Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Как совершенствовался межконтинентальный меч

 

http://nvo.ng.ru/armament/2007-10-12/4_sword.html

Как совершенствовался межконтинентальный меч

Итоги многолетней ракетной гонки между двумя главными ядерными державами

Об авторе: Сергей Кетонович Херхеров - полковник.

Полвека минуло с того дня, как 21 августа 1957 года в СССР впервые состоялся успешный пуск первой в мире межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 (знаменитой королёвской «семерки») на дальность 6200 км – со стартового стола на Байконуре в сторону полигона Кура на Камчатском полуострове. 4 октября 1957 года такой же ракетой был запущен на околоземную орбиту первый искусственный спутник Земли ПС-1. Но если событие, произошедшее 21 августа, осталось не замеченным мировой общественностью, то после вывода в космос советского ИСЗ западные газеты запестрели заголовками, смысл которых сводился к следующему: русские создали оружие «судного дня».

ПЕРВОЕ И ВТОРОЕ ПОКОЛЕНИЯ

Правда, нельзя сказать, что случившееся явилось для американских военных, ученых и конструкторов неожиданным сюрпризом, тем более что работы над МБР Atlas и Titan велись уже несколько лет и находились на стадии подготовки к полетным испытаниям. Но именно 21 августа 1957 года можно назвать днем рождения нового вида оружия – межконтинентальных баллистических ракет.

В 1959 году в Соединенных Штатах была принята на вооружение МБР Atlas-D. Ее модификации до сих пор применяются в качестве коммерческой ракеты-носителя. У нее оригинальная конструкция, она оснащена тремя двигателями на криогенном топливе (компоненты: горючее – керосин RP-1, окислитель – жидкий кислород). Все три ЖРД начинают работать одновременно при запуске ракеты, имеют общие топливные баки. Камеры сгорания установлены в шарнирных подвесах.

Два двигателя общей тягой 136 тонн и продолжительностью работы 180 секунд расположены под обтекателями нижней части бакового отсека по сторонам РН и выполняют роль стартовых ускорителей. Маршевый двигатель тягой 27 тонн размещен по оси ракеты, у него значительно большая продолжительность работы – около 5 минут. После прекращения работы стартовые двигатели отделяются от ракеты вместе с хвостовым отсеком. Вторая ступень, включающая общие топливные баки, разгоняется далее до требуемой скорости. Наличие общих топливных баков делает размеры и вес конструкции первой ступени сравнительно небольшими, что дает основание назвать Atlas полутораступенчатой ракетой.

Для МБР 1-го поколения Atlas и Titan-1 Ливерморская национальная лаборатория разработала единое ЯЗУ W-38 весом 1390 кг и мощностью 3,75 Мт. Всего в период с мая 1961 по январь 1963 года произведено 110 боеголовок для ракет Atlas и 70 боеголовок для МБР Titan-1.

Ракеты LGM-25 Titan-2, как и советские Р-16 (SS-7) и Р-9А (SS-8), относятся к МБР 2-го поколения. В отличии от ракет 1-го поколения их пусковые установки размещались не на стартовых столах, а в подземных шахтах. И хотя защищенность от ядерного взрыва первых ШПУ – как советских, так и американских – была невысока, на уровне 1000 psi (70 кг/кв. см), все же это было лучше, чем ничем не прикрытая ракета на поверхности земли.

Ракета Titan-2 – двухступенчатая, с ЖРД на низкокипящем топливе. Она несла девятимегатонную боеголовку W-53 весом 2815 кг – самую мощную из когда-либо развернутых в США – и могла быть доставлена на расстояние до 15 тыс. км. С декабря 1962 до декабря 1963 года было произведено приблизительно 60 W-53.

Первую МБР Titan-2 поставили на боевое дежурство в апреле 1963 года в Аризоне. В июне того же года вступила в строй первая эскадрилья этих ракет (9 ШПУ), а все 54 МБР были развернуты к концу декабря. 18 ПУ находились на базе AFB Девис-Монтан в Аризоне, 18 ПУ – на базе AFB Литл-Рок в Арканзасе и 18 ПУ – на базе AFB Мак Коннел в штате Канзас. С февраля 1978 до декабря 1979 года все ракеты прошли модернизацию с целью повышения точности (КВО) доставки боеприпаса. Две однотипные аварии в результате утечки окислителя, результатом которых стали взрывы в одной и той же эскадрилье в Литл-Рок 24 августа 1978 года и 19 сентября 1980 года, привели к безвозвратной потере двух ШПУ. Отсюда и цифры общего количества МБР в 1052 единицы во многих справочных изданиях, выпущенных в 1980-е годы. Снятие с вооружения авиакрыла «Титанов» началось в сентябре 1982 года. Последняя ракета снята с боевого дежурства в мае 1987 года.

РОЖДЕНИЕ «КАННИБАЛОВ»

LGM-30D и LGM-30F («Минитмен-1» и «Минитмен-2») – первые представители американских МБР 3-го поколения. Впервые на этих межконтинентальных ракетах установили твердотопливные реактивные двигатели (РДТТ) и цифровые компьютеры Autonetics D-17 в системе управления полетом. Программируемая инерциальная система наведения до «Минитменов» не применялась в конструкциях БР и КР как американского, так и советского производства. Такого рода технические новшества позволили добиться значительного качественного скачка в боевой готовности: теперь для подготовки ракеты к пуску требовалось вместо нескольких часов не более 30 минут.

Использование вычислительной техники в процессе управления полетом МБР на активном участке вдобавок на порядок увеличило точность доставки ядерного заряда к цели. Если круговое вероятное отклонение межконтинентальных ракет 1-го и 2-го поколения Atlas-D, Titan-1 и Titan-2 доходило до двух миль, то КВО «Минитмен-1» не превышало 400 ярдов (370 м). Советские ракетостроители стали применять цифровые процессоры в системах управления полетом МБР на 10 лет позже. Рубеж КВО 500 м был достигнут в начале 1970-х годов первыми модификациями МБР 4-го поколения.

С появлением новых ракет изменились и военные доктрины – теперь главными объектами ударов являлись не так называемые «незащищенные площадные цели»: города, промышленные центры, аэродромы, базы сухопутных войск и ВМФ, а «защищенные точечные»: ШПУ МБР и БРСД, подземные командные пункты и т.д. Благодаря приобретенным качествам МБР 4-го поколения превратились из «убийц городов» в «каннибалов», поэтому встал вопрос об уязвимости собственно самих МБР.

ПОИСКИ «НЕУЯЗВИМОСТИ»

«Окно уязвимости» – термин, родившийся на сенатских слушаниях в США в конце 1970-х годов в связи с появлением у СССР тяжелых ракет SS-18. Однако уже в октябре 1972 года после первых успешных тестовых пусков этих советских МБР в Америке заговорили об очередным «ракетном отставании» от Советского Союза. В спешном порядке Пентагон выдал заказ на новую ракету фирме «Мартин Мариэтта». Программа разработки получила наименование Missile experiment (MX), впоследствии именно оно и закрепилось за ракетой.

Но в 1976 году Конгресс отказался финансировать программу на основании того, что выбранный способ базирования в ШПУ «Минитменов» и «Титанов» делает будущую ракету уязвимой от боеголовок советских SS-18. Работы над МХ возобновились в 1979 году, после того как президент Картер одобрил так называемый ипподромный (Race-track) проект базирования, предусматривающий строительство 4600 горизонтальных укрытий в пустынных районах штатов Юта и Невада и 200 транспортно-пусковых установок с ракетами MX.

Поиски «неуязвимости» ракет MX продолжились с приходом в Белый дом Рональда Рейгана. В 1981 году из множества предлагаемых вариантов был выбран способ базирования, названный Closely Spaced (компактная группа). Тогда предполагалось разместить MX в стальных шахтных пусковых установках. Для 100 ракет такие ШПУ плюс 400 ложных ШПУ намечалось построить на удалении 800 футов (550 м) друг от друга на территории общей площадью 26–39 кв. км.

Суть системы базирования «компактной группой» состояла в том, чтобы разместить стартовые шахты ракет близко друг к другу и сделать их сверхпрочными 10 000 psi (700 кг/кв. см). В результате независимо от мощности атакующих боеголовок взрыв каждой из них должен был уничтожить меньше стартовых шахт, чем прикрыть от поражения ШПУ другими боеголовками (так называемый «эффект братоубийства»). Теоретически это должно было обеспечить выживание более 50% МБР. Но договор ОСВ-2 запрещал строить новые шахтные пусковые установки, а доказать, что ПУ является контейнер ракеты, а не стальной стакан, не удалось, и американцы отказались от этих планов.

Герберт Сковилл, бывший заместитель директора ЦРУ, в свой статье в «Нью-Йорк таймс» 8 октября 1981 года писал: «...важнейшим критерием для оценки системы MX была ее способность уцелеть после ядерного удара русских. Президент Рейган совершенно правильно отказался от всех проектов многошахтной системы укрытий, ибо они не гарантировали такой выживаемости. При всем том президент, продолжая утверждать, что для наших стратегических сил в 1980-е годы будет существовать «окно уязвимости», намеревается разместить ракеты MX в существующих стартовых шахтах ракет «Минитмен». Повысив прочность стартовых шахт вдвое, можно выиграть время до тех пор, пока не удастся разработать другие методы повышения неуязвимости».

ПОСЛЕДНИЙ ОТВЕТ СССР

Между тем в Советском Союзе никогда не почивали на лаврах успехов в ракетостроении, достигнутых к началу 1960-х годов. Свидетельством тому являются тяжелая МБР, известная на Западе как SS-18, и легкие МБР SS-X-16, SS-17, SS-19 (опять-таки по натовской классификации), относящиеся к межконтинентальным ракетам 4-го поколения. Кстати, фактически под наименованием SS-18 скрывались три разные ракеты Р-36М, Р-36М УТТХ, и Р-36М2. Они отличались конструктивно, а также стартовым (от 211 до 220 тонн) и «забрасываемым» весом (от 7600 кг до 8800 кг).

Но главное отличие их друг от друга – головная часть. Ракеты всех трех версий были развернуты как с моноблочной ГЧ, так и с РГЧ ИН. Ракеты с моноблочными ГЧ несли самые мощные ядерные заряды, когда-либо развернутые на МБР.

Р-36М создавались для замены устаревающих к тому времени Р-36 (SS-9). Полетные испытания МБР проводились с октября 1972 по октябрь 1975 года. Ракета с моноблочной ГЧ 15В86 мощностью 24 Мт была развернута первой, поэтому на Западе она получила наименование SS-18 Mod 1. Ракеты с моноблочной ГЧ заступили на боевое дежурство в конвертированных ШПУ Р-36 в Домбаровском (13-я ракетная дивизия РВСН) в декабре 1974 года.

Но большинство Р-36М было оснащено РГЧ ИН (MIRV) – 8 боеголовок 15Ф143 мощностью 900 кт каждая. На Западе эти ракеты получили наименование SS-18 Mod 2. Они заступили на боевое дежурство в ноябре 1975 года. С июля 1978 по август 1980-го проводились испытания ракеты с маневрирующими боеголовками 15Ф678 (MARV), но на вооружение они так и не поступили. Следующая модификация ракеты Р-36М УТТХ проходила испытания с РГЧ ИН с октября 1977 до ноября 1979 года, она известна на Западе как SS-18 Mod 4. Ракета несла уже 10 боеголовок 15Ф173 мощностью 550 кт каждая. Небольшое количество ракет были оснащены моноблочными ГЧ 15В86 – западное наименование SS-18 Mod 3.

В сентябре 1979 года первые три полка Р-36М УТТХ заступили на боевое дежурство. К началу 1983-го развертывание Р-36М УТТХ достигло своего максимума – 308 ШПУ. 204 из 308 шахт имели степень защищенности от ударной волны на уровне 7000 psi (500 кг/кв. см), что позволило надежно укрыть ракеты не только от боеголовок Mark-12/ W-62, но и от усовершенствованных Mark-12A/W-78 МБР «Минитмен-3». Остальные советские ракеты 4-го поколения – 614 единиц – находились в шахтах, укрепленных до уровня 2500 psi (175 кг/кв. см).

Последней модификацией ракеты SS-18, принятой на вооружение, стала Р-36М2 «Воевода». Испытательные пуски МБР проводились с марта 1986 по сентябрь 1989 года. Развернута она была в двух версиях – SS-18Mod 5 с РГЧ ИН – 10 боеголовок 15Ф183 мощностью 750 кт и моноблочная SS-18 Mod 6. Производство «тридцать шестых» прекратили в августе 1990 года. Вероятно, к середине 2015 года оставшиеся МБР будут сняты с вооружения.

Появление в середине 1980-х годов межконтинентальных ракет 5-го поколения MX (LGM-118A), Midgetman (MGM-134), SS-24, SS-25 только обострило проблему уязвимости МБР, поскольку круговое вероятное отклонение сократилось до 90–200 м, реальностью стало достижение величины давления во фронте ударной волны на конструкцию ШПУ 2000–2200 кг/кв. см. Дальнейшее усиление ШПУ без радикального изменения подхода к решению этой неотложной проблемы было невозможно. Впрочем, выход удалось найти еще в конце 1970-х годов. Строительство бетонных укрытий вокруг шахты без изменения конструкции самой ШПУ позволило бы добиться увеличения степени защищенности на порядок – до уровня 2250 кг/кв. см.

Здесь необходимо отметить, что перевод МБР на колеса или рельсы – отнюдь не спасительная панацея в наше время. Наивно полагать, что в современных условиях возможно надежно спрятать мобильный ракетный комплекс от современных средств обнаружения даже на необъятных просторах России. Мобильная ПУ – это прежде всего металлический объект длиной более 24 м, шириной около 3,5 м и высотой почти 5 м, к тому же излучающий большое количество тепла и являющийся источником электромагнитного излучения одновременно в десятке диапазонов частот. Надо помнить, что мобильная ПУ не имеет защиты даже от обычных средств поражения, включая легкое стрелковое оружие.

Из заявленных планов производства МБР «Тополь-М» нетрудно предположить, что в 2015 году новыми ракетами будут вооружены две ракетные дивизии: 54-я в Тейково (Ивановская область) – 54 мобильные ПУ, 60-я в Татищево (Саратовская область) – 76 ШПУ. Две дивизии, 130 пусковых установок – это все, что у нас останется в ближайшем будущем от шести армий и 1398 ПУ. Возможен ли ответный удар после налета 500 «Минитменов»? И не пришло ли время задуматься о собственном «окне уязвимости»?

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика