Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

«Окно в Париж» или воспоминания одним глазком заглянувшего

          ...Заснеженная лента дороги круто ушла влево, оставляя в стороне памятники князю Старицкому и кому-то из советских полководцев, в снежной дымке определить, кому – невозможно. Небольшой спуск, и вот перед удивлёнными взорами открылась панорама Волги, непривычно узкой здесь, в самых верховьях. Высокие берега сплошь покрыты куполами храмов. В те несколько секунд, пока машина скользит по мосту, память услужливо подбрасывает названия, соединяет их с увиденным. Вот Храм Успения Богородицы XVI века – большой купол в окружении четырёх малых, Надвратный Храм, братские палаты, архиерейские палаты, а там, на валу, идущем по-над Волгою, виднеется остаточек монастырской стены... Мост закончился, и неприглядные домишки по обеим сторонам улицы закрыли собой эту величественную картину. Здесь, на этом мосту, в забытом Богом городке русской глубинки и родился Замысел...

 «Окно в Париж» или воспоминания одним глазком заглянувшего

          ...Гордячка-Варшава встретила нас негостеприимно. Мокрым снегом, ветром и лесом сабель. Может и есть другой такой город, но именно Варшава поражает множеством памятников с саблей наголо. Сигизмунд III, Ян Собесский, Костюшко, Домбровский, Понятовский, Пилсудский – это только лидеры! Плюс памятники отличившимся генералам и простым воинам-шляхтичам. Не говоря уже про символ Варшавы – русалочку-воительницу. И все с обнаженными саблями.

          Старо Място (старый город). Удалось разве что окинуть его беглым взглядом. Королевский дворец с дворцовой площадью, собор Иоанна Крестителя, рыночная площадь. Узенькие домики в три окна, пристроенные вплотную друг к другу, богато украшены. Не было в своё время адресов, потому и писали «на Дворцовой площади дом с пеликаном», «Дом с вепрем, что на рыночной площади», «Дом с цветами»..... Их сотни! И все разные!

Русалочка - символ и охранительница Варшавы. По преданию, она каждый раз помогала горожанам отбить свой город от врага

          Но прогулка по Варшаве длится едва ли два часа. И вот, уставшие, промокшие, но счастливые, мы садимся в автобус. За окном замелькали пригороды Варшавы, развязки кольцевой дороги, обычные жилые многоэтажки. Как где-нибудь на окраинах Нижнего. Поля, сады, перелески, хутора с узкой асфальтированной дорожкой, выходящей прямо на трассу. Это всё ещё в новинку, ещё удивляет. Как и снег, который уже и не тщится прикрыть поля. Просто белеет полосками кюветов и отводных канальчиков. Завтра всё уже будет по-другому.....

          .......Утро поражает своим теплом. Это на следующий день после Московских морозов! Можно пройтись просто в свитере. Можно вдохнуть весенний воздух полной грудью. Можно насладиться ароматом хвои и перепревшей травы. И пусть все ханжеские возгласы умолкнут! Да, это была остановка возле туалета! Но запомнилась она не меньше, чем любая европейская столица! .......

        .......Километров сто от немецко-польской границы – и мы в Берлине! Сердце замирает при мысли, что вот-вот мы увидим оплот и сердце Германии. Великой и Гордой. Но побеждённой. Экскурсия проходит именно по этому сценарию. Сначала – тема поражения. Тема торжества советского оружия. Трептоф парк. Монумент советским воинам. «ВЕЛИКИЕ ПОДВИГИ ВАШИ БЕССМЕРТНЫ. СЛАВА О ВАС ПЕРЕЖИВЕТ ВЕКА»!

Советский гвардеец, преклонивший колено

Склонённые знамёна, склонившие головы гвардейцы, скорбящая Родина-мать. Нет, не унизить пришли они сюда, но помочь, спасти. Как умели, как понимали, но не со зла! После парка – два чувства: национальная гордость и холод. Ну, второе это результат того самого утра – всем весна ударила в голову. А вот первое.... Кто как, а ваш покорный слуга проехал по Европе с чувством гордости, что он русский!

          Берлин, тебе тоже пришлось натерпеться! Чего стоит одна эта стена, остатки которой встретишь и тут и там?! Но город не замкнулся, не ушел с головой в воспоминания. Он устремлён в будущее, хотя не забывает и о прошлом. Поразительно широкие, для западной Европы, улицы, скоростные развязки. И – а вот с этим нам придётся ещё долго воевать –  оголтелые велосипедисты. О, это тема отдельного рассказа. Дело в том, что велосипеды в Европе очень распространены. Так что любая улица состоит из трёх частей, а не двух, как у нас. Проезжая часть и тротуар – это понятно, но есть ещё и дорожка для велосипедистов. Соответственно, на перекрёстках по три светофора со всеми вытекающими. Естественна реакция русских туристов – идём себе и на возможность появления велосипедистов поплёвываем между делом. Естественна реакция немецких велосипедистов – крики, гудки, ругань. Но сочетание это весьма комичное. Причем стороны всё понимают: «Дикие люди, чего с них взять!».

        

    Берлинер Дом и Телефункен

          Умолчу про Zoo, как вспомню, что сам не пошел – сердце рвётся на части. Умолчу про Эльзу – монумент славы Прусии, ибо не история есть тема, но дух европейский. Та же судьба и у музеев – отдельная тема, достойная отдельной работы. И не моего скромного пера. А вот на Александерплац остановлюсь поподробнее. Площадь эта находится в самом центре Берлина. В восточной его части. На весь город красуется она своей башней . 328 метров, если память-чертовка не подводит. На высоте 203 метров – смотровая площадка. Море огней, уходящее за горизонт. Отдельные достопримечательности, которые уже успели врезаться в память: Берлинер Дом, Бранденбургские Ворота, та же Эльза...... Ощущений - ровно столько, сколько был там, наверху.

          Уникальная вещь – берлинские медведи. В рамках борьбы за право принять очередные  Игры Берлин проводит и такую кампанию: по всему городу расставлены одинаковые белые медведи. То есть, они были одинаковые и белые, до того как их отдали в руки художникам. На Карл-Либкнехт-штрассе есть такое местечко: стоят сотни полторы медведей, раскрашенные художниками из разных стран. Одна страна – один медведь. Чего там только нет! И статуя свободы, и мексиканский Бог-Солнце, и хорватский хоккеист. Русский медведь тоже есть.... Это был первый раз в Европе, когда мне стало стыдно, что я русский!

        

Перед зданием Бундестага

        Девять часов в Берлине.... Как же это мало! Как же это много! Ноги гудят. Голова уже с трудом удерживает все картины и воспоминания. Ещё не закалённые. Впереди – ночной переезд. Завтра мы увидим Его! Париж......

          .......Фландрия! Солдаты всех времён и народов, кому довелось здесь повоевать, ненавидели эту страну. Я их понимаю! Едкий ветер, норовящий посечь лицо моросью, вечная сырость, непроходящее ощущение холода. Благо, была только короткая остановка. Париж будет уже сегодня.....

       

            ........Париж разочаровывает. Серое небо, серые высотки иммигрантских кварталов, такие у нас где-нибудь в Южном Бутово или Западном Дегунино, серая громада Стад де Франса (ах, если бы тогда знать, что завтра там играют Шотландия с Францией!). Город ещё не открылся чужакам, он затягивает поглубже. Туда, на площадь Трокадеро, откуда между корпусами дворца Шайо открывается прекрасный вид на Марсово поле с Эйфелевой башней. Туда, на набережную Сены с этими букинистическими лавочками и русскими художниками, рисующими настоящие акварели. На Риволи, по которой мы будем ходить каждый день и строить наполеоновские планы осмотра наполеоновского города. А город действительно наполеоновский. Только не самого, а племянника его. Это он, Наполеон Третий, в ужасе увидел, до чего довели Париж! Это он отстроил его наново и превратил в красивейший город мира. Даже стиль новый появился – имперский! Всё благодаря ему. Правда, за всё надо платить, и если раньше все уважали Францию за остроту штыков и стройность колонн, то.... Хотя, что это я, господа и дамы, увлёкся!

            Лувр! Злые языки утверждают, что если потратить на каждый шедевр Лувра 30 секунд, то на осмотр всей коллекции уйдёт полгода. При этом ни есть, ни спать не придётся. Ещё злые языки утверждают, что для осмотра основных достопримечательностей достаточно 5 минут 32 секунды. Но не будем их слушать, давайте просто войдём под своды стеклянной пирамиды, которую злые языки тоже не жалуют, спустимся по эскалаторам под землю и ..... забудем, что есть такие люди, кто может ЭТОГО не ценить! Сказать, что два часа в Лувре это мало, – ничего не сказать. Эти огромные залы увешаны картинами Великих Мастеров. При одном упоминании их имён перехватывает дух. Ведь это Сам Боттичелли! Сам Леонардо! В подлиннике! Та самая Венера Милосская! Та самая Ника! Картины, скульптуры, драгоценные камни и золотые столовые приборы, позолоченная лепнина и восхитительный (Ок, здесь делаем скидку на время укладки и жизненные перипетии) паркет.  А ещё Лувр – это многоголосая и многоязыкая толпа туристов, это мошенники, которые норовят поживиться вашей сумкой или камерой, это негры-охранники с прическами а-ля звезда футбола, дефилирующие с самодовольным видом. Вы увидите то, что захотите. Но пусть это всё же будут Шедевры!

             В Лувре хранятся не все Шедевры. Только те из них, что созданы до 1848 года. Всё что после – это музей современного искусства, музей д’Орсэ. Каюсь, его не посетил, хотя возможность была. А вот посетить музей большой армии (которую сейчас почему-то именуют Великой) возможности не было. Как и музей Почетного легиона, Морской музей и прочая и прочая. Ничего! Даст Бог, не последний раз в Париже!

           

Roi-Soleil. Он же Людовик 14, Король-Солнце, статуя перед дворцом Версаля

         Утро второго дня. Версаль. Резиденция Короля-Солнце. Юноша двадцати с хвостиком лет, вступив на трон, заявляет: «Вы все погрязли в грехе! Вы все только и делаете, что наживаетесь на Франции! Отныне Франция – это я! И все дела я буду решать сам» За точность цитаты не ручаюсь, присутствовать лично не довелось, но смысл сохранён. И вот он начинает строить Францию заново! (А может, и в первый раз) Результат налицо! Ну а жить этот юноша решает в Версале. Здание размеров потрясающих, даже не намного меньше Лувра! Но не здание потрясает, а сад! Это просто моря цветов. На их месте, конечно, только голые клумбы, но воображение подсказывает, что мы здесь увидим летом. Это крестообразный канал, на котором не побрезгует развернуться средних размеров корабль. Это лабиринт живой изгороди и богатые фонтаны. И только час времени на прогулку! Какое преступление! Шире шаг! Мы должны увидеть Трианон! Трианон, на самом деле их два,  Большой и Малый -  это корпуса, в которых Король-Солнце уединялся. Не будем следовать за злыми языками и обсуждать, с кем. Дадим человеку хоть немного личной жизни. И так, любой гражданин Франции мог за определённую сумму присутствовать на утреннем или вечернем туалете короля и королевы, на завтраке, причем можно и за столом, но уже дороже, на родах королевы и даже, пардон, при исполнении супружеского долга! Повторюсь, любой гражданин Франции!

 

Вид парка Версаля и крестообразного канала

            Быстрее, быстрее! Через те самые ворота, в которых можно видеть деревянную брусчатку. Нет, я не сумасшедший, именно деревянную! Бруски плотно пригнаны между собой и глубоко утоплены в землю. Издали – обычная мостовая, а вблизи.... Успели! Небольшой диалог со служителями. Смесь французских приветствий и благодарностей, английских фраз и русских междометий. И вот в руках аудио-гид. С этим чудом науки познакомились ещё в Берлине, в Новой галерее. Под аккомпанемент классической музыки из наушников и щелчков фотоаппаратов японских и русских туристов иду по залам. Гид услужливо рассказывает о пантеоне Богов, украшающем потолки залов. Один Бог – один зал. О картинах и балах, фаворитках и люстрах, интриганах и столах. Обо всём понемножку. Когда экскурсия окончена, остаётся сильное чувство, что что-то я узнал. Оно вскоре сменяется стыдом – мало что запомнил. Но..... Но это всё мгновенно покидает, как только вхожу в Зал Баталий. Это огромное помещение, где висят неимоверных размеров картины. Все победы значительные Франции от Хлодвига до Наполеоновского Ваграма. И хотя галлы раздувают перья и говорят, де сделано это было в 9-м году, мы-то знаем, что с тех пор воевал маленький корсиканец только с Россией. И что побед-то, как таковых, не было. Слышу возмущенные оклики, возвращаюсь к теме.

            Эйфелева башня. Ох, как же ей доставалось! Ги де Мопасан только что не рвал зубами её опоры. Весь цвет французской интеллигенции бранил, кричал, просил, умолял, требовал убрать «эту гадость». Но она всё стоит, там, где поставил её Гюстав Эйфель. На Марсовом поле, прямо над Эколь Милитер (здесь в правом корпусе, если смотреть от башни, и учился корсиканец, а в левом, например, вице-король италийский, Мюрат в простонародье). И действительно, это единственное место, откуда не видно «эту гадость». Зато других гадостей, башня Монпарнаса, например, хоть отбавляй. Что говорить о Париже с высоты птичьего полёта. Если вы видели, то всё и так знаете, а не видели – слова не помогут.

           Про прогулку на катере по Сене умолчу. Не потяну, не буду портить. Про ночную прогулку по Парижу тоже умолчу. Ощущения уже не для пейзажа, но для романа. А вот романы писать, да ещё и про себя, это уж слишком!

          Фонтенбло. Любимая резиденция корсиканца. Побывал у него дома – зауважал! Но строить его, Фонтенбло, начал ещё Генрих II, а достроил Генрих IV Наваррский. Роскоши, конечно, несравненно меньше, чем в Лувре или Версале. Размеры несравненно скромнее. Но спросите меня, хотел бы я жить там, отвечу – нет. Но не то с Фонтенбло! Быть там – мечта. Уютный сад. Огромный, но не подавляющий, как в Версале. Уютный дворик, уютные коридорчики с ювелирно окрашенными тарелками в панелях. Картины любимых собак Марии Медичи – хоть кого-то она любила! И, конечно, наполеоновская мебель. Включая тот самый столик, на котором он подписал своё отречение. Под впечатлением от Фонтенбло едем дальше, а дальше – Русское кладбище.

         Сан Женевьев де Буа. Это, поверьте, не просто сентенция! Это то место, где вы можете увидеть, да нет, почувствовать кожей, ТУ Россию. Ту, которую, казалось, уже навсегда потеряли. Ту, за которую люди отдавали всё. Ту, которую покинули, но сохранили в своих сердцах! И вот теперь она здесь, вместе с их сердцами......

          Снова во Франции. Культурный шок всё не проходит, но автобус несётся прочь, в Дефанс. В город будущего! Небольшое отступление, прямо перед Лувром стоит маленькая триумфальная арка, Арка Лувра. Дальше, за садом Тюильри, за Елисейскими полями стоит Триумфальная Арка. Та самая. А ещё дальше, уже на конце улицы большой армии (ну хорошо, Великой, и то только потому, что улица красивая) стоит арка достижений Человечества. Все три на одной линии. В хорошую погоду видно все три. Незабываемое зрелище! Париж устроен очень интересно. Сохранён старый центр города, со всеми своими улочками-перекрёстками, домами и площадями. Машинам там развернуться негде, да и не зачем. Это город культуры, но не бизнеса. А вот город бизнеса – это Дефанс! Сверхсовременные небоскрёбы, трёхэтажные улицы – верхний уровень пешеходный, два нижних – автомобильные. Магазины, кафе, банки, корпорации........ Одним словом Дефанс!

  Город будущего Дефанс

           Последнее, о чем стоит рассказать в Париже – это гид Володя. Мать у него русская, отец – француз. По-русски говорит свободно, но с милым акцентом. А вот Париж он просто обожает! Примерно так же, как мы все обожали его! Володя провёл у нас две экскурсии: одну по Монмартру, другую – по Латинскому кварталу. Не поверите, все байки помню, все анекдоты. Местами имена только забылись и то – потому, что их было уж слишком много в эти дни. Базилика Святого сердца Христова (Сакре Кёр), первое бистро, дом Далиды и её бюст, блестящий, почти как туфля Мишеля Монтеня, сама статуя Монтеня и корпуса Сорбонны, церковь кардинала Ришелье, Бульмиш (бульвар Святого Михаила) и сам Михаил, поражающий того, чьё имя недостойно упоминания, и многое многое другое.

Vladimir. Это портрет нашего гида. Ударение на последний слог

Благодарим тебя, Володя! Ты влюбил нас в Париж! Собственно прогулкой с Володей и закончился для нас Париж. Впереди – Бельгия.....

          ......Брюссель. Его ещё называют малым Парижем. Тот, кто называет, ни разу не был в обоих городах. Общего очень мало. Общие только названия зданий. И внешний вид соборов. Святого Николая, Святого Сердца Христова, Нотр Дам, Дворец Правосудия.... Столица Браманта выполнена в своём, брамантском стиле. Тяжеловесном и скученном. Здесь уже к стенам соборов пристроены мелкие лавочки, хотя до непотребств Амстердама ещё не доходит. Брюссель – это город шоколада и кружев, это город, который наводнён историей Наполеона. Ведь до Ватерлоо рукой подать. Ведь именно там, на полях у Катре Бра и Ватерлоо, принц Оранский, орошая кровью подданных землю, добивался королевского титула. И добился – чем вся Бельгия несказанно гордится до сих пор! Национальная игрушка – королевская семья. Ещё пара слов, прежде чем мы «отправимся» в Антверпен. Есть в Брюсселе одна традиция. Где-то в конце мая всем приезжающим в город туристам завязывают глаза шарфом и приводят в таком жалком виде на центральную площадь. Здесь шарфик снимают и..... Видят они настоящий ковёр из живых цветов. Говорят, зрелище необыкновенное. Воображение здесь уже не помогло, но площадь поразила и без цветов. Это действительно нечто необыкновенное!..

         ........Антверпен. Город на Шельде. Безумно богатый в своё время. Когда Британия последовательно запрещала торговлю городам Фландрии и Браманта. Потом дошла очередь и до него, и город сохранился примерно в том же состоянии. Город художников – всех и не перечислить. Упомяну только тёзку, ван Дика. Полуторачасовая экскурсия по городу – и мы отправляемся в Бреду. Наш последний оплот перед скачком в Амстердам.......

           ..........Голландия. Хотя это на самом деле только одна из провинций Нидерландов. И не самая экономически важная. Каналы-канальчики через каждые пятьдесят метров. Туман опутывает дальние деревья, цепляется за крылья мельниц, скрывает фермы-хутора. Голландия – житница Европы. Домашние сыры, уникальная обувь – ведь голландцы массово ходят в клобсах (башмаках). Почти как японцы в своих гэта. И звуки похожие издают.

          Амстердам был городом купцов. Всё здесь пропитано духом меркантилизма и рациональности. Нет, не всё, местами его забивает душок марихуаны. Но лишь только местами. Всё здесь смешалось: велосипедные дорожки с тротуарами, а дороги автомобильные с дорогами водными. Церкви здесь соседствуют с магазинчиками, продающими травку, а детские сады – с комнатами девочек. Ах, каналы Амстердама, его тюльпаны, его соборы. Заводик Костерс, где гранили самые дорогие алмазы в мире. Музей пива и музей ван Гога. Расставаясь с вами, мы расставались с Европой. Теперь уже нас ждала Москва........

         ........Москва встречала нас мокрым снегом. Точно так же она провожала нас десять дней назад. Здесь ничего не изменилось, здесь всё так знакомо и привычно. И в то же время.......... Но мы дома. Здравствуй, Москва!

 

Остаюсь Вашим покорным слугой,
Антон Косьяненко

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика