Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Стратегическая триада Поднебесной

 07.07.2006

концепции

Владимир Белоус

Стратегическая триада Поднебесной

Китайские ядерные программы осуществляются ударными темпами

Бомбардировщики Ту-16, поставленные Советским Союзом КНР, были первыми носителями китайского ядерного оружия.


Фото из книги «Авиация России»

Об авторе: Владимир Белоус - ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, генерал-майор в отставке.

Уже в настоящее время на наших глазах Китай превращается в один из наиболее влиятельных центров силы ХХI столетия, чему в немалой степени способствует переоснащение его вооруженных сил, наращивание ракетно-ядерного потенциала, который по общему количеству боезарядов превзошел аналогичные показатели Франции и Великобритании. Впрочем, при его оценке следует учитывать глубокую закрытость военных приготовлений КНР. Однако именно поэтому нельзя исключить, что когда-нибудь подлинные данные о ядерной триаде Пекина превзойдут самые смелые прогнозы аналитиков и явятся неожиданным сюрпризом для мирового сообщества.

СОБСТВЕННЫМИ СИЛАМИ

Обращаясь к недавней истории, специалисты отмечают, что руководство коммунистического Китая проявило интерес к ядерному оружию вскоре после победы в гражданской войне над гоминдановцами. На стремление овладеть этим видом ОМУ большое влияние оказала трехлетняя корейская кампания (1950–1953 годы). Вскоре после ее окончания в ходе рассекречивания некоторых американских документов, касающихся планов ведения армией США боевых действий, стало известно о подготовке к нанесению ядерных ударов по группировкам северокорейских и китайских войск.

Внимание Пекина к ядерному оружию еще более резко возросло после присутствия заместителя председателя КНР Чжу Дэ, министра обороны Пэн Дэхуая и некоторых других высокопоставленных китайских военачальников на общевойсковом учении на Тоцком полигоне в СССР 14 сентября 1954 года. Реальный взрыв атомной бомбы, сброшенной с самолета, произвел на гостей из Поднебесной ошеломляющее впечатление. Не исключено, что под влиянием их рассказов Мао Цзэдун в ходе встречи в октябре 1954 года обратился к Никите Хрущеву с просьбой раскрыть секрет устройства атомного оружия и помочь наладить в Китае его производство.

Однако первый секретарь ЦК КПСС не поддался на уговоры и под благовидным предлогом отказался выполнить настоятельное пожелание китайского лидера. Однако это не остановило руководство КНР, и в январе 1955 года секретариат ЦК КПК принимает решение о создании атомного оружия собственными силами. Секретному проекту был присвоен шифр «02». К работе над ним привлекли около 900 научных и промышленных организаций во главе со Вторым министерством машиностроения. В его ведение вошли: предприятия по добыче урановой руды (рудники Ченсян, Хеншан, Дапу, Шанграо), по ее переработке и обогащению (Баотоу, Дзиуцян, Ланьчжоу, Хэнъян), Центр по переработке плутония Цзюцюань, Северо-Западный центр развития вооружений Цинха (впоследствии – Девятая академия), Пекинский институт ядерного оружия, Институт атомной энергии Академии наук КНР, испытательный полигон «Лобнор» и др.

Напряженная работа вскоре принесла желанные плоды: в октябре 1964 года на полигоне «Лобнор» был проведен первый испытательный взрыв атомного заряда мощностью 22 Кт, а Китай приобрел «де-юре» и «де-факто» ядерный статус. Работы над новым оружием обрели «второе дыхание», не прошло и трех лет, как в июне 1967 года в КНР состоялся испытательный взрыв термоядерного заряда мощностью около 3 Мт. В 1988 году китайские специалисты испытали ядерный заряд мощностью 1–5 кт с повышенным выходом нейтронного излучения. Следовательно, КНР стала обладателем нейтронного оружия, что впоследствии было официально подтверждено Пекином.

Все это способствовало налаживанию и развитию серийного производства, совершенствованию арсенала ядерного оружия различного назначения. В этих целях Китай провел 45 ядерных испытаний, в том числе последний 29 июля 1996 года уже после моратория, объявленного Россией и США. В сентябре 1996 года КНР присоединилась к Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Вместе с тем, по оценкам специалистов, непрерывное наращивание соответствующих научно-технических и производственных возможностей позволяло ядерной промышленности Китая к концу ХХ века изготавливать ежегодно до 75 единиц ЯО, а их общее количество, находящееся в боевом составе, довести до 400 единиц (с учетом гарантийного срока эксплуатации 10–12 лет, после чего они подлежат демонтажу). Всего, полагают эксперты, в КНР произведено 1200–1500 ядерных боезарядов.

АВИАЦИОННЫЕ СРЕДСТВА ДОСТАВКИ

Создание ядерного оружия сразу же поставило руководство КНР перед проблемой приобретения возможных средств его доставки к целям в случае необходимости военного применения. С самого начала основная ставка была сделана на бомбардировочную авиацию, поскольку Китай в ту пору мог получать боевые самолеты из Советского Союза.

В 1959 году СССР передал КНР лицензию на производство бомбардировщика Ту-16, получившего в Поднебесной наименование Н-6 («Хун-6»). Всего китайцы построили около 120 таких машин, которые и в настоящее время, несмотря на устаревание тактико-технических характеристик, находятся в боевом составе и остаются основной ударной силой бомбардировочной авиации КНР.

«Хун-6» сведены в 4-й отдельный полк ВВС Народно-освободительной армии Китая (НОАК) (всего 15 эскадрилий), дислоцирующийся на авиабазах «Датун», «Викун», «Наншуй». Самолет имеет двойное предназначение и может использоваться для нанесения авиаударов как с применением обычного, так и ядерного оружия. В КНР проводится постоянная модернизация этих бомбардировщиков, однако они обладают довольно низкими возможностями по преодолению современной ПВО, не обеспечивают высокой точности бомбометания, не имеют системы дозаправки в воздухе, вследствие чего их радиус боевых действий не превышает 3100 км. В то же время у «Хун-6» вполне приемлемые показатели при нанесении атомных авиаударов, что было продемонстрировано ими при проведении двух ядерных испытаний: атомной бомбы в мае 1965 года и термоядерной бомбы мегатонного класса в июне 1967 года.

В составе китайской фронтовой авиации находятся 30 истребителей-бомбардировщиков Q-5 («Цянь-5»), представляющие собой модернизированные советские самолеты МиГ-17. Они способны нести авиабомбы, в том числе и ядерные. Определенные надежды по укреплению стратегических возможностей ВВС командование Народно-освободительной армии связывает с принятием на вооружение разработанного авиакорпорацией «Сян» нового истребителя-бомбардировщика Н-7. Одновременно Пекин закупил современные боевые самолеты у России: 26 Су-27 поступили на вооружение 3-й авиадивизии на базе Вучжу, в 250 км к востоку от Шанхая. КНР также приобрела лицензию на производство этих машин, и к 2015 году в боевом составе ВВС НОАК их должно насчитываться 200 единиц. Правда, пока эксперты не пришли к единому мнению о том, выпускается ли модификация Су-27 в варианте носителя ядерного оружия, хотя, по общему признанию, сделать это весьма несложно.

Между тем в августе 1999 года был подписан контракт на поставку КНР 40 истребителей Су-30МКК, выполнение которого завершилось в 2001 году. Вместе с тем эксперты отмечают, что информация о боевых возможностях китайских ядерных сил воздушного базирования является весьма неполной.

РВСН ПО-ПЕКИНСКИ

Во второй половине 1950-х годов с помощью советских специалистов было положено начало освоению китайцами ракетной технологии. СССР передал КНР две ракеты Р-2 (модернизированная немецкая БР ФАУ-2) с дальностью полета до 600 км. Одновременно Китай получил комплект технической документации, позволявший организовать на его основе производственный процесс.

Несколько позднее «великий северный сосед» отправил в Поднебесную техническую документацию ракеты Р-12, способной преодолеть уже около 2 тыс. км. На основе этой БР китайскими специалистами была сконструирована ракета средней дальности «Дунфэн-1» («Восточный ветер»), которую в 1970 году приняли на вооружение НОАК.

В целом же ракетные технологии осваивались в Китае с нарастающими темпами и в три этапа. На первом – разрабатывались ракеты средней дальности (стрельба на расстояния от 1000 до 2700 км), на втором – баллистические ракеты промежуточной дальности (от 2700 до 5500 км), на третьем – межконтинентальные баллистические ракеты (более 10 тыс. км). В 1970-х годах было завершено создание БР «Дунфэн-3» (2800 км) и «Дунфэн-4» (5500 км), которые доныне несут боевое дежурство. «Дунфэн-3» продемонстрировала высокую техническую надежность, и на ее базе была создана ракета-носитель первого китайского искусственного спутника Земли, успешно запущенного в космос 24 апреля 1970 года.

Ракетные базы «Дунфэн-3» находятся в районах Южного и Северо-Восточного Китая (Цзяньшуй, Куньмин, Иду, Тонхуа, Деншахе, Ляньсиван). Они, по докладам разведслужб, были некогда нацелены на территорию СССР, Индии и Тайваня. С 1986 года на замену «Дунфэн-3» стали поступать мобильные комплексы с двухступенчатыми ракетами «Дунфэн-21», которые размещались на базах «Цзяньшуй», «Тонхуа», «Ляньсиван». БР «Дунфэн-4» оснащены туннельные и пещерные пусковые установки на базах «Да Цайдам», «Сяо Цайдам», «Делинха», «Суньдян», «Тондао».

В пределах досягаемости китайских ракет оказалось примерно 2/3 территории СССР, объекты на Корейском полуострове, в Японии, на Тайване, в странах Юго-Восточной Азии, Северо-Восточной части Индии. В 1980 году были проведены первые испытательные пуски межконтинентальных БР «Дунфэн-5», а уже через год они стали поступать в Народно-освободительную армию. Ракетные части МБР вошли в состав особого стратегического объединения – 2-го артиллерийский корпус – и выделились в самостоятельный вид ВС Китая. Ибо 2-й арткорпус включает в себя штаб, 7 ракетных баз, 10 дивизий, дивизию раннего предупреждения, полки связи, технического обеспечения и охраны. Общая численность личного состава – около 90 тыс. человек.

Ныне (по данным СИПРИ) Китай имеет около 20 МБР и до 100 ракет с дальностью действия от 1800 до 5500 км. Создается группировка из 20 мобильных грунтовых комплексов с твердотопливными ракетами «Дунфэн-31» (дальность полета – 8000 км), которые могут доставить к цели ядерные боезаряды мощностью 2,5 Мт. В дальнейшем «Дунфэн-31», как планируется, будет нести 3–4 разделяющиеся боеголовки типа MIRV мощностью от 200 кт до 1 Мт.

К 2010 году ожидается поступление на вооружение новой мобильной твердотопливной МБР «Дунфэн-41» с дальностью полета до 12 тыс. км. Эти твердотопливные ракеты должны обладать повышенной точностью и оперативностью, размещаться на мобильных платформах, оснащаться 3–4 разделяющимися боеголовками индивидуального наведения мощностью от 200 кт до 1Мт.

Согласно последнему обзору Пентагона (DOD), Китай проводит модернизацию своих ракетно-ядерных сил и постепенно наращивает боевой потенциал ядерного сдерживания путем увеличения числа боеголовок, способных достичь территории США. Пекин также намерен расширить возможности боевого использования своего ракетно-ядерного оружия в прилегающих районах Восточной Азии. В обзоре американского военного ведомства утверждается, что Китай может иметь в ближайшее время до 30 МБР, способных достичь территории США, и 60 – к 2010 году.

В целях укрепления военно-стратегического положения КНР в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также на случай возможного обострения ситуации вокруг Тайваня китайское руководство осуществляет широкую программу создания тактических и оперативно-тактических ракет для оснащения ими сухопутных войск НОАК. В 1990 году были успешно завершены летно-конструкторские испытания мобильных твердотопливных БР «Дунфэн-11» (М-11) и «Дунфэн-15» (М-9) с дальностью стрельбы 300 и 600 км соответственно, способных доставлять ядерные боезаряды. По сведениям тайваньских спецслужб, в трех южных провинциях Китая развернуто от 160 до 250 таких ракет, что, однако, не подтверждается данными СИПРИ.

МОРСКАЯ КОМПОНЕНТА

Руководство КНР не скрывало намерений иметь в своем распоряжении стратегическую ядерную триаду, и начиная с середины 1970-х годов в стране приступили к созданию подводных ракетоносцев и баллистических ракет для их оснащения. Как показали дальнейшие события, при осуществлении программы китайцы столкнулись с серьезными трудностями как в отношении разработки БР морского базирования, так и – особенно – их носителей-субмарин.

В 1989 году в боевой состав 9-го подводного флота ВМС НОАК вошла первая атомная подводная лодка типа «Ся» (проект 092), которая была приписана к военно-морской базе «Цзяньгэчжуан». На ней размещается 12 моноблочных ракет «Цзюлан-1» («Большая волна»). Эта БР прошла летные испытания в 1981–1984 годах, включая удачный запуск с морской установки на основе модернизированной советской подлодки класса «Гольф». Ракета имеет дальность полета до 1700 км и несет боеголовку мощностью до 300 кт. Однако, как полагают эксперты, она скорее всего еще не достигла полной оперативной готовности.

В июле 2004 года на воду была спущена первая атомная субмарина проекта 094, работы над которой продолжаются уже более десяти лет. Планы развития морской группировки СЯС предусматривают строительство в течение ближайшего десятилетия 4–6 атомных подводных лодок с 16 пусковыми установками ракет «Цзюлан-2», морского варианта «Дунфэн-31» (возможно, с РГЧ ИН, дальность полета 7500–8000 км), на каждой. Они будут способны наносить удары практически по всей территории США, находясь вблизи китайских берегов.

При этом специалисты отмечают, что КНР сталкивается с серьезными трудностями, включая создание надежных атомных реакторов и систем подводного старта ракет. В 2002-м и 2003 годах Китай провел неудачные испытания новой ракеты, однако в 2004 году было принято решение о перевооружении подлодки «Ся» на ракеты «Цзюлан-2». Но сведения о состоянии ПЛА и новой ракеты довольно противоречивы. Результатом трудностей, с которыми столкнулись китайские специалисты, явилось постоянное нахождение ракетоносца в акватории прибрежных морей. Эксперты придерживаются мнения о том, что ввод в строй новой БРПЛ состоится не ранее конца нынешнего десятилетия.

материалы: Независимое военное обозрение© 1999-2006

Опубликовано в Независимом военном обозрении от 07.07.2006
Оригинал: http://nvo.ng.ru/concepts/2006-07-07/4_triada.html

 

 

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика