Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Из истории создания ракетно-ядерного щита СССР

http://www.vpk-news.ru/article.asp?pr_sign=archive.2006.160.articles.army_02

КАК МЫ ДОГОНЯЛИ АМЕРИКУ

ИЗ ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ РАКЕТНО-ЯДЕРНОГО ЩИТА СССР

Основным условием обеспечения военной безопасности Советского Союза в 70-е годы прошлого века считалось наличие равных боевых возможностей стратегических наступательных вооружений (СНВ) СССР и США. Для этого требовалось, чтобы количество ядерных боезарядов в СНВ обеих стран было примерно одинаковым. В СНВ входило три вида носителей боезарядов - межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) наземного базирования, ракеты подводных лодок и тяжелые бомбардировщики. В 1970 г. в США на таких носителях имелось более 5000 боезарядов, в СНВ СССР - примерно 2000. Основное условие обеспечения безопасности нашей страны не выполнялось. Было установлено, что наиболее реальным путем исправления положения является наращивание числа боезарядов (числа боевых блоков) на МБР.

МБР

Стартовая масса, т.

Число боевых блоков

КБ

МР-УР 100

71

4

"Южное"

УР - 100Н

105,6

6

"Машиностроение"

Р - 36М

211

10

"Южное"

 Все МБР Советского Союза в то время были моноблочными, т.е. на одной ракете имелся один боевой блок. Для наращивания числа блоков требовалось увеличивать число ракет, но ракеты устанавливались в высокозащищенные шахтные пусковые установки (ПУ). Для того чтобы нарастить число боезарядов СНВ СССР до уровня США, необходимо было построить две-три тысячи новых сложных и дорогих шахтных ПУ. Это было нереальным.

Выход был один - вместо моноблочных МБР использовать МБР с разделяющимися головными частями (РГЧ). Если в головной части МБР поместить, например, 6 боевых блоков, то во столько же раз уменьшится число потребных ракет и пусковых установок. Однако создание таких ракет оказалось очень сложной задачей - ведь каждый блок должен был после отделения от ракеты наводиться на свою цель. Опыта разработки ракет с РГЧ Советский Союз не имел. Через это нужно было пройти. Осенью 1969 г. Совмин СССР принял постановление о создании сразу трех ракетных комплексов (РК) с МБР, несущих РГЧ. Ракеты должны были иметь одинаковую предельную дальность полета боевых блоков, точность, боеготовность и ряд других характеристик. Отличаться они должны были числом боевых блоков на ракете и, соответственно, ее стартовой массой. Разработка комплексов и ракет была возложена на два наиболее успешно работавших ракетных КБ - "Южное" в Днепропетровске и "Машиностроение" (Москва). Генеральный конструктор первого - М.К. Янгель, а после его кончины в 1971 г. им стал В.Ф. Уткин. Генеральным конструктором второго КБ был В.Н. Челомей. К работам по проектированию были привлечены различные конструкторские и научно-исследовательские организации. К 1973 г. разработка проектов была закончена. Новые МБР получили индексы МР-УР100, УР-100Н и Р-36М. Их характеристики приведены в таблице.

Следующим этапом работ по созданию новых МБР было проведение летных испытаний ракет. Этот этап был крайне важным, т.к. новые ракеты значительно отличались от тех, что существовали ранее. Главным отличием было использование РГЧ и усовершенствование всех основных систем ракетных комплексов. Установки для проведения экспериментальных пусков ракет были построены на полигоне Байконур. Поля падения боевых блоков размещались на камчатском полигоне Кура. Так как расстояние между этими двумя полигонами было меньше предельной дальности полета боевых блоков (10 000 км), предусматривались пуски ракет и "по акватории" - в Тихий океан.

Особое значение имела проверка характеристик точности ракет и надежности РК. Всего для испытаний выделялось более 20 ракет каждого типа. Но поскольку на ракетах имелось несколько боевых блоков, объем данных о точности их попадания в цели был соответственно выше - он позволял оценить точность вполне достоверно. Для проверки надежности комплексов учитывались и тщательно анализировались все случаи отказов их систем и, при необходимости, вносились изменения в конструкцию и режимы работы соответствующих элементов.

Проведение испытаний возлагалось на Государственные комиссии. Председателями комиссий назначались представители Министерства обороны СССР, заместителями председателей - генеральные конструкторы комплексов. Председателем Государственной комиссии по испытаниям комплексов с МБР УР-100Н был назначен автор этих строк, исполнявший тогда обязанности начальника 4-го НИИ МО (Института Ракетных войск стратегического назначения).

Первый испытательный пуск МБР УР-100Н состоялся 9 апреля 1973 г. К концу 1975 г. план испытаний был выполнен. Государственная комиссия дала заключение, что характеристики нового комплекса соответствуют требованиям Министерства обороны. 30 декабря 1975 г. РК с МБР УР-100Н был принят на вооружение. Началась интенсивная работа по производству комплексов, строительству шахтных ПУ и т.п. В то же время были приняты на вооружение и два других комплекса с ракетами МР-УР100 и Р-36М. Ввод этих новых РК в группировку комплексов с МБР резко повысил ее боевые возможности. СНВ Советского Союза вышли на уровень США.

В процессе отработки новых МБР выявилась возможность заметного улучшения их характеристик за счет незначительных изменений в конструкции и режимах работы систем комплексов. В августе 1976 г. вышло постановление правительства СССР о создании комплексов с улучшенными тактико-техническими характеристиками (УТТХ). Разработка этих комплексов и их испытания были возложены на те же КБ и Государственные комиссии, которые занимались РК, о которых шла речь выше. Летные испытания ракет проводились с декабря 1977 по июнь 1979 г. В январе 1981 г. комплексы с УТТХ были приняты на вооружение. Среди них был и комплекс с ракетой УР-100 УТТХ. Казалось, что успешно пройден еще один сложный и важный этап в развитии отечественного ракетостроения. Однако вскоре выяснилось, что такая оценка применима не ко всем новым комплексам.

Летом 1981 г. был проведен пуск ракеты УР-100Н УТТХ, стоявшей на боевом дежурстве, с целью проверки состояния комплексов. Результаты оказались неожиданными. Отклонения точек падения боевых блоков от точек прицеливания намного превосходили расчетные. Пуск повторили, результаты оказались такими же. Стало ясно, что в конструкции ракеты скрывается какой-то недостаток, не выявленный при проведении испытаний. Но на боевом дежурстве стояли уже десятки ракет, ускоренными темпами готовилась поставка новых.

Исследование причин недопустимых отклонений точек падения блоков позволило установить следующее. Расчетное время работы двигателей первой ступени (ракета была двухступенчатой) до полного израсходования топлива было больше, чем 100 с. Почти все это время ракета летела нормально, но на последних секундах начинались сильные колебания ее конструкции. В результате этих колебаний бортовые приборы, измерявшие дальность полета, давали ошибочную команду на выключение двигателей, что и вело к недопустимым отклонениям точек падения блоков.

Колебания конструкции, особенно такой своеобразной, как конструкция МБР, - очень сложный процесс. К разработке мер по устранению колебаний ракеты УР-100Н были привлечены самые опытные ракетные организации - КБ, НИИ, полигоны и др. Специальным решением были выделены дополнительные ракеты для летных испытаний. Головной организацией было определено КБ "Машиностроение", проведение летных испытаний возложено на ту же Государственную комиссию, что вела испытания МБР УР-100Н и УР-100Н УТТХ. Начался период доработки этих ракет. Все, кто принимал участие в доработке, хорошо понимали цену вопроса: решалась судьба одного из самых мощных новых образцов вооружения. В его создание были вложены колоссальные средства и труд десятков (а может быть, и сотен) тысяч специалистов, начиная с академиков и министров и кончая инженерами, техниками, офицерами и солдатами различных организаций и воинских частей.

Работа была организована следующим образом. Совет главных конструкторов при КБ "Машиностроение" под председательством В.Н. Челомея разрабатывал предложения по доработке ракеты. Соответствующие изменения вносились на заводе-изготовителе ракет им. М.В. Хруничева. Доработанная ракета отправлялась на полигон Байконур, где и производился ее пуск по программе, предусматривающей полное выгорание топлива первой ступени. Данные, полученные при пусках, позволяли оценить эффективность доработки. Так было проведено несколько пусков ракет с различными вариантами доработки. Результаты были отрицательными - ликвидировать колебания не удавалось. А между тем истекали сроки и запасы ракет, отпущенные на доработку. Ситуация становилась угрожающей.

Вариант решения проблемы был найден совсем не там, где его искали. Одним из членов Государственных комиссий по испытаниям МБР УР-1 100Н и УР-100Н УТТХ был профессор Московского института тепловых процессов, специалист в области жидкостных ракетных двигателей М.С. Натанзон. Однажды на полигоне, где мы обсуждали очередную неудачу с пуском доработанной МБР, он рассказал мне, что был когда-то свидетелем ситуации, напоминавшей ему ситуацию с нашей ракетой. При испытаниях новых торпедных катеров было обнаружено, что при определенных режимах движения начинаются совершенно недопустимые колебания конструкции катера. Ликвидировать их удалось тем, что на корпуса катеров начали устанавливать особые устройства (гасители колебаний) - такие, что менялись колебательные характеристики всей конструкции. А что, если аналогичные меры применить по отношению к нашей ракете?

На очередном заседании комиссии, занимавшейся доработкой МБР УР-100Н, я предложил сделать это на ракете, предназначенной для следующего пуска. Не все присутствовавшие были согласны, но все же решение было принято. В короткие сроки были проведены необходимые расчеты, изготовлены гасители колебаний и установлены на ракету, подготавливаемую к отправке на Байконур. Пуск, как и обычно, проходил ночью. Я уже имел немалый опыт участия в подобных работах, но волновался так, как будто бы все было в первый раз. Думаю, что и не только я. Результаты стали известны сразу же, как закончили работать двигатели первой ступени - данные о полете передавались на землю телеметрической системой. Недопустимых колебаний не было!

Пуски ракет с гасителями колебаний были срочно повторены. Результаты оказались такими же. Но в шахтах стояли на боевом дежурстве ракеты без гасителей колебаний. В крайне сложных условиях - на глубине примерно 20 м - гасители были установлены. В последующем контрольные пуски ракет проводились десятки раз. Высокая надежность комплексов была подтверждена. В начале 90-х гг. на боевом дежурстве стояли 360 комплексов с МБР УР-100Н и УР-100Н УТТХ. Они несли более двух тысяч мощных ядерных боезарядов. Часть таких ракет и до сих пор находится в полной готовности к пуску.

В 2008 г. исполнится 50 лет со дня создания РВСН. За эти годы РВСН прошли сложный путь развития, в основе которого лежало прежде всего совершенствование вооружения. Ракетные войска стали и продолжают оставаться основной составляющей Стратегических ядерных сил России. Часто развитие РВСН и совершенствование их вооружения представляются как сплошной ряд достижений и успехов. Это неверно. Конечно, достижения и успехи были, но, помимо них, были и недостатки, а иногда допускались и ошибки. Они были следствием новизны и сложности решавшихся проблем, отсутствия опыта и ограниченности сроков их решения. Рассмотренный пример с ракетами УР-100Н и УР-100Н УТТХ показывает, как эти ошибки исправлялись тем поколением ракетчиков, которые в 70-х гг. прошлого века создавали ракетно-ядерный щит Советского Союза.

 

СРОК ЭКСПЛУАТАЦИИ КОМПЛЕКСА С РАКЕТОЙ РС-18 ПРОДЛЕН ДО 30 ЛЕТ

9 ноября с космодрома Байконур в 14.35 по московскому времени произведен пуск ракеты РС-18 ("Стилет").

В 2006 г. завершается очередной этап опытно-конструкторских работ по продлению срока эксплуатации ракетного комплекса стратегического назначения с межконтинентальной баллистической ракетой РС-18. Как сообщает Служба информации и общественных связей РВСН, работы, по результатам которых срок эксплуатации одного из самых надежных ракетных комплексов будет продлен до 30 лет и превысит в три раза первоначально установленный, выполняются по тактико-техническому заданию Минобороны России обширной кооперацией разработчиков и изготовителей составных частей комплекса при головной роли ФГУП "НПО машиностроения" - головного разработчика ракеты и комплекса.

Создание и развертывание жидкостных ракет РС-18 с улучшенными тактико-техническими характеристиками, пришедших на смену созданным той же кооперацией под руководством академика В.Н. Челомея трем поколениям наиболее массовых универсальных ракет семейства УР-100, стало важной вехой в развитии вооружения Ракетных войск стратегического назначения. Накопленный промышленностью и войсками за 20-лeтнюю историю опыт разработки, эксплуатации и учебно-боевых пусков, помноженный на новейшие достижения науки и техники 70-х годов ХХ века, позволил создать самое высоконадежное ракетно-ядерное оружие современности.

Единожды заправленные и ампулизированные ракеты, не требующие обслуживания средствами заправки вплоть до снятия с боевого дежурства, размещаются в высокозащищенных шахтных пусковых установках и до настоящего времени находятся на боевом дежурстве в позиционных районах РВСН. Всего в составе группировки РВСН на боевом дежурстве имелось 360 шахтных пусковых установок с ракетой РС-18: в Татищево Саратовской области (110 шт.), Козельске Калужской области (70 шт.), Первомайске Николаевской области (90 шт.) и Хмельницке (90 шт.).

Как говорится в сообщении Службы информации и общественных связей РВСН, продление сроков эксплуатации группировки ракет РС-18 позволяет освободить для решения иных важных государственных проблем значительные средства. Ежегодные затраты на ОКР соизмеримы с изготовлением одной новой ракеты, при этом позволяют сохранить в боевом составе РВСН более 100 пусковых установок с оснащенными РГЧ ракетами, боевые и эксплуатационные характеристики которых удовлетворяют требованиям Министерства обороны РФ.

Обеспечение 30-летнего срока службы РК с ракетой РС-18 имеет существенный военно-политический эффект:

- в условиях подписанного президентами РФ и США 24 мая 2002 года Договора о СНП в составе наземной группировки СЯС России, при незначительных затратах бюджетных средств сохранены ракеты РС-18 с РГЧ и ТТХ, удовлетворяющими современным требованиям;

- создается возможность перевооружения российской группировки Стратегических ядерных сил России перспективными ракетными комплексами без пиковых нагрузок на экономику страны.

 

 

Евгений ВОЛКОВ
генерал-лейтенант в отставке, Герой Социалистического Труда,

доктор технических наук,профессор

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика