантациях) и соблюдение некоторого этического кодекса возобладало над стремлением уничтожить другую человеческую общность.

Почти одновременно (с исторической точки зрения) с экспансией белой расы через Атлантику, начинается ее экспансия на Северо-Восток Евразийского континента, которая выражается во взятии Иоанном IV Грозным г. Казани и в продвижении отрядов Ермака в Сибирь. Это произошло в период с 1581 по 1587г. Освоение Сибири русским этносом —тема достаточно заидеологизированная. В русской (затем советской) историографии она всегда имела исключительно положительную оценку; в западной, японской и китайской литературе —нейтральную, отрицательную и резко отрицательную. Следует лишь отметить, что по отношению к покорённым народам со стороны русского этноса и его политико-государственных институтов никогда не проводилась политика сознательного геноцида. Изменение демографической ситуации в Сибири, а затем на Дальнем Востоке и на Крайнем Севере было в первую очередь вызвано не агрессивностью русского этноса (за очень редким исключением, вроде истории Яицкого Казачества), а теми же причинами, что и в Америке: нехарактерные болезни, алкоголь и изменение привычной среды обитания. Вторая половина 16 века рассматривается рядом авторов как эпоха великого подъема пассионарной энергии великоросов, в резулшьтатк которого никем не направляемая инициатива “вольных людей” дала России громадные приращения на Востоке .

Рассматриваемый нами этап глобализации населения подошёл к своему логическому концу 26 января 1788 года, когда английский капитан Филлип привел в Сиднейскую бухту 11 кораблей с каторжанами, тем самым положив начало колонизации Австралии, открытой до этого события в самом начале 18 века одними из последних героев-пассионариев Европейской расы и Фаустовской культуры, капитанами Абелем Тасманом (великим неудачником и автором прекрасного жизненного девиза “бороться и искать, найти и не сдаваться”) и Джеймсом Куком. Именно в этот день население земного шара было глобализовано окончательно.

Что же происходило с населением за пределами территорий, которые мы уже рассмотрели? Здесь прежде всего следует отметить рождение Арабского суперэтноса и Исламской цивилизации. Их существование институционально было оформлено в начале в виде Арабского Халифата, а затем Османской Порты (Империи). Высокая пассионарность Арабского суперэтноса, а затем и турок-османов, были одной из главных причин начавшейся глобализации. Рассмотрим эти причины:

1. Высокая пассионарность зарождавшегося Арабского суперэтноса, о сопротивление которого сломались военные волны Крестовых походов и благодаря которой в арабской массе удалось растворить миграционные волны Крестовых походов, не позволила белой расе осуществить экспансию вглубь Евразии через Ближний Восток.

2. Высокая пассионарность сложившегося Арабского суперэтноса и его натиск на ареал белой расы через Иберийский полуостров способствовали консолидации Западно-Европейского суперэтноса после битвы при Пуатье.

3. Османская Порта перекрыла Западно-Европейскому суперэтносу пути в Персию и Индию. Одновременно, она через дружественные исламские государства Магриба препятствовала движению европейцев вглубь Африканского континента.

Все это, а также крах тевтонского "nach Osten" вынудили Западно-Европейский суперэтнос к трансатлантической экспансии.

За этот же период Восточный мир перенёс сразу три цивилизационно-демографических катастрофы: это завоевания Чингиз-хана, Тимура и Великих Моголов. Их общим итогом стало образование широчайшего тюркотского пояса от Каспия до бассейна Тихого океана. Параллельно с этим от Атлантического поберажья Марокко до тихоокеанского побережья Индонезии раскинулся пояс народов, принявших Ислам.

Анализ событий на Дальнем Востоке мы проводить не будем, так как они лежат за рамками нашего исследования. С точки зрения интересующей нас проблематики, мы лишь отметим захват португальцами в 1590 году Формозы (Тайваня) и проникновение голландцев в Японию. В целом, в общую орбиту глобализации Дальневосточный регион вошёл лишь после так называемой Второй Опиумной войны.

Подведем итог описанию феноменологической картины рассматриваемого нами этапа глобализации. Итак:

— ареал белой расы к середине 19 века увеличился примерно с 7 млн. квадратных километров до 75 млн. квадратных километров, то есть больше чем в 10 раз (площадь всей земной суши 149 млн. квадратных километров);

— территория, на которой белая раса стала абсолютно доминирующей расово-этнической группой, составляла около 60 млн. квадратных километров;

— к 1850 году все население планеты составляло 1 млрд. 265 млн. человек, при этом больше трети (чуть меньше половины) всего населения составляли представители белой расы;

— за пределами глобализационных процессов остались лишь внутренние районы Китая, Внешняя Монголия, Корея и Япония.

Теперь несколько слов о детерминации демографической глобализации. Каждая популяция, находящаяся по Л.Н.Гумилеву вблизи своего пассионарного максимума стремится к росту и расширению своего ареала. Накануне начала глобализационных процессов Западно-Европейский суперэтнос находился как раз вблизи такой фазы. Были в наличии ее важнейшие признаки. Расцвет науки и культуры (Ренессанс, время Рафаэля, Леонардо да Винчи, Микельанджело Буонаротти, Мартина Лютера, Жака Кальвина, Ульрих Цвингли, Томаса Мора, Эразма Роттердамского,Фрэнсиса Бэкона и Вильяма Шекспира) и, в то же время, всплеск жесточайшей нетерпимости к любым формам инакомыслия (Варфоломеевская ночь, процесс Галилея и казнь Джордано Бруно, Цезарь Борджия и семейство Медичи), Реформация и Контрреформация. И главный признак —огромное число пассионариев, обладающих избыточной энергией биоактивных личностей (среди них такие великие деятели, как фанатик идеи Христофор Колумб, бесстрашные путешественники и авантюристы Марко Поло,Фердинанд Магеллан, Васко де Гамо и Америго Веспучи). Это и титаны духа, которые за одно столетие сделали для христианской культуры больше, чем было сделано за предшествующую тысячу лет. И, наконец, самое главное. Западная Европа была наводнена огромным слоем людей, которые (кто в силу законов майората, кто в силу стечения жизненных обстоятельств) были в буквальном смысле слова не у дел, не знали куда себя пристроить и, в силу избытка воли, таланта и жизненной энергии, не могли найти себя в мирной, спокойной, полуголодной жизни. Это обедневшие дворяне, ландскнехты, пресловутые трубадуры, разномастные “рыцари печального образа” и “железные маски”.

Мы хотим особо подчеркнуть, что глобализация населения, которая началась с экспансии белой расы, принципиально не может быть объяснена одними лишь экономическими причинами. В Америку не было в начале 16 века экспансии капитала —потому как его не было еще нигде в мире, он появится не раньше, чем через 200 лет. Европейцы нашли в Америке золото и серебро, но оно было быстро обменяно на пряности с островов Зондского архипелага и Моллукского полуострова, осело в подвалах замков (“Скупой рыцарь” А.С.Пушкина) или было обращено в роскошную недвижимость. В целом экономическое благополучие главных на тот момент стран Испании и Португалии не намного улучшилось в результате экспансии. Более того, уже к началу 17 века они пережили тяжелейший экономический и системный кризис (крах Крестового похода короля Себастиана, гибель испанской “Великой Армады”) и превратились во второстепенные державы.

Поэтому напрашивается следующий вывод: экспансия белой расы породила  глобализацию населения и положила начало тотальной глобализации. Таким образом, демографическая глобализация была первой формой глобализации вообще. Избыток пассионарной энергии белой расы, который сдерживался обладавшей тоже высоким пассионарным потенциалом Арабским суперэтносом и Османской Портой, спровацировал трансатлантическую экспансию белой расы, а также ее экспансию на северо-восток Евразийского континента. Уже индуцированные этой экспансией события в Америке вынудили белую расу , в поисках рабочей силы, к экспансии в Африку. 

Таким образом, чисто экономические мотивы глобализации населения в тот период ее развития были вторичными. Хотя они, что называется, имели место быть. Причиной глобализации населения, и глобализации вообще, стало “избыточное население”. Не будь его в достаточном наличии у белой расы в то время, история человечества развивалась бы совсем по другому сценарию. 

Таким образом, к середине 19 века процесс “механической” глобализации населения, связанный главным образом с территориальной экспансией, был уже завершен.

Процесс глобализации населения со второй половины 19 века и до оканчания второй мировой войны.

Итак, к середине 19 века, наша планета уже представляла собой единое демографическое пространство. В этот же период белой расой была колонизирована Африка.

Закончив территориальную экспансию и максимизировав свой популяционный ареал, белая раса вступила в период роста населения. За время, прошедшее с начала 18 века, и до 1925 г. численность европейцев возросла со 150 до 800 млн. человек (в 1900 г. все население Земного Шара составляло 1636 млн. человек и почти половина из них была европейцами).

Что послужило причиной подобного “демографического взрыва”?

Объясненить можно двумя группами причин: первая группа - причины эндогенного ; вторая —экзогенного характера:

- начиная с конца 17 века, наблюдался (хотя и неравномерный и неоднородный) рост материального благосостояния большинства этносов белой расы;

- сохранялась многодетная модель семьи (рождаемость практически не регулировалась);

- в то же время началась стремительными темпами развиваться медицина, которая , наряду с ростом санитарно-гигиенической культуры населения, способствовала резкому снижению смертности вообще и , особенно, детской;

- в результате стала реальностью возможность предотвращать возникновение эпидемий и пандемий, которые в раннем средневековье уничтожали в городах до 90% населения;

- научно-технический прогресс изменил условия и характер труда: уменьшилась физическая нагрузка, травматизм и сопутствующие им явления;

- научно-технический прогресс изменил характер войн, которые теперь велись не столько пехотой, сколько артиллерией и кавалерией. Ввиду этого, за 18 век количество живой силы, приходящееся на единицу площади сократилось в 7 раз. Соответственно, потери живой силы в войнах (в удельном, а не в абсолютном выражении!) уменьшились.

С начала 17 века эстафета в экспансии белой расы перешла к английскому, голландскому, французскому этносам. Освоение ими захваченных территорий шло по принципиально другой схеме, чем испано-португальская. Захваченные природные богатства и ресурсы превращались не в сокровища, а в капитал, что вызвало процесс быстрого становления капитализма и стремительный научно-технический прогресс.

В дальнейшем ( особенно со второй половины 19 века) формирование единого экономического планетарного пространства, рост экономики, который стал возможным вследствии глобализации, стимулировал научно-технический прогресс, который, в свою очередь, через медицину и общий рост социально-экономического благосостояния способствовал дальнейшему демографическому росту.

В период с начала 18-го века и по первую четверть 20-го века белая раса увеличивала свою численность, во-первых, потому, что она располагала для этого достаточным территориальным потенциалом, который мог совершенно свободно принимать избыток населения, сформировавшийся в условиях ее традиционного ареала; во-вторых, белая раса смогла использовать оказавшийся в ее власти территориально-природный ресурс для своего экономического роста, который, в условиях низкой производительности труда, не мог обойтись без постоянного прилива рабочей силы; в-третьих, демографический рост белой расы создавал новых потребителей произведенного объема экономической продукции, что, в свою очередь, через научно-технический прогресс, рост уровня благосостояния, улучшение качества жизни и медицинского обслуживания опять-таки способствовало росту численности населения.

Таким образом, мы имеем дело не с простой каузальной цепью “причина-следствие”, а со сложнейшей обоюдостимулирующейся системой, где демографический рост индуцировал рост экономики, а он, в свою очередь, - дальнейший рост населения.

Без глобализации населения,когда все новые и новые массы людей совершенно различными путями вовлекались на рынки труда, на рынки потребительских товаров, когда без миграционных потоков было бы невозможно осваивать новые земли и спрятанный в них ресурс, когда, наконец, все новое население (автохтонное, в первую очередь) получало необходимые трудовые навыки и вовлекалось в ставшее планетарным общественное разделение труда —без всего этого не возник бы капитализм, как принципиально открытая система. Благодаря глобализации, белая раса, получив в свое распоряжение в качестве ресурсной базы до 80% территории планеты, сумела резко повысить свой демографический вес по сравнению с другими расово-этническими группами: к 1925 году численность населения белой расы составила чуть больше 1/3 от всего населения Земного Шара. Кроме того, в этот период белая раса и Западно-Европейская цивилизация достигла пика своего политического и экономического могущества, установив абсолютную монополию на решение политических и экономических вопросов на уровне всей планеты.

Все же начиная с 90-х годов 19 века, белая раса вступила, как представляется, в фазу перенапряжения и начала спада уровня пассионарности. В первую очередь это касается Западно-Европейского суперэтноса.

Падение уровня пассионарности в той или иной группе связывают c разрушением идентификационной схемы, в соответствии с которой индивид отождествляет свои интересы с интересами своей группы, “поднимая личные интересы до уровня общественных”. Происходит нечто другое. В фазе, которая следует за стадией подъема пассионарности, начинают господствовать так называемые (по Л.Н.Гумилёву) гармонические особи, то есть люди, которые отождествляя личные и общественные интересы, не желают поступаться первыми ради последних. Если пассионарии —это герои, идеалисты, романтики и фанатики, то гармонические особи —это уже авантюристы, искатели приключений, прагматики (но не циники), люди, способные на жертвенные и героический поступок, но не желающие только лишь жертвовать своими интересами и отдавать себя во имя общего дела. Гармонические особи напрягают свои силы до предела и жертвуют собой прежде всего во имя явных и конкретных целей: деньги, успех, слава. Лучше всего дух конца XIX века выразили Джек Лондон и Редъярд Киплинг. Их герои бескомпромисны в моральном плане, они принципиальны и последовательны; они свято чтут свой моральный кодекс, их влекут деньги, успех и слава; в то же время в них горит мессианский дух и “религия империализма” (“единый флаг, единый флот, единая Империя, единая корона”лорда Теннисона и “бремя белого человека” Киплинга).

