Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

МЕСТО И РОЛЬ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ЯДЕРНЫХ ВООРУЖЕНИЙ В ВОЕННОЙ ДОКТРИНЕ РОССИИ

 

http://www.vpk-news.ru/article.asp?pr_sign=archive.2007.177.articles.army_02

"ГАРАНТИРОВАННО УНИЧТОЖИТЬ ЛЮБОГО АГРЕССОРА"

МЕСТО И РОЛЬ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ЯДЕРНЫХ ВООРУЖЕНИЙ В ВОЕННОЙ ДОКТРИНЕ РОССИИ

 

"ВПК" продолжает дискуссию о новой Военной доктрине (ВД) России (см. №№3, 4, 8, 9-2007). Сегодня вниманию читателей предлагается статья о том, как, по взглядам Академии военных наук, ВД должна решать вопросы, отражающие роль Стратегических ядерных сил в обеспечении безопасности страны и стратегической стабильности.

 Любой потенциальный агрессор должен знать, что он будет уничтожен, если развяжет войну против России.
Фото Леонида ЯКУТИНА

В существующей Военной доктрине, по мнению Академии военных наук, совершенно правильно указано (ст. 8): "В современных условиях Российская Федерация исходит из необходимости обладать ядерным потенциалом... При этом ядерное оружие, которым оснащены наши Вооруженные Силы, рассматривается Российской Федерацией как фактор сдерживания агрессии, обеспечения военной безопасности Российской Федерации и ее союзников, поддержания международной стабильности и мира".

Мы полагаем, что и в содержании новой ВД, безусловно, должны найти отражение такие вопросы, как роль Стратегических ядерных сил в обеспечении безопасности и стратегической стабильности. Это обусловлено также тем, что президент РФ Владимир Путин на сборах руководящего состава Вооруженных Сил 16 ноября 2006 г. вполне конкретно указал: "Наши стратегические силы сдерживания должны быть в состоянии гарантированно уничтожить любого агрессора, какими бы современными системами вооружения он ни обладал. Только возможность гарантированного уничтожения агрессора может обеспечить стратегическую безопасность России на длительную историческую перспективу".

Анализируя сегодняшнюю военно-политическую обстановку, особенно после мюнхенского выступления Владимира Путина, постоянные обвинения России со стороны США и НАТО по различным проблемам, можно утверждать, что значение ядерного "зонтика" для нашей страны не только не уменьшилось, но продолжает еще более возрастать. Для России ядерное оружие - наиболее радикальное и дешевое средство обеспечения своей безопасности. Ракетно-ядерные вооружения не только относительно менее дорогостоящие, но и требуют существенно меньшей численности личного состава для поддержания их в постоянной боевой готовности, опираются на довольно компактную, но технологически высокую научно-инженерную базу. К тому же ядерные и ракетные технологии в РФ давно и хорошо освоены, их надо не создавать заново, а продолжать совершенствовать.

4 декабря 2006 г. Сергей Иванов (тогда министр обороны) заметил, что мы должны иметь такое стратегическое оружие, которое бы гарантированно обеспечивало нашу безопасность и сейчас, и через двадцать, и через сорок лет.

Мы полагаем, что отмеченные выше обстоятельства должны быть учтены при разработке полноценной новой ВД, через которую должна проходить сквозная идея приоритета ядерного оружия (ЯО) в деле военного строительства и обеспечения национальной безопасности Российского государства в складывающихся условиях. До тех пор пока на Стратегические ядерные силы (СЯС) будет возлагаться задача "гарантированного нанесения заданного ущерба агрессору в любых условиях", не может быть речи об их резком сокращении. Хотя возвращение к переговорному процессу между РФ и США по дальнейшему постепенному и равноправному сокращению стратегического ракетно-ядерного оружия в целях недопущения мировой ядерной катастрофы, мы полагаем, должно идти своим чередом. Такой процесс сокращения может проходить постепенно до1500 боевых блоков. Более того, в перспективе он может привести к переговорам о сокращении ядерного оружия с тремя другими ядерными державами - Великобританией, Францией и Китаем.

Новая ВД России должна четко зафиксировать и то, что государство делает все возможное для защиты суверенитета и жизненно важных интересов России оборонными средствами, основу которых составляют оптимизированные ядерные вооружения. Однако в печати появляются и другие предложения, направленные на уменьшение ядерной безопасности. Так, в книге "Ядерное сдерживание после холодной войны" (авторы - сотрудники Института мировой экономики и международных отношений А. Арбатов, В. Дворкин), изданной Московским центром Карнеги на деньги нескольких фондов США, изложены предложения российских специалистов по альтернативному понижению боевой готовности СЯС России. В своей книге российские специалисты доказывают, что внешние угрозы, указанные в Военной доктрине России 2000 г., надуманны. Что содержание ракетно-ядерного оружия РФ - бессмысленное расточительство государственных средств, а ядерное сдерживание - тяжелое бремя, от которого нужно избавиться и перейти на новую модель стратегического взаимодействия. По их мнению, Договор с США СНВ-1 нужно продлить, по крайней мере, до 2012 г. (этот договор запрещает России иметь на наземных МБР разделяющиеся головные части). А также отказаться от ответно-встречного удара по информации от систем предупреждения о ракетном нападении. Кроме этого, предлагается начать понижать уровень боевой готовности СЯС (снять головные части с МБР, заварить крыши шахт на МКР и подводных лодках, находящихся в базах и т.д.) и отказаться от применения ядерного оружия первыми.

Мы, члены Академии военных наук, не можем понять этих предложений. Россия сейчас не может в одностороннем порядке отказаться от стратегического ядерного сдерживания. Россия пунктуально выполняет все договоры по сокращению стратегического ядерного вооружения и Договор о стратегических наступательных потенциалах (СНП). В США же идет качественное наращивание ЯО. В настоящее время, нарушая Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), Соединенные Штаты передали Великобритании баллистические ракеты для подводных лодок "Трайдент-2". А долгосрочная ядерная политика США даже не рассматривает сколько-нибудь серьезно перспективу ядерного разоружения ни в военном, ни в правовом аспектах. Они практически отказались даже обсуждать дальнейшие (после выполнения Договора СНП от 2002 г.) меры по сокращению стратегических ядерных сил. Отвергли и не желают ратифицировать Договор 1996 г. по всеобъемлющему запрещению ядерных испытаний (ДВЗЯИ) и сократили постоянную готовность к ядерным испытаниям Невадского полигона с 36 месяцев до 18.

Соединенные Штаты вышли из Договора по ПРО-72 и отказываются вести переговоры по его ограничению. Они же тормозят заключение Договора о запрещении производства разделяющихся материалов для военных целей (ДЗПРМ). США заблокировали в 2001 г. протокол по контролю Конвенции от 1972 г. о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении. Они продолжают рассматривать программу создания "чистых ядерных боеголовок малой мощности", проникающих глубоко в грунт, для уничтожения защищенных бункеров. Они же отказываются от каких-либо ограничений в области милитаризации космоса и, наконец, не желают вести переговоры по перемещению всех средств ТЯО на национальную территорию США. До сих пор порядка 200-400 тактических ядерных бомб находится в шести европейских странах - Великобритании, Италии, Бельгии, Нидерландах, ФРГ, Турции.

С военно-политической точки зрения при выработке взглядов на место и роль стратегического ядерного вооружения в новой ВД России необходимо учитывать реально складывающиеся неблагоприятные геополитические и геостратегические изменения, которые произошли в последнее время и продолжают происходить. В этих условиях необходимо исходить из того, что стратегическое (ядерное) сдерживание еще длительное время будет оставаться решающим фактором обеспечения безопасности России.

Несмотря на достигнутые крупные сокращения российских и американских стратегических ядерных арсеналов (по Договору СНВ-1 и Договору о СНП), Соединенные Штаты считают, что существующий ядерный потенциал России (в сдерживающих действиях) до сих пор представляет угрозу их национальным интересам. А на подписание и ратификацию последнего Договора о СНП Соединенные Штаты в основном пошли потому, что это соглашение не затрагивает их интересов по ограничению системы ПРО.

При резком сокращении СНВ России роль системы ПРО значительно возрастет, так как ее боевая эффективность (в абсолютных величинах) обратно пропорциональна количеству атакующих боевых блоков (ББ) и комплексу средств преодоления (КСП) ПРО. Поэтому при сокращении СНВ (в частности, российских СЯС) эффективность системы ПРО США будет возрастать, хотя до 2015-2020 гг. она, как представляется, останется незначительной.

Анализ договоренностей по сокращению и ограничению СЯС России и стратегических наступательных сил США и режима их выполнения позволяет утверждать, что при заключении договоров СНВ-1 и СНП американцам удалось по различным причинам (в том числе и из-за несовершенства правовой базы договоров) уйти от принципа поддержания паритета потенциалов сдерживания. На сегодняшний день американские ядерные силы (даже без учета КРМБ, а также нестратегических ядерных средств передового базирования, потенциально обладающих стратегическими возможностями по поражению объектов на территории России) стали значительно превосходить российские с учетом "возвратного потенциала" по числу ядерных боезарядов на стратегических носителях.

В действующей Военной доктрине РФ (ст. 7) отмечено: "Российская Федерация отдает предпочтение политическим, дипломатическим и иным невоенным средствам предотвращения военных угроз... и сохраняет статус ядерной державы для сдерживания агрессии против нее и ее союзников". Исходя из этого, в разрабатываемой новой ВД статус стратегического сдерживания - и именно как способ контроля над военно-политической ситуацией - следует сохранить, потому что остаются те условия, которые его породили.

Отказ же от обеспечения потенциала ядерного сдерживания, как предлагают ученые Института мировой экономики и международных отношений, снизит геополитический статус России, сократит возможности нашей страны по равноправной интеграции в мировое сообщество, где использование силовых инструментов начинает играть более существенную роль, чем это предполагалось ранее. Так что сохранение необходимого потенциала ядерного сдерживания, по нашему мнению, в ближайшие десятилетия XXI в. можно считать одной из важнейших не только военных, но и военно-политических задач Российского государства.

 

Варфоломей КОРОБУШИН
первый вице-президент Академии военных наук, генерал-полковник

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика