Ершова Г.Г.      

            АСИММЕТРИЯ ФУНКЦИЙ КАК МЕХАНИЗМ

 САМООРГАНИЗАЦИИ УСЛОЖНЯЮЩИХСЯ СИСТЕМ

(К проблеме самоорганизации  антропосистемы)

 

Чудо не противоречит законам природы, а только нашим о них  представлениям.

Св. Августин

 

         Проблема  возникновения столь уникального феномена как человек,  перехода от биологического к социальному при качественном изменении характера  деятельности homo sapiens чрезвычайно деликатна и сопоставима лишь с проблемой возникновения живого из неживого. Однако чем дальше научная мысль продвигается по пути исследования этой проблемы, тем шире становится спектр сопредельных дисциплин, и тем очевиднее представляется невозможность решить эту самую интригующую (с точки зрения антропонаблюдателя) задачу, по крайней мере, в обозримом будущем.  Вместе с тем, человек как явление неразрывно связан с существованием и постоянным саморазвитием некой системы - а именно антропосистемы (АС) - которая позволяет ему не только выживать и противостоять окружающему миру, но и изменяться самому, постоянно увеличивая радиус познаваемого мира. Целью данной статьи  является попытка выявить некие закономерности функционирования универсальных механизмов,  присущих АС и вписывающих ее в окружающий мир.

Прекрасно понимая, что данная работа не может претендовать на роль пионерской в попытке решения проблемы самоорганизации АС, хотелось бы сразу обозначить предлагаемую точку отсчета среди множества возможных других, среди которых равное положение занимают следующие характеристики, на основании каждой из которых при желании, можно построить вертикальную схему развития социума: способ или орудия производства характер присвоения, система землепользования, поселенческая модель,  организация  информационного пространства, средства коммуникации, система родства и эволюция семьи, социальное  устройство, освоение химической таблицы, основной обмен, энергообмен, продолжительность жизни, религия, наука, философия, медицина, экология, эволюция “центризма”, юриспруденция,  дипломатия, территория, война,  коммуникации,  образование, искусство, архитектура, и т.д... При этом совершенно очевидно, что при выборе одного в качестве вертикального осевого прочие признаки могут приобретать горизонтальный характер.

Поэтому мною был выбран некий принцип реализации механизма системы, который особенно ярко проявляется в организации функционирования homo sapiens и, как оказалось, вполне применим и к прочим системам - как входящим в АС, так и формально выходящим за ее пределы. В качестве такого механизма  самоорганизации усложняющихся систем была рассмотрена асимметрия функций с точки зрения организации информации в живом и неживом мире. Впервые концепция функциональной асимметрии в качестве механизма взаимодействия с более сложной системой была рассмотрена  Т.А. Доброхотовой и Н.Н. Брагиной, применительно к деятельности головного мозга человека.  [25, 26]

Кроме того,  принципиальное значение при постановке задачи имеет неслучайная взаимосвязь между функциональной асимметрией и морфологической (геометрической) симметрией, или симметрией формы и асимметрией функций системы.

При этом сразу хотелось бы пояснить, что в качестве  базовых для самоорганизации системы асимметричных функций мною взяты функции, выделяемые ярче всего в биологии: функция сохранения и функция изменения исходного состояния системы. При этом полное вытеснение одной из двух функций за счет другой неминуемо ведет к разрушению системы.

Как показал опыт подготовки данной работы, самым сложным (даже шокирующим) для многих специалистов в той или иной области знания оказывается изменение угла зрения на хорошо известные и традиционно  используемые  понятия, даже если никоим образом не затрагивается незыблемость этих самых позиций. Поэтому хотелось бы пояснить, что говоря о функции применительно к физической или химической организации и свойства атома, молекулы или организма, речь не идет о какой-либо  конкретной физической функции или химической функции или биологической функции. В данном случае подразумевается системная функция т.е. та функция всякой системы, в качестве которой рассматривается тот или иной компонент материального мира, представляя собой подсистему мироздания.

Точнее говоря, с точки зрения организации  системы любого уровня  (неживой и живой), ее развитие определяется двумя полярными  тенденциями: сохранением своего состояния  и его  изменением. В этом смысле, и возникновение системы и ее разрушение (саморазвитие) предопределяются функцией изменения, которая в большей степени связана, с категорией пространства, тогда как ее существование обеспечивается функцией сохранения, которая неотделима, в первую очередь, от категории времени (пространство в существующей системе может оставаться константным, меняет только структура). Но поскольку в жизни мы наблюдаем как правило уже единожды “запущенный” процесс саморазвития систем, то категории пространства и времени  выступают в качестве взаимозависимого единства, даря наблюдателю возможности создания парадоксов: наподобие “первичности курицы или яйца”. В идеальном виде проявление функции изменения мы можем наблюдать лишь в  “момент  сингулярности” (т.н. “планковский” интервал в10-43 с), до начала первичного нуклеосинтеза (при этом, если теоретически “сжатая” Вселенная к моменту расширения составляла элемент некой иной Системы, наш пример теряет значимость “идеального”). В качестве относительно “чистого” примера проявления данной функции, вероятно можно рассматривать широко обсуждаемую в современной науке и “не исключаемую”, по определению А.Д. Сахарова, [46,47,49,с.28-32] схему коллапсирования, последующего достижения планковской сингулярности и  быстрого антиколлапса массы вещества на  черные дыры - при оговаривании условной изолированности рассмотрения данной подсистемы внутри Системы Вселенной и, возможно, выступающей при таком рассмотрении в качестве ближайшей фрактальной подсистемы.

Говоря о противоположных  системных функциях мы могли бы остановиться на термине “функциональный бином” или “функциональная оппозиция”, что, возможно, кажется более привычным. Однако поскольку материальным выражением функциональной оппозиции является симметрия формы или морфологическая симметрия, о чем пойдет разговор дальше,  то термин “функциональной асимметрии” оказывается наиболее адекватным и безусловно более системным.

Подход к симметрии формы лежит в основном в рамках традиционного.  Как известно, природой предусмотрено три типа симметрии: трехплоскостная (наиболее целостная- шар), двухплоскостная (простая трубка или сложная вертикальная спираль) и одноплоскостная (или зеркальная) - наиболее приспособленная для взаимодействия со сложной окружающей средой. Все переходы вещества из одного состояния в другое выражаются, как правило, в изменении схемы морфологической симметрии.

 

Краткий экскурс в современную историю

Не углубляясь в детальный анализ предыстории вопроса  хотелось бы тем не менее, отметить основные вехи, которые определили подход к решению поставленной задачи. Тем более, что с нашей точки зрения все предыдущее научное наследие, даже когда оно закономерно  утрачивает на определенном этапе свою актуальность “последней инстанции”, в любом случае продолжает оставаться той научной базой, из которой развиваются новые научные и мировоззренческие тенденции, казалось бы “отрицающие” предыдущие. Тем более, что правомерно и актуализировать некоторые, казалось бы, “отработанные” позиции, чтобы  развить новое направление уже с позиций современного знания.

Развитие работ эволюционистов, И.П. Павлова  и некоторых других исследователей позволили Л.С. Выготскому в конце первой половины нашего века разработать культурно-историческую теорию, а А.Р. Лурии  стать одним из основателей нейропсихологии, формулируя тезис о качественном  различии в психических способностях животных и человека. Принципиально новым этапом в исследовании деятельности человека стало сделанное в 60-х годах Р. Сперри [54,55] открытие функциональной межполушарной асимметрии, что позволило, по мнению В.В. Аршавского,  подойти с физиологическими оценками к проблеме стратегии мышления человека.  Вскоре выяснилось, что если асимметрия в  ее моторном и сенсорном выражении достаточно отчетливо представлена у всех позвоночных животных, то межполушарная асимметрия в ее целостном психическом выражении, филогенеза как такового не имеет и “является основой психической деятельности человека, возможно морфофункционально закрепленной со времен неандертальцев”. [7, с.4,5] В 70-х годах был выявлен феномен смещенного профиля асимметрии (СПА) и проведены глубокие клинические исследования в области отличий левшей и правшей по функциональному профилю асимметрии, когда Т.А. Доброхотова и Н.Н. Брагина пришли к концептуально значимому выводу о различном способе восприятия действительности (пространства и времени) людьми с разными профилями функциональной асимметрии полушарий  головного мозга [25,26,27,28,29]. Параллельно с конца 60-х годов началась активная разработка В.А. Геодакяном многоаспектной и чрезвычайно продуктивной теории полового дихрономорфизма и генетико-экологической трактовки латерализации мозга и половых различий. [17] Можно сказать, что с этого времени проблема асимметрии окончательно вышла за рамки чисто клинической и перешла в научно теоретическую сферу науки, став объектом как философии, так прикладных исследований в некоторых сферах человеческой деятельности, в первую очередь лингвистики и кибернетики [36]. К важным выводам о связи доминантности профиля асимметрии с характером социальной деятельности  человека пришел Л.П. Гримак при  моделировании функциональной асимметрии головного мозга в гипнозе. [22,23] В.В. Аршавским были проведены уникальные полевые исследования, приведшие к исключительно значимым выводам по дистрибуции типов межполушарного реагирования в различных половых, возрастных, этнических группах, что позволило по-новому взглянуть  на протекающие социальные процессы. Эти исследования уже напрямую определили возможность перехода  к исследованию социальных и исторических процессов с точки зрения развития полушарной асимметрии человека.

Попытки соединить “социальное и духовное” с позиция “бинарности” предпринимались Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Ивановым, которые применительно к индоевропейцам писали: “дуальная социальная организация древнего индоевропейского общества... накладывает глубокий отпечаток на характер всей духовной жизни древних индоевропейцев и определяет бинарность, двоичность во многих основных сферах религиозных и мифологических представлений и некоторых черт модели реального мира”.[15,с.776]

Из исторических наук первыми к проблеме функциональной асимметрии обратились антропология. Так, в 70-80гг В.П. Алексеев, почувствовав удивительную перспективность разработки этого метода, пытался подойти к анализу антропосистемных процессов с позиций палеопсихологии и нейропсихологии. Он писал: “Представляется весьма вероятным, что в качестве врожденной психической структуры, на основе которой формируются бинарные оппозиции, можно рассматривать осознание одного из реально существующих а природе видов симметрии. После того, как Л. Пастер открыл явление преобладания односторонне-симметричных тел, так называемых правых или левых изомеров в живой природе, а П.Кюри построил общие геометрические и физические основы симметрии, изучение симметрии как в неорганическом, так и органическом мире заняло огромное место практически во всех дисциплинах естественнонаучного цикла. Нас в свою очередь будет интересовать симметрия биологических объектов, непосредственно связная с нашей темой”. [1,с.42] Коме того, он поместил антропогенетическую симметрию в один ряд вместе с  неорганической, органической, биологической, математической и другого вида проявлениями симметрии, правда, определяя ее модель через кибернетический термин “бинарной оппозиции”. “Отвечая на вопрос, поставленный... раньше, суть ли бинарные оппозиции только социально предопределенные особенности человеческой психики, или они могут быть наследственно детерминированы у человека, мы приходим в итоге всего сказанного к необходимости признать правильным второе предположение.” [2,с.255] Однако самое важное, пожалуй то, что В.П.Алексеев вплотную затронул вопрос о значении функциональной асимметрии человека и выражении ее в деятельности в условиях постоянно усложняющейся общественной среды, вводя термин антропогеоценоза.  “Нельзя, однако, не отметить важное обстоятельство, которое появляется, как только мы соприкасаемся с проблемой симметрии и морфологии человека и его предков. Уже у ископаемых гоминид мы имеем доказательства тому, что на симметричную относительно продольной, или, как говорят анатомы, саггитальной, плоскости тела морфологическую структуру наложилась функциональная асимметрия, преимущественное использование в рабочих операциях правой руки и вообще противопоставление в рабочих процессах правой и левой половины тела... Возможно, появление подобной асимметрии связано с парной функцией  мозговых полушарий и является   следствием каких-то пока не вскрытых тенденций в эволюции мозга. Важно сказать, что роль этой парной функции особенно существенна в обеспечении пространственной ориентировки, а последнее обстоятельство имело особое значение в антропогенезе при усложнении способов охоты, освоении пещер под жилища, эксплуатации достаточно обширных территорий...” [2, с.253]

За каждой из упомянутых ключевых, включая Дарвина,   фамилий, маркирующих поступательность процесса познания в этой области науки,  стоят десятки и даже сотни других не менее значимых имен. Асимметрия, в частности асимметрия мозга, -одна из длинного ряда проблем, которыми занимается Б.В. Раушенбах. Эта проблема интересует его прежде всего в связи с обсуждением взаимоотношений рациональных и иррациональных знаний. Данное исследование является логическим продолжением этого процесса, который, по всей видимости, подошел к этапу выявления закономерностей самоорганизации антропосистемы, строящейся на движении, возникающем как результат  постоянного развития функциональной асимметрии в каждой из составляющих подсистем. 

 

Исходные позиции

Известно, что в разных науках существуют собственные, присущие только этой науке (направлению) системы логических  построений и  доказательности  выводов, поскольку эти системы в точных, естественных, гуманитарных, исторических или же философских науках существенно различаются между собой - прежде всего методологически. Построение линейных математических моделей для анализа исторического процесса уже не раз демонстрировало свою несостоятельность и потому было бы также ошибкой использовать в оценке перспектив развития человеческой цивилизации, математически-линейный подход согласно которому в АС происходит количественное наращивание неизменных и работающих до настоящего времени признаков (без качественного изменения структуры) путем простого суммирования. Согласно такому построению система должна или упереться в некий предел, остановив намеренно на определенном этапе свое развитие или, продолжив рассуждения, как бы “лопнуть”, развалившись на подсистемы,  что также вернет систему в целом на один из предыдущих уровней (наподобие распада атомного ядра при предельном увеличении числа протонов). Подобный подход рассматривает систему (АС) как простое накапливание неизменных “однозарядных” параметров, что в корне неверно.

Определяя свой подход как безусловно системный,  я не вижу необходимости  рассматривать степень его “элементаризма” или “холизма” (как отличительной черты синергетики), поскольку, как мне кажется, усложняющаяся системность сама по себе включает постоянное реструктурирование разноуровневых элементов в качестве составляющих компонентов, а всякая попытка формирования “окончательной” схемы законов мироустройства представляется, даже на уровне актуальных представлений об элементах окружающего мира, по крайней мере, преждевременной. С этой точки зрения, некоторые подходы антропного принципа не фиксирующие состояние системы, а “целенаправляющие”,  исследователей на приращение научных знаний, кажутся весьма привлекательными. Определяя свой подход как безусловно системный,  я не вижу необходимости  рассматривать степень его “элементаризма” или “холизма” (как отличительной черты синергетики), поскольку, как мне кажется, усложняющаяся системность сама по себе включает постоянное реструктурирование разноуровневых элементов в качестве составляющих компонентов, а всякая попытка формирования “окончательной” схемы законов мироустройства представляется, даже на уровне актуальных представлений об элементах окружающего мира, по крайней мере, преждевременной. С этой точки зрения, некоторые подходы антропного принципа не фиксирующие состояние системы, а “целенаправляющие” исследователей на приращение научных знаний, кажутся весьма привлекательными.

Предлагаемый подход к самоорганизации антропосистемы возможно впишется определенным образом в ту или иную версию [40, с.193] концепции антропного принципа, когда “Вселенная, согласно такому подходу, должна рассматриваться как сложная самоорганизующаяся система, включающая себя и человека”, а “человеческое измерение” не может быть вытравлено из антропного подхода, если только рассматривать не отдельные формулировки и интерпретации, а в весь подход в целом”. [37, с.180]. Мне кажется справедливым замечание В.В. Казютинского о том, что  “Научные идеи, особенно такого ранга, как АП, всегда могут быть включены в социокультурный контекст разными способами. Какой из них получает в данный момент перевес, зависит не только от самих идей, сколько от тенденций, доминирующих в культуре. Сильный АП едва ли составит исключение. Никакого “единственно правильного” понимания этого принципа в духе той или иной философско-мировоззренческой системы, на наш взгляд, быть не может. Способы вписывания в культуру научного содержания сильного АП принципиально плюралистичны. В частности, несмотря на многочисленные попытки найти аналогию между антропными аргументами и “аргументом от замысла”, ни к каким конкретным объяснениям в рамках научного знания это не приводит:  идеалы и нормы научного объяснения не допускают введения сверхъестественных факторов. Более того, по нашему мнению, требование сильного АП: Вселенная должна быть запрограммирована на появление человека, наблюдателя - вполне может быть интерпретировано и без обращения к транцедентным силам в рамках принципов саморазвития, самоорганизации, эволюции мира.” [37,с.171]

Принцип самоорганизации универсума, вряд ли может быть ограничен простой констатацией сходств в организации микро- и макроэлементов в сочетании с вторым законом термодинамики, как и не следует его искать исключительно в осмыслении существования человека во Вселенной с позиций “философско-этического смысла”.

В данной работе ставится гораздо более скромная задача: не пытаясь выяснить ни конечной цели Вселенной, ни определить место человека в ее “метапрограмме”,  попытаться обнаружить один из тех универсальных механизмов, который структурирует и реструктурирует во времени не только пространство материальной и духовной деятельности человека, радиус которого постоянно увеличивается, но и самою деятельность во всех ее проявлениях и на последовательных этапах исторического развития.

         Хотелось бы отметить несколько важных для анализа АС позиций: во-первых, всякая структурно саморазвивающаяся система (в том числе человеческая цивилизация) преобразуется не по схеме наращивания неизменных признаков, а по модели качественного изменения параметров составляющих подсистем, что приводит не к бесконечному увеличению несущих новые признаки элементов, а к появлению качественно новых признаков и характеристик.     