Эпоха гармонических особей отличается прежде всего тем, что в популяции значительно вырастает уровень толерантности по отношению к представителям любых других групп.6

Итак, на рубеже 19 и 20 века в коллективном самосознании Фаустовского Человека начинает происходить кардинальный сдвиг в пользу толерантного отношения к другим расово-этническим, религиозным и культурно-цивилизационным группам.

Каковы причины интенсивного роста гуманизма и толерантности белой расы?

Причина первая —геополитическая (точнее ее следовало бы назвать административно-военно-политической). Мир уже целый век жил в эпохе так называемых "массовых армий". Собственных людских ресурсов для того, чтобы удерживать гигантские колониальные империи, и параллельно воевать друг с другом за их передел, у европейских держав уже не было. Причина была не в низкой рождаемости, а в низкой производительности труда, которая не позволяла высвободить трудовые ресурсы из сферы производства в военную сферу. Дефицит восполнялся за счет колониального населения. Общепринятой накануне Первой мировой войны была такая схема: офицерский состав — исключительно из представителей метрополии, унтер-офицерский состав — большинство из представителей метрополии, остальная часть —представители доминионов и белого населения колоний, есть представители цветного населения; сержантский и рядовой состав —абсолютное большинство из представителей цветного населения. (Разумеется, данная схема приблизительна, были “чисто белые части”, но общую картину она отражает). Если в начале 20 века “белым”оставался Британский флот, то к концу Второй Мировой войны доля представителей белой расы составляла на нем уже не более 30%. Еще выше доля цветного населения была в территориальный колониальных войсках, зачастую полком из 2000 человек командовали 20 представителей метрополии, все остальные были коренными жителями. Подобная практика была вызвана как нехваткой людских ресурсов, так и соображениями чисто военного характера: представители местного населения лучше знали особенности местной территории, обычаев и т.д. Таким образом, Европейские страны-метрополии, исходя из чисто военных соображений, были заинтересованы в людских ресурсах своих колоний, и, следовательно, в росте их населения. 

К 1900 году численность этнических представителей Великобритании в Индии не превышала 150 тыс. человек. Понятно, что такая немногочисленная группа (а среди них были и купцы, и врачи, и учителя, и мессионеры), не могла управлять такой огромной страной, как Индия с ее 565-тью княжествами, индусскими и мусульманскими управляемыми махараджами (набабами) и низамами соответственно. Для управления гигантской территорией нужен соответствующий административный аппарат. Он был создан в конце 19 века под названием “Индиан Сивил Сервис”, уже к 1914 г. абсолютное его большинство состояло из коренных жителей. Вообще, желание метрополии к эффективному централизованному управлению совпадало с консолидирующими тенденциями в индийском обществе, которые нельзя не считать нациеобразующими. В 1876 г. по инициативе премьер-министра Дизраэли королева Виктория провозглашена императрицей Индии. В этом акте была выражена не только воля и интересы британского истеблишмента, но воля и интересы индийской элиты. Королева Виктория стала правопреемником Империи Великих Моголов, а “Бритиш Радж” (британская власть), которая все более и более наполнялась местным населением, стала прообразом и ядром будущего независимого национального индийского государства.

Схожая модель действовала и в других колониях. Конечно, везде были свои нюансы. Ряд территорий (Канада, Австралия, Новая Зеландия) из колоний быстро превратились в доминионы и стали государствами белой расы. Быстро европеизировались такие страны, как Алжир, Кения, Родезия и ряд других. Поэтому система административного управления очень сильно варьировалась: от “чисто европейской”до “глубоко смешанной, с абсолютным преобладанием местного населения”. Но в то же время, общая тенденция непрерывного роста удельного веса представителей местного населения в административном аппарате неуклонно сохранялась вплоть до конца колониальной эпохи.

Таким образом можно сделать вывод, что метрополии не располагали достаточной базой для комплектации административного аппарата своих колоний представителями исключительно населения собственно метрополии. Вследствии этого, исходя их логики функционирования административных систем, метрополии были заинтересованы как в абсолютном количественном росте населения своих колоний, так и в улучшении его качественных параметров: здоровья и образования, так как только здоровое и образованное население (не все, а, разумеется, его часть) могла быть использована как людской ресурс для функционирования административного аппарата.

И, наконец, ещё одно очень важное геополитическое обстоятельство. Понимая неизбежность грядущих войн за передел мира и сфер влияния, элиты стран метрополий европейской расы нуждались в населении колоний как в источнике живой силы для вооруженных сил, в людском ресурсе для административного аппарата и людском ресурсе как источнике рабочей силы для мобилизационных экономик в случае неизбежной в грядущем войны. Очевидно, что подобный людской ресурс мог быть предоставлен только лишь лояльным (насколько это возможно) населением. Управлять таким населением, опираясь лишь на репрессивные механизмы, невозможно. Для реализации всего вышеизложенного, исходя из соображений геополитических интересов, страны — метрополии европейской расы были вынуждены проводить масштабные мероприятия санитарно-медицинского и культурно-просветительского характера с тем, чтобы, создав лояльные себе элиты в подконтрольных странах, уже через них использовать население этих стран, должным образом подготовленные, в своих геополитических играх. 

Теперь —о второй причине. Она носит чисто экономический характер. Интенсивно развиваясь и остро нуждаясь в квалифицированной рабочей силе и рынках сбыта собственной продукции, сам мировой капитализм был заинтересован как в абсолютном росте численности населения колоний, так и в качественном изменении его параметров. Без постоянного роста населения в Индии и улучшения его материального положения был бы невозможен, например, тот колоссальный экспорт туда английского текстиля, который так подробно исследовал Карл Маркс в своем “Капитале”. Следовательно, мировой капитализм не мог бы столь стремительно развиваться, не имея под собой колониального людского ресурса.

Итак, 1925 год стал переломным для демографической истории белой расы. Именно с этого момента начался продолжающийся вплоть до настоящего момента времени ее откат от занятых до этого позиций в численности населения Планеты. С другой стороны, синергетический эффект причин, которые мы обсудили выше, вызвал интенсивный рост населения среди представителей не-белой расы. Поэтому мы можем сформулировать главный вывод: глобализация населения, которая резко усилила демографические позиции белой расы вообще и Западно-Европейского суперэтноса, в частности, породила процессы, которые привели в настоящее время к стремительному росту не-белого населения. Демографический взрыв в странах третьего мира был подготовлен в течение второй половины 19 и первой половины 20 века. Не имей место феномен глобализации населения, наша Планета не переживала бы после Второй Мировой войны демографический взрыв. 

            Глобализация населения с 1945 года и до наших дней

Прошедшие две мировые войны, если рассматривать их,так сказать со стороны Западно-европейского суперэтноса, были войнами, уничтожившими колониальные системы и слой гармонических особей. Есть такой общеизвестный в профессиональной военно-исторической литературе факт. Экипажи самоубийц, с кораблями, начиненными порохом, появились почти что за четыре столетия до всемирно известных японских камикадзе. Именно такими экипажами из презревших смерть англичан была потоплена половина уцелевших после бури кораблей испанской Великой Армады. В последующем героизм уступил место профессионализму. 

Эрих Хартман, заслуженно получивший звание “воздушного аса всех времен и народов” (352 сбитых самолета), в своих воспоминаниях писал:” Восемьдесят процентов лётчиков, которых я сбил, так и не успели перед смертью понять, кто и как их сбил.”Мотив “остаться живым” был для Эриха Хартмана определяющим. Таким же он был для диверсантов-парашютистов Отто Скорцени и морских диверсантов Валерио Боргезе. Уничтожая аэродромы и корабли противника, эти люди не собирались жертвовать своей жизнью.

Японский этнос и народы Советского Союза, находясь в состоянии пассионарной аффектации, напротив, совершали многочисленные примеры индивидуального и массового героизма.

После Второй мировой войны Западно-Европейский суперэтнос вступил в состояние ярко выраженного пассионарного упадка. Место гармонических особей заняли субпассионарии по Л.Н.Гумилёву, т.е. циничные профессионалы, относящиеся к любым идеологическим установкам чисто инструментально, за исключением лишь одной: “личные интересы превыше всего”. Таким образом, профессионализм занял место героизма, прагматизм —идеализма и романтизма, рациональный расчет во всех сферах —фанатизма. 

Повсеместно в мире отмечают изменения характера европейцев, совершившиеся за последние 40 лет. Этот феномен получил даже своё собственное название: “угасание воли у европейского населения”, которое проявляется теперь во всех формах —как в готовности обвинять себя, так и выслушивать уничтожающую критику извне; в нежелании работать в целом ряде профессий; в намечающейся неспособности европейцев воевать; “всеобщая размягченность, упадок энергии и упругости, род душевной расхоложенности”7. Отказ от атомной промышленности в 1980-е годы имел явные упаднические обертоны, которые отличали его от того самого страха перед железными дорогами, что охватил Европу в 1840-е годы. Причем все антиядерные и экологические движения —это “лишь вторичное следствие изменения ментальности в Европе и США”8. По неизвестным причинам “мораль западных людей изменяется”, исчезают напористость, способность к насилию и жестокости. “Новые боги Запада именуются “мир”, “уважение к жизни в любых ее формах”9.

Европейцы, ранее численно вырвавшиеся вперёд, “возвращаются в строй” и теперь все шесть главных групп человечества —Китай, Индия, страны белой расы, Латинская Америка, Исламский мир, Черная Африка —возвращаются примерно к тому же взаимному соотношению, которое существовало до экспансии Запада. Снова относительно малочисленные, западные европейцы ощущают себя “средиземноморским клубом, затерявшимся среди джунглей”10.

Волна резкого спада уровня пассионарности белой расы после Второй мировой войны докатилась до Советского Союза и стран Восточной Европы, Соединенных Штатов и Японии. Видимо, культурно-цивилизационные формы организации жизни способны транслировать процессы, происходящие на биопсихосоциальном уровне. Героизм и фанатизм японских солдат —не только камикадзе —поражал сознание американцев и их союзников в годы Второй мировой войны. Уже через 30 лет подобное проявление самурайского духа нельзя было представить. Конец “японского экономического чуда” в 1990 годах сами японские масс-медиа назвали очень просто и ярко: “Самурай устал”. Падение конкурентоспособности японской экономики было в первую очередь вызвано отказом молодого поколения от тех ценностей фанатичного корпоративизма и аскетизма, который был так характерен для их дедов и отцов.

Резко возрасла толерантость белой расы. Белый расизм (после ликвидации режима апартхейда в ЮАР) не существует нигде на официальном уровне. Любопытно, что для этого понадобилось менее полувека —в 1957 году в США была ликвидирована расовая сегрегация. А поскольку “нет другого способа выпрямить палку, которую перегнули в одну сторону, чем перегнуть ее в другую сторону,” то сейчас мы наблюдаем в странах белой расы феномен “политической корректности”, который явно снисходителен, например, ко все усиливающемуся черному расизму (негритюд, культ Раст Сафари). Характерно и резкое ослабление белых расистских организаций. Так, например, в 1875 году в Ку-Клукс-Клане состояло 5 млн. активных членов, не считая сочувствующих11 . В наши дни (данные за 1995 год) численность Ку-Клукс-Клана не превышала 100 тысяч человек (число сочувствующих около 1 млн.). Впрочем, многие американские журналы (например) считают эту цифру явно завышенной и пишут о том, что вряд ли общее число ККК превышает 25 тысяч человек. Имеет место и другой, весьма любопытный феномен. В тех же США уже действуют многочисленные мультирасовые фашистские группировки. Так, например, в рядах “Арийской республиканской армии” 40% членов составляют афро-американцы и люди латиноамериканского происхождения.12

Феноменология процесса толерантности заключается, прежде всего, в демографическом переходе, в известной атомизации общества и в кризисе традиционных (патриархальных) семейных отношений. Индивиды при выборе стратегии жизненного поведения начинают прежде всего руководствоваться собственными представлениями о своем индивидуальном успехе, комфорте, счастье и благополучии, а не заботой о своем таксоне. Поэтому вряд ли можно всерьёз рассчитывать на то, что какая-либо группа белой расы вдруг, осознав демографическую опасность, кардинальным образом изменит своё демографическое поведение. Если колебания уровня толерантности еще можно ожидать с достаточным на то основанием, то надежды на восстановление в массовом порядке у людей белой расы модели многодетной семьи, по крайней мере на сегодняшний день, абсолютно беспочвенны. Следовательно, надеяться на то, что тот или иной таксон, путем пропаганды некоего демографического императива большой семьи, можно заставить изменить демографическое поведение, не стоит. Подтверждением этого тезиса может служить опыт Франции, которой не удалось кардинально изменить демографическую ситуацию путем государственного регулирования.

 

Изменение в области иммиграционной14 и ассимиляционной политики развитых стран.

Симптомы радикальных сдвигов в политике развитых стран в этой области начали происходить лет за 20  до конца Второй мировой войны.

Дело в том, что ещё в начале 20 века правительства стран белой расы старались всячески ограничивать иммиграционные потоки, которые могли бы существенным образом нарушить традиционный для этих стран расово-этнический баланс. Заметим, что в это время произошло даже известное ужесточение иммиграционных фильтров по отношению к представителям населения, возможность и нужность ассимиляции которых вызывала известные сомнения у правящих элит. Один из основателей Соединённых Штатов, Уильям Томас Джефферсон, отмечал, что главной задачей американского общества является борьба за то, чтобы вновь пребывающие массы людей, относительно легко и быстро адаптировались как к условиям политической системы Соединённых Штатов (то есть либеральной демократии), так и принимали в качестве базовых ценностей своей жизни ту систему норм, ценностей, установок, моделей поведения, образа и стиля жизни, что характерно для англосаксонского ядра американской нации. На протяжении всего 19 века американский истеблишмент активно поощрял иммиграцию из Великобритании и Ирландии, других государств германской языковой группы; он не препятствовал (но и не поощрял) иммиграцию из славянских стран, Испании, Португалии, Италии и Латинской Америки. Но правящая элита США всячески тормозила иммиграцию из всех остальных регионов15 . Поток африканского населения в США поддерживался экономическим строем плантаторского рабовладения. Отметим также, что среди мотивов Гражданской войны 1861 гг. Севера и Юга важную роль играло стремление не допустить дальнейшего увеличения роста афро-американского населения.16 В самом конце 19 века Конгресс США принял целый ряд очень жёстких законов, которые резко ограничили поток иммигрантов из стран Азии, Африки и Латинской Америки. По некоторым данным, количество иммигрантов из этих регионов уменьшилось чуть ли не в 10 раз.

Однако ситуация начала меняться после Первой мировой войны. Тут знаковым событием стала политика Франции, которая санкционировала иммиграцию на свою территорию трёх миллионов жителей из своих колоний в Магрибе и Индокитае. Иммигранты расселялись, главным образом, на бывших немецких территориях, отошедших к Франции по Версальскому договору. (В частности в Рейнской области). Демографическая политика Франции 20-х годов “перерожать Германию” успеха не имела и, поощряя иммиграцию, французское государство пыталось компенсировать в свою пользу демографический дисбаланс с Германией. Этой же причиной объясняется и готовность разместить у себя около миллиона бежавших от гражданской войны и большевистского режима русских казаков и других эмигрантов из бывшей Российской империи17 . То есть, на первый план в иммиграционной политике государств белой расы выходили соображения политические.

Во время Второй мировой войны произошел ряд событий, которые показали полезность разнообразия этнической мозаики и тем самым вызвали отход правящих элит Западных государств от модели “плавильного котла”. Самый яркий пример этого - участие американцев итальянского и немецкого происхождения в войне против нацистской Германии и фашистской Италии.

Как известно, после 1925 года режим Бенито Муссолини объявил жесточайшую войну мафиозным сицилийским и южно-итальянским кланам. Авторитарное государство не желало терпеть конкурентов, располагавших реальной властью на местном уровне. Полицейские репрессии вынудили уцелевшую верхушку мафиозных структур к бегству в другие страны, почти исключительно в США. Там как раз вступил в действие “сухой закон”и переселившиеся туда мафиозные лидеры, быстро рекрутировав рядовой состав из среды итальянских иммигрантов, легко сумели на контрабандной торговле алкоголем стать главной “этнической мафией”. Но в Южной Италии и на Сицилии оставались их соратники по мафиозной деятельности, под давлением режима принявшие вид законопослушных граждан. В 1943 году, когда американские войска должны были осуществить десантирование в Сицилии с целью дальнейшего движения на Север, этому событию предшествовала серьёзная работа спецслужб. Американский истеблишмент был готов проявить известную мягкость к деятельности итальянских мафиозных организаций на территории США в обмен на помощь с их стороны в Италии. И такая помощь американскому правительству была оказана: лидеры итало-американской мафии уговорили своих коллег на Апеннинах помочь войскам союзников. Именно мафиозные кланы перебили и разоружили местные гарнизоны на Сицилии, так что никакого реального сопротивления там оказано не было. Примерно то же произошло и в Южной Италии, где передвижение верных режиму Муссолини войск было полностью дезорганизовано, а военная инфраструктура разрушена.

Приведем еще один пример тонкого и умелого использования полиэтничности своего населения военным командованием США против Японии во Второй мировой войне, который приводит Л.Н.Гумилёв. Как известно, проблема сохранения военной тайны —это залог победы. Особенно остро эта проблема стояла во время боевых действий на таких гигантских водных просторах, как Тихий океан. От способности шифровать и дешифровать информацию тут зависела судьба флотов и армий. Германия в 1941 г. уже располагала мощнейшей системой шифрации и дешифрации. Немецкое руководство поделилось её технологическими секретами со своими японскими союзниками. В результате американские сообщения, донесения и приказы быстро расшифровывались. Каким образом командованию США удалось выйти из столь затруднительного положения? В войска и группы связи были срочно призваны представители малочисленных индейских племён. Индеец племени А посылал через океан сообщение индейцу племени В на своём родном языке, а обратное сообщение он принимал уже на его родном языке. Японцы без особого труда расшифровывали собственно текст сообщения, но прочитать его они не могли, так как переводчиков, знающих индейские языки, на которых говорили тысячи или всего лишь сотни людей, в Японии не было.

Приведённые примеры показывают, что государство при желании и умении может использовать полиэтничность как фактор силы, а не слабости. 

После Второй мировой войны практически все развитые страны перешли к ассимиляционно-иммиграционной модели, которая получила название “миска салата”. Это почти что полный и повсеместный отказ от политики ассимиляции (по крайней мере от её явных форм).

Начало 50-х годов   - время массовой иммиграции в Западную Европу из стран бывших колоний. Здесь следует выделить два потока: поток европейцев-колонистов, так называемая “репатриация белого человека”, и поток собственно жителей колоний. В условиях послевоенного экономического кризиса и резкого обострения социально- экономической обстановки Западно- европейские государства всячески поощряли иммиграционные потоки, так как нуждались в дешёвой рабочей силе. Иммигранты из колоний были более неприхотливыми и сговорчивыми, чем собственные работники. Помимо этого, именно в начале-середине 50-х годов образовались экономические ниши, которые были целиком заняты представителями некоренного населения. Население западно-европейских государств не желало, за очень редким исключением, работать на ряде опасных, вредных или крайне непрестижных производств (в основном это производства, связанные с отраслями химической промышленности и с сектором коммунального хозяйства).

Таким образом, можно сделать следующий вывод. Демографическая глобализация в первые три послевоенных десятилетия обеспечила Западную Европу необходимым контингентом дешёвой рабочей силы. Это позволило ликвидировать дефицит рабочей силы в Западной Европе, вызванный последствиями Второй мировой войны и структурной перестройкой всей западно-европейской экономики в период до 1975 года. Использование дешёвой рабочей силы (заработная плата выходца из бывших колоний была в 3 раза меньше, чем у представителя метрополии; реальные издержки, учитывая отсутствие выплат в различного рода социальные фонды, были ещё меньше) позволило, за счёт резкого уменьшения издержек на оплату труда, западно-европейским товарам достичь необходимого уровня конкурентоспособности. Этот фактор, конечно, наряду с другими, обеспечил быстрый экономический рост Западной Европы в послевоенный период. 

Аналогичные процессы происходили и в других развитых странах. В Соединённых Штатах, Канаде, Австралии и Новой Зеландии были существенным образом смягчены иммиграционные законодательства. С конца 1950-х годов ассимиляционная политика, по крайней мере на официальном уровне, перестала существовать. Роль иммигрантов как более дешёвой рабочей силы в американской экономике в послевоенный период также весьма значительна, но имеет несколько иную структуру по сравнению с Западной Европой: здесь иммиграционные потоки направлялись в основном в сельское хозяйство, а с конца 1960-х годов, также и в сферу услуг.

Роль мексиканских подёнщиков-батраков для успешного функционирования аграрного сектора американской экономики вообще трудно переоценить. Этот феномен изучен очень основательно, он стал материалом для многочисленных, в том числе математических, моделей сезонной миграции. По оценкам, успешное функционирование аграрного сектора американской экономики обеспечивается тремя-четырьмя миллионами мексиканских работников. Вообще, период с начала 1960-х годов называют “мирной испанской реконтистой” Юго-Западной части Соединённых Штатов, имея ввиду неуклонный рост доли испано-язычного населения.

Вторая сторона иммиграционной ситуации в США —это феномен “утечки умов”, то есть "импорт" элитных специалистов, обеспечевших сегмент рабочей силы на рынке труда.

В 1960-е годы иммигранты —инженеры и научные работники —позволили американской экономике решить проблему дефицита научных кадров среднего звена и высококвалифицированных инженеров. Масштаб утечки умов в Соединённые Штаты, как и в Западную Европу переоценить трудно. К сожалению, точных оценок этого явления не существует. По приблизительным —счёт идёт на миллионы специалистов. Умелая иммиграционная политика позволяла решать многочисленные стратегические задачи. Например, “Манхеттенский проект” был осуществлён международной группой физиков-ядерщиков, где доля американцев не превышала и половины. Ведущие вертолётные фирмы США начинали свой путь с модели, которая была разработана русским учёным Игорем Сикорским, а другой, бывший советский учёный В.Уфимцев, высланный в 1981 г. из СССР, разработал технологию "stelth”. В 1978 г., в результате политики советских властей, из СССР была выдавлена огромная (до 200 тыс. человек) группа специалистов, работавшая в области программного обеспечения. Большая часть этой группы эмигрировала в США, что позволило американской экономике выйти в области производства компьютерных программ на передовые, местами - монопольные - позиции, которые она сохраняет и по сей день.

Начиная со второй половины 70-ых годов в иммиграционной сфере произошли значительные изменения. Высокоэффективная система социального обеспечения, в первую очередь пособия, стали давать иммигрантам возможность жить в развитых странах, не будучи занятыми ни на какой наёмной работе. Разумеется, само по себе социальное пособие невелико и обеспечить средний уровень жизни себе и своим близким на него невозможно. Но всё дело в том, что иммигранты приезжают из стран с таким низким уровнем, что им выгоднее жить на мизерное социальное пособие всей семьёй в развитой стране, чем оставаться у себя на родине. Так, в десятках стран годовой доход на душу населения не превышает 500 долларов США, то есть размера минимального социального пособия. Таким образом, происходит люмпенизация и пауперизация значительной части иммиграционных потоков, идущих в развитые страны. Это вызывает определённое недовольство населения развитых стран и отражается в не очень удачных попытках законодательным путём перекрыть иммиграционные потоки.

Не без изящества процесс гетерогенизации общества выразил покойный президент Франции Франсуа Миттеран: ”Быть французом сегодня —это значит быть немножко арабом, немножко итальянцем, немножно сенегальцем, немножко индо-китайцем и, даже, немножко испанцем.”

Так каковы же основные итоги глобализации населения к концу 20-го - началу 21 века?

3.2. ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ КАК ФАКТОР МИРОСИСТЕМНЫХ СТРУКТУРНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ

Общедемографические аспекты. Главный демографический итог глобализации населения состоит прежде всего в резком увеличении численности человечества.

Дннамика роста человеческой популяции за последние 10 тысяч лет выглядит приблизительно следующим образом: 8 тысяч лет до нашей эры человечество не превышало 5 миллионов; -в год рождения Иисуса Христа (т.е. в начале первого тысячелетия нашей эры) на Земле проживало около 300 млн. человек; во второе тысячелетие наша Планета вступила, имея 1 млр.650 млн. жителей, а в третье тысячелетие вступило 6 млрд. 100 млн. человек .

Для того, чтобы население Земного Шара увеличилось с 1 миллиарда до 2, потребовалось 124 года. Третий миллиард появился уже за 34 года, четвёртый миллиард появился за срок в два с половиной раза более короче — 15 лет. Ещё меньше времени потребовалось пятому и шестому миллиарду —всего лишь 12 и 13 лет. Напомним, что для появления первого миллиарда потребовались десятки тысяч лет...

Таким образом, за время нашей эры человечество увеличилось более чем в 20 раз.

За период глобализации населения (т.е. с 12 октября 1492 г. по 2000 г.) население Земного Шара увеличилось почти в 13 раз.

В 1950 году численность населения земного шара составляла 2,5 млрд. человек.

За прошедшие полвека человечество перешагнуло 6 миллиардный порог и по сравнению с 1950 годом увеличилось в 2,4 раза или на 3,5 миллиарда человек. Нельзя не заметить, что прирост человечества за 50 лет равен численности человечества в 1950 году плюс численность человечества в 1850 году. (Накануне 1850 года численность населения планеты не превышала 1250 млн. человек).

Интересно проследить региональные изменения, произошедшие за последние 50 лет. Так, в 1950 году в развитых государствах проживало 813 млн. человек, в остальном мире —1 млрд. 709 млн. человек. Сейчас в развитых странах проживает около 1 млрд. 200 млн. человек, то есть население развитых стран мира выросло меньше, чем на 50%. В странах, не относящихся к развитым, сейчас живёт 4 млрд. 800 млн. человек, то есть их население за 50 лет увеличилось в 2,8 раза.

Теперь рассмотрим региональную структуру населения земного шара. По сравнению с 1950 г. в начале 2000 г. население Африки увеличилось в 3,5 раза, Латинской Америки - почти в 3 раза, Азии - в 2,6 раза, Океании - в 2,3 раза, Северной Америки - в 1,8 раза, в то время как население Европы - только в 1,2 раза.

Изменилось распределение населения по странам: к концу ХХ века стомиллионный рубеж населения превысили Китай, Индия, Соединённые Штаты Америки; Индонезия, Бразилия, Пакистан, Российская Федерация, Япония, Бангладеш, Нигерия.

По величине чистого годового прироста численности населения за период с 1995 по 2000 год лидируют следующие десять стран:

Индия -                      16 млн. человек (20,6% мирового прироста);

Китай -                      11,4 млн. (14,7% мирового прироста);

Пакистан -                 4,1 млн. (5,2% мирового прироста);

Индонезия -              2,3 млн. (3,8% мирового прироста);

Нигерия -                  2,5 млн. (3,2% мирового прироста);

США —                     2,267 млн. (2,9% мирового прироста);

Бразилия —               2,15 млн. (2,8% мирового прироста);

Бангладеш —            2,2 млн. (2,7% мирового прироста);

Мексика —               1,55 млн. (2,0% мирового прироста);

Филиппины —         1,52 млн. (2% мирового прироста).

Всего в десяти странах —демографических лидерах —чистый годовой прирост населения за указанный период составило примерно 47 миллионов человек, или 60% мирового чистого прироста численности населения. Человечество в целом увеличилось на 78 миллионов человек. Необходимо отметить, что чистый годовой прирост мирового населения локализован в очень небольшой группе стран, причём на две из них —Индию и Китай —приходится более трети прироста.

Всё большая часть населения земного шара живёт в развивающихся странах. Если в 1950 году на их долю приходилось около 2/3 мирового населения, то в 2000 году в развивающихся странах проживало уже 4/5 всего человечества.

Причина различий в динамике общей численности населения заключается в том, что население развитых стран завершило демографический переход, а популяции развивающихся стран все еще находятся на начальной стадии этого перехода. Это явление достаточно изучено13 . Сделаем только несколько замечаний с точки зрения влияния демографической глобализации.

Прежде всего (и это уже общепризнано) основная причина демографического перехода связана с социально-экономическим и научно-технологическим развитием общества. И это подтверждается тем фактом, что демографический переход охватил не только белую расу, но и другие таксономические группы, например, японский этнос. Снижение рождаемости и стремительное движение к модели малодетной семьи характерны для Южной Кореи, Сингапура и ряда других стран.

В период до демографического перехода уровень рождаемости сохраняется максимально высоким. Это является своеобразной страховкой на случай войн, эпидемий, стихийных бедствий и других неблагоприятных внешних факторов, которые могут существенно сократить численность таксона. Научно-техническая трансформация общества стала изменять среду обитания, при том, что таксон (белая раса) все еще находился в начальной фазе демографического перехода. Именно резкое снижение уровня смертности за счёт целой группы причин (санитарно-гигиеническая и медицинская революция, изменение характера войн и способов их ведения и т.д.) и создало в свое время “демографический взрыв” белой расы. Эти же причины, но  исключительно - благодаря глобализации  - породили демографический взрыв после Второй мировой войны: так называемые страны третьего мира, находящиеся в начальной стадии демографического перехода, получили доступ к медицине и аграрным технологиям (“зеленой революции”).

Снижение уровня смертности в странах третьего мира при сохранении инерции биологической фазы —высокого уровня рождаемости и модели многодетной семьи —в этом и кроется причина демографического взрыва второй половины ХХ века..

На какой-то стадии своего развития общество как единая система (а не только как демографическая популяция!) уже перестает нуждаться в слишком большом контингенте рабочей силы, довольствуясь достаточно малым ее количеством? Иными словами, когда главным становится не количество рабочей силы, а его качество, то есть именно то, что и является собственно человеческим капиталом. То есть уже само общество, чтобы сохраниться и функционировать как система в условиях научно-технической революции, выступает ограничителем демографического роста.

Однако существует и другая причина —глубинный социальный сдвиг. С одной стороны, современное общество (западного типа) нуждается в раскрепощённом высокомобильном, высокоинициативном работнике с усиленной карьерной мотивацией. Этот тип работника не совместим с моделью патриархальной семьи. С другой стороны, для людей карьера , успех, личное счастье, спокойная и комфортная жизнь становятся намного более важными ценностями, чем сохранение своего рода, “продолжение дела отцов”, проблема демографического будущего своей страны.

Достигнув определенного уровня социально-экономического и

технико-технологического развития, таксоны вступают в фазу демографического перехода. С социально-экономической точки зрения время такого перехода совпадает с развитием модели “общества потребления”. То есть, именно той модели —даже лучше сказать парадигме —развития, которая характерна для развитых стран, и предполагает соблюдение следующих основных условий: наличие рыночной экономики; переход к производству на основе небольших компактных коллективов; наличие либеральной демократии либо авторитарного строя, уверенно эволюционирующего в сторону либеральной демократии и обладающего ее основными институциональными атрибутами; распад традиционной семьи и нуклеаризация ее; приоритет индивидуальных ценностей над родовыми, клановыми, общинными, этническими, расовыми; ориентация не на “принцип почвы”и не на “принцип крови”, а на принцип “общих базисных ценностей”; формирование работника нового типа, ориентированного на умение самостоятельно, инициативно, выполнять сложную работу, требующую постоянной переквалификации и самообучения; непрерывное увеличение доли психологической потребности в человеческой,личностной самореализации как важнейшей компоненты мотивации труда работника.

Демографический феномен современного общества западного типа сложным образом интерферирует с процессом глубокого демографического кризиса белой расы. Ареал белой расы пересекается, но не совпадает, с территорией, где господствует современное общество западного типа (например, Япония не относится к ареалу европейской расы, а Украина не является частью современного западного общества).

Главная демографическая проблема, порожденная глобализацией, состоит в крайне неравномерном демографическом развитии человечества. Высокоразвитые страны (в лице коренного населения) и европейская раса завершили демографический переход. Развивающиеся страны находятся в начальной фазе демографического перехода. У них высокий рост населения сочетается со все более усиливающейся экономической отсталостью, что может привести к локальныму, а затем и глобальному кризису (в виде борьбы/войны за передел совокупного общепланетарного богатства и за доступ к мировым ресурсам). Для Китая, Индии, Индонезии, и ряда новых индустриальных стран —характерно сочетание высокого демографического роста и высокого экономического роста, это демпфирует распространение бедности и поляризации среди населения.

Антрополого-этнологический аспект. Глобализация населения, породив мощнейшие миграционные потоки, привела к созданию новых этно-расовых групп. Благодаря процессам глобализации, на территории двух американских континентов возникли американская и канадская нации, а также латино-американский суперэтнос, который получился благодаря соединениям элементов западно-европейского суперэтноса, элементов негроидной расы и представителей автохтонного индейского населения. Благодаря глобализации населения, на иммиграционных волнах родились австралийская и новозеландская нации,родился африканерский этнос. Глобализация населения —в эпоху колониализма —способствовала превращению субэнических образований в этносы, а этносов —в нации. В этом плане самый известный пример —Индия: только благодаря британскому владычеству, субэтнические образования синтезировались в хиндустанский этнос, а вокруг хиндустанского этноса образовалась индийская нация. То же самое можно сказать и о многих других этносах, нациях и государствах. Алжирцы и марокканцы, иракцы и пакистанцы —список можно продолжать еще очень долго, —стали этносами и/или нациями только в результате процессов демографической глобализации.

Глобализация, парадоксальным образом в начале резко усилила демографические позиции европейской расы, а затем резко ослабила их. В общем, чисто демографический итог глобализации населения для белой расы “нулевой”—расовое соотношение на планете (по отношению именно к белой расе) сейчас примерно такое же, какое оно было до начала процессов глобализации.

Европейцы, ранее численно вырвавшиеся вперед, “возвращаются в строй” и теперь все шесть групп человечества - Китай, Индия, страны белой расы, Латинская Америка, Исламский мир, черная Африка - вовращаются примерно к тому же соотношению, которое существовало до экспансии Запада. Снова относительно малочисленные западные европейцы ощущают себя “средиземноморским клубом, затерявшимся среди джунглей”

Вместе с тем, европейская раса продолжает занимать господствующие позиции в экономике и геополитике.

Геополитический и геоэкономический аспекты. В этом контексте главные итоги глобализации населения состоят в том, что белая раса как и Западно-европейская цивилизация сохраняют за собой позиции абсолютного господства в геополитической, геостратегической и геоэкономической сферах.

Глобализация населения позволила белой расе расширить ареал своего распространения более чем в 10 раз. К началу 20 века люди европейской расы составляли примерно 40% населения земного шара. В тот период белая раса по численности населения достигла своего абсолютного максимума, после которого начался ее непрерывный откат от достигнутых позиций. При этом, в настоящее время, белая раса все еще контролирует до 70% совокупного мирового богатства, сохраняет за собой почти полный контроль в сферах передовых экономических технологий и перспективных научных разработок. "Клубом белых джентельменов" являются Сенат США, миллиардеры с состоянием выше 30 миллиардов долларов.

С геополитической точки зрения, два важнейших региона —Северная Америка и Западная Европа —все еще контролируются белой расой (в то же время происходит достаточно заметный процесс ослабления ее позиций в таких важнейших регионах, как Дальний Восток, Австралия. В этих регионах, в которых проживает 12% населения планеты, производится почти 60% мирового ВНП, они занимают 59% в мировом экспорте товаров и услуг и 58% в прямых иностранных инвестициях.

            Доля России, составляющая в общей численности населения мира 2,5%, по этим показателям очень скромная - 1,3% в мировом ВНП, 1,6% в мировом экспорте и 0,8% в иностранных инвестициях (см. табл.1.).

Таблица 1

Доля в мировом населении, валовом национальном продукте и торговле в1997-1998гг.

(в %)

 

Доля в населении мира

Доля в мировом ВНП

Доля в мировом экспорте това-ров и услуг

Доля в прямых иностранных инвестициях

 

 

 

 

 

Северная Америка

5,1

27,6

16,2

26,5

в т.ч.

США

4,6

25,7

12,7

24,5

Западная Европа

6,8

30,0

41,7

28,9

Австралия и Новая Зеландия

0,4

1,5

1,4

2,1

Россия

2,5

1,3

1,6

0,8

Источник: Всемирный банк. Отчет о мировом развитии. Знания на службе развития. М.: Весь мир. 1999, стр.277; World economic forum revtew, vol., 1999, стр.251.

В России с 1992г. началась естественная убыль населения. Россия, как и большинство развитых стран встепила в период депопуляции и для нее характерны черты демографического перехода, присущие так называемому “золотому миллиарду”. Однако, в отличие от них, демографическая ситуация в России имеет один, безусловно кризисный, сегмент - это высокая смертность, прежде всего младенческая и мужчин в трудоспособном возрасте и крайне неблагоприятная ситуация в области здоровья населения18 . Разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин в 1999г. составлял 12,6 года и это выше, чем в какой-либо из 174 стран мира19 , причем в трудоспособном возрасте показатели смертности мужчин в 3-4 раза выше, чем у женщин. Что касается остальных тенденций, то России стала однородной частью той демографической картины, которая характерна для всех развитых стран и для белой расы. Поэтому, если говорить о демографическом кризисе России (в том числе русского этноса), то следует понимать, что это лишь продолжение общего кризиса белой расы.

Сейчас сложилась совершенно уникальнейшая геополитическая ситуация, аналогов которой практически не было в мировой истории (хотя при большом желании слабую аналогию можно найти лишь в эпоху поздней Римской Империи). Наиболее мощная в военно-технологическом отношении часть человечества —западно-европейский суперэтнос —вследствие низкой пассионарности и ограниченного демографического ресурса, который к тому же считается самым ценным ресурсом, совершенно не готов к возможной войне с большими людскими потерями. В то же самое время, те группы человечества, кто готов к людским потерям (Исламский Мир, Индия, Китай, Черная Африка), совершенно не располагают (пока) адекватной технологической базой. По нашему мнению, в этом кроется одна из причин отсутствия в данный момент реальной угрозы военного столкновения по линии “богатый Север-бедный Юг”. Война по линии “богатый Север - бедный Юг”, если она действительно будет иметь место, может произойти в точке, когда, с одной стороны, “взорвется демографический котел бедных стран”, а, с другой, военные технологии Западно-европейского суперэтноса позволят вести войну армиями, где будут преобладать лишь роботы и техника, управляемая дистанционно, без непосредственной опасности для личного состава. И, с другой стороны, тот же западно-вропейский суперэтнос должен будет распологать очень хорошо обученной, прекрасно вооруженной прослойкой военных профессионалов экстра-класса, готовых,в случае крайней необходимости пожертвовать своей жизнью и, что еще более важно, Западно-Европейское общество морально-психологически должно быть готово принять эти жертвы.

По мере развития экономики Китая и Индии доля приходящихся на европейскую расу мировых богатств будет постепенно падать.

Если сейчас глобалистская элита в основном представлена людьми белой расы, то с течением времени ее расовый состав изменится, что приведет к дальнейшему ослаблению позиции белой расы.

Перспективы демографического развития в первой половине ХХI века

Как уже говорилось, численность населения нашей планеты за прошедшие 50 лет увеличилась более чем в 2 раза (с 2,5 до 61 млрд. человек). Согласно прогнозу ООН в течение следующих 50 лет рост численности населения земного шара по-прежнему будет оставаться высоким, хотя и несколько замедлится по сравнению с предшествующим периодом и составит в 2050г. уже 9 млрд. человек.

Большая часть прироста населения (до 90%) будет обеспечиваться развивающимися странами. В них и будет проживать большая (до 87%) часть населения планеты. Численность населения 48 беднейших стран мира в течение этих 50 лет увеличится в 3 раза.

Сверхбыстрый демографический рост ожидается в Иордании, Мали, Нигере, Йемене, Пакистане, Ливии, Алжире, Камбодже, Мексике, Египте, Индии, Бангладеш, Иране, Бразилии, Турции, Черной Африке.

По данным прогнозных оценок, в 2050 году список самых населенных стран Планеты изменится следующим образом: к 2050 году население Африки увеличится по сравнению с настоящим временем в 2,3 раза, оставив позади по темпам роста Азию, Латинскую Америку и Океанию (в этих регионах рост составит 1,5 раза).

В целом за сто лет (с 1950г. по 2050г.) население Африки увеличится в 8 раз, а ее доля в общей численности населения планеты за этот период возрастет с 8,8% до 19,8%. Доля Азии в 2050г. останется фактически на современном уровне (60,7% в 1998г. и 59,2% в 2050г.), при самом большом абсолютном росте населения (почти 2 млрд. человек) и останется самым многочисленным континентом. Европа существенно уступит позиции: за 100 лет ее доля в общей численности населения мира сократится в 3 раза (с 21,7% в 1950г., 12,4% в 1998г. до 7% в 2050г.), но, и, это главное, сократится ее абсолютная численность (с 729 млн. чел. в 1998г. до 628 млн. чел. в 2050г.). Если в 1950г. численность населения Европы превосходила численность населения Африки более чем в 2,5 раза, а Америки в 1,6 раза, то в настоящее время она ниже каждого из этих континентов, но в 2050г. в Америке уже будет в 2 раза больше жителей, чем в Европе, а в Африке - в 3 раза больше.

В целом в развитых странах численность населения с середины прогнозируемого периода будет убывать, особенно это касается стран Европы и Японии: к 2050г. в Европе количество жителей в целом сократится на 14%, Японии - на 17%. Только население США и Канады увеличится, хотя и незначительно - в 1,2 и 1,3 раза соответственно.

Как видно из таблицы 2 в развитых странах общая численность населения устойчиво падает, а с 2020г. начнется депопуляция, причем в нарастающих масштабах: с 300 тыс. до 3,2 млн. человек в год в конце прогнозного периода. В развивающихся странах также будет наблюдаться процесс снижения ежегодного прироста населения, и к 2050г. в абсолютном выражении он снизится более чем в 2 раза (с 74,3 млн. человек в год в настоящее время до 36,5 млн. человек в 2050г.) или в 3 раза в процентном выражении (с 1,59 до 0,48% в год).

Таблица 2

Прогноз численности населения в развитых и развивающихся странах

(средний вариант прогноза ООН)

Период

Прирост (снижение) общей численности населения в год

Сальдо миграции (положительное в развитых странах, отрицательное в развивающихся странах) в год (млн.чел.)

 

(млн.чел.)

в %

 

 

Развитые страны

Развива-ющиеся страны

Развитые страны

Развива-ющиеся страны

 

1995-2000

3,2

74,3

0,28

1,59

2,0

2000-2005

2,4

72,5

0,20

1,44

1,8

2005-2010

1,7

71,3

0,14

1,32

1,6

2010-2015

1,2

70,7

0,10

1,23

1,5

2015-2020

0,4

69,0

0,04

1,13

1,4

2020-2025

-0,3

64,8

-0,03

1,01

1,3

2025-2030

-1,1

58,7

-0,09

0,87

1,3

2030-2040

-2,2

48,6

-0,18

0,68

1,3

2040-2050

-3,2

36,5

-0,28

0,48

1,3

Источник: World population prospects: the 1998, vol.1, UN, NY, 1999, стр.10-14.

Такая предполагаемая динамика общей численности населения развитых и развивающихся стран объясняется несколькими причинами:

-           снижением рождаемости в развивающихся странах (с 2,70 детей на 1 женщину в детородном возрасте в настоящее время до 2,06) при фактическом сохранении ее уровня (а к концу периода даже, хотя и очень небольшого, роста с 1,57 до 1,82) в развитых странах, если в настоящее время разница в показателе суммарной рождаемости составляет 1,6 раза (соответственно 1,57 и 2,70), то в конце она составит всего 11-12%;

-           снижением младенческой смертности в обеих группах стран: в развитых с 9 до 5 умерших детей в расчете на 1000 родившихся (т.е. почти в 2 раза), а в развивающихся странах с 63 до 20 (т.е. более чем в 3 раза);

-           ростом продолжительности жизни для обоих полов: с 74,9 лет в настоящее время в развитых странах до 80,9 лет в 2050г., и с 63,4 лет до 75,2 лет соотвественно в развивающихся странах;

-           миграция из развивающихся стран в развитые страны будет иметь тенденцию к снижению из-за жесткого контроля со стороны развитых стран и стабилизируется на уровне 1,3 млн. человек в год после 2020 года.      В связи с предполагаемым ростом продолжительности жизни и снижением рождаемости в развивающихся странах в перспективе изменится половозростная структура населения планеты (см. табл.5 ). За счет существенного роста продолжительности жизни женщин в развивающихся странах их численность в населении планеты увеличится и соотношение полов несколько сдвинется в сторону превышения женщин над мужчинами. В 2050г. на планете будет проживать 4443 млн. мужчин и 4467 млн. женщин, в расчете на 100 женщин мужчин будет приходиться 99,5 (в настоящее время 101,4).

Старение населения начинает приобретать глобальный характер, затрагивая в первую очередь развитые страны.

В настоящее время в целом в мире дети в возрасте 15 лет составляют 30%, что в три раза превышает долю пожилых людей в возрасте 60 лет и более. Однако в развитых странах уже в 1998г. впервые численность людей старшего поколения превысила число детей (19,1% и 18,8% соответственно). В наибольшей степени процесс старения населения характерен для Италии. Здесь численность детей на 60% меньше, чем людей в возрасте 60 лет и более. В Греции, Японии, Испании и Германии этот показатель составляет 50-40%. По среднему варианту прогноза ООН, к середине следующего века в развитых странах детей будет в два раза меньше, чем стариков. Средний возраст населения составит 45,6 лет.

В развивающихся странах доля стариков до 2050г. вырастет с 8% до 21%, а доля детей уменьшится с 33% до 20%. В целом же в мире удельный вес людей возрастной группы 60 лет и более увеличится к 2050г. с 10% до 22%, в то время как доля детей младше 15 лет упадет с 30% до 20%. Средний возраст мирового населения составит 37,8 лет.

Самым молодым в демографическом отношении регионом мира является Африка с долей детей в 43% (оценка 1999г.). К середине следующего столетия, несмотря на снижение доли детей, их число будет в 2 раза превышать долю стариков (24% против 12%).

Процесс старения населения становится еще более наглядным если проследить рост численности мирового населения в возрасте 60 лет и более. В 1999г. их численность в мире составила 580 миллионов и к 2050г. она предположительно увеличится почти до 2 млрд.человек. Причем в более развитых странах это увеличение составит две трети от их сегодняшнего числа, а в менее развитых странах их численность увеличится более чем в 4 раза (от 354 млн.человек в 1998г. до 1,6 млрд. в 2050г.). Численность наиболее старого населения в возрасте 80 лет и более увеличится во всем мире в 5,6 раза (с 66 миллионов в 1998г. до 370 миллионов в 2050г.) 20

Согласно прогнозу ООН (см.табл 3 и 4) численность населения России уменьшится к 2050г. на 25 млн. человек (при 18%)21 даже при том, что в нем заложен рост ожидаемой продолжительности жизни на 12,3 года для мужчин и 7,5 лет для женщин; уменьшение младенческой смертности в 2 раза; рост рождаемости с 1,35 ребенка на одну женщину до 1,70; положительное сальдо миграции.

Таблица3

Численность и возростная структура населения в основных регионах мира

 

Численность населения

млн. человек

Население в возрасте (%)

 

 

до 15 лет

свыше 64 лет

 

1950

1999*

2050

1950

2050

1950

2050

Весь мир

2521

5982

8909

34,3

19,7

5,2

16,4

Африка

в т.ч.

221

771

1766

42,5

24,0

3,2

8,0

Северная

53

170

30,4

41,2

38,4

3,5

3,8

Западная

61

223

526

44,0

45,4

2,8

2,9

Восточная

64

235

595

43,5

45,9

2,9

2,8

Центральная

26

94

274

41,2

46,4

3,8

3,1

Южная

15

49

65

39,1

37,0

3,6

3,4

Америка

в т.ч.

338

815

1199

36,9

25,7

5,0

7,1

Северная

171

303

391

27,2

22,0

8,2

12,5

Центральная

37

135

222

42,4

37,1

4,1

4,2

Карибский район

17

37

52

38,5

21,1

4,5

6,6

Южая

113

339

534

39,5

22,8

3,5

5,2

Азия

в т.ч.

1402

3637

5268

36,6

31,8

4,1

5,4

Западная

50

186

376

38,5

36,7

4,4

4,4

Центральная и Южая

498

1451

2430

38,7

37,0

3,7

4,3

Юго-Восточная

182

520

785

39,2

34,0

3,7

4,3

Восточная

671

1481

1676

34,1

25,4

4,5

6,8

Европа (без России)

в т.ч.

445

582

506

26,2

29,3

8,2

13,9

Северная

78

95

90

23,7

19,4

10,3

15,5

Западная

141

183

170

23,3

17,7

10,2

15,1

Восточная (без России)

117

159

130

28,1

21,0

6,5

12,3

Южная

109

145

114

27,6

17,0

7,6

15,0

Океания

12

30

46

29,8

26,9

7,4

9,9

Россия

102

147

122

28,8

13,6

5,3

15,5

*На середину 1999г.

Источники:   Составлено по Word population prospects: the 1998, vol.1, UN,                         NY., №7, стр. 448-455; 8, 20, 22, 24, 26, 28, 30, 34, 36, 38, 40, 42, 44, 46, 48,    50, 54, 56, 58, 60, 62;

            vol. 2, стр. 98-117, 700.

Таблица 4

Прогноз основных демографических показателей России

(средний вариант прогноза ООН)

 

1995-2000

2000-2010

2010-2020

2020-2030

2030-2040

2040-2050

Изменение численности населения (в год, тыс. человек)

-233

-251

-378

-543

-633

-762

Сальдо миграции

(тыс. человек в год)

394

251

129

55

55

55

Коэффициент прироста населения (%)

0,16

17,5

-0,27

-0,40

-0,38

-0,61

Коэффициент суммарной рождаемости (детей на 1 женщину)

1,35

1,41

1,55

1,68

1,70

1,70

Младенческая смертность

(на 1000 родившихся)

18

17

14,5

12,5

10

9

Ожидаемая продолжительность жизни (лет)

 

 

 

 

 

 

Мужчины

60,6

62,3

66,0

68,9

70,9

72,8

Женщины

72,8

73,7

75,6

77,2

78,8

80,3

Источник: World population prospects: the 1998, vol.2, UN, NY, 1999, стр.352.

3.3.СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

            Дестабилизирующая и интегрирующая роль демографической                  глобализации

Вопрос о возможности конвертации демографического потенциала в геополитический достаточно спорный. История знает многочисленные примеры того, как страны, не имевшие значительных демографических ресурсов, всё же сумели стать гегемонами и удерживать лидирующее положение на протяжении относительно длительных исторических периодов. Примером могут служить древнегреческие города-полисы, Рим, Португалия, Нидерланды и, наконец, Великобритания. Последней удавалось в отдельные исторические промежутки контролировать территории, население которых превышало население собственно метрополии более чем в 100 раз. С другой стороны, Китаю, население которого никогда не опускалось ниже отметки 10% от общей численности населения земного шара, выйти на мировой уровень удалось только во второй половине 20 века. То есть связь по линии “демографический потенциал-экономическая, политическая и военная мощь —геополитический вес” вообще говоря глубоко неоднозначна. В литературе, посвящённой анализу этого вопроса, общую оценку влияния демографического потенциала государства на его совокупную мощь обычно выражают обидной формулой вроде: ”Индия, Индонезия и Бразилия могут стать великими державами, а могут никогда ими и не стать, но вот Люксембург, Исландия и Дания великими державами никогда не будут” (последние три страны лишены шанса стать великой державой именно из-за ограниченности демографического ресурса).

Как уже говорилось в главе 1, правительства и правящие элиты некоторых развивающихся стран с очень большой вероятностью будут всячески стимулировать демографический рост в своих странах, надеясь конвертировать его в геополитическое влияние и усматривая в нём гарантию суверенитета для своих стран.

Определённую интегрирующую роль выполняют диаспоры. Вопрос отношений между различными диаспорами, с одной стороны, государственными структурами, населением и общественностью стран их проживания, с другой стороны, давно уже является темой различного рода научных исследований, постоянного интереса со стороны масс-медиа и спекуляцией различных политических сил. Существуют широко известные красноречивые примеры влияния диаспор или самого факта их присутствия в той или иной стране на взаимоотношения её правительства и правящих кругов со страной —исторической родиной диаспоры. Приведем некоторые из них.

В апереле-мае 1982 г. Италия, несмотря на обязывающее решение руководящих органов Европейского Экономического Сообщества, официально отказалась от какого-либо, даже чисто символического, участия в санкциях против Аргентины из-за Фолклендской войны. Свою позицию итальянское руководство аргументировало тем, что не собирается выступать против страны, где живут более 2 млн. выходцев из Италии и их потомков.

Представляется, что повышенный интерес правящей американской элиты к Польше, в первую очередь вызван мощной общиной американцев польского происхождения. (Связи на таком уровне между Польшей и США начались со времён обретения последними независимости. Тадеуш Косцюшко —национальный герой Польши, США и Австралии). Збигнев Бжезинский, которого правящая советская элита, как сейчас пишут, считала “самым опасным поляком в мире”, архитектор не только восточно-европейского направления американской внешней политики, но и главный американский геополитик последней четверти ХХ века. В его имеющих колоссальное практическое влияние доктринах, отражены не только тонкости теоретических геополитических конструкций, зачастую достаточно эфемерных, но и традиционный для народов Центральной европы страх перед Россией, который веками составлял одну из важнейших компонент их этнической психологии. В книге Бжезинского “Великая шахматная доска”можно достаточно легко проследить мотивы и стереотипы относительно России, которые были характерны для народов этого региона начиная с 16 века.

Как мы уже говорили, после Второй Мировой войны правящие круги западных стран стали активным образом использовать многообразие этнической палитры своего населения. Особенно это характерно, по понятным причинам, для Соединённых Штатов и других “эмигрантских стран”. Администрация Рейгана совершенно правильно рассудила, что вряд ли кто-либо представит её интересы в Ливане лучше, чем американец ливанского происхождения, миллиардер Филипп Хабиб.

Этот же опыт, правда без особого успеха, пыталась повторить администрация Клинтона, когда на роль своего посредника в Балканском конфликте предложила “фармацевтического барона”и миллиардера Милана Панича, который, правда очень короткое время, побывал премьер-министром Югославии. Конечно, было бы верхом наивности утверждать, что жёсткая в своей однозначности антисербская позиция американской администрации объясняется лишь отсутствием активного сербского лобби в самих США. Но то, что этот фактор значителен, также нельзя отрицать. Человеческое сознание вообще устроено так, что склонно переносить на весь этнос свойства и характеристики отдельных, широкой публике известных, его представителей.

В этой связи вообще любопытно посмотреть отношение к албанскому этносу во время балканского кризиса 1999 года. Так, в российской прессе, за очень редким исключением, албанцы были представлены как этнос пастухов, бездельников, террористов и боевиков. В бульварной прессе, а именно она и формирует общественное сознание, была даже такая формула: “албанцы —это европейские чеченцы”. Гораздо более позитивным был образ албанского этноса в западно-европейских средствах массовой информации. Там албанцы уже были свободолюбивыми потомками Георга Кастриоти Скандербега, великого воина и борца за свободу, в европейском сознании фигуры, равнозначной графу Роланду, Вильгельму Теллю и Тилю фон Уленшпигелю. Забавно тут отметить, что никто из российских авторов, говоря об истоках албанско-сербского конфликта, не захотел проанализировать историю дальше времён маршала Тито, за очень редким исключением,конечно. При этом ни одно издание не упомянуло о фигуре Али-паши Тепеленского, великого полководца 19 века, которого современники сравнивали с Наполеоном. Что касается американских СМИ и общественности, то, и это сразу же было использовано в пропагандистских целях, для них этномин “албанец”оказался ассоциированным с прекрасными американскими актёрами Джоном и Джеймсом Белуши, а также с одним из самых выдающихся кинематографистов-аниматоров последней четверти ХХ века Ральфом Бакши22 . Колоссальный пропагандистский успех НАТО состоит прежде всего в том, что в общественном сознании “кровожадный образ диктатора Милошевича”противостоял романтизированному образу потомков Скандербега —Али-паши Тепеленского и соотечественников братьев Белуши и режиссёра Бакши (сам Джеймс Белуши в дни конфликта неоднократно выступал по телевидению и в печати). Как нам представляется, если бы президентом Югославии был бы не Милошевич, а Милан Панич, то вся балканская история развивалась бы по-другому,не столь драматично для всех её участников.

И последний пример. Ещё до Второй Мировой войны Автсралию называли “страной —продолжением Англии, которая хочет быть больше Англией, чем сама Англия”. К концу ХХ века, то есть всего лишь через 60 лет, ситуация несколько изменилась. Австралийский истеблишмент не может не учитывать интересы выходцев из близлежащих стран Юго-Восточной Азии, которых в самом Австралийском Союзе уже насчитывается 30% всего населения. В стране активно дебатируется вопрос об упразднении монархии в лице английской королевы и о поисках совершенно новой идентичности. Противники монархии не устают повторять, что Австралия —это не часть большого англо-саксонского мира, а самобытная общность и компонента Австралазии, сообщества, включающего в себя помимо Австралии и Новой Зеландии, также Юго-Восточную Азию, Китай и Японию. Провал антимонархистов на последнем автралийском референдуме показывает, что сила этнических и культурно-цивилизационных привязанностей взяла верх над территориальным императивом. Но это пока. Ситуация, по мере роста удельного веса представителей азиатского населения в Австралии будет меняться. Не случайно, целый ряд американских аналитиков считает, что “Австралия сегодня —это Соединённые Штаты завтра”.

Роль диаспор огромна и в том плане, что благодаря им их этническая родина (если таковая имеется) активно использует процесс глобализации.28 Приведем пример китайской диаспоры. Ни для кого не секрет, что именно благодаря самому факту её существования и ее активной деятельности Китай не только получает доступ к современным технологиям, но и способен оказывать весьма и весьма заметное влияние на те страны, где эта диаспора существенна. Ещё в начале 1980-х годов китайский лидер Дэн Сяопин провозгласил, причём совершенно открыто, так называемую “ресторанную стратегию”. Согласно ей, китайские эмигранты,так называемые хуацяо, должны всячески пропагандировать китайский образ жизни, менталитет, кухню (отсюда сам термин), и, тем самым, проникать в социальную ткань других стран не только экономически, но и через культурные и духовные формы. Мы должны привязать их к себе сетью наших маленьких ресторанчиков, магазинчиков, закусочных и так далее.”—примерно так Дэн Сяопин обозначал суть своей стратегии. Надо сказать, что она оказалась более чем успешной. Бывшие чайнатауны превратились в экономические и финансовые центры; этнические китайцы полностью контролируют экономику Сингапура, Малайзии, Индонезии. Позиция китайской диаспоры в США и Западной Европе также очень сильна. В настоящее время идёт активное проникновение Китая на Дальний Восток и Сибирь. Число этнических китайцев, проживающих на российской территории к востоку от Урала, уже по минимальной оценке составляет около миллиона человек. Параллельно идёт не менее активное и целенаправленное проникновение этнических китайцев в Калифорнию. Аналогично китайской диаспоре ведут себя корейская и ряд других. Это пример диаспор, ориентированных на свою этническую родину.

В качестве примера космополитической диаспоры обычно приводят еврейскую диаспору. В целом это верно, хотя с образованием Государства Израиль необходимо внести некоторые поправки. Главное отличие космополитической диаспоры в том, что она не обслуживает интересы своей этнической родины, а ориентирована либо на собственные интересы, либо на интересы страны своего пребывания. Скорее всего, тут происходит сложная комбинация интересов. Можно по-разному относиться к Генри Киссинджеру и Мадлен Олбрайт, но нельзя не признать, что в плане понимания американских национальных интересов и искусства проведения их в реальную политику, в ХХ веке в американской политической истории в один ряд с ними можно поставить только лишь Ф.Д.Рузвельта и братьев Даллесов. Интересный пример космополитической диаспоры представляет собой ассирийский этнос. Не имея своего государства и реальной этнической родины, он, как демографическая популяция, прежде всего ориентирован на выживание, самосохранение и самовоспроизводство. Его представители лояльны к той стране, где они в данный момент живут, но при этом они ощущают себя замкнутой и автономной общностью. Вполне возможна ситуация, когда человек из окружения Тарика Азиза, соратника Саддама Хуссейна по борьбе с США и их союзниками, отправляется на учёбу в Нью-Йорк, и на несколько лет становится абсолютно лоялен к недавнему противнику. Затем, выучившись на священника, он возглавляет церковную структуру ассирийской общины Москвы. При этом этот человек вновь начнёт критиковать американский империализм, будет агитировать в пользу Саддама Хуссейна и всячески демонстрировать лояльность российским властям. Не следует искать здесь двуличия или лицемерия. Это веками отработанная система выживания этносов во враждебном мире, главным императивом которой является абсолютная лояльность внешней силе с целью своего собственного этнического самосохранения.

Примером национально-интегрирующей диаспорой является итальянская. Итало-американец, всячески подчёркивая свою принадлежность к американской нации, не забывает об итальянских корнях и, кто из идейно-духовных, а кто из меркантильных соображений, всячески пытается поспособствовать сотрудничеству своих двух стран.

И, наконец, есть диаспоры, которые никак не лоббируют ни свои собственные интересы, ни интересы своей этнической родины. Это, прежде всего, русские диаспоры в разных странах. За очень редким исключением, они крайне слабо организованы, не выступают как единая сила и совершенно не проводят интересы своей исторической родины в стране местожительства. Пассивность русской диаспоры в Соединённых Штатах давно уже привлекла к себе внимание психологов и социологов.

            Демографическая глобализация - одна из причин поляризации населения

            Главная демографическая проблема, порожденная глобализацией, заключается в крайне неравномерном демографическом развитии человечества.

Как уже говорилось население высокоразвитых стран (так называемый "золотой миллиард") завершило демографический переход. Демографические популяции развивающихся стран, в которых проживает большая часть (4/5) населения земного шара, пребывают в начальной фазе демографического перехода. Факторы, которые раньше в этих странах ограничивали рост населения (а это главным образом очень высокая младенческая смертность и широкомасштабные эпидемии) действовать перестали. Но переход к новому типу демографической популяции (как в высокоразвитых странах) пока не завершен.

В настоящее время наиболее высокие темпы естественного прироста населения наблюдаются ( % в год) в Газе - 4,4, Мали - 3,3, Нигере - 3,0, Ймене - 2,9, Пакистане - 2,8, Ливии - 2,5, Алжире и Камбодже - 2,4, Мексике - 2,2, Египте - 2,0, Индии - 1,9, Бангладеш и Иране - 1,8, Израиле - 1,6, Бразилии и Турции - 1,5, что выше, чем по миру в целом (1,4). Несколько ниже темпы естественного прироста населения чем общемировые в Аргентине 1,2 и Китае -1,0. Для США этот показатель составляет 0,6%, а для Европейского Союза - 0,1%.29

Межстрановая поляризация вызвана главным образом тем, что население развивающихся стран растёт быстрее, чем их национальное богатство.

Известно, для того чтобы уровень бедности населения не повышался, темпы экономического роста должены быть не ниже, чем темпы роста населения. В противном случае, страна будет обречена на рост бедности автоматически. Несмотря на то, что в последнем десятилетии (1991-1999гг.) темпы роста валового национального продукта были выше чем в предшествующем десятилетии (1981-1990гг.): в Латинской Америке более чем в 2 раза, на душу населения ВНП остался фактически на прежнем уровне (3675 долл. в 1980г. и 3766 долл. в 1999г.); в Африке темпы роста ВНП были незначительными, а показатели в расчете на душу населения ВНП существенно снизились - с 787 долл. в 1980г. до 689 долл. в 1999г.; особенно драматично сложилась ситуация в Западной Азии, где не смотря на то, что темпы роста ВНП были особенно существенны (с минус 1,5% в 1981-1990г. до плюс 2,5% в 1991-1999г.г.) ВНП в расчете на душу населения сократился почти вдвое: с 6718 долл. до 3520 долл. Аналогичная картина характерна для наименее развитых стран, где также, несмотря рост ВНП, показатели его в расчете на душу населения снизились: в африканских странах, расположенных к югу от Сахары - с 387 долл. в 1980г. до 330 долл. в 1999г., в наименее развитых странах - с 263 долл. до 257 долл.

В развитых странах в расчете на душу населения в 1999г. создавалось ВНП почти в 22 раза больше, чем в развивающихся странах, и в 97 раз больше, чем в наименее развитых странах, о чем говорилось в главе 1.

В настоящее время в 64 странах, являющихся беднейшими в современном мире среднегодовой доход не превышает 300 долларов, среди них:

Среднегодовой доход (долл.)                     Население (млн.чел.)

Камбоджа -                           300                             11,9

Судан -                                  290                             28,9

Нигерия -                              280                             113,8

Йемен -                                  270                             16,4

Мали -                                    260                            11,0

Ангола -                                260                             12,5

Мадагаскар -             250                             14,4

Чад -                                       230                             7,7

Эритрея -                               230                             4,0

Руанда -                                 210                              8,2

Танзания -                             210                             31,3

Малави -                                210                             10,0

Сьерра-Леоне -                     160                             5,3

Бурунди -                              140                             5,7

Мозамбик -                           140                             19,1

Эфиопия -                             110                             59,7

Конго -                                  110                             50,3

В то же время аналогичные показатели ВНП на душу населения составляют в Японии - 42488 долл. (население 126 млн. человек), США - 31602 долл. (население 276 млн. человек), в странах Европейского Союза - 24570 долл. (население 375 млн. человек), в Китае с населением в 1 млрд. 244 млн. человек, среднегодовой доход составил в 1999г. 775 долл. В России ВНП на душу населения составлял в 1998г. 2680 долл. (население 146 млн. человек).

Разрыв по уровню производства ВНП на душу населения в 1999г. между США и африканскими странами, расположенными к югу от Сахары превысил 95 раз, с менее развитыми странами мира - 123 раза, странами Юго-Восточной Азии - 30 раз (в том числе Южной Азии - 72 раза), Африки - 49 раз.

По сравнению со странами Европейского союза разрыв по этому показателю несколько ниже, хотя тоже очень значителен: по сравнению с африканскими странами, расположенными к югу от Сахары, он составляет 74 раза, с наименее развитыми странами мира - 96 раз, Юго-Восточной Азией - 23,7 раза (в том числе Южной Азией - 56,3 раза), Африкой - 35,8 раза. Китай по данному показателю уступает США в 40 раз, Европейскому Союзу - в 32 раза.

Для сравнения уровня развития отдельных стран и регионов в “Программе развития Организации Объединенных наций (ПРООН)” с 90-х годов начал использоваться такой синтетический показатель, как индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), в основе методики расчета которого лежат данные о ВВП на душу населения, продолжительности жизни, уровне грамотности, медицинских услуг. Этот показатель характеризует инвестиции в население, при чем предполагается, что конечной целью вложений является развитие человека, а экономический рост - лишь средство к достижению этой цели. Согласно этой методике в настоящее время на планете накопленные материальные блага (или физический капитал) составляет только 16% общего богатства, природные ресурсы - 20%, а человеческий капитал (или накопленные вложения в человека) - 64%. При чем в некоторых странах (Германии, Японии, Швейцарии) доля человеческого капитала достигает 80%. По этому показателю Россия занимает последнее место в группе стран с высоким уровнем человеческого потенциала (это 67 место).33 Как распределяются регионы мира по этому показателю видно из данных табл. 5

Таблица 5

Оценка богатства регионов мира по методике ПРООН

(в расчете на душу населения)

Регион

в тыс. долларов

в %

 

всего,

в том числе

всего

в том числе

 

 

человеч. потенциал

производ-ственный потенциал

природный потенциал

 

человеч. потенциал

производ-ственный потенциал

природный потенциал

Северная Америка

326

249

62

16

100

76

19

5

Западная Европа

237

177

55

6

100

74

23

2

Ближний Восток

150

65

27

58

100

43

18

39

Южная Америка

95

70

16

9

100

74

17

9

Северная Африка*

55

38

14

3

100

69

26

5

Центральная Америка

52

41

8

3

100

79

15

6

Восточная Азия

47

36

7

4

100

77

15

8

Восточная и Южная Африка

30

20

7

3

100

66

25

10

Западная Африка**

22

13

4

5

100

60

18

21

Южная Азия

22

14

4

4

100

65

19

16

* Исключая Алжир

** Исключая Нигерию

Источник: Expanding the Measure of Wealth, World Bank, 1997

Если межстрановая поляризация населения обусловлена рядом причин, при этом демографическая глобализация играет роль очень важного, но не единственного фактора, то ситуация изменяется при переходе к внутристрановой поляризации, так как здесь уже демографическая глобализация безусловно является доминирующей причиной. Теперь поясним нашу мысль.

Поляризация населения внутри страны есть негативная сторона системы неравномерного характера распределения социальных и экономических благ. Понимание невозможности абсолютного социально-экономического равенства идёт из глубокой древности34 . Существует целый ряд теорий, которые, опираясь на общесистемные подходы, теорию и практику математического моделирования, блестяще показывают принципиальную теоретическую невозможность функционирования общества с абсолютно равномерным распределением социально-экономических благ. Глубокое обоснование подобной невозможности можно найти, в частности, в трудах выдающегося русского учёного В.В.Налимова.35 Социальная, политическая и экономическая практика блестяще доказали принципиальную невозможность существования общества с абсолютно равномерным распределением социально-экономических благ.

Действительную опасность для общества представляет не то, что существует неравномерность распределения социально-экономических благ (это абсолютно естественное абсолютно нормальное состояние), а то, что эти блага распределены слишком неравномерно. Социально-экономическая поляризация населения - это выход естественного социально-экономического неравенства за допустимые границы. Понимание того, что социально-экономическая поляризация может привести к социальным потрясениям, а на это указал своими работами Карл Маркс, позволило западному обществу нужным образом ограничить стихию рынка и сделать процесс распределения прибавочного продукта более равномерным. Симптоматично, что современные западные социал-демократические и социалистические партии отказались от идеи абсолютного социально-экономического равенства даже как от идеала.

Поэтому в действительности проблема устойчивого развития социально-экономической системы состоит в том, чтобы существующее неравенство способствовал конкуренции и соревновательности, но, в то же время, ни в коем случае не переходил те пределы, за которыми начинается поляризация.

Как определить количественным образом те самые границы, за которыми нормальное расслоение общества переходит в поляризацию?

Среди большинства ученых, политиков и публицистов, признается так называемый критерий 1:10: т.е. средний уровень доходов самого богатого дециля не должен превышать средний уровень доходов самого бедного дециля более чем в 10 раз.36 Некоторые специалисты считают, что оптимальным должно быть соотношение 1:8, или даже - 1:6. Какого-либо строго научного обоснования нет. Как правило, вместо этого следуют ссылки на опыт тех или иных стран. В частности, соотношение 1:6 было в 1980-х годах в Скандинавии, а пропорция 1:8 имела место в ФРГ до объединения ее с Восточными землями. Не вдавась в детальное исследование, заметим лишь, что начало 1990-х Скандинавия встретила экономической стагнацией, а Германия в этот период экономических чудес также не демонстрировала.

Существует мнение (оно часто высказываетя в российской печати), что если страна подходит к соотношению 1:14 (в России в 1999 году он составлял, опять-таки, по разным оценкам, от 1:17 до 1:24), то неизбежно последует крах или социальный катаклизм. Как нам представляется, достаточно безосновательно, т.к. многое определяется особенностями национальной психологии и культурно-цивилизационной модели развития. Например, в Японии, которая благодаря глобализации, стремительно завоёвывала в 1980-х американские и западно-европейские рынки автомобилей и бытовой электроники, очень гордились тем, что в их стране много миллиардеров на какой-то, непродолжительный, впрочем, период их количество на душу населения превысило аналогичный американский показатель). Уровень социально-экономического неравенства в Японии в середине 80-х годов составлял 1:12, но он росту социальной напряженности в обществе никак не способствовал: богатые люди там рассматривались как своего рода общественное достояние.

Следуя этой же логике, мы не разделяем пессимистичные взгляды на нынешнее американское общество, где это соотношение по некоторым оценкам, уже превышает 1:15 . Что касается США, то принцип “материальное богатство есть критерий успеха”, всегда был органической частью национальной психологии. Более того, нынешний разрыв в доходах, характерный для Америки, можно объяснить двумя причинами. Первая —это особенность национальной статистики. В США, в отличие от Западной Европы при проведении подобного рода расчётов, учитывается не все население, т.е. все, кто реально там живет, но при этом не имеют гражданства и вида на жительство. Поэтому и получается, что бедная часть населения США больше влияет на общий показатель, по сравнению со среднезападноевропейским уровнем. Вторая причина —это очень быстрый рост личных доходов и состояния представителей глобалистской элиты —жителей США. По числу миллиардеров США надёжно обогнали все остальные страны, более того, среди общего числа обладателей состояния в более чем 10 млрд долларов граждане США составляют более 80%.            Европейскую модель распределения социально-экономических благ можно, немного упрощая ситуацию, охарактеризовать следующими словами: очень мало очень бедных, есть просто бедные, очень большой средний класс, мало просто богатых и очень мало очень богатых. Американская же модель выглядит несколько иным образом: очень мало очень бедных, достаточно много просто бедных (по американской же статистике, 30 млн. жителей США живут в условиях социальной нищеты), есть компактный средний класс, очень много просто богатых (в США в 1999 году людей, чьё совокупное состояние превышало 650 тысяч долларов было 12 млн. человек) и мало очень богатых (мультимиллианеров и миллиардеров в США более 10000). Но американская система распределения социально-экономических благ устойчива, потому как существует общественный консенсус относительно того, что хорошо быть богатым и что бедность есть прежде всего результат каких-то личных недостатков или лени.37 Кальвинистский лозунг “Пусть неудачник плачет”, который квакеры привезли с собой в Америку, превратился в циничное “если ты такой умный, то покажи мне твои денежки” С особой остротой в США имущественное неравенство затрагивает рассовые и этнические группы: в 1997г. число бедняков среди белого населения составляло 8,6%, среди выходцев из Азиатско-Тихоокеанского региона - 14%, среди черного населения - 16,5%, среди испаноговорящих граждан США - 27,1%.38

Исходя из вышеизложенного, представляется целесообразным отойти от формально-количественного подхода к проблеме поляризации населения.39 Как нам кажется, следует дать понятию поляризация населения содержательное социально-экономическое определение. Не претендуя на полноту и завершенность картины, представим его в следующей форме.

Поляризация населения имеет место быть, если общество обладает набором следующих характеристик.

С одной стороны, значительная часть населения (не относящаяся к его маргинальным слоям) получая вознаграждение за свой труд в размере, который согласован с действующим законодательством, но не имеет при этом возможности:

— питаться на уровне “продуктовой корзины”, сформированной на основе научно-обоснованных физиологических норм;

— обеспечить себя одеждой и другими продуктами первой необходимости таким образом, чтобы на это не шли средства, выделенные в личном либо семейном бюджете на покупку продуктов питания;

— изменить свои жилищные условия путём покупки самого дешёвого жилья;

— сделать текущий ремонт своего жилья;

— иметь транспортные средства и ,в дополнении к этому,не может позволить себе их покупку, либо имеет транспортные средства, но не может позволить себе осуществлять их капитальный ремонт либо текущее обслуживание;

— позволить себе пользоваться транспортными услугами, быть может за исключением самых элементарных;

— выделять свободные денежные средства на организацию своего досуга;

— получить доступ к квалифицированной медицинской помощи,тем более платной медицинской помощи;

— обеспечить себе либо своим детям платное образование, либо вообще не имеет возможности обеспечить хоть какое-либо образование начального и среднего уровня;

— обеспечить себе или своим детям высшее образование, особенно платное;

— оплачивать услуги современных средств телекоммуникации и тем самым лишена возможности как поддерживать общение с друзьями и родственниками, находящимися за пределами возможности прямого контакта;

— оплачивать получение информации, которая требует использования современных информационных технологий (Internet, спутниковое телевидение);

— позволить себе посещение культурно-массовых мероприятий, кино, театра, музеев;

— покупать либо обновлять предметы культурно-образовательной сферы, то есть книги, телевизор, персональный компьютер, аудио- и видеопродукцию и т.д..

С другой стороны, часть населения (она состоит не из десятка людей, а представляет собой достаточно значимый социальный слой) благодаря либо доходам, либо общественному или административному положению может достаточно легко позволить себе:

— питание на уровне стандартов, принятых в развитых странах, то есть не только калорийное и обладающее необходимым минимумом минералов и витаминов, но и отличающееся качеством и разнообразием,полезностью для здоровья;

— не испытывать проблем с гардеробом и другими предметами первой необходимости, может в любое время обеспечить себя любым требуемым их количеством;

— иметь жильё, соответствующее уровню стандартов, не ниже чем у представителей верхнего среднего класса развитых стран и выше;

— в дополнение к предыдущему пункту, располагает возможностью ремонтировать это жильё, обменивать его на более новое и лучшее и, наконец, вообще покупать себе новое жильё;

— иметь транспортные средства не ниже уровня верхнего среднего класса развитых стран;

— пользоваться транспортными услугами любого уровня, за исключением, быть может, класса “люкс”;

— медицинское обслуживание на само высоком (собственно медицинском) уровне как внутри своей страны, так и за границей;

— обеспечить себя и своих детей высококачественным образованием, в том числе и платным, среднего уровня;

— обеспечить высококачественное высшее образование, бесплатное и платное, внутри своей страны и за её пределами;

— практически неограничено пользоваться услугами современных средств связи, особенно телекоммуникационных;

— не испытывать проблем с доступом ко всемирным информационным сетям (Internet, спутниковое телевидение);

— обеспечить себе свой досуг, в том числе и используя любые модные формы его проведения, идущие из развитых стран, такие, например, как фитнесс-клубы, массажные салоны, шейпинг-клубы, тренажёрные клубы, рестораны, сауны, гимнастические залы и т.д.;

— без всяких проблем для своего бюджета обеспечивать себя книгами, аудио- и видеопродукцией, компакт-дисками, и, естественно, средствами их использования;

— позволить себе любой зарубежный отдых на уровне представителей верхнего среднего класса развитых стран.

Таким образом, мы имеем "полюс бедности" и "полюс богатства". Между ними располагается всё остальное население поляризованной страны.

Конечно, данное нами определение может быть оспорено. Так, например, в 1990 году султан Брунея приказал обеспечить всё население своей страны —даяков —в том числе тех, кто живёт в хижине и ведёт натуральное хозяйство, спутниковым телевидением. Можно ухитриться купить себе автомобиль за 50 долларов и не доедать, чтобы были деньги на бензин. В России фанатики Internet'а —это вовсе не обеспеченные люди, а часто школьники и студенты, которые вообще находятся в весьма затруднённом материальном положении. Человек может годами копить средства и сделать себе дорогостоящую операцию. Список контраргументов можно продолжать до бесконечности. Но наше определение не требует строгого, однозначного соответствия в каждой букве, требуется лишь, что называется, соответствие по духу.

Тем не менее, мы дадим ещё одно, более компактное определение поляризации населения. Если средний уровень и качество жизни "полюса богатства" соответствует высшему слою верхнего среднего класса развитых стран; "полюс бедности" находится на уровне низшего класса наименее развитых государств мира; между средним классом и "полюсом бедности" границы крайне размыты, а между тем же средним классом и "полюсом богатства" граница чёткая, то можно твёрдо утверждать, что существует поляризация населения.

Что же касается известного аргумента о том, что “бедность есть не социально-экономическая характеристика, а прежде всего состояние души”, то можно с этим согласиться, приведя, однако, слова маркиза Антуана де Сент-Экзюпери: “Страшна не нищета сама по себе. Во многих странах люди привыкают жить в нищете и она составляет там неотъемлемый образ жизни. Страшно то, что в нищете рождаются и вырастают дети, и в каждом из них, не имея возможности из-за этой нищеты раскрыться, умирает Моцарт”.

Демографическая глобализация проявилась не только в создании новых этнических, национальных, культурно-цивилизационных общностей, в индуцировании роста населения на Планете, но и в том, что она транслировала и, продолжает активно транслировать образ и стиль жизни тех или иных групп населения различных стран. Однако сегодня этот процесс двусторонний. Нельзя сказать, что лишь развитые страны экспортируют свой образ жизни, а другие лишь пассивно принимают его. Идёт и мощный обратный процесс: чтобы понять это, достаточно вспомнить о волне распространения буддизма, его философии и психологии в Западной Европе и США; и о уже упоминавшейся провозглашённой Дэн Сяопином китайской “ресторанной стратегии”.

Благодаря демографической глобализации люди совершенно разных этнических, расовых, сословных и иных общностей перенимают друг у друга как хорошие, так и плохие привычки, обычаи, особенности образа жизни. Благодаря демографической глобализации весь мир приобщился к курению табака, жевательной резинке, к кофе и чаю, к пиву и к "Coca-Cola", к игре в шахматы и карты, футболу, хоккею, волейболу, баскетболу, боксу. Только благодаря демографической глобализации, Западный мир приобщился к каратэ, у-шу, гимнастикой йогов и т.п.

Нельзя не упомянуть, что распространение алкоголизма и наркомании как физиологических отклонений, социальной болезни и патологического образа жизни тоже есть плод демографической глобализации.

Демографическая глобализация очень ярко отразилась в санитарно-медицинской, информационной сфере и в области гендерных отношений,о чем подробно говорится в 1, 5 и 7 главах книги.

Тем не менее, потребительская модель как составляющая нынешнего образа жизни развитых стран, и модель потребительского поведения (что престижно иметь, во что престижно одеваться, где престижно отдыхать и т.д.) - это продукт экспорта из развитых стран.

Внутристрановая поляризация населения началась очень давно, по крайней мере несколько веков назад. Именно известная поляризация средневекового общества Западной Европы способствовала выталкиванию значительной части её населения в колонии и за счёт этого, наряду с усиленной эксплуатацией населения этих колоний из числа аборигенов, способствовала деполяризации Фаустовской цивилизации.

Теперь об истоках поляризации азиатских, африканских и латино-американских стран. Как мы уже говорили ранее, в колониальных странах, в протекторатах, просто в зависимых от метрополий территориях формировалась элита, которая получала образование в Европе, воспринимала действовавшие там образ и стиль жизни и, как следствие, воспринимала европейские модели потребительского поведения. Анатомия этого процесса была достаточно хорошо изучена на примере Турции и Индии.

Во второй половине 19 века разница между румелийскими турками, целиком ориентированными на Европу, и турками анатолийскими, которые всё ещё оставались в Азии, достигла столь значительного уровня, что это привело в конечном итоге к глубокому системному кризису Османской Империи. По воспоминаниям графа фон Мольтке, одного из немецких идеологов пантюркизма, “изнеженные румелийские беи были искренне шокированы и возмущены, когда им, привыкшим сочетать восточную роскошь с западными технологиями и инженерными новинками”германский исследователь стал говорить, что “казахи, киргизы, узбеки и монголы —их кровные братья”. Воспитывавшиеся гувернёрами из Европы, проводящие там большую часть своего времени люди действительно не могли понять, что живущие в горном селении километрах в пятидесяти от Стамбула крестьяне составляют с ними один народ.

В Индии до колониальной эпохи существовало сильнейшее социальное расслоение, но оно не имело технологического и культурно-цивилизационного ракурса. Раджа и крестьянин жили во дворце и хижине соответственно, но, при этом ни тот ни другой не могли воспользоваться, например, воздушным шаром. С момента стремительной демографической глобализации всё изменилось. В Индии и сейчас десятки миллионов крестьян обрабатывают землю так, как обрабатывали их предки, на слонах и буйволах. Раджи, не все, конечно, живут в дворцах своих предков, но при этом используют все блага современной технотронной цивилизации.

Таким образом, демографическая глобализация, транслируя наиболее дорогостоящую модель потребительского поведения, без всякого сомнения, усиливает социально-экономическую поляризацию населения. Бедные родители воспроизводят потенциально бедных детей, которые остаются таковыми в течение всей жизни.41 Поляризация современного мира содержит в себе жесточайшее противоречие между узкой группой населения,имеющей возможность пользоваться всеми достижениями технотронной цивилизации и остальным человечеством, треть которого живёт в условиях,” унижающих человеческое достоинство”. Ситуация, при которой семьдесят процентов совокупного богатства планеты принадлежит 120 тыс. её жителям, не может быть признана нормальной и естественной. При этом, важна психологическая сторона проблемы. Благодаря тому, что достижения технотронных развитых стран с силой внедряются во весь остальной мир, то традиционная нищета, которая, если вспомнить великого знатока Востока Сент-Экзюпери и переживалась большинством населения как некоторое органическое состояние, стало теперь осознаваться людьми как глубокая ущербность и периферийность их собственного бытия.

В этом плане любопытно вспомнить те дискуссии, которые шли в официальных кругах Испании времён Франко и Португалии времён Салазара по проблеме туризма. Сторонники развития этой индустрии говорили о её очевидных экономических дивидентах; её противники утверждали, что вместе с ней в страну придёт чужеродный образ жизни, который приведёт к полной эрозии правящих режимов. Так, в сущности, и произошло. Действительно, лишенное доступа к мировым информационным ресурсам население Испании и Португалии и не осознавало (в достаточной мере) уровня своей бедности. Чем более эти страны становились открытыми, тем больше собственному населению стало бросаться в глаза ущербность собственной “почвенной”стратегии развития. Отсюда и сила давления на политические режимы, вынудившая их к либерализации.

Вообще, суть процесса поляризации населения как нельзя лучше выражает формула, придуманная индийскими журналистами. Применительно к своей стране они отмечают, что в Индии 100 млн. человек живут уже в постиндустриальном мире, 300 млн. — ещё остаются в индустриальном мире, а остальные 600 миллионов —остались в доиндустриальном, патриархальном и общинном мире.

Те усилия, которые предпринимаются мировым сообществом для смягчения остроты проблемы, пока явно недостаточны. Более того, часть населения, которая оказалась на пороге общего глобализационного процесса, не может не ощущать свою ущербность и обделённость и это будет способствовать росту радикальных фундаменталистских движений. С проблемой исламского фундаментализма мир уже столкнулся.

Итак, демографическая глобализация —это вовсе не новый процесс: уже в Античном мире и в Средневековье совершенно свободно перемещались огромные массы людей из страны в страну. Поэты и философы древности за свою жизнь успевали послужить разным царям (например, греческий деятель Алкивиад несколько раз менял одну страну на другую, причём каждый раз успевал повоевать на стороне "новой" родины против родины "старой"). По средневековой Западной Европе также свободно перемещались ландскнехты и пресловутые трубадуры, пока их не выпроводили за океан. Считалось нормой родиться в одной стране, получить образование в другой, потом жениться в третьей, переехать с семьёй в четвёртую, затем перебраться в пятую, на её стороне повоевать против четвёртой, затем уехать в шестую, послужить ей верой и правдой и, скопив денег на старость, уехать в седьмую доживать свой век.

Финансовый капитал, технологии и товары лишь относительно недавно стали свободно перетекать по всей Планете, в то время, как люди, рабочая сила перемещались по Ойкумене практически всегда. 

Поэтому, на наш взгляд, состояние демографической глобализированности для человечества в каком-то смысле совершенно естественно. Было бы правильнее говорить, что история человечества суть история приливов (эпоха Империи Александра Великого, Эллинизм, эпоха Римской империи, Ренесанса, Просвещения) и отливов (Темные века) волн демографической глобализации, причём приливы были более продолжительными для истории развития Homo Sapiens, чем отливы. И, надо сказать, приливы были более продуктивными в культурно-цивилизационном отношении, чем времена разобщенности и раздробленности, то есть отливы. 

Можно сказать, что процесс демографической глобализации в Западно-Европейском мире был лишь прерван образованием наций , государств —территорий и государств-наций. Теперь, инициированный колониальной эпохой, процесс образования наций, а кое-где и этносов (по крайней мере частично) препятствует демографической глобализации.

Какова реакция на процесс демографической глобализации? Процесс демографической глобализации воспринимается неоднозначно.

Глобалистская элита, естественно, воспринимает этот процесс позитивно и, как один из главных его субъектов, использует и будет пытаться в дальнейшем использовать его в своих интересах.

Однако, демографическая глобализация основной, быть может даже подавляющей частью человечества, воспринимается негативно.

Хотя можно привести и примеры положительного отношения. Примерно в середине 1980-х годов в Югославии значительная группа населения называла себя “югословены”, то есть люди ощущали себя принадлежащими лишь югославской нации как единой общности, при этом они никак не хотели идентифицировать себя с каким-либо входящим в состав Федерации этносом. Нечто подобное было и в Советском Союзе: существовала группа людей, для которой формула “новая историческая общность —советский народ”была не только лишь пропагандистской метафорой. Правда, следует помнить, что появление подобного рода общностей не гарантировало ни Советский Союз, ни Югославию от развала (причём в последнем случае, жестокого и кровавого).

По данным социологов в настоящее время от 20 до 30 миллионов жителей Европейского Союза в первую очередь “ощущают себя европейцами, имеющими единую территорию, единую культуру и единую историю”и лишь потом связывают себя с тем или иным конкретным этносом, нацией, страной. Разумеется, никто не может гарантировать, что вдруг не начнётся процесс дезинтеграции и взрыва этнического и национального шовинизма.

Слой людей, который бы считал себя “землянами вообще" очень узок.

Даже в стремительно интегрирующейся Западной Европе сила сопротивления интеграционным процессам огромна.

Абсолютно закрытой зоной для процесса демографической глобализации остаётся Китай и исламский мир правительства которых, пытаясь сохранить собственную самобытность, всячески старается использовать процессы глобализации себе на пользу. Можно сказать, что, процесс гомогенизации населения пока активно идёт лишь в ареале господства европейской расы. Другие регионы, которые в своё время именно благодаря глобализационному процессу обрели этническую и национальную идентичность, пока относятся к нему очень и очень настороженно.

Однако все же подчеркнум, что глобализация - объективный процесс. И, как пишет М.С.Горбачев “сознаем мы это или нет, но глобальные изменения стали более значимы, чем сдвиги на национально-государственном уровне. Именно первые во все большей степени определяют нашу жизнь и наше будущее”.46

Глобализация не имеет конструктивной альтернативы.

Глобализационные процессы, которые идут в мире, неизбежно будут транслироваться на Россию, они будут оказывать влияние как на режим воспроизводства населения, так и на поведение и образ жизни российского населения. Поэтому задача заключается в том, чтобы минимизировать для страны возможный или реальный ущерб, связанный с глобализационным процессом.

Для этого необходимо глубокое и всестороннее изучение процесса глобализации и прогнозирование возможных его последствий. С этой целью, по нашему мнению, в области научных исследований необходимо:

-постепенно освободиться от исследовательской парадигмы экономического фитишизма: формы проявления человеческой жизни безграничны, они не сводятся лишь к экономической и хозяйственной деятельности, более того при всей колоссальной важности последних, как нам представляется, они не являются главными. Нужно, наряду с уже существующими эвристическими моделями глобализации, поощрять комплексные исследовательские программы, где основной упор должен быть сделан не на экономические, а на иные аспекты человеческой деятельности. В этом плане демографическая глобализация может рассматриваться как фактор, первичный по отношению к иным её формам. Ценность такой исследовательской программы будет состоять прежде всего в изменении парадигмальных рамок исследования, когда вместо "человека экономического" (homo economicus) появляется "человек целостный” (homo totus);

-представляются полезными системные междисциплинарные исследования проблем глобализации. При таком подходе хорошо известные исторические феномены могут быть рассмотрены под иным углом зрения, где место простых линейных схем "причина-следствие" занимают схемы более высокого порядка, использующие, например, категорию обратной связи, аппарат кибернетики и синергетики (пример подобной эвристической конструкции был представлен в данной работе: избыточная пассионарность западно-европейского суперэтноса инициировала процесс демографической глобализации, который повлёк за собой экономическую глобализацию, что в свою очередь, привело к интенсификации научно-технического прогреса, к становлению и развитию капитализма. Это, в свою очередь, интенсифицировало процесс демографической глобализации, что привело к демографическому взрыву и, затем, к демографическому переходу. При этом экономическая, политическая, культурно-цивилизационная, информационная и демографическая глобализация развивались параллельно, создавая эффект резонанса);

-при рассмотрении различного рода геополитических и геоэкономических решений, необходимо пропускать их через своего рода демографический фильтр. Так, например, падение уровня пассионарности требует кардинального пересмотра экономической, геополитической и военной стратегии;

-совокупность научно-исследовательских направлений, занимающихся глобализацией, принято называть глобалистикой. Внутри этого единого комплекса знаний естественно выделить общую, или системную, глобалистику как дисциплину, главным интересом которой является глобализация как единое целое, без какой-либо ее существенной дифференциации по сферам проявления. Дисциплинам, занимающимся проявлениями системного глобализационного процесса в отдельных сферах, можно дать название в зависимости от конкретного характера этого проявления. Например, имеет смысл говорить о политической глобалистике, экономической глобалистике, культурной глобалистике, экологической глобалистике и т.д. Науку о глобализации демографической сферы естественно назвать демографической глобалистикой.Внутри нее необходимо выделить общую демографическую глобалистику, которая изучает глобализацию населения как целое, т.е. занимается исследованием того, как глобализационные процессы влияют на человеческую популяцию, и специальные дисциплины демографической глобалистики;

-демографическая глобалистика должна рассматриваться в качестве полновесной самостоятельной научной дисциплины, предметом которой является демографическая глобализация, а научным аппаратом – аппарат демографии и смежных с ней дисциплин, с одной стороны; синергетики, кибернетики и глобалистики - с другой;

-наиболее продуктивными представляются исследования проблем демографической глобализации в духе Спинозы-Спенсера-Конта, когда предельно чётко разграничиваются объективные тенденции глобализационного демографического развития и их возможные последствия для населения. Это могло бы внести ясность прежде всего в наиболее спорные аспекты глобалистики, в том числе демографической глобалистики: какие процессы объективны и не могут быть объектом управления (невозможно управлять демографическим переходом, невозможно изменить общую тенденцию старения населения, пассионарные приливы и отливы также не поддаются контролю) и на какие процессы можно и нужно влиять (сознательное планирование семьи, улучшение качества населения через пропаганду здорового образа жизни и т.д);

-широкая общественность должна знать о процессах демографической глобализации, о ее положительных и отрицательных сторонах, а также представлять себе адекватную картину происходящего.

-демографическая глобалистика, как открытая исследовательская программа и новое научное направление, должна быть включена в программу исследования Российской Академии Наук, университетов, научных центров и фондов;

-целесообразно более активно пропагандировать отдельные аспекты демографической глобалистики при преподавании курсов в вузах по демографии, а также в рамках общеобразовательных школьных программ, например, программа "демография в школе" могла бы содержать в себе элементы демографической глобалистики.

Исследования в области демографической глобалистики особенно важны в связи с тем, что человечество вступило в новую информационную фазу своего развития, когда самым главным богатством являются знания и, следовательно, люди, обладающие ими. Главным богатством всех стран мира в ХХ1 веке будет, как впрочем и всегда, здоровое и высокообразованное население. Для России жизненно необходимо уйти от крайне вредного понимания богатства как совокупности природных ресурсов. Если в ближайшее время основные усилия общества и государства не будут сосредоточены на всем спектре человеческого развития, процесс превращения России в сырьевой придаток и глубокую периферию современного мира станет необратимым. В этом контексте исследования в области демографической глобалистики приобретают особое значение.

Галецкий Владислав Францевич, к.э.н., в.н.с. ИМЭИ