Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Заседание от 13 мая 2006 года

Заседание семинара от 13.05.06

Присутствовали сотрудники каф. философии МФТИ: д.ф.н., к.ф.-м.н. А.И.Липкин (АЛ), д.ф.н. А.А.Печенкин (АП), д.ф.-м.н. Вл.П.Визгин (ВВ), д.т.н., к.ф.н. К.А.Скворчевский (КС), к.ф.н. В.Д.Эрекаев (ВЭ), О.С.Храмов (ОХ)

 

АЛ: Тема сегодняшнего семинара: "Что такое философия науки?"

Здесь мне видятся два подхода: через сообщество философов науки, которое и задает круг проблем (это близко заявленной Н.И.Кузнецовой позиции на прошлогоднем семинаре).Было бы интересно дать более содержательное определение, но это сложно.Если идти по первой схеме, то мне представляется целесообразным различать:

1) набор подходов (Поппера, Куна, Лакатоса и т.п.);

2) набор проблем.

АЛ: Еще вопрос: когда и в связи с чем происходит переход от теории познания к философии науки. Для меня у логических позитивистов или чуть раньше философские высказывания про науку перестали быть чисто умозрительными и стали опробоваться на реальной науке. Попытка приложения к действительной науке. У постпозитивистов это точно есть. У логических позитивистов – возможно тоже, может быть и у Маха. А у Декарта, Локка и даже Канта – еще нет.

АП: Я думаю – с Маха, Гельмгольца. Для них с самого начала философия познания была философией науки. Физика дает экстремальные случаи.

АЛ: Правда временами с ней в этой роли конкурирует биология.

АП: Да, в каждом из названных журналов есть статья про науки о жизни. В целом в философии науки биология стала вытеснять физику.

АЛ: Потому что в философии физики все проблемы решены?

АП: Нет, просто биология стала теснить физику, по объему исследований, публикаций и капиталовложений. После окончания холодной войны американцы озабочены проблемой продления жизни. Это не физика.

АЛ: Т.е. появился сильный конкурент и он стал тянуть ресурс на себя.

АП: Финансирование стало несоизмеримым. Кроме того есть давление истории науки – сегодня более массовой, чем философия науки, тем более, что некоторые ученые отчитываются работами по истории науки, т.е. в отчетах работы истории науки приравнены к работам по науке.

АЛ: А почему потребность выше?

АП: Это мне непонятно.

АЛ: Но на Западе несравнимо больше философов науки и литературы по философии науки.

АП: Да, в квантовой механике у нас 2-3 человека, а там – 500, причем молодых и активно работающих.

ОХ: Что понимать под "философией науки" (ФН) – философию научной деятельности или философию конкретной дисциплины (физики, квантовой механики, биологии)?

АЛ: Мне представляется, что с философией науки связаны вопросы о структуре науки, ее функционировании и развитии, ее границах (в частности, отличие от религии, искусства и проч.). На этом уровне возникают структурные различия между, скажем, физическим и биологическим, гуманитарным, социальным знанием, поэтому на следующем уровне появляется различение философии физики, биологии и т.п. Что касается "философских проблем квантовой механики", то здесь превалирует социальный механизм куновского типа: образовалось сообщество вокруг ряда проблем, играющих роль парадигмы. То же с синергетикой. В других разделах физики такого нет.

АП: У меня несколько другой ответ. Как возникла философия гуманитарных наук у нас? В связи с новой программой для аспирантов у каждой специальности, включая гуманитарные, должна быть специфическая философия науки. Поэтому герменевтику и прочее определили в философию науки. При этом у нас философия исторической науки скатывается к философии истории, а философия лингвистики -  к философии языка. "Философия науки" – калька с " philosophy of science”, т.е. это философия естественных наук. На Западе нет "философии гуманитарных наук".

АЛ: А философия социологии?

АП: Такая есть, но для социальной науки, понимаемой как эмпирическая наука. Есть еще философия наук о жизни. Если взять основные западные журналы по философии науки: " British Journal for the Philosophy of Science", " Philosophy of Science" ( USA), " Synthese " ( USA), то в каждом номере найдем: статью о квантовой механике, критику ван Фраассена, возможно статью о Куне. Но ничего не найдем о Поппере, о Лакатосе. Я знаю лишь одну книгу с применением модели Лакатоса к истории науки. Сообщество историков отвергло эти модели.

АЛ: А в теории относительности?

АП: Вы правы, есть работы Нугаева о ТО, есть Zahar (аспирант Лакатоса), но, думаю, в целом произошла переориентация философии науки в сторону социологии науки, а Поппер, Лакатос и др. выступали против этого. Они боролись против социологизма вместе с позитивистами.

АЛ: Итак, неактуальны Лакатос, Тулмин, Поппер,… - Да.

АЛ: А кто, кроме Куна, актуален?

АП: ван Фраассен, почти в каждом номере о нем.

АЛ: Тема "реализм – конструктивизм" для них актуальна?

АП: Да, и в приведенном Вами оглавлении американских курсов по философии науки много вариаций слова реализм. Реализм  для них аналогичен материализму у нас.

АЛ: Кстати, говорят, что марксизм цветет в Гарварде.

КС: Марксизм Гарварда дает путь к деятельностному подходу и преодолению позитивизма….

АП: Есть марксизм Энгельса и Маркса

АЛ: Но последний применяется к социальным наукам. А есть деятельностный подход в философии науки?

АП: - Г.П.Щедровицкий. Проблема идеального как опредмечивания и распредмечивания.

АЛ: У нас идеализация связывается с описанием идеального маятника у Хайкина и это похоже на позитивизм.

АП: Я искал тему "идеализации" у позитивистов – не нашел. Но у Маха – много мысленных экспериментов и операциональных определений.

АЛ: Операционализм – это деятельностный подход?

АП: Да, конечно, операционализм – это продукт американского прагматизма, который в силу исторических обстоятельств слился с логическим позитивизмом.

 

ВЭ: Можно попытаться подойти к вопросу о том, что такое философия науки с другой стороны. Философии науки уже больше ста лет. История философии науки имеет ряд этапов. Можно попробовать подвести некоторые предварительные итоги. Например, можно ли считать, что все попытки построить философию науки как некую единую концепцию провалились?

АЛ: Почему? Когда умерла концепция Поппера? А умер ли позитивизм?

ОХ: В истории за каждой научной революцией шла новая волна позитивизма.

АЛ: Почему? 2-й и 3-й позитивизм – вокруг одной волны научной революции.

АП: Философия науки развивается вокруг оснований науки.

АЛ: И ее границ. Мне кажется и позитивизм, и постпозитивизм высветили некоторые проблемы и оставили свой вклад, а не просто умерли.

АП: В западной литературе я не встречал термин "постпозитивизм", там просто есть множество различных направлений без жесткой классификации по периодам. Мы любим очерчивать границы в линейной последовательности, а они в этом живут. У них есть физикализм.

У них по-другому делят: натурализм (исходящий из прагматизма, Куайн – натуралист, Поппер - антинатуралист), аналитическая философия,

АЛ: Спор реализма и конструктивизма? Отдельная школа?

АП: Да, хотя я не знаю последователей ван Фраассена.

Есть еще наука как natural kind: есть понятия, которые определ-ся по прецедентам, а не точным понятиям. Описываем экземпляры и собираем в виды. Очень мягкий подход к науке. Эта проблематика, отсутствующая у нас, а на Западе она интенсивно развивается (см. сб. статей Рорти)

АЛ: Но ведь есть граница 60-х гг. между позитивизмаом (логическим) и постпозитивизмом.

АП: Полани, Поппер не считали себя позитивистами. Они параллельно творили.

АЛ: Творили в одно время, но услышаны были в разное, а это важно.

АП: Да, манифестом постпозитивизма была "The Structure of Scientific Theories (Edited with a Critical Introduction by Frederick Suppe) Urbana, Chicago, London, 1974". Там – критика гипотетико-дедуктивной модели.

АЛ: А разве не "теоретической нагруженности" эмпирических фактов? В этом сборние много позитивистских дихотомий критикуется, но именно теоретическая нагруженность топит их программу. Я имею в виду влияние на сообщество.

АП: На 1-м этапе всех объединяла (Поппера, …) гипотетико-дедуктивная модель. А у Куна ее уже нет, не упоминается.

АЛ: Но границей служит теоретическая нагруженность.

АП: Карнап ее признавал.

ВВ: Она есть уже у Дюгема.

АЛ: Но логические позитивисты это игнорируют и Куайн это переоткрывает (тезис Дюгема-Куайна).

ВВ: Грубо – да.

АП: Что говорить о Венском кружке? Собирались (каждый четверг 12 лет) очень разные люди с 1925-го (даже 22-го).

АЛ: Но манифест – в 1929-м.

 

ВВ: Извините, я опоздал, в чем вопрос?

АП: Пытаемся говорить об итогах. Обсуждаем, что Поппер забыт.

ВВ: Не только он, а все говорят, что постпозитивисты кончились в 80-х

АЛ: А что теперь? 

ВВ: Социология науки.

АП: Мангейм, который был не востребован, теперь востребован.

АП: Сегодня, говорят, в Гарвардском ун-те два человека направляют мышление философии науки в П.Галисон и К.Сетина (философия биологии, книга "Epistemic Culture").

ВВ: Питер Галисон (Galison) вводит три слоя: инструментальный (ускорители и т.п.), экспериментальный и теоретический. Он считает, что знание растет в областях пересечения этих слоев. Он хорошо знает физику.

АП: Кун тоже хорошо знал физику. Кстати, философских работ у него очень мало – "Структура научных революций" и ряд статей.

ВЭ: Можно считать, что эволюционно, в той форме, в которой он был представлен позитивизм – сошел (хотя в каких-то формах и вариациях кто-то им будет продолжать пользоваться), постпозитивизм как некоторое целостное явление также уже остановился в своих исторических границах, концептуально исчерпал себя. У меня такое ощущение, что в философии науки постепенно формируется что-то содержательно другое.  сошел, Вопрос в том, намечается ли сейчас  в философии науки что-то новое, не мелко-множественное, а целостное? Повторю свою прошлогоднюю мысль, но мне представляется, что было бы крайне интересно попытаться угадать, увидеть это концептуально новое и сформировать в нашем локальном научном сообществе что-то типа Венского кружка.

АЛ: Почему постпозитивизм исчерпал себя и сошел?

ВВ: Для меня как историка науки постпозитивизм – это Лакатос, Холтон, Кун, это новое явление. До этого история науки (во многом) – совокупность фактов, а с этими авторами появляются концепции, которые работают в истории науки. История науки без философии науки слепа, а философия науки без истории науки – пуста. История науки – эмпирия, философия науки – теория.

АЛ: Как Ваша "философия науки как теория" соотносится с "науковедением", о котором говорила Н.И.Кузнецова на прошлогоднем заседании[1]?

ВВ: Науковедение – про форму, а философия науки касается содержания.

АЛ: Вернемся к истории науки. Позитивисты 1930-х ей ничего не дали?

ВВ: У позитивистов не было истории, были структуры, а не истории. Поэтому историки науки были эмпириками. Сначала этих новых авторов обсуждали философы, потом историки стали использовать то одного, то другого. А сегодня в истории науки нет ссылок на Куна и Лакатоса.

АЛ: Но может быть ссылаются на более поздние работы, которые из них исходят?

ВВ: Я заметил одну тенденцию – акцент на социологию. Так у нас Кожевников из советского коллективизма выводит сильное развитие в СССР физики конденсированного состояния. У нас ведь успешно развивался метод квазичастиц (Френкель, Тамм, Ландау)

ОХ: Просто был хороший морозильник у Капицы

ВВ: Был еще и расстрелянный при Сталине Шубников в Харькове.

АЛ: У этой социологической линии можно найти парадигмальные работы?

АП: С. Шеффер (S. Schaffer), Д. Блор (D. Bloor)

АЛ: А эта социологическая линия по отношению к Куну – продолжение или альтернатива?

ВВ: Кун не пытается вывести конкретные вещи из своей концепции.

АЛ: Но он дает место для социологии науки.

АП: Новую тенденцию можно назвать антиинтеллектуалистской. Они прямо из социальной структуры выводят научное знание, нет у них поиска интеллектуальных доминант типа парадигм. У Питера Галисона еще есть.

ВВ: Да, популярны "полевые исследования" лабораторной жизни.

АЛ: А почему это философия науки?

ВВ: Потому что они из этого выводят научное знание.

ЭВ: Можно ли в итоге считать, что постпозитивизм – это история науки, логика роста научного знания, эволюционная эпистемология – т.е. целый набор концептуальных направлений? А далее важен вопрос о том, имеется ли концептуальное единство в этом наборе?

АЛ: Постпозитивизм – это критика логического позитивизма с акцентом на "теоретическую нагруженность" "эмпирического базиса" плюс позитивная часть– модели развития науки, акцент на развитие, а не структуру.

ВВ: У Куайна второго нет.

АЛ: Возвращаясь к итогам ХХ в.: принцип фальсификационизма используется или выброшен?

ВВ: Это великий принцип, идея демаркации

АЛ: Он же стоит на идее "решающего эксперимента"? Лакатос показывает, что и теория гравитации Ньютона нефальсифицируема.

ВВ: Надо разбираться.

АП: Поппер выступал за жесткую критику, а Лакатос – теория может держаться за счет упорства.

АЛ: Итак, с т. зр. ВВ, у Поппера что-то есть, есть и у Лакатоса, и у Куна. Т.е. утверждение ВЭ, что "все попытки построить философию науки провалились" является явным преувеличением.

В.Э.: И тем не менее, я считаю, что ни одна из них как единая концепция философии науки не состоялась. С одной стороны, вряд ли такая единая концепция вообще может существовать. С другой – история философии науки показывает, что каждый из существовавших этапов этой дисциплины характеризовался своей концептуальной доминантой. И наконец, наблюдается ли в настоящее время какое-то изменение какой-то «генеральной линии» развития философии науки? Видно ли куда двигаться дальше? Ведь вряд ли можно считать, что в философии науки уже все сделано. Или другими словами, можно ли предугадать (или уже увидеть) новую концептуальную линию философии науки как целого? Хотя существует еще и следующий вариант: влияние постмодерна ведет к дальнейшему перманентному концептуальному плюрализму и в философии науки.

 

АЛ: Мне представляется, что частично у АП и ВВ был дан ответ на этот вопрос: из общех тенденций были названы социологизм  и антиинтеллектуализм, стремление прямо из социальной структуры выводить научное знание.

Что касается вопроса о влиянии постмодерна на современную философию науки, то он заслуживает отдельного обсуждения.

Планы на будущее: мы затронули вопросы типа философия науки и история науки. В следующий раз (предположительно 9 июня) было бы интересно рассмотреть вопрос о философии науки и структуре физических теорий и обсудить набор проблем, рассматриваемых в философии науки.

Кроме того, выяснилось, что требуют более подробной разработки вопросы о месте фальсификационизма и других достижений позитивизма и постпозитивизма. Интересно обсудить так же в чем разница "классической" и "неклассической" физики и существует ли "постнеклассическая наука" и что это такое.

 


[1] Я сегодня читала лекцию по ФН. Есть журнал, публикации. Вот книга (учебник) А.Никифорова по ФН, рекомендованная  для подготовке к сдаче канд. минимума. Согласна я с ним или нет – это отдельный вопрос, но проблемы у нас с ним общие. Есть сообщество и традиция в рамках кот они друг друга понимают. Это эмпирический факт. Это реальное сообщество с очерченным кругом проблем. Сообщество определилось с тем, что такое ФН. Поэтому постановка вопроса является ли ФН плохим термином? – Вас засмеют. Термин «наука о науке»  – архаичен.

Я как эмприк смотрю, как феномен функционирует, люди работают, это можно анализировать. Я себе очень хорошо представляю, как оформлялось науковедение. Термин «наука о науке» или «науковедение», отвечающее западному «Science of Science», появляется в 1960-х, когда к науке отнеслись как к феномену, вокруг которого образовалась масса дисциплин: социология науки, экономика науки, наукометрия, право в науке, география науки, история науки, и т.д., а еще и теория науки в виде философии науки. И весь этот комплекс и входил в понятие «науки о науке» или «науковедения». Появился журнал «Науковедение» у нас, а у них – “Science Study”… И была мечта создать, «науку о науке», которая не реализовалась. Ну, как я сейчас, в XXI в. могу слушать снова это предложение? В вашей аналогии с натурфилософией есть здравая мысль. Но зачем такой архаический язык? [полная стенограмма семинара]

АЛ: Я правильно услышал у Вас приравнивание «теории науки» и «философии науки»? – Да.

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика