Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Двухгодичники генералам не нужны

Двухгодичники генералам не нужны

Игорь Плугатарёв

 НВО, № 14, 2006 г.

http://nvo.ng.ru/forces/2006-04-28/3_years.html

Зато пока они необходимы для латания кадровых прорех в военных округах и на флотах



В ближайшей перспективе Вооруженные силы собираются решительно освободиться от «лишних» офицеров-двухгодичников (или «пиджаков», как их называют на армейском сленге). О том, что Министерство обороны отказывается от института офицеров, которые после окончания военных кафедр гражданских вузов призывались в войска сроком на два года, заявил 15 апреля на пленарном заседании Общественной палаты РФ генерал армии Николай Панков.

ПЯТИКРАТНЫЙ ПЕРЕБОР ПРИ ДЕФИЦИТЕ

Статс-секретарь – заместитель министра обороны назвал данную меру вынужденной. Причины тому две. Во-первых, как считают генералы, у «пиджаков» крайне слабый профессиональный уровень; во-вторых, их, подготовленных на военных кафедрах гражданских вузов главным образом в качестве офицеров запаса, «расплодилось» так много, что не укладывается ни в какие разумные «сверх нормы». «По некоторым военным учетным специальностям мы имеем пятикомплектный резерв офицеров запаса», – указал Панков.

Впрочем, он сразу дал понять, что военное ведомство «пиджаков» напрочь не отвергает, но заказ Минобороны на подготовку двухгодичников уменьшится до разумных пределов, и произойдет это в рамках реформы военного образования. Причем будут сокращены и военные кафедры гражданских вузов, и 17 военно-учебных заведений МО (из 78 ныне действующих). При этом, по словам Панкова, суммарную численность переменного состава (курсантов и слушателей) в оставшемся 61 вузе, наоборот, планируется увеличить на 5%.

Однако с планами военного руководства вряд ли соглашаются в войсках. Ведь «пиджаки», как бы к ним ни относиться, – это тот неисчерпаемый резерв, благодаря которому в округах и на флотах утоляют кадровый голод на офицеров, стоящих на первичных должностях. Ибо не секрет, что многие лейтенанты, едва прибыв в назначенное место службы, сразу пишут рапорта с просьбой об увольнении из Вооруженных сил. Тут-то двухгодичники и выручают.

Вот характерный пример по Балтийскому флоту (БФ). В 2005 году здесь, по информации заместителя командующего – начальника штаба БФ вице-адмирала Александра Клецкова, уволились в запас более 70 лейтенантов. А всего досрочно ушли на гражданку не менее 500 офицеров. И ладно бы еще по причинам социально-бытовым (4 тыс. военнослужащих вовсе не имеют крыши над головой и еще 2 тыс. нуждаются в улучшении жилищных условий, притом что служебное жилье составляет всего 13% от потребности). Но, приводит печальную статистику Клецков, «почти каждый пятый не видит для себя и служебных перспектив». Кадровая текучесть напрямую влияет на боеготовность, констатирует адмирал. И вакансии на Балтфлоте пытаются замещать именно за счет офицеров-двухгодичников путем призыва их из запаса. На смену семидесяти ушедшим выпускникам военных училищ, по словам Клецкова, «удалось поставить под ружье около ста человек».

Подобное положение дел и на других флотах, а также во всех шести военных округах. По данным заместителя главкома Сухопутных войск генерал-полковника Владимира Молтенского, ежегодно из армии увольняется 15% кадровых офицеров (по сути, несколько училищ работает вхолостую). Дефицит командиров наблюдается и в частях постоянной боевой готовности. И хочешь не хочешь, а главному кадровику Панкову и его подчиненным на местах так или иначе приходится утолять этот кадровый голод за счет выпускников военных кафедр гражданских вузов.