         Во-вторых, как показывает анализ динамики уже пройденного  человечеством  отрезка пути цивилизации, эта динамика вовсе не носит прямолинейного равномерного характера - она, скорее, как бы постоянно “сжимает” каждый последующий период по отношению к предыдущему, хотя “сжатым” для субъективной оценки предстает именно предыдущий относительно последующего. Но это - отдельная тема для  обсуждения.

         В-третьих, общим механизмом, с нашей точки зрения, который организует и вместе с тем заставляет изменяться неорганический и органический мир, биосферу, и, главное в данном контексте, антропосистему является борьба и единство асимметричных функций (сохранения и изменения) саморазвивающегося объекта, выражающиеся в постоянном противоречии (смене взаимозависимых форм) между  функциональной асимметрией и морфологической симметрией, которая в каждой системе и подсистеме имеет собственное выражение, но тем не менее сходные типологические характеристики.

Асимметрия или симметрия? Закон эволюции систем.

Проблема асимметрии в последние десятилетия стала одной из ключевых в антропологии, биологии, искусствознании, психиатрии, физике, химии. [1,6,9,12-17,24-36,39-41,48,51,52]  и стала естественным продолжением открытия феномена симметрии. Хотелось бы оговориться, что подход к проблеме симметрично -асимметричной  организации неизбежно сталкивается с тем, что каждая из этих  наук несет свой собственный комплекс представлений и связей с этими понятиями. Если мы обращаемся к физике или химии, то говорим о структуре молекулы и функциях ее составляющих, в биологии объектом нашего внимания становятся функции органов, обеспечивающие жизнедеятельность  организма. В искусствознании противопоставление симметрии и асимметрии оценивается уже  с точки зрения эстетики восприятия.

Казалось бы, вопрос перехода от атома к молекуле слишком удален от рассматриваемой в работе проблемы самоорганизации антропосистемы. Однако для того, чтобы выстроить последовательность важных системных признаков, хотелось бы лишь отметить, что в вопросе перехода от  атома к молекуле а затем органической молекуле при рассмотрении его с точки зрения функциональной асимметрии в нашем понимании, есть некий предшествовавший процесс (переход от неорганической жизни к органической), который  связан  с формированием важного параметра - возникновением нового способа организации информации.

Мы исходим из некой уровневой данности, согласно которой молекула состоит из атомов (не затрагивая в данном случае элементарных частиц, функциональная асимметрия которых в большей степени тождественна Вселенной). При этом атом, будучи относительно простой информационной системой, сам по себе не является органическим соединением. Вместе с тем, атом при относительной симметрии формы, функционально асимметричен по заряду и массе. Стремясь к симметрии по заряду, он входит в состав соединения - молекулу - наращивая асимметрию формы.  Таким образом, можно даже сказать, что физические законы характеризуют процессы связанные с асимметрией функций сохранения и изменения вещества, тогда как химические реакции (т.е. изменение степени взаимодействия между асимметричными полюсами)  есть способ достижения постоянно усложняющейся симметрии формы молекулы. Неорганическая молекула, органическая и биологическая - это качественно разные способы организации  информации о веществе,  что выражается  в изменении симметрии  ее формы:  ядерная форма - изомерная  (цепи) - кольцевая   - циклоспиральная.

Возникновение нового типа симметрии в таком случае есть свидетельство того, что система приобрела новые признаки реализации свой функциональной асимметрии.

Исходя из данной последовательности и был выдвинут принцип функциональной асимметрии по признаку способа изменения модели организации информации. С нашей точки зрения эта система может предполагать следующий подход: ядро - консервативная компонента бинома (характеризующая и сохраняющая свойства вещества), а электроны, особенно внешнего подуровня - активная компонента, осуществляющая путь изменения и перехода вещества в новые состояния.  В самой  структуре атома заложены три характеристики,  обладающие функциональной асимметрией: центр - периферия (измеряемые радиусом);  тенденция к латерализации формируемая за счет вращательного движения периферийных элементов;  компенсация  разницы зарядов (путем  образования элементов новых систем при полном изменении  исходных признаков).      При этом масса, заряд представляются в виде  характеристик основных асимметричных функций - сохранения и изменения. Масса (количественное суммирование) - логический признак, тогда как заряд (асимметрия) - механизм. Формируя систему нового уровня - молекулу, атом обретает определенную стабильность. Формируя органическую молекулу атом  переходит на новый уровень функционирования, привнося в видоизмененном состоянии  тем не менее некоторые специфические начальные характеристики. Таким образом, путь от атома к молекуле и  биомолекуле это постоянный путь достижения каждый раз новой  внешней симметрии и развития нового характера внутренней асимметрии.

На определенном этапе усложнения симметрии формы органической молекулы - в живых системах - возникает чрезвычайно важный системный признак - пространственная среда, которая становится катализатором протекания процессов, что наблюдается при ферментативном катализе, когда активный центр фермента предстает в виде “щели” или “полости”, образованной макромолекулой белка. Следующим важным моментом становится формирование пары ДНК-РНК, где двуспиральная  ДНК реализует обе асимметричные функции наследственности и изменчивости, а односпиральная РНК выполняет своеобразную пространственно-средовую - переносчика информации, и катализатора[1].

Земная гравитация - изменение ориентации в пространстве заряда приводит к изменению форм симметрии (3-2-1-плоскостной). Таким образом гравитация несет характеристики некой среды, влияя на  развитие симметрии  формы. Низкий (во взвешенной среде) уровень гравитации формирует исходит из круглой формы как основной ( желток в среде белка), более высокий исходную форму (особенно при увеличении размеров объекта) превращает в яйцо.

Для Вселенной функциональная асимметрия выражается, по всей видимости,  в оппозиции таких характеристик как гравитация  (системосохраняющая) и излучение (системоизменяющая). При таком подходе сжатие элементов Вселенной может обеспечиваться только ее  бесконечным расширением. Причем гравитационное поле формируется за счет вращательного движения, что само по себе предопределяет возникновение функциональной асимметрии в организации материи, стремящейся к симметрии формы. Именно на этом уровне (излучения,  вращения частиц и формирования полей) мега- и микрокосм смыкаются. И тогда упоминавшийся ранее парадокс о яйце можно формулировать иначе: “Что возникло ранее: симметрия  или асимметрия?”

При симметричной редупликации элементов системы в каждом из них развивается асимметрия по принципу: базовое - переменное, что начинает преобразовываться в новую структуру с перемещением базового в центр и распределения вокруг него всех переменных составляющих, что приводит к реструктурированию внутренних отношений  и  переходу к...  новой симметричной системе. Функциональная асимметрия развивается во времени, а морфологическая симметрия - в пространстве.

Таким образом,  наш подход к рассмотрению процесса самоорганизации системы любого уровня, в том числе и АС, можно сформулировать применительно к асимметрии следующим образом: “Развивающаяся система  постоянно стремится к устойчивости, выражающейся в  симметрии формы, внутри которой и развивается ее функциональная асимметрия, которая неизбежно приводит к разрушению сложившейся  морфологической симметрии (и тем самым устойчивости), по достижении чего система изменяет свое состояние на качественно новое, предопределяющее возникновение иной формы морфологической симметрии, внутри которой параллельно развивается и качественно новый уровень функциональной асимметрии. Таким образом основным принципом самоорганизации любой системы и в том числе антропосистемы становится движение. В результате мы получаем бесконечное чередование циклов качественных переходов от новой формы к новому содержанию, которое можно представить в виде спиралевидной расширяющейся воронки (или раковины) - от атома до сложной антропосистемы. Причем скорость протекания процессов (расстояние от  витка до витка) по сравнению с увеличением числа составляющих компонентов (диаметр витка) находятся в обратно пропорцианальной зависимости (чем меньше диаметр витка, тем длиннее отводимый на его период времени - и наоборот). Видимо, по этой схеме реализуется известный принцип, сформулированный Ф. Кюри о том, что  “асимметрия творит явление”.

         Причем подобный принцип самоорганизации систем подразумевает следующий  потенциал его реализации: чем резче проявляется функциональная асимметрия, тем  активней  и быстрей осуществляются процессы качественного изменения морфологии системы. Чем меньше уровень асимметрии по функции, тем медленнее  идет развитие.  Данный принцип действует на уровне, по всей видимости, всех известных существующих в материальном мире систем (физической, химической, биологической и т.д., имея при этом и свою собственную терминологию).        Вместе с тем, чем сложнее система, тем активнее влияет на скорость протекания процесса развития асимметрии все большее число параметров внешней среды, поскольку естественным образом каждый составной элемент включается в горизонтальные связи с гомогенными и гетерогенными по отношению к себе подсистемами.

         Хотелось бы отметить, что известные основные законы организации систем не только не противоречат, но прекрасно вписываются в предлагаемый закон “отрицания отрицания асимметрии”, описывая при этом специфические характеристики системы, однако ограниченность объема статьи не позволяет подробно остановиться на рассмотрении этих  интереснейших проблем.

 

Прогресс как эволюция антропосистемы

 Человечество земли в целом представляет собой единую био-социальную Систему, составляющей единицей которой является homo sapiens, чье формирование определяют не только генетические законы, но и специфические фенотипические признаки, напрямую зависящие от коллективной деятельности и индивидуально формирующиеся только в коллективе. Таким образом, homo sapiens  начинает определяться  через развитие функций головного мозга, обеспечивающего восприятие и манипулирование значительными объемами информации посредством не врожденной, а целенаправленно активизируемой коллективом в раннем онтогенезе речевой функции и связанным с ней абстрактным мышлением.

Идеальная цепочка, соединяющая две конечные точки: от  отдельной особи sapiens  до сложной АС, имеет ряд промежуточных звеньев, не только организующих сформировавшуюся  в результате филогенеза систему, но выполняющих определенную роль при формировании индивида, воспроизводя и обеспечивая таким образом адекватный своему уровню онтогенез. Антропосистема  выделяется из био-системы, реструктурируя отношения внутри определенного количества асимметричных социо-репродуктивных пар, воспроизводящих новых членов ассоциации. При изменении количественно и качественно характеристик социо-репродуктивных пар качественно меняются и характеристики социальной системы, и продолжая  развиваться по общим законам эволюции систем.

Для АС системными объектами, определяющими весь исторический процесс и являющимися предметом  данного построения являются последовательные системообразующие парные объекты двух порядков: функционального (ф) и средового (с). При этом только homo sapiens несет и функциональные и средовые характеристики, что, по всей видимости, и определяет специфику его место как субъекта  объекта познания. Итак:

Подсистема I уровня:

         1ф.  Функционально асимметричный мозг человека.

         2сф. Homo sapiens, как биосистема реализации деятельности симметрично-асимметричного органа -  мозга.

Характеристики:   развитие   мыслительных   способностей  как   внутренний  признак, выражающийся  в  развитии   функциональной  асимметрии   полушарий  головного   мозга [21,с.17-20; 31;28,30] и   проявляющийся  в   создании  все   более  сложной  картины  мира  с   увеличивающимся радиусом центризма мировосприятия.

Подсистема II уровня:

         3ф. Симметрично-асимметричная социо-репродуктивная группа - семья (система организации социо-репродуктивных групп)

         4с. Жилище - как симметрично организованное пространство реализации асимметричной деятельности социо-репродуктивной пары.

Характеристики: Дифференциация общественных функций и сужение количества членов пары. Воспроизводство единиц системы

Подсистема III уровня:

         5ф.Социум как симметрично-асимметричная система организации социо-репродуктивных групп.

         6с.Территориальное объединение как симметрично с т.з. структуры организованное пространство реализации асимметричных функций социума.

Характеристики: развитие коллективной деятельности   как внешний  признак, зависящий  от расширения  и  изменения  типов  связей между членами ассоциации и  выражающийся  в  усложнении   социальной  структуры   общества,  идущего по  пути  “объединения  объединений” (от репродуктивной группы к сложному коллективу), при все более фиксированной привязке к территории.

Каждая из подсистем, предстающая в виде сочетания парного (двоичного) компонента со пространственно-средовым  может быть, вероятно, формально рассмотрена как своеобразная трехкомпонентная система - правда пока трудно выделить те параметры, которые могут участвовать в расчетах ее равновесия или качественного изменения. В АС пространственно-средовой компонент, на фоне которого развиваются асимметричные функции подсистем приобретает исключительное системообразующее значение, в отличие от предыдущих подсистем.

Усложнение единой АС идет по пути все большего возникновения промежуточных подсистем  между конечными пунктами, связи между которыми развиваются не только вертикально, но и горизонтально, образуя систему взаимопересекающихся сетей. (Так, например, не являются тождественными между собой подсистемы расового, этнического, религиозного, культурного, территориального, хозяйственного, производственного и государственного единства - хотя все вместе они имеют в большей или меньшей степени  точки совмещения и формируют, в конечном счете, структуру единой АС).

Вертикально подсистемы (или динамику изменения  АС) можно определять через различные характеристики, которые присущи тому или иному уровню этих подсистем (некоторые из них перечислены выше). Однако в определение подсистемы непременно должны быть включены такие основные составляющие динамику эволюции человеческого коллектива компоненты, как: биологический, социальный,  территориально- пространственный и информационный. Под информационным компонентом подразумевается Модель мира, под которой понимается весь комплекс культурных достижений человеческого коллектива: научные знания, духовные представления, навыки труда, образцы артефактной (т.е. рукотворной) деятельности, уровень освоения экониши, тип хозяйственной деятельности и социальное устройство. 

         Совершенно очевидно, что каждая из возможных подсистем имеет собственную внутреннюю многоэтапную  динамику развития, отражающую количественные изменения параметров. Переход к каждому следующему этапу означает качественное изменение субсистемы, которое знаменуется изменением Модели мира, отражающемся на изменении хозяйственной деятельности и материальной культуры.  Откат в развитии  возможен только на близлежащий предыдущий уровень внутри одной подсистемы - т.е. пока не произошел  качественный отрыв. При этом  более продвинутая подсистема как правило включает в себя синхронно сосуществующие менее сложные образования разных уровней (но не менее общины), которые способны соседствовать относительно независимо, модифицироваться, развиваться,  интегрироваться в другие образования, а также паразитировать внутри своей надсистемы. Разрушение стабильности системы любого уровня может привести к ее временной деградации или дезинтеграции на составные элементы, способные реинтегрироваться в иные надсистемы.

***

Симметричная асимметрия антропосистемы

        Систему, развивающуюся в соответствии с законом функциональной асимметрии можно представить в виде схемы, где для выявления и систематизации структурно важных признаков вычленены системообразующие компоненты цивилизационного процесса.

[Схема №1]

Данная схема представляет синхронное состояние АС, развивающейся циклически - продвигаясь с каждым поколением на  новый уровень развития. Homo sapiens формирует АС, которая, в свою очередь, воспроизводит необходимого для решения задач саморазвития члена социума. В каждой из трех подсистем АС универсально прослеживается  сочетание биномного и средового компонентов.

Мозг. Мозг, как известно, развивается из зародышевого листка эктодермы за счет поэтапного наращивания функциональной асимметрии. Обращает а себя внимание тот факт, что с точки зрения морфологии мозг, формируясь не из трех, а четырех (вместе со спинным, который традиционно рассматривают отдельно от головного) пузырей, преобразуется по схеме 1+2, доходя до 6 разделов -

6.передний (кора) (высшая деятельность)

5.промежуточный (эндокринная система)

4.средний (высший интегрирующий отдел)

3.мозжечок  (координация движений)

2.продолговатый (дыхание, кроветворение)

1.спинной  (базовый для жизнедеятельности)

 

 

“пузырь”

отделы  мозга

филогенез

 характеристики раздела

функ-ции

Ко-

неч-

ный

 

Передний (кора) два направле-ния: парная симметрия и спирале-видное раз-витие.

 

у рыб слабо развит, не содержит нервной  ткани

Полосатые тела у пресм. зауропсидный) - самый круп-ный отдел, по-является архи-кортекс,у млек. - неокортекс -маммалийный

Высший  интегративный центр (с пресм.) высшие центры зрит., слух., осяз., двиг. анализаторов (с млек)

Правое: внутренняя, адап-тивная, компенсаторная,

Левое: внешняя, активная, доминантное,

мозолистое тело

[связь с внешней средой]

Управле-ние воз-действи-ем на внешнюю среду

ко-

неч-

ный

 

Промежу-точный

(по функциям гормонов очень похож именно на информоне-сущий центр,  обеспечивая энергообмен)

центр эндокринной сис-темы, эпифиз и гипофиз, таламус и гипоталамус (в основании) -осуществляет связь между нервной и эндокринной системами организма в целое.

 Гуморальная регуляция возникает значит. Раньше нервной и не требует сложной нервной системы

[управле-ние внут-ренними функция-ми орга-низма]

сред-ний

 

Средний

у рыб и   зем-новодных- высший центр интеграции функций ихтиопсидный

Четверохолмие, передние бугры связны со зритель. анализаторами, а задние - слуховыми.

Высший интегрирующий отдел и высший зрительный центр.

Ретикулярная функция- регулирут уровень возбудимости и тонус нерв. системы

[информообмен между системами]

и катализ

зад-ний

 

Мозжечок

(у земноводных редуцирован из-за примитивно-го характера движений. У млекоп. Хорошо развит.

Координация движений и равновесие;

Червь - древний отдел, полушария - молодой (млек).

(“ветви” устроены по принципу: 1+2)

[физичес-кая ориенти-ровка во внешней среде]

зад-ний

 

Продолго-

ватый

 

связь высших отделов ГМ со спинным; центры дыхания и кровообращения (ядра ретикулярной формации)

Ядра черепномозговых нервов, принимающие информацию от вкусовых и слуховых рецепторов, органов равнове-сия и внутр. органов. Ядра -эфферентные (двигательные) центры для внутр органов, сосудов, мышц языка и гортани.

[управление организ-мом]

кислородное пита-ние извне

Спин-ной

 

спинной

В эмбриогенезе рост спин мозга совпадает с рос-том позвоноч-ника, а затем -отстает.У взрос-лого заканчива-ется у 1-2 пояс. позвонка

Обеспечивает рефлекторную дея-тельность

31-33 сегментов, по паре корешков: передние - двигатель-ные, задние -чувствительные

[информообмен]

физиологическая информация

 

         Как рассматривает В.А.Геодакян, в природе регистрируется следующий прогрессивный процесс развития пространственной симметрии: шаровая - радиальная - билатеральная. При этом, перенося эту последовательность на этапность развития нервной системы, из образующихся неравных трехчленов мозга первый (общий или базовый) по типу симметрии, обладает минимальной билатеральностью (спинной и средний), приближенной к радиальной, а последний (мозжечок и большой мозг) достигает максимальной билатеральности,  особенно в случае парной коры полушарий. При этом мозг как сложный орган (морфологически) развивает свои составные элементы как бы в все в тех же трех измерениях: от начальной  относительной циклоспиральной симметрии в вертикальную - трубка/пузырь, к радиальной-симметричной и парноспиральной, как бы сохраняя начальную стадию на совершенно новом уровне развития.

         При этом каждый последующий отдел (начиная со спинного мозга) элемент демонстрирует все большее обособление симметричных половин, достигая возникновения двух раздельных полушарий большого мозга, правое из которых  функционально выполняет пассивно-адаптивную функцию, будучи способным даже принять функции активно-адаптивного левого полушария. Тогда как левому достается функция логической и системной обработки информации и  коммуникации. Как известно, функциональная асимметрия мозга никак не отражается на морфологии полушарий (за исключением, пожалуй, разницы в весе). Даже такая очевидность как доминантность левосторонних (у правшей) рецепторно-анализаторных систем никак не отражается на их устройстве, а выявляется только при реагировании. Таким образом не будет заведомой ошибкой  предположить, сохраняющая и изменяющая функции - это не только пассивная и активная адаптация, но и некий компенсаторный механизм, “запускаемый” правым полушарием в случае частичного поражения рецепторно-анализаторной системы, и отсутствующий в левом, что можно предположить по клинике пространственных агнозий.[30] При этом у правого и левого полушарий, несмотря на  видимую симметрию нервных путей, должны существовать отнюдь не симметричные связи с глубинными (стволовыми) структурами мозга, что в последние годы также начало подтверждаться клиническими исследованиями.[24,50]

         В своем развитии мозг человека следует от правополшарной доминантности реагирования к левополушарной - путем увеличения и усложнения корреляционных связей между полушариями и наращивания асимметрии функций. Как показывают материалы выявления типов межполушарного реагирования среди различных этнических и хозяйственных групп коренного населения Чукотки и Камчатки, отчетливо прослеживается изменение доминирования полушарности от правой к левой (промежуточная среда - смешанный тип)  в зависимости от степени социализации групп, выражающейся в хозяйственной деятельности, форме поселения и переходе от социо-репродуктивной пары к социуму.   При этом доминантность полушарного реагирования является наследуемым фенотипом, особенно по материнской линии. Эта закономерность очень четко проявляется  в передаче правополушарного и смешанного типов, и в меньшей степени - левополушарного. На основании проведенных обследований В.В.Аршавский  высказывает чрезвычайно важное предположение о том, что наследование правополушарного типа реагирования носит генетический характер, тогда как воспроизведение левополушарного определяется характером социальных контактов и обусловлен механизмом культуральной преемственности и социального наследования.   [7, с. 49-55]

Что касается общебиологического подхода, то очевидно, что чем выше уровень бифуркации мозга живого существа  тем сложнее поисковая активность этого биологического вида.

Кроме того, хотелось бы обратить внимание на одну закономерность, которая позволяет соединить внутреннее устройство мозга с внешним обликом человека  и его способом отражения и обустройства мира. Так, развитие коры головного мозга шло, по всей видимости, спиралевидно из центра от мозолистого тела - назад - вверх и вперед - до наращивания лобных долей в качестве завершения  витка.

При этом. если выделить зоны анализаторов, начиная с наиболее приближенной к срединной части, то выстраивается следующая последовательность:

1.*вкусовой

   *обонятельный (по всей видимости они представляли собой единый орган, который разделился по функция - особенно если учесть, что у рыб обоняние тождественно вкусу)

2. зрительный

3. слуховой

4. стереогностический

5. кожный

6. дигательный

         Вместе с тем, мы можем выстроить последовательность бифуркации рецепторных органов на лице:

рот (непарный)

нос (непарно-парный)

глаза - (парный в одной плоскости)

уши - ( парный в противоположных плоскостях)

Таким образом прослеживается затылочно-лицевая (право-левая) симметрия и однонаправленность по вертикали  в расположении анализаторов и рецепторов, формирующаяся по мере эволюции. “Бифуркационное” (морфологически симметричное и функционально асимметричное) развитие наблюдается и на примере других важнейших органов организма, например, половых.  Тема бифуркации становится и одним из первых элементов в артефактной деятельности человека.

 

Человек. Еще в 60-е года Н.М.Амосов определил человека как “самообучающаюся и самонастраивающуюся систему, способную воспринимать внешние воздействия, выделять из них информацию, перерабатывать ее с формированием многочисленных этажных моделей и оказывать воздействия на окружающий мир по многоэтажным программам”. [4, с.95] Подобный подход позволяет без труда перейти к восприятию человека как некой субсистемы, входящей в  АС. При этом человек является носителем и реализатором деятельности интегрированной подсистемы - функционально асимметричного мозга. Человеческий организм при стремлении к симметрии тела, в филогенезе формирует асимметрию внутренних органов, следующих развитию функциональной асимметрии - печень-селезенка, кровообращение, функции рук ног, глаз, и т.д. Сердце же, представляющее на 21-22 сутки морфологически симметричное образование всего за неделю резко наращивает асимметрию формы, что отражает и качественное изменение реализации его функций. С этой точки зрения  развитие человека можно представить как чрезвычайно сложный процесс постоянно усложняющихся переходов от  одной формы симметрии к другой.

В.В. Аршавский, определяя момент выделения homo sapiens из животной среды, подчеркивает, что “в филогенезе произошел качественный скачок, и способность к организации однозначного контекста развилась до такой степени, что появилось абстрактное мышление как высшая чисто человеческая форма логического мышления. Одновременно произошла функциональная дифференциация полушарий мозга... В результате такой  дифференциации произошло также развитие и качественное изменение пространственно-образного мышления. Поскольку логико-знаковое мышление оказалось закрепленным за структурами левого полушария, освобожденная от этой функции правая гемисфера перестраивалась (и функционально, и морфологически в таком направлении, в котором обеспечивались максимальные возможности для организации образного контекста как необходимого условия творческой деятельности человека... Человек как вид превратился в Homo sapiens et Homo humanus, потому, что дифференциация функций создала огромные потенциальные возможности для организации как образного мышления, так и логико-вербального, и говорить о какой-то иерархии между типами мышления принципиально неверно.  Названные типы переработки информации представляют собой две подсистемы, оперирующие разным языком и по-разному контактирующие с миром, и только во взаимодействии они представляют собой единую систему психической деятельности человека, поэтому также неверно было бы говорить о двух самостоятельных типах сознания и самосознания. Дифференциация функций закрепляется в мозгу каждого индивида в виде биологических предпосылок к развитию обоих типов мышления порознь в правом и левом полушариях.  [7, с. 5-7]

Механизмом, который заставляет “работать” функциональную асимметрию мозга является поисковая активность человека. По мнению Ротенберга и Аршавского, уникальность потребности поисковой активности заключается в ее принципиальной ненасыщенности, ибо это потребность в самом процессе постоянного изменения. Отсюда вытекает ее биологическая роль: поисковая активность - биологически обусловленная движущая сила саморазвития каждого индивида, и прогресс популяции в целом во многом  зависит  от ее выраженности. Поэтому отказ от поиска, пассивно оборонительное поведение является биологически вредным не только для индивида и для популяции, а что еще важнее, для прогресса в целом. [9]. Важным элементом пространственно-временной организации человека является профиль его асимметрии, что предопределяет не только его взаимосвязь с социумом, но и способ  его  активности. [29, c.189]

Социо-репродуктивная пара. Развивая теорию полового димохрономорфизма В.А.Геодакян убедительно доказал, почему и как в природе женская особь выполняет пассивно-адаптивную функцию, тогда как мужская - активно-поисковую. [17,18,19,20] Именно эти характеристики становятся определяющими и при формировании социальных ролей не только в социорепродуктивной паре, но и  АС в целом.

Если обратиться к примеру приматов (не обладающих развитой функциональной асимметрией головного мозга, в отличие от человека), то при всех самых невероятных успехах, которых добиваются экспериментаторы в их обучении, непреодолимой остается проблема передачи приобретенных особями навыков своему потомству. Таким образом уже на этом этапе не замыкается основополагающая цепочка: особь (мозг) - [репродуктивная пара- коллектив] - особь, и мы не можем рассчитывать на формирование более сложной системы.

Асимметричная по половой функции репродуктивная пара достигает своей абсолютной морфологической симметрии  лишь в момент репродукции. Затем пара переходит в качественно новое состояния асимметрии - поскольку у материнской  особи формируется новый живой организм. Морфологическая асимметрия нарастает в течение периода вынашивания, и, в момент рождения ребенка данная подсистема переходит в качественно новое состояние. Функции асимметричной социо-репродуктивной пары приобретают особую важность, поскольку она становится той непосредственной подсистемой социума, которая воспроизводит новых членов коллектива, интегрируя их в общественную деятельность и обеспечивая им начальное индивидуальное жизненное пространство. Именно в этом случае любая эндогамная группа (более устойчивая по отношению к окружающей среде) тождественна нуклеарной (достаточно слабой  вне социосистемы) паре.

Проблема функциональной асимметрии большого мозга и его развития напрямую связана с проблемой полового дихрономорфизма, который чрезвычайно отчетливо проявляется в специфике деятельности мозга женщины и мужчины. А это влечет за собой различные проблемы, связанные не только с особенностью роли мужчины и женщины в семье, но и в социуме, предопределяя динамику изменения мужских и женских социальных функций. [18,19]. Кроме того, диморфизм родительской пары обеспечивает формирование левополушарного мышления у ребенка. Именно поэтому одним из важнейших элементов социализации, реализуемой через подражательную деятельность, становится взаимодействие с родителями, а точнее, носителями женской (пассивно-адаптивной) и мужской (поисково-активной) модели поведения, как формах проявления полового диморфизма.[35] Как известно из реальных примеров так называемых “маугли”, ребенок, выросший вне социума и не научившийся говорить,  уже никогда не становится человеком разумным. [53]

Для определения личности, адекватной  своей социосистеме, следует, очевидно, сформулировать понятие “специфического фенотипа”. В биологии под фенотипом понимается “реализация наследственной информации в процессе онтогенеза и формирование видовых и индивидуальных морфологических, физиологических и биохимических свойств”. При этом предполагается наличие среды 1-го порядка (совокупность внутриорганизменных факторов) и 2-го порядка (совокупность внешних по отношению к организму факторов). Однако принципиальное отличие человека от остальной биопопуляции - это необходимость наличия, по-видимому, фенотипической среды 3-го порядка -а именно социальной для воспроизводства полноценной особи или предопределяющей характеристики этой особи. Таким образом можно определить значение фенотипа среды 3-го порядка как формирование мышления, навыков и деятельности человека в условиях артефактной среды. 

Социосистема. Социосистема является непосредственной подсистемой АС. Социосистема   возникает при объединении социо-репродуктивных пар (которые могут быть коллективными) с целью организации, с одной стороны, генетически полноценной репродукции (пассивная адаптация), а с другой,  для совершенствования системы выживания популяции в условиях агрессивной среды - природной и социальной, вырабатывая навыки активной адаптации. В завершенном виде социум представляет исторически сложившийся и обладающий фиксированной территорией коллектив, имеющий самостоятельную систему хозяйствования, права и власти. При этом, в  своем поэтапном развитии каждый  социум проходит множество этапов и стадий (от общины до союза государств), некоторые из которых могут оказаться в определенном периоде тупиковыми или регрессивными. Носителем же цивилизационной тенденции прогресса является АС в целом. Таким образом, конечным этапом развития всякой социосистемы должно стать ее отождествление с АС.

Асимметрия социума выражается в развитии сложной оппозиции власть-народ. Важно отметить, что в системе этого уровня закладывается и реализуется естественный принцип “мужской доминанты власти”,  следуя определенной схеме: левое полушарие головного мозга является поисково активным в отличие от правого пассивного; у мужчин левополушарная доминантность как новый признак возникает и закрепляется  раньше, чем у женщин в силу закона  полового диморфизма; будучи носителем более прогрессивной модели мышления и приобретения навыков мужчина берет на себя роль лидера в освоении принципиально нового вида коллективной деятельности, невозможного даже для высших антропоидов - прогнозировании возможных все более долговременных ситуаций, что резко повышает шансы коллектива на выживание. При этом нет никаких противоречий с тем фактом, что счет родства в ранних социумах долго продолжает оставаться материнским  - речь идет вовсе не о лидерстве женщины ( “матриархат”), а о реализации принадлежащей женщине на определенном этапе эволюции пассивно-адаптивной, сохраняющей социальной функции, одной из характеристик которой является контроль за полноценной репродукцией.

Мужская часть социума становится носителем и создателем прогрессивного знания, на котором и строится любая власть. Таким образом, социум формально делится на две асимметричные половины: мужчин и женщин, однако развивается он через опосредованную асимметрию: власть - народ.

На уровне мозга левое полушарие моделирует выход из ситуации при невозможности решения ее с помощью пассивной адаптации, что необходимо для выживания индивида. На уровне социо-репродуктивной пары, мужчина развивает свою поисковую активность, когда этого требует женщина, что необходимо для воспроизводства потомства. Так и власть  начинает менять систему, когда этого требует народ, что необходимо для сохранения социума.

Таким образом, мотивацию для реализации активного (системоизменяющего) компонента бинома формирует пассивный (системосохраняющий) компонент. Тем самым сохранение системы реализуется в ее изменении.

Что касается формы социума, то его симметрия наблюдается в формах его организации, например, в формировании симметричных брачных групп на начальном этапе его возникновения. Диктаторская власть более развитых социумов  выражает резкую  асимметрию формы социосистемы и потому малоустойчива. Демократизация власти, по всей видимости, является формой реализации симметрии.

Жилище. Жилище - важный структурный элемент АС, имеющий средовой характер по отношению к социо-репродуктивной паре. Как и вся артефактная деятельность человека,  жилище развивается из естественных приспособлений,  являясь пространством жизни, смерти и хозяйственной деятельности. В АС жилище является структурным элементом более крупной подсистемы- поселения.

По своей форме жилище всегда представляет собой симметричную конструкцию - как наиболее устойчивую и безопасную. По функции жилище изначально несет в себе оппозицию сна - активности (хозяйственной деятельности), жизни - смерти. Постепенно смысл  оппозиции внутри категории “жилище” стирается при переходе к более высокому образованию - территориальному (поселение-ритуальный центр). Если этого не происходит, то развитие направляется в сторону углубления асимметрии пространства жилища, когда  выделяются профанная и сакральная части, что особенно хорошо просматривается в организации жилища кочевников.

Организация  территориального  пространства. Фиксация территории является важным системным признаком развитого социума. Фиксация территории осуществляется прежде всего путем создания неподвижных макетов Модели мира данного социума, одними из первых среди них становятся так называемые святилища. И в этот момент, территория становится средой развития функциональной оппозиции: поселение -  искусственная Модель мира в условиях жизнеобеспечивающей хозяйственной среды. Затем Модель мира совмещается с поселением и возникает новая форма - город, внутри которого также начинает развиваться та же самая функциональная асимметрия. При этом город является признаком развития асимметрии власти, несет в себе динамическое начало, где концентрируется информация и воспроизводится наиболее прогрессивный тип личности.

Процесс выделения этапов развития территориального пространства многоэтапен (возникновение города - выделение из городов столицы и формирование государства -внутри- и межгосударственные интегративные процессы) - и должен быть предметом специального рассмотрения, однако хотелось бы обозначить “конечный пункт” этого процесса -  панойкуменное образование, некоторые признаки которого наблюдаются уже сейчас - расширение блоков, унификация межгосударственных отношений,  транспортные и коммуникационные сети  и т.и.

     

           Принцип существования антропосистемы

[Cхема №2]

Важно отметить присутствие двух независимых от антропосистемы компонентов, которые действуют на нее с противоположных направлений, формируя как бы “систему противостояния”:

С одной стороны, этой константная по отношению к Земле космическая (галактическая) средовая система, воздействующая непосредственно на самого человека и его мозг. Она не только программирует в человеке биоритмы, но и дает ему  ориентиры пространства и времени, без которых невозможно никакое развитие мышления, ни создание простейшей Модели мира, и развитие которой является базовым, упорядочивающим,  фундаментом сознательной деятельности человека. В этом отношении  понимание этимологии слова Космос как порядок выглядит удивительно точным. Космос воздействует на АС непосредственно через мозг человека, и познается рационально, открывая тем самым каждый раз новые возможности познания и противостояния второму компоненту, переменному - гео-социо-экологическому, который, впрочем, также задается Космосом, но познается изначально эмпирически.

Говоря о формах априорного созерцания Мира - пространства и времени, В.В. Налимов пришел к следующим выводам, которые созвучны предлагаемой схеме в показе принципов взаимодействия мозга с “космической константой”, под которой в данном случае подразумеваются приходящие на землю и отражаемые человеком ритмы: “С развитием культуры наше Сознание расширяется путем освоения новой - фундаментальной априорности; Фильтры, через которые мы воспринимаем Мир, математичны по своей природе, ибо они опираются на базовые математические представления: пространство, время, число, вероятность и, следовательно, случайность. Так устроен наш Ум (mind)...” [43,с.53]

С другой стороны, на АС воздействует  гео-социо-экологическая среда, которая включает в себя климат, ландшафт, природные условия, географическую широту, смену магнитного полюса и прочие условия. На ранних этапах развития, при относительной изолированности подсистем АС, эта среда характеризуется только как “эко-система”, однако по мере увеличения плотности расселения и интенсификации контактов, данная среда приобретает новые характеристики - соседство другого социума (как позитивное так и негативное), а также артефактное преобразование этой среды, направленное на выравнивание степени ее “переменности”. Гео-экологическая переменная среда воздействует с противоположной от Космоса стороны - на территорию АС, какого бы уровня она не достигала.

Модель развития АС можно представить следующим образом: при определенных экологических и климатических и природных условиях возникает все более сложная деятельность человека, определяемая его поисковой активностью - т.е. поведением и деятельностью, направленными на  выживание индивида и коллектива.  Эта деятельность является как правило реакцией на стрессовую ситуацию, которая может быть вызвана разными факторами, играющими роль катализатора как деятельности индивида, так и социальных процессов - климатическими и экологическими изменениями, угрозой уничтожения соседом и т.д. При этом данный социум может не следовать прогрессивной эволюционной модели, а остановиться на каком-то своем уровне, если экологические и прочие условия позволяют сохранять консервативный образ жизни путем пассивной адаптации.

 При достаточно комфортных средовых условиях тот или иной социум может оставаться неопределенно долгое время без изменений. Ухудшение любого из параметров  должно стимулировать  поисковую активность и развить уровень мышления в популяции, совершенствуя свою организацию в целях противостояния агрессивной среде. Изменения экологических условий, среды обитания, социального окружения и т.д, могут играть роль как  “катализатора” так и “ингибитора”. При отказе от поисковой активности  популяция (как система) обречена на  гибель - физическое уничтожение, вымирание,  рассеивание или ассимиляцию.

         Первой оказывается пораженной территориальная организация (будь то уход на новую территорию, сокращение полезных хозяйственных площадей в следствии ухудшения климата, изменения характера связей с соседними территориями), что влечет за собой разрушение стабильности социума, Если дестабилизация окажется достаточно сильной, то происходит распад социума до социо-репродуктивных пар, которые также начинают оставлять свои жилища и осваивать новые территории или интегрироваться в иные подсистемы. В худшем случае, когда разрушаются социо-репродуктивные пары (войны, болезни и пр.), что можно представить скорее лишь теоретически,  популяция обречена на вымирание. Однако, как показывает исторический опыт, умеренное усложнение условий стимулируют активность и борьбу за выживание, совершенствуя АС. 

         Чем сложнее АС, тем активнее влияет на скорость протекания процесса развития функциональной асимметрии всех уровней все большее число параметров внешней среды, поскольку естественным образом каждый составной элемент включается в горизонтальные связи с гомогенными и гетерогенными по отношению к себе подсистемами.   

                                      *  *   *

При исследовании проблем организации АС исследователи постоянно сталкиваются с проблемой “принадлежности” темы к той или иной области знания, а также правомерности использования терминологии  смежных наук.  Предложенная схема позволяет условно определить соотношение наук, занимающихся или определенными  блоками системы или же  ее однотипными компонентами, хотя совершенно очевидна если не прямая, то косвенная или опосредованная связь между разными компонентами. Естественно, что вся система строится от человека и его разумной деятельности.

Блоковые: антропология (homo s.), медицина (homo s.), история (социум-территория), политология (социум1 -социум2)

Однотипные: археология (homo s. - жилище-территория), биология (пара - homo s.), психиатрия (мозг - социум), социология (homo s. - социум), этнография (homo s., пара, социум), психология (homo s., пара, социум), лингвистика (homo s. -социум).

      Остальные области знаний достраиваются от отдельных направлений (город - архитектура; homo s. - искусство), или от средовой системы (физика, химия, география, и др); или же от внешней космосистемы (астрономия, математика, геометрия...). Отличие философии состоит, что она сводит воедино обе воздействующие на АС системы: константную и переменную.

 

Об артефактной деятельности как специфическом признаке АС

В соответствии со схематическим разделением АС на три взаимозависимые составляющие, где каждый парный (функционально оппозиционный)  компонент добавляется средовым (с внутренней функциональной оппозицией),  артефактную деятельность человека можно сгруппировать также в три блока:

1. Функциональная организация материальной деятельности человека (Обслуживает человека)

2. Функциональная организация пространства жилища (Обслуживает социо-репродуктивную пару)

3.Функциональная организация территориального пространства. (Обслуживает социум)

При этом совершенно очевидна определенная условность подобного деления, поскольку как взаимозависимы (несмотря от развития от простого к сложному) сами подсистемы, так и взаимоподчинены артефакты трех групп.

         К артефактной деятельности относится практически вся деятельность человека - от создания мелких предметов до крупных государственных образований, включая не только материальные предметы, но и социальные институты. Артефактная деятельность системно усложняется по мере развития АС.

         Как уже упоминалось, свойственная АС самоорганизация, предполагает  сочетание двух неравноценных компонентов: парного (функционально асимметричного) и единичного средового, приобретая тем самым троичную сложную структуру. Двучлен оказывается трехчленом, состоящим из функционально неравноценных компонентов. Этот же  принцип реализуется и на системе артефактов, если их рассматривать с точки зрения функции в материальном обеспечении АС. Функциональная организация материальной деятельности человека несет в себе следующие составляющие:

         асимметричная пара: витальные - некроартефакты

         среда: информационные артефакты

К витальным артефактам, обслуживающим разнообразные жизненные интересы, относятся: орудия труда,     одежда, предметы для использования лечебных средств, для использования  пищи.

К некроартефактам, относятся все предметы, сопутствующие любому действию, связанному со смертью: охота, погребение, война, ритуальные (и прочие) убийства.

К информационным артефактам относятся все те, что передают систему знаний, присущую конкретному этапу развития общества и полностью понятных только носителям культуры этого этапа: Модель мира, научные представления, учебные приспособления, религиозные представления, сюжетные ситуации (коллективные отношения), транспортно-коммуникационные средства, мнемонические системы. Информационными артефактами являются и сами предметы и сооружения: (культовые, учебные, административные, зрелищные), и мнемонические формы воспроизводства информации (рисунки, орнаменты, роспись, детализация элементов и т.д). По мере развития АС изменяется процентное соотношение и отчасти функциональное назначение того или иного типа артефактов.

Таким образом, АС - это самоорганизующаяся по модели 1+2 система, где средовой (катализный) компонент обеспечивает развитие асимметричных функций сохранения и изменения, выражаемых через закон отрицания отрицания асимметрии. Эта поэтапно усложняющаяся система реализует инстинкт самосохранения человека и обеспечивает выживание социума за счет постоянного движения саморазвития. При этом уровень противостояния АС окружающей среде находится в прямой зависимости от радиуса “центризма” актуальной Модели мира.

Однако человек, создавая для выживания сложную АС, тем самым становится ее “заложником”, поскольку он является единственным в биологии видом, где полноценность особи зависит не только от здорового генотипа, но и обязательного специфического фенотипа, формируемого исключительно в среде себе подобных.  Сама АС может развиваться, только воспроизводя в каждом новом поколении весь объем имеющихся знаний на момент формирования этого поколения. Теоретически процесс познания Вселенной конечен, поскольку АС, по определению, существует только в пределах космической константы.

В заключение хотелось бы отметить, что подход к АС с точки закона функциональной асимметрии открывает интересную возможность для анализа и прогнозирования социальных, психологических, половозрастных, этнических, культурных, исторических (политических) проблем и процессов.

 

Литература

1.Алексеев В.П. К происхождению бинарных оппозиций в связи с возникновением отдельных мотивов первобытного искусства. // Первобытное искусство. Новосибирск, 1976.

2. Алексеев В.П.. Становление человечества. М., 1984.

3.Алексеев В.П. Древние общества: взаимодействие со средой, культура и история. //Российская Археология,  М., 1991, №1.

4.Амосов Н.М. Моделирование мышления и психика. Киев, 1964.

5.Андреев И.Л.  Происхождение человека и общества. М. 1988.

6. Арефьева И.Я., Волович И.В. Суперсимметрия: теория Калуцы-Клейна, аномалии, суперструны./Успехи физический наук, 1980. Т.131, с.655-682.

7. Аршавский В.В. Межполушарная асимметрия в системе поисковой   активности. К  проблеме адаптации  человека  в  приполярных  районах   северо-востока СССР. Владивосток, 1988.

8. Аршавский В.В. Ротенберг В.С. Поисковая активность и адаптация. М., 1984.

9. Вагнер Е. Этюды о симметрии. М., 1971.

10. Вайнштейн А.И., Захаров В.И., Шифман М.А. Инстантоны против суперсимметрии.// //Успехи физический наук, 1980. Т.131, с.683-708.

11.Вейль Г. Симметрия. (математическая) М., 1968.

12.Вернадский В.И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружения. М., 1965.

13.Вернадский В.И. Пространство и время в живой и неживой природе. М.,1975.

14. Вернадский В.И. О правизне и левизне. // Проблемы биогеохимии. Труды биохимической лаборатории. Т. XVI. М., 1980, с. 85-164.

15. Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Тбилиси, 1989, Кн.1, ч.1-2,

16.Гаузе Г.Ф. Асимметрия протоплазмы. М.-Л., 1940.

17.Геодакян В.А. Эволюционная логика функциональной асимметрии   мозга. // Доклады Академии Наук, 1992. Том 324, N.6

18. Геодакян В.А. Два пола: зачем и почему? С-Пб., 1992.

19. Геодакян В.А. Эволюционная теория пола. Природа, 1992, n.8

20. Геодакян В.А. Асинхронная асимметрия (половая и латеральная   дифференциация-следствие асинхронной эволюции).// ЖВНД,1993, том 43, вып.3.

21.Глезерман  Т.В.  Нейропсихологический  подход  к  изучению   генетической детерминации  функциональной асимметрии  мозга. //  Докл.   МОИП,  1980.  

22.Гримак Л.П.  Моделирование состояний  человека в гипнозе.   М., 1978.

23. Гримак Л.П., Звоников В.М. Моделирование функциональной асимметрии головного мозга с помощью гипнотического внушения. // Аппаратура и методы исследования деятельности оператора. М., “Наука”, 1989.

24. Деглин В.Л. Лекции о функциональной асимметрии мозга человека. Амстердам-Киев,1996.

25. Доброхотова  Т.А., Брагина  Н.Н. Пространственно-временные   факторы  в  организации  нервно-психической  деятельности. //Вопр.  философии. 1975-5

26. Доброхотова  Т.А., Брагина  Н.Н.  Проблема  функциональной   асимметрии мозга.// Вопр. философии. 1977-2.

27. Доброхотова  Т.А., Брагина  Н.Н. Функциональная  асимметрия  и   психопатология очаговых поражений мозга. М., 1977.

28. Доброхотова  Т.А., Брагина Н.Н. Функциональная  асимметрия   мозга и  индивидуальные  пространство  и  время  человека. //Вопр.  философии. 1978-3.

29. Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н. Левши. М., 1994;

30. Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н., Зайцев О.С., Гогитидзе Н.В., Ураков С.В. Односторонняя пространственная агнозия. М., “Книга”, 1996.

31. Дубинин  Н.П.   Булаева  К.Б.  Трубников  В.И.  Изменчивость  и   исследуемость нейродинамических  и психодинамических  параметров  в   популяции человека. Генетика. 1983 Т.19, n.8 с.1353-1359;

32.Ершова Г.Г. Становление речи и создание древним человеком модели мира. //Системные исследования взаимосвязи древних культур Сибири и   Северной Америки. Вып. 3., Спб., 1996

33.Ершова Г.Г. Интуитивное знание и модель универсума. //Системные  исследования взаимосвязи древних культур Сибири и Северной   Америки. Вып. 3., Спб., 1996

34.Ершова Г.Г. Восприятие пространства и времени.// Системные исследования взаимосвязи древних культур Сибири и Северной Америки. Вып. 3.,   Спб., 1996

35. Ершова Г.Г.  Игра как способ развития моделирующего мышления // Мир психологии, М., 1998, № (в печати)

36. Иванов  В.В. Чет  или нечет. Асимметрия  мозга и знаковых систем. М., 1978.

37.Казютинский В.В. Антропный принцип в научной картине мира. // Астрономия и современная картина мира. М.,1996.

38. Кнорозов Ю.В..  К вопросу  о классификации сигнализации. //   “Основные проблемы африканистики”. М., 1973. с.324-334.

39. Касинов В.Б. Биологическая изомерия. М, 1973.

40. Касинов В.Б. О симметрии в биологии. Л., 1971.

41. Кюри П. Избр. Труды. М.-Л., 1966.

42. Моисеева Н. Время в нас и время вне нас. Л., 1991.

43.Налимов В.В. Осознающая себя Вселенная. //Астрономия и современная картина мира. М., 1996.

44.Нестерук А.В. Финалистский антропный принцип, его философско-этический смысл. // Астрономия и современная картина мира. М.,1996.

45. Пастер Л. Избр. Труды, т 1 М., 1960

46.Розенталь И.Л. Теория элементарных частиц и принцип целесообразности. // Астрономия и современная картина мира. М.,1996.

47.Сахаров А.Д. Нарушение СР-инвариантности. С-асимметрия и барионная асимметрия Вселенной. Письма ЖЭТФ. 1967. Т.5, с.32-35.

48. Урманцев Ю.А. Симметрия.// Пространство, время, движение. 1971.

49.Цицин Ф.А. Научная картина мира, вселенная, сознание. // Астрономия и современная картина мира. М., 1996.

50. Шарова Е.В. Манелис Н.Г., Куликов М.А., Барклая Д.Б. Влияние стволовых структур на формирование функционального состояния больших полушарий головного мозга человека. //ЖВНД, том.45, вып.3, 1995.

51. Шафрановский И.И. Симметрия в природе. Л., 1968.

52. Шубников А.В., Копцик В.А. Симметрия в науке и искусстве. М., 1972.

53.Malson Lucien. Les enfants sauvages. Mythe et realite. Suivi de Memoire et rapport sur Victor de l’Aveyron par Jean Itard. Paris, 1985.

54.Sperry R.W. Cerebral orgabization and behavior //Science. 1961. Vol.133.P.13-22.

55.Sperry R.W. Some general aspects of interhemispheric integration. // Interhemispheric relations and cerebral dominance. Baltimore, 1962. P.43-49.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Схема №1

                                                              Вселенная

                                                                       |                                             

                                                    Лево-правая организация

                                               физико-биохимических элементов

                                             как способ организации информации

               биосферы

                                                ( неорганическая + органическая )

                                                                       ß

                                                биологическая система      

                  ( фито +  зоосистема+антропосистема) 

_______________________________________________ß______________                                     |              Ü     |              Ü      |               Ü           |               Ü           |     Ü      |

Ü

       V               IV

             III

             II

     I

са-

пи-

енс

территориальное объе-динение (с)

социум (**)

 

жилище (с)

социо-реп-родуктивн-

ая пара (**)

homo sapiens

(с) (**)

мозг (**)

определе

ние

террито-рия социума

(объед.пар)

объединение социо-репродуктивных  пар

территория homo sapiensа

асимметрич-ная био-социальная пара

аппарат  реализации функций мозга

нераздели-мый парный орган

м

е

х

а

н

изм

закрепление территориального владения

воспроизвод-ство модели мира

Производство, потребление, распределение материального, интеллектуаль-

ного продукта

Артефактное воспроизводст-во модели мира

 

поведенческая модель (адаптивная - поисково-активная)

поисковая активность,

самосохранение - аутодест-рукция

Функциональная асимметрия полушарий головного мозга

фун

кция

Среда реализации деятельности социума

“заземление разума”

обеспечение реализации духовной и материальной   модели мира

среда био- социального

воспроизводс-тва.

 

био-социальная репродукция

реализации деят. Мозга: интеллект. И

артефактная

(витальные, некро, инфо)

восприятие -  создание информации

 

Оп

по

зи

ция:

поселение-функциональный центр

(ритуально-администат.)

 народ -власть

 

захоронение

жилище

 

 пол

(женский-мужской)

право-лево,

 

адаптивное

активное

сос

тоя

ние

единство-дезинтегра-

ция

управление - анархия

временное-постоянное

половая активность - покой

жизнь-смерть

бодрствование - сон

торможение активность

категории

деревня - город

материальное - интеллектуальное

профанное, сакральное

 женщина - мужчина

физическое - духовно-со-циальное

образное -абстрактное

 

 



[1] В 1989 г. за открытие каталитической функции РНК С.Альтману и Т.Чеку была присуждена Нобелевская премия.