В настоящее время в войсках на первичных офицерских должностях «пиджаков» довольно значительное число. 21 апреля обозревателю «НВО» довелось присутствовать на 1-й научно-практической конференции «Студенты и армия». Организованная при участии Академии военных наук, она прошла в стенах Московского государственного лингвистического университета (МГЛУ) (бывший институт им. Мориса Тореза). Там в числе других выступал представитель Общевойсковой академии Минобороны полковник Владимир Киселев, который привел такие цифры. Если ныне в самых многочисленных Сухопутных войсках в должностях командиров батальонов служит «только» 8% (в советское время, по сведениям «НВО», на многомиллионную армию таковых было меньше 1%) тех, кто пришел в армию с военных кафедр, то ротами командуют уже 32%, а взводами – все 80%.

Генерал Молтенской считает, что мировоззрение у этих 80% – на уровне солдата-срочника, и даже видит в них одну из причин разгула издевательств в армии: «Ясно, что эти мальчишки, которые закончили военные кафедры в гражданских вузах, не могут стать примером, научить солдата дисциплине, обращению с оружием, они не в состоянии поддерживать порядок в казарме. Поэтому у нас процветает дедовщина». Председатель комитета Государственной Думы по обороне генерал-полковник Виктор Заварзин также полагает, что «так называемые офицеры-двухгодичники – для армии просто беда». По его словам, едва ли не у каждого из них «психология временщика, которому лишь бы «отбарабанить» два года – и домой», и ни о каком служебном рвении речи идти не может.

Заявления эти, хоть и небеспочвенны, тем не менее больше странные, чем достаточно объективные. Особенно если учесть, что, например, даже в дислоцированной на Северном Кавказе 58-й воюющей армии «пиджаки» составляют 42% от общего числа командиров. В сентябре–октябре прошлого года 58-я на учебных полигонах Адыгеи, Дагестана, Ингушетии, Северной Осетии и Ставропольского края проводила крупные антитеррористические учения, в которых было задействовано и большое число офицеров-двухгодичников (это, как тогда подчеркивалось, являлось одной из особенностей данных маневров). Так вот, по признанию самих генералов, «эти мальчишки» справлялись с поставленными задачами не хуже кадровых офицеров.

ЧЬЯ-ТО БОЛЬШАЯ ОШИБКА

Но и сами учащиеся гражданских институтов, университетов, академий недовольны упразднением с 2008 года большинства военных кафедр, потому что у многих в одночасье утратится законная возможность избежать службы в армии в качестве солдата-срочника. Во всяком случае, это дал понять обозревателю «НВО» на упомянутой выше научной конференции «Студенты и армия» один из пока еще будущих двухгодичников по имени Евгений. О том же говорил в своем выступлении и начальник военного факультета МГЛУ полковник Лубяненко. Он оперировал такими цифрами. На 140 учебных мест военной кафедры университета ежегодно претендуют 180 человек. Из них 50% подают заявления лишь для того, чтобы избежать солдатской службы. В прошлом году с факультета было отчислено 42 человека (около 15%). «Это много, – сказал Лубяненко, – но зато остались самые надежные». Для этих «самых надежных» в вузе учреждены стипендии им. маршала Жукова 1, 2 и 3-й степеней (соответственно 1 тыс., 900 и 800 руб.), а фамилии удостоенных заносятся на специальную почетную доску наряду с выпускниками-медалистами.

Видимо, на конференции присутствовали именно эти «самые надежные» (включая и девушек): все были в военной форме, причем на каждом она сидела довольно ладно, не хуже, чем на курсантах военных вузов, где каждый день – утренние осмотры. Следует указать, что некоторые из этих студентов в феврале приобрели опыт военной службы на флагманском крейсере Черноморского флота «Москва»: в качестве переводчиков ходили с визитом в Италию, обеспечивали работу делегации, которую возглавлял министр обороны Сергей Иванов. Там-то они (по признанию в выступлении на конференции одного из участников этого похода – студента Якимова), далекие от, так сказать, практических военных обычаев, тем более флотских, впервые не только узнали, что являются «пиджаками», но и почувствовали соответствующее отношение к себе со стороны экипажа. С другой стороны, увы, они лишний раз убедились в непривлекательности военной службы, о которой им в разговорах поведали офицеры. Причем среди причин последние называли не только низкие зарплаты и проблемы с обретением крыши над головой, но и слабое переоснащение современной техникой ВМФ...

Полковник Лубяненко указал на еще один аспект негативного отношения к закрытию большинства военных кафедр. Он отметил, что Министерство обороны собирается ликвидировать институт подготовки к военной службе в гражданских вузах в тот момент, когда не только не работает, но еще и не создана система первоначального военного обучения в школах, даже на уровне той, которая существовала во времена Советского Союза. Кроме того, на всех военных кафедрах у студентов формируют положительное отношение к армии, что в современных условиях, когда в обществе о Вооруженных силах говорят преимущественно в негативном ключе, когда телевидение и радио «полощут» армию как им заблагорассудится, тоже очень важно. По словам начальника факультета, и те выпускники военных кафедр, которых не призывают в Вооруженные силы, и – особенно – те, которые проходят через два года службы в офицерских погонах, то есть познают армию изнутри, оказавшись на «гражданке», уже далеко не так однозначно, как многие обыватели, воспринимают все, что говорится, пишется и показывается о положении дел в Вооруженных силах. Они способны объективно оценивать происходящее в ней, а не принимать весь выплескиваемый негатив за чистую монету.

«Поэтому нависшая угроза ликвидации системы подготовки к военной службе в гражданских вузах – чья-то большая ошибка», – подчеркнул начальник военной кафедры МГЛУ.

ТРИ ВАРИАНТА

Как бы там ни было, а из сделанного ранее заявления вице-премьера – министра обороны Сергея Иванова уже известно: из 229 гражданских вузов, в которых имеются военные кафедры, в 2008 году останется только 35. Но их выпускники с того же года не будут призываться на военную службу – они вольются, как в одном из интервью выразился генерал Заварзин, стратегическим резервом Минобороны на случай серьезных военных конфликтов. Еще в 33 вузах военные кафедры преобразуют в учебно-военные центры.

Пока же ежегодно в войска вливаются 7,5 тыс. лейтенантов-двухгодичников. В то время как ежегодный набор на военные кафедры вузов составляет свыше 50 тыс. человек. В этом-то министр и видит «несопоставимость», то есть потребность Вооруженных сил в «пиджаках» более чем в 6,5 раза меньше численности студентов, осваивающих ратные профессии в гражданских институтах и университетах. А всего в настоящее время учится и проходит двухгодичную военную подготовку порядка 170 тыс. человек.

Суть реформы Минобороны и думцы-военные видят в том, чтобы отсечь все «лишнее» при существенном повышении качества подготовки офицеров запаса. С 2008 года студентам будет предложено три возможных варианта «дружбы с армией».

Первый – обучаться на военной кафедре по программе подготовки офицеров запаса.

Второй – готовиться в учебном военном центре вуза для последующего реального прохождения военной службы в войсках по контракту не менее трех лет. В этом случае студент как гражданин, вуз и Минобороны будут заключать трехсторонний договор о том, что с получением диплома выпускник идет служить «трехлетку». Если он передумает, с него в пользу военного ведомства взыщут сумму, потраченную Минобороны на его учебу. Любопытно при этом, что о трех годах говорит вице-премьер – министр обороны Сергей Иванов, а председатель думского комитета по обороне Виктор Заварзин – о целой «пятилетке» такой обязательной службы. Кто из них ближе к тому, «как оно станет» в 2008 году, остается только догадываться.

Третий вариант предусмотрен на случай, если студенту не по душе ни первый вариант, ни второй. Но тогда – изволь год тянуть солдатскую лямку в казарме, носить кирзу и мотать портянки. Как сказал на конференции «Студенты и армия» заместитель начальника Главного управления воспитательной работы Минобороны вице-адмирал Юрий Нуждин, «это такой маленький срок, что вы даже насладиться службой не успеете». Это тот случай, когда в скобках пишут ремарку: «смех в зале».

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика