Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Впереди – революция системы образования и изменение отношения к интеллектуальной деятельности

Автор - Васильев Алексей Артёмович

Стилистические исправления – И.Л. Окштейн

Ссылки по теме:

Васильев А.А. "Кризис современного отношения к образованию и науке"   Васильев А.А. "Теоретическая биология (часть 1) ", М.: МФТИ, 2002 (PDF, 1,70 Мб)    

Скачать текст статьи   (zip/doc, 33 Кб)

Приложение (к стр. 6 текста). Логическая схема количественной биологии клетки   (jpg, 226 Кб)

Кризис системы образования продолжается последние десятилетия, и все это время идет разговор о необходимости уменьшать нагрузку на учащихся.

Одновременно происходит значительное увеличение количества и качества накопленных знаний и, соответственно, рост требований к квалификации, которая требуется для их применения. И общая тенденция развития человеческого общества состоит в возрастании требований к конечной квалификации, получаемой учащимися.

Поэтому нагрузка на учащихся в долговременной перспективе не может уменьшаться, а будет неизбежно возрастать. Разумеется, увеличение нагрузки рационально, если эффект дополнительных усилий учащихся и преподавателей приводит к заметному  увеличению возможностей, получаемых учащимися в результате обучения.

При используемой системе обучения (сложившихся способах  представления знаний) конечный результат не оправдывает увеличения нагрузки (т.е. силы, потраченные учащимися, более рационально было бы использовать по-другому, например, непосредственно для получения практических результатов). Наблюдается (вполне закономерное – см. текст) понижение мотивации учащихся к обучению и изменение отношения общества к интеллектуальной сфере в целом (по сути – переход от безудержного оптимизма к рациональному скептицизму).

Другой путь – использование новых, более эффективных способов представления знаний. В настоящей статье обсуждается использование логических схем (компактных представлений отдельных областей знания,  выявляющих связи между областями), а также реализация малоиспользуемого сейчас потенциала количественных описаний, в том числе, применительно к традиционно качественным дисциплинам. Рационально использовать новые возможности наряду с традиционными в зависимости от  уровня подготовки (и мотивации) учащихся и преподавателей, а также задач обучения.

С позиций более высоких потребностей общественного развития и новых возможностей представлений знаний становится ясно, что практически нет областей деятельности в связи с интеллектуальной сферой, которая не требовала бы более или менее радикальных изменений и специалистов, которые могут эти изменения осуществить и использовать в дальнейшем.

1. Реальность – кризис системы образования и, как следствие, отношения к интеллектуальной деятельности

Выражение кризиса системы образования – уже в том, что после обсуждения всех предложенных новаций наиболее разумным кажется (см. например, еженедельное обсуждение проблем образования в «Известиях» – проект «Наука», раздел «Знания», 2002-2003 гг) восстановление удачной системы образования предшествующего периода с минимальными изменениями, которые необходимы для адаптации под современные методы представления и передачи информации с использованием электронных носителей и сетей.

Детальный анализ возможностей и потребностей (см. текст) показывает, что в действительности не имеет смысла восстанавливать систему предшествующего периода: ее потенциал почти полностью исчерпан.

А. Старая система воспитывала активного пользователя научно-технических разработок предшествующего периода

Система образования предшествующего периода была рациональна до тех пор, пока в повседневной практике и на производстве были относительно простыми бытовое и технологическое оборудование, биологические и химические методики, медицинская техника, вспомогательные вычислительные процедуры и т.д. В случае сбоев в них мог разобраться почти любой человек, получивший соответствующее широкое университетское образование (инженерное, биологическое/медицинское и т.д.). Сейчас такое вмешательство нерационально и зачастую категорически запрещено.

Б. Консервативные тенденции в образовании ориентированы на воспитание минимально квалифицированного потребителя.

В соответствии с современными стандартами производства, обслуживающего общество потребления, запас прочности почти любой продукции весьма велик. Сложные технологические изделия (включая потребительские товары, научное оборудование и т.д.) надежно служат в течение отведенного им срока и не ломаются, а если ломаются, то рациональнее их выбросить/утилизировать, чем искать неисправность. Важнее выполнять инструкции пользователя, от которого не требуются специальные знания.

Если следовать консервативной тенденции, ориентируясь на сохранение способа представления знаний и ставить задачей массового образования обучение/ воспитание  квалифицированного потребителя тех или иных товаров (игнорируя все опасности этого пути – см. далее и текст), то действительно можно несколько упростить процедуру обучения, выбрасывая те знания, которые в обществе потребления не востребованы в силу принятого высокого стандарта производства. Разгрузка учащихся в этом варианте развития общества совершенно рациональна.

В. «Квалифицированный потребитель» не способен эффективно потреблять современную информацию. Напротив, более современную систему образования нужно ориентировать на работу с продуктами развития цивилизации в широком смысле, которые на современном этапе активно используются социумом и в будущем будут развиваться в открытом режиме. Это, например:

·         информация о ходе развития отдельных областей науки и конкретных научных результатах; к примеру, о клонировании растений, животных и, возможно, людей; о свойствах фулеренов и нанотрубок и их возможном технологическом значении; о влиянии солнечной активности на физическое и психическое здоровье; о вредности многих широко используемых пищевых добавок; о новых болезнях и особенностях вызывающих их вирусов;

·          информация о ходе развития экономики в целом и ее отдельных областей; например, кратко- и долговременные прогнозы подъемов и спадов в экономике разных стран и связанных с ними изменений курсов соответствующих валют; сообщения о крупных инвестициях и изменениях в инвестиционной политике;

·         информация о стихийных бедствиях разного масштаба, их возможных последствиях и принимаемых мерах; включая долговременные изменения природной среды (глобальное потепление, динамика озонового слоя атмосферы, радиационного фона и т.п.)

Современный человек, как правило, неспособен ни квалифицированно воспринять подобного рода сообщения, ни критично к ним отнестись, ни за короткое время разобраться в соответствующей проблеме и сформировать профессионально обоснованное к ней отношение.  Основная причина: это иначе организованные объекты, чем объекты, на которые была ориентирована система образования предшествующего периода. В некоторых отношениях они выступают как более простые объекты (прежде всего, с точки зрения потребителя в соответствии с принятым высоким стандартом требований к товарам). Но, по сути, – это гораздо более сложные объекты (обеспечивающие за счет сложности в т.ч. более простые потребительские качества/свойства).

Г. Любой существенный продукт развития цивилизации – результат работы «узких специалистов», но требует достаточно широкого контекста при восприятии и оценке своей важности и перспективности.

И здесь важно отдавать себе отчет, что сейчас высокие потребительские качества продукции любого рода (в т.ч. чисто интеллектуальной, включая научные результаты) обеспечиваются за счет значительного усложнения взаимодействия участников при ее производстве. Поэтому во всех областях деятельности перспективно иное, нежели узкая специализация участников (как было на предшествующем этапе научно-технического развития).

Важнейшая организационная проблема, которая неразрешима при узкой специализации участников, состоит в том, что некому отвечать за результат совместной деятельности (пример неразрешимой проблемы такого рода в научной деятельности, возникающей при взаимодействии биологов и математиков, рассмотрен в тексте). Формально ответственного, конечно же, можно назначить (а затем с него и спросить), но фактически – это произвольный выбор. Такого рода организационный дефект многократно повышает риск любой подобной деятельности и во многом предопределяет современное незавидное положение науки и всей интеллектуальной деятельности, требующей сложной организации.

А сложной организации сейчас требует почти любая сфера деятельности.

На предшествующем этапе для коммерческого успеха при массовой экономической деятельности производственные показатели как таковые были не столь важны (а в некоторых ситуациях – даже совершенно не важны, поскольку были выражены через экономические показатели) и значительный прогресс достигался за счет усиления чисто экономической составляющей в сравнении с теми, кто вел себя экономически нерационально (как, например, вся социалистическая система).

/Иными словами, было почти все равно, что продавать, главное – уметь продавать./

Сейчас по сути происходит игра в относительно небольшие улучшения (модернизации) при гораздо более быстрой динамике. В такой ситуации для коммерческого успеха нужно не только знать текущие экономические показатели, но и представлять себе, как они будут изменяться в дальнейшем. А это невозможно без понимания технологии, развития научной мысли и т.д. В этом смысле даже лучшее образование предшествующего периода (в т.ч. его рационально обрезанный вариант в форме квалифицированного освоения ценностей общества потребления) не гарантирует личного благополучия, не говоря уже о том, что экономический талант мог бы работать не только на его владельца. В сложившейся ситуации экономический талант в основном производит перераспределение ценностей. При этом созидание в одном отношении сопровождает разрушение в другом, и результирующий эффект во многих случаях вполне можно оценить со знаком минус (в массовой индустрии развлечений /шоу-бизнесе это особенно заметно).

 

Более универсальных навыков требует также развитие технологий на стыке с наукой, т.е. инновационная деятельность.

Характерная ситуация, в которой возникает посыл к инновационная деятельности, – это достижение нового качества или получение эффекта многократного усиления известного качества. Интуитивная реакция – вкладывать силы и деньги для широкого использования такого достижения. Как правило, такая реакция неправильна, т.к. во-первых, для использования необходимо организовать высоко интегрированный процесс, все остальные составляющие которого (которые определяют подавляющую часть усилий и затрат) отвечают эффективности, которая не изменилась. Во-вторых, на саму организацию нужны дополнительные усилия (в сравнении с конкурентами, которые уже работают и обеспечили продвижение своего товара за счет рекламы, полученных квот, лицензий и т.д.). В-третьих, автором достижения все требуемые действия будут сделаны с меньшей эффективностью, чем могло бы быть сделано, в силу того, что он не является профессиональным участником экономических отношений.

В результате очевидный научно-технологический успех, как правило, приводит к отрицательному результату в экономическом отношении. Помимо экономической неудачи автор новации прекращает или частично сворачивает творческую деятельность фундаментального характера (как минимум, на время экономического эксперимента, а зачастую и дольше, чтобы расплатиться за результаты эксперимента; или же эквивалентные затраты несет банк или фонд, который имел неосторожность вложить средства в данное предприятие). Если бы автор научного достижения изначально мог правильно оценить последствия, то он не пытался бы переключиться.

Позитив зачастую лишь в том, что у автора научного достижения был повод попробовать себя в новом качестве и оценить/реализовать свои экономические и организационные таланты.

 

В современной науке почти не осталось областей, где не нужен весь комплекс знаний по естественным наукам.

В таком положении находятся все науки о Земле, вся биология, которая практически исчерпала потенциал развития в качестве описательной науки, стала необозрима и все больше нуждается в упорядочении на количественной основе. При проведении чисто физических исследований важно иметь навыки работы со сложными физическими объектами, которые органичны для биологии и смежных с ней наук (см.далее). Кроме того, при работе в любой области науки важно понимать экономический аспект (это позволяет реально оценивать результат работы, а также перспективу финансирования), а для понимания законов экономики очень важны параллели с биологией и прямые связи с отдельными разделами биологии (экологией и пр. –см.перечисление далее), а также психологией, законодательной деятельностью и т.д.

Д. Необходима универсальная квалификация.

Во всех перечисленных ситуациях (и многих других) нужна более универсальная квалификация, чем сейчас ее имеют участники экономической, технологической, научной и прочей деятельности.

Потребности в более универсальной квалификации очевидны в самых разных сферах деятельности

Такие знания нужны:

сценаристам и режиссерам научно-популярных фильмов, чтобы не множить бесконечно просто яркие и красивые описания, которые по-своему ценны, но уже весьма многочисленны, а главное, выполняют лишь вспомогательную и совершенно недостаточную роль в полноценном интеллектуальном развитии. Гораздо более насущна потребность в продуманном систематическом представлении для научно-популярного жанра (см. текст);

домашним учителям, которые не натаскивают на вступительные экзамены, а развивают творческие способности конкретного ребенка (см. текст);

государственному чиновнику, который должен понимать слабые места финансируемой разработки научного или иного характера;

эксперту банка, который принимает решения о вложении в технологическую разработку (ожидаемый результат гораздо более предсказуем, чем это получается сейчас);  /принято считать

журналистам, которые сейчас активно боятся научной тематики, а если все же решаются на такое обсуждение, то делают это на уровне обсуждения астрологии, затрагивают лишь внешнюю (поверхностную) сторону. В лучшем случае (как в передаче Александра Гордона) рассматривают научные темы фрагментарно или на чисто описательном уровне без понимания взаимосвязей обсуждаемых явлений в рассматриваемой области, не говоря уже о понимании всего того множества взаимосвязей, которые существуют между разделами науки и целыми науками. А такие взаимосвязи позволяют объяснять или предсказывать события из традиционных областей одних наук с применением представлений других наук: в биологии – работает физика, химия, экономика, теория управления; в экономике – экология и «биологическая математика»; для истории и политики – неденежная экономика, экология и подходы теоретической биологии. Наука при лучшем из используемых представлений выглядит абсолютно необозримой (что совершенно не соответствует действительности) и привлекательной лишь чисто эстетически (на уровне любого другого интересного/интеллектуального хобби).

Е. Сейчас невозможно массовое созидание вместо массового потребления.

Таким образом, в силу несовершенства (органических дефектов) системы образования не могут быть реализованы многие назревшие потребности общественного развития. Сейчас невозможно массовое созидание вместо массового потребления, т.к. нет объективной основы для принятия решений (зато есть великий негативный опыт социально-экономического переустройства на интуитивной основе в XX веке).

А поскольку нет такой объективной основы, способные люди даже при всем желании не могут в полной мере реализовать свои таланты, а накопленные материальные богатства не могут эффективно работать на благо общества.

В частности, благотворительность проявляется в поддержке деятельности, которая очевидно ограниченна по своему значению с точки зрения развития цивилизации (или даже не имеет какого-либо значения для этого развития). Важнейшая причина, из-за которой олигархи предпочитают тратить деньги на зрелищные мероприятия (на футбол) и не тратить деньги на поддержку более созидательной деятельности (на науку), состоит в том, что в первом случае для них очевидна эффективность вложений. Оценивать (а тем более прогнозировать) результат так называемого фундаментального характера, они не умеют, как не умеют это делать сейчас государственные и другие общественные организации. Зато всем (а тем более им) хорошо известно, что средства не будут использованы с толком, если не контролировать их использование. В лучшем случае средства будут использованы без большой пользы.

По сути, государство (отчасти поддерживая образование и декларируя поддержку инновациям) занимает такую же позицию и по тем же причинам.

Иного не будет, пока нет минимально массовой квалификации, достаточной для осуществления деятельности, требующей сложной организации, и реалистичной оценки ее результатов, выполняемой до начала самой деятельности.

Ж. Существует рациональная основа для универсализации образования

Даже лучшие отечественные учебные заведения (впрочем, как и зарубежные), не дают образования, которое необходимо для такой деятельности. Недостаточным для удовлетворения новых потребностей является любой из традиционных комплексов: физико-математический, естественнонаучный (который теперь часто отделяют от точных наук, принимая под таким названием биологию, химию и науки о Земле), экономико-юридический, социально-психологический, исторический и пр.

Сейчас ясна не только потребность в объединении (универсализации образования), но и рациональная основа для объединения. Перспектива (многочисленные выгоды) нового этапа активного развития науки и технологий на основе объединения также ясна (см. далее).

Разработка рациональной основы для объединения потребует специальных усилий, которые велики, но с избытком окупят себя. Требуемая работа по объему (но не характеру) сравнима с выполненной около ста лет назад работой по аксиоматизации математики (в форме стандартного массового университетского курса высшей математики) или с работой по упорядочению физики (в форме курса теоретической физики, подобного знаменитому курсу Ландау и Лифшица).

Рациональную основу для объединения дает, во-первых, разработка компактных представлений дисциплин и междисциплинарных связей через выявление логической структуры – связи основных положений и сходства доказательных построений различных дисциплин, выявления основной логической структуры и комментирующих положений, и т.д. (см. текст). Такой подход эффективен не только по отношению к доказательным построениям точных наук, но и по отношению к построениям традиционно описательных наук, анализу художественных или технических текстов, пониманию чисто житейских взаимоотношений и ситуаций.

Во-вторых, необходимо понимать, что эффективное освоение и использование совокупности современных знаний возможно только на количественной (но не качественной) основе, т.е. на основе точных наук (органические недостатки и причины неэффективности качественных построений в науке – см. текст).

Иными словами, основной описательный стандарт (по сути, качественные описания, в которых количественные характеристики имеют смысл одного из возможных типов индикаторов, а связи между ними не выявлены), используемый в большинстве наук и основных источниках (книгах, энциклопедиях), устарел.

И обратно: математика, которую выталкивают при т.н. гуманизации и которую даже математики все больше склонны считать общекультурной, но не действенной составляющей образования (см. например, дискуссию в «Независимой Газете» от 18.10.2000  – НГ-наука, №9, с. 4–6) , является абсолютно необходимой для полноценного образования. Но преподавание математики также требует значительной корректировки. Количественные построения, используемые в преподавании точных наук, ориентированы на решение все менее актуальных задач и не выявляют многие эффективные возможности количественного описания. В частности, такие новые важные возможности дает выявление качественной однородности как характерной симметрии сложных объектов (примеры таких многочисленных сложных объектов дают биология, химия, науки о Земле). Также важен подход к анализу социального поведения на основе представления о жесткой интеграции и понятие схемы воспроизводства как способа формального выражения таких ограничений (см. книжку).

В-третьих, производимое очень рано в школе раздельное изучение по предметам с дальнейшим минимальным междисциплинарным взаимодействием является органическим дефектом классического/традиционного образования (даже в наилучших его вариантах) и обсуждаемых современных модификаций классического образования.

 

2. Конструктивный потенциал возможностей, которые появились в последнее время, но пока не освоены

/Современная наука сложилась как результат независимого развития отдельных дисциплин, и это разделение сохраняется (воспроизводится) системой образования.

Действующая/современная система образования по сути антиуниверсальна, в ней для получения такого образования, которое хотя бы формально можно было назвать универсальным, нужно независимо закончить несколько вузов /курсов /высших образований. В таком экстенсивном режиме реально освоение основных фактов и понятий изучаемых дисциплин, и уже для этого требуется великий энтузиазм и сверхмотивация учащихся. Но главное, это не приводит к эффективному применению накопленных знаний, т.к. раздельное развитие и изложение наук лишь в малой степени выявляет потенциал конструктивного использования по сути уже доступных и весьма эффективных возможностей.

По этой же причине для эффективного освоения имеющихся возможностей недостаточно просто собрать в одной аудитории преподавателей по различным предметам, как сейчас становится модно в некоторых хороших школах (хотя это дает несколько лучший эффект, чем полное отсутствие взаимодействия между преподавателями разных предметов).

В такой системе раздельное представление знаний по дисциплинам неизбежно и поэтому учитель химии слаб в математике и биологии, учитель биологии слаб в физике и математике, а физик и математик не знают биологии и химии)

Как следствие, разделение имеет самоподдерживающийся характер.

Учитель химии недостаточно хорошо понимает возможности применения математики для описания химических превращений, и поэтому не способен изложить химию как количественную науку, а без этого знания по химии не могут быть полноценно использованы при изучении биологии, физики и т.д. Учитель физики не знает, для чего могут быть использованы знания по физике в биологии и сколь прекрасное поле предоставляет биология для решения физических задач. Эти физические задачи абсолютно актуальны (а не являются надуманными как большинство задач в задачниках по физике). Они дают множество возможностей для наблюдения за физической реальностью (в частности, молекулярного мира), которая практически недоступна для наблюдений с позиций традиционной физики (где просто нет многих интересных физических явлений из мира живых существ или для наблюдений нужно весьма дорогостоящее оборудование). Важные дополнительные преимущества в сравнении с обычными физическими или техническими задачами в том, что на этом широком поле можно пользоваться многочисленными и разнообразными подсказками (в виде того выбора из множества гипотетических вариантов, который зафиксирован в известной организации процессов жизнедеятельности и наблюдаемых количественных характеристиках этих процессов). Роль таких подсказок (и неизбежно осваиваемой культуры их использования) неоценима как с точки зрения развития участников образовательного процесса (учащихся и педагогов), так и для нахождения правильных ответов.

/Одновременно игра на этом поле погружает в изучение сложных физических объектов, т.е. область, которая наиболее интересна с позиций современного этапа развития цивилизации.

Изучение одних наук с активным использованием знаний по другим наукам гораздо эффективнее, чем традиционная схема раздельного изучения дисциплин.

Особенно уместен для иллюстрации справедливости такого утверждения пример биологии, поскольку сами биологи считают весьма ограниченными все попытки количественного описания поведения своих объектов, а значит, физика и математика в биологии вроде бы могут иметь в лучшем случае лишь вспомогательный характер (впрочем, как и химия, не говоря уже об экономике).

Но если проявления жизнедеятельности анализировать внимательно, то оказывается, что все аспекты строения и функционирования организмов имеют не простое, но весьма определенное и вполне количественное обоснование, ясное с позиций физики, химии, информатики, теории управления, экономики и т.д., но недоступное с позиций традиционной описательной (т.е. качественной) биологии.

/Иными словами, для полноценного изучения биологии могут и должны быть использованы знания по другим наукам. /

Подробнее эти возможности обсуждаются в курсах количественной биологии для студентов или (при наиболее простом изложении) для школьников, которые предполагают довольно определенную (почти однозначную) последовательность анализа биологических явлений сначала на уровне клетки, затем на уровне организма и, наконец, на уровне сообщества организмов.

Вкратце отдельные этапы в этой последовательности выглядят так.

Свойства химических и слабых связей между атомами и молекулами, а также ограничения по энергетике биохимических превращений предопределяют необходимость в большом количестве участников воспроизводства совокупности химических молекул в клетке. Большое количество участников одновременно требует значительной емкости используемых при воспроизводстве информационных носителей (в частности, для решения проблемы взаимного узнавания участников). Ограничение возможности перемещений требует наличия носителей информации в каждой локальной области и дополнительно значительного увеличения емкости носителей для организации взаимодействия локальных областей. Последующее рассмотрение химических, энергетических, информационных и биомеханических ограничений взаимодействий в клетке предопределяет частный выбор участников воспроизводства (типов молекул и организацию молекулярных комплексов) в связи с перечисленными аспектами функционирования клетки как своеобразной самоуправляемой экономики. Более подробно – см. в приложении логическую схему количественной биологии клетки (цитологии).

Аналогично физико-химические и другие перечисленные ограничения (как непосредственно, так и через выявленные особенности функционирования на уровне клетки) предопределяют строение и функционирование организма. Книга Шмидта-Ниельсена «Физиология животных» (на примере обсуждения важнейших физико-химических ограничений) дает представление о том, как подобное рассмотрение может быть сделано доступным.

Понимание ограничений на уровне клетки и организма позволяет сформулировать количественные связи при взаимодействии организмов и проявления жизнедеятельности на уровне сообщества организмов, определить непредсказуемость поведения отдельных организмов и сообществ как целесообразную рациональную характеристику жизнедеятельности, количественно мотивировать возникновение биологического разнообразия, установить связи с экономическими и социальными (в узком смысле) процессами. И так далее.

В результате достигаются возможности анализировать и предсказывать количественные проявления жизнедеятельности. Но, прежде всего, этот подход приводит к количественному обоснованию качественных (функциональных, анатомических и пр.) решений в организации живых систем, таких как: пространственное разделение процессов в одних случаях и отсутствие такого разделения в других случаях; выбор вполне определенного варианта строения органа из множества возможных вариантов; наличие некоторых органов у одних организмов и отсутствие таковых у родственных видов; необходимость сложного анатомического строения органов (например, анатомии фотосинтезирующего листа) или необходимость сложной организации клеточных процессов (например, многоуровневой укладки молекулы ДНК). В описательной биологии такие решения выступают как нечто данное свыше и не подлежащее обсуждению.

Одновременно достигается и другой важнейший результат – понимание единства науки и ясность, что жизнь в наиболее важных проявлениях имеет количественное объяснение и для этого объяснения нужно относительно компактная совокупность знаний по совокупности дисциплин.

Становится понятно, как проявления жизни связаны с физикой, химией, компьютером, экономикой, социологией и т.д. Например, информационный аспект биологических процессов позволяет установить родство биоинформационных процессов с известными/параллельно изучаемыми  принципами работы компьютера /современными компьютерными технологиями.

Многие из обоснований доступны школьнику или даже младшему школьнику (т.к. подобно многим задачам математических олимпиад для школьников 7-8 классов не требуют специальных знаний, но в отличие от таких задач не являются формальными).

В частности, успехи молекулярной биологии выявляют простоту и рациональность информационных процессов при молекулярно-биологической (естественной/природной нанотехнологической) их реализации и единство информационных процессов (сохранение, использование, перемещение и накопление /добавление информации) в природе и технике.

Изложение новейших результатов (при всей технической сложности соответствующих экспериментальных исследований или технологического использования) по смыслу вполне доступно школьникам 7-8 классов. Это позволяет уже в школе переориентировать биологию с традиционного описательного изложения на выявление совокупности ограничений (физико-химических, информационных и т.д.) жизнедеятельности и представления их в количественной (а не качественной как традиционно) форме.

/Опыт Летней Экологической Школы при Биологическом факультете МГУ показывает, что даже младшие школьники при наличии желания способны воспринять весьма громоздкие молекулярно-биологические описания/конструкции без важных дополнительных объяснений подобного рода (математических, физических, химических), точнее, даже с громоздкой и ненужной дополнительной нагрузкой. Очевидно, что с объяснениями (выполняющими роль разгадок по отношению к наблюдаемым явлениям) добиться того же будет проще.

Одновременно это позволяет правильно сформировать потребности в точных науках и химии у школьников, которых интересует биология, а также сделать понятной биологию для школьников с другими интересами и понять ее непосредственную связь с интересами в других дисциплинах, начиная с физики и математики и кончая экономикой и социальными дисциплинами, гуманитарными науками в целом.

И школьнику становится очевидно, что любой из традиционных комплексов является неполноценным

Это другое качество понимания /овладения знаниями. Но нужна другая последовательность изложения материала и его структура (о структуре и форме представления будет сказано далее). Описанная выше необходимая (рациональная) последовательность существенно отличается от последовательности в совокупности школьных учебников биологии, хотя весьма близка к применяемой лучшими учителями (в продвинутых классах и учебных заведениях).

/Конкретные дефекты школьного курса биологии. Обучение  начинается с ботаники и зоологии. Затем идет физиология человека и общая биология (с цитологией и эволюцией), хотя физиология человека гораздо более понятна в курсе сравнительной физиологии, а зоологию уместно обсуждать после физиологии, переходя к экологии. Паразитология как половина школьного курса зоологии требует более высоких ступеней обучения. Научить мыть руки можно в связи с цитологией и осмосом (как естественного начала изучения биологии, позволяющего обсуждать современные результаты молекулярной биологии  в связи с освоением компьютера), а раннее интуитивное представление о паразитах и социальная ассоциация с паразитическими классами и трудящимися в научном (т.к. все оказывается гораздо сложнее) и педагогическом (т.к. ассоциации не являются аргументами – см. текст) отношении весьма сомнительна даже при социализме, и тем более она неуместна при капитализме. + эстетически не привлекательно + примитивность уровня, на котором формируется реакция + громоздкий набор фактов, тогда как после экологии с объяснениями все это  понять и освоить гораздо легче. /

Отличие предлагаемого подхода от лучшего из традиционных представлений, которое применяют хорошие преподаватели, – это то, что в последнем варианте физико-химические ограничения главным образом декларируются, но практически почти не используются и основной является форма описательного изложения.

В результате при всех традиционно используемых вариантах обучения биологии не возникает понимания значимости множества физико-химических и других количественных ограничений (даже в лучших/элитных вариантах подготовки, ориентированных на биологические олимпиады и/или обучение специально отобранных наиболее сильных школьников). Например, в ЛЭШ обсуждают лишь ничтожное число действительно значимых связей, причем в основном на уровне деклараций.

Причина, по которой доминирует форма описательного изложения, понятна – это отсутствие должной квалификации у преподавателей биологии. По этой же причине упомянутая выше замечательная книга Шмидта-Ниельсена по существу не используется в образовательной системе (хотя написана 20 лет назад). У биофизиков, а тем более физиков для ее использования не хватает биологической квалификации, а у биологов не хватает квалификации по точным наукам. Собственно чувствуется, что сам Шмидт-Ниельсен испытывал недостаток такой квалификации и эта книга далась ему с большим напряжением усилий, т.к. многие замечательно интересные и важные расчеты или прямые следствия приведенных им данных не сформулированы в этой книге, которая не менее ценна в своей области, чем при при изучении физики Фейнмановские лекции или курс теоретической физики Ландау и Лифшица.

В лучших вариантах традиционного представления биологии чисто описательная сторона рациональна, но поскольку нет объяснения причин наблюдаемых явлений, то не возникает полноценного понимания этих явлений. Фактически в любом традиционном варианте изучения биологии ограничения и причины явлений жизнедеятельности не выявлены сначала на уровне клетки, затем на уровне организма, затем на уровне сообщества организмов и биосферы, хотя формально все эти темы вроде бы разобраны.

Некоторые из огромного множества существенных вопросов, ответы на которые остаются недоступны для описательной биологии, перечислены ниже

Почему у клетки животных липидная оболочка, а не более прочная полимерная (при том, что на оболочку действуют осмотические силы, создающие разность давлений, измеряемую атмосферами)?

Почему мономеры информационных молекул имеют столь большую молекулярную массу, тогда как информацию можно кодировать и с помощью мономеров со значительно меньшей массой?

Почему кислород в связанном с миоглобином виде накапливается в медленной (тонической) мускулатуре, а не в быстрой (фазической), где необходим и происходит гораздо более интенсивный расход энергии?

Почему максимальная сила, развиваемая на единицу площади сечения мышц, не отличается у различных организмов (муравья, лягушки или человека), а в силу этого развиваемая мощность единицы мышечных тканей мелких организмов на два порядка больше, чем у крупных, хотя метаболически не составляет труда достичь той же интенсивности энергетического обеспечения для крупных, что и наблюдаемая у мелких (а тогда человек мог бы запрыгнуть на высоту Эйфелевой башни подобно тому, как блоха прыгает на высоту, которая на порядки превышает ее линейный размер)?

Почему на суше при столь многочисленных трудностях в обеспечении фотосинтеза (дефицит влаги, перепад температур, необходимость в обеспечении коммуникаций между надземной и подземной частью и механическую прочность) продуктивность с единицы площади в несколько раз больше, чем продуктивность водоемов (в т.ч. океана), где этих проблем нет или они слабее выражены?

Столь же нерациональной выглядит современная схема обучения биологов-профессионалов, когда учат точным наукам (математике, физике, физической химии), но затем эти знания почти не используют для объяснения биологических явлений (хотя именно эти знания позволяют объяснить не только количественную сторону биологических явлений, но и все основные качественные решения, наблюдаемые в организации жизнедеятельности).

Таким образом, дефекты современной системы образования очевидны на примере биологии. Аналогично, если изучать взаимосвязи в рамках любой конкретной науки или узкой специализации (как выше на примере биологии) с другими науками, то становится доступен совершенно другой уровень возможностей и возникает понимание, что основа всей совокупности накопленных знаний оказывается довольно компактна, если представить ее рационально.

Такое представление позволяет получить и использовать универсальное образование, отличающееся от любых принятых вариантов современного образования (включая все варианты элитного образования), определяемых как набор из 5–8 основных вариантов (например, набор, использованный в перечислении выше). Каждый из принятых вариантов с этой позиции является неполноценным, т.к. он недостаточен для деятельности за пределами соответствующей узкой области и даже в этой узкой области не является наиболее эффективным.

 

3. Перспектива влияния интеллектуальной деятельности на развитие общества

Невозможность практически получить универсальное образование, позволяющее анализировать все аспекты (от естественно-научных и технических до экономических и гуманитарных) проводимых научно-технических разработок (и шире, разработок интеллектуального характера), долгое время была сдерживающим фактором развития науки и определяющим фактором неэффективности системы образования.

Сейчас универсальное образование (охватывающее естественные науки и экономику с пониманием технических проблем и во многом охватывающее гуманитарные науки – демографию, юридические дисциплины, социологию и т.д.) становится реально возможным.

Хотя абсолютно универсальная квалификация едва ли сейчас возможна и пока не является необходимой, необходима лишь значительно более универсальная, которая позволяет одному человеку полноценно общаться со всеми более узкими специалистами и отвечать за принимаемое в результате решение

В частности, изложение естественных наук, ориентированное на биологию с основой на точные науки, дает одну из квалификаций /наиболее естественную квалификацию  универсального образования. Оно формирует потребности в знаниях по физике, химии, математике, информатике и их представлении, которое одновременное является корректным/правильным и доступным.

/Иными словами, биология приводит к естественному синтезу естественно-научных и гуманитарных знаний. В этом смысле биология сейчас занимает важнейшее место для разрешения кризиса образования (и шире: отношения к интеллектуальной деятельности). /

Для реализации имеющихся новых возможностей обучения должны значительно измениться процесс образования и характер контроля за участниками. Смысл изменений – предоставить каждому учащемуся возможность получить столь универсальную или узкоэффективную подготовку, сколь позволяют его желание и способности.

Современные технические возможности позволяют одновременно обеспечить разные потребности всех учащихся, начиная со старшеклассников (школьников, студентов, аспирантов и профессионалов), за счет электронных версий (или, что менее удобно, эквивалентных многостраничных печатных версий) многоуровневых универсальных учебников (учебных курсов).

На первый взгляд, подобная идея может показаться некой утопией. Однако если внимательно приглядеться к учебникам для школьников разного возраста (например, учебникам биологии), то стиль и форма изложения в них близки и мало отличаются от учебников для студентов. Главное отличие – не стиль и форма, а объем сведений по соответствующим позициям. Сказанное не относится лишь к учебникам по точным наукам (прежде всего, математике и теоретической физике), где с переходом на каждый более высокий уровень обучения существенно изменяется стиль и форма изложения

Близкий стиль и форма изложения в учебниках разного уровня позволяет построить многоуровневое и многокомпонентное согласованное изложение, которое позволяет получить как самый краткий обзор, так и весьма детальное развитие или обсуждение любой темы или раздела и связать ее с любыми важными для понимания обсуждаемых вопросов темами, разделами или дисциплинами.

В кратких обзорах – это учебник для школьников с минимальными запросами, подробнее – это версия для учителей, родителей и студентов, полностью – это материал, который необходим активно работающему профессионалу самого высокого уровня.

Использование материалов подобного рода делает возможным как индивидуальное обучение, так и обучение в школе или институте. Такой процесс обучения не требует какого-либо значительного увеличения усилий со стороны преподавателя, т.к. его задача состоит в комментариях и ответах на вопросы, а также в проверке того, насколько освоен тот или иной изучавшийся учеником материал.

Требуемая электронная энциклопедия должна существенно отличаться от известных электронных энциклопедий как глубиной и числом связей, так и тем, что ее основой должен быть количественный, а не качественный стандарт.

Кроме того, по всем позициям должны быть представлены разнородные фрагменты: описательные, количественные объяснения к описаниям (в связи с сопутствующими/параллельными курсами), комментарии и примеры (фокусы/яркие иллюстрации), списки терминов (библиотеки понятий и определений), классификации объектов, списки задач и вопросов, литература

+ большие/полные банки количественных обоснований для профессионального уровня и редуцированные банки для различных этапов/уровней обучения

Причем такое многоуровневое и одновременно разнородное электронное описание должно быть построено на основе совокупности объяснений, а не на основе описаний качественного характера (взаимосвязь которых гораздо более аморфна, чем совокупность утверждений/следствий, выводимых из некоторой компактной совокупности основных утверждений).

Поэтому уже готовые описания (даже очень хорошие) в форме обычных учебников (биологии, химии, экономики и т.д.), как минимум нужно специально адаптировать, подбирая наиболее подходящий из известных вариантов после того, как в основном будут разработаны количественные объяснения (т.е. построена наиболее жесткая часть всей логической конструкции по данной теме).

Выявление связи между фрагментами разного рода в наиболее общем представлении/виде (в форме логической схемы), где указаны тип фрагмента (комментарий, пример, определение, основное утверждение/постулат) и характер его связи с другими фрагментами (доказанное следствие, аналогия, ассоциация; указание на характер процедуры, использованной для расчета или мотивации утверждения), одновременно дает удобный язык для предварительной подготовки (в т.ч. редактирования) всего изложения.

Данный подход/представление выявляет возможность обобщений иного рода, чем обобщения математические (т.е. облегчающие проведение вычислений). А именно, это удобная позиция для обобщений с точки зрения понимания конструкции на первый взгляд очень громоздкой структуры (например, такой как целиком биология, целиком физико-техническая отрасль или естественные науки), которую обычно даже не пытаются исследовать как отдельный объект. Устанавливаемые в форме логических схем функциональные обобщения как непосредственно приводят к облегчению вычислений (например, за счет выявления необычных/специфических симметрий – см. в книжке использование понятия качественной однородности для разделения переменных и решения задач исключительно высокой размерности, характерной при адекватном описании биологических процессов), так и позволяют сформулировать потребность в вычислениях.

И первые вычисления, необходимость которых очевидна с данных позиций применительно к разрешению проблем современной системы образования, – это расчеты, которые выражают наличие связей между различными утверждениями в традиционных для многих наук описательных представлениях и практически выявляют относительно компактную основу совокупности современных знаний

Формирование многоуровневых согласованных описаний (включая проведение расчетов и наиболее компактные представления знаний в форме логических схем) можно рассматривать как некоторую вспомогательную отрасль науки, предназначенную для обслуживания образовательного процесса (имея в виду, что сама по себе наука активно развивается, несмотря на сложившуюся громоздкую структуру).

Иными словами, кризис системы образования дает повод и возможности для взгляда на науку и обобщения с новой точки зрения, при том, что такого повода, как острой необходимости внутри самой науки, нет.

Но фактически эта деятельность с научной точки зрения не менее перспективна, чем традиционные направления, более интересна и требует во многом более высокой квалификации в сравнении с ними. Если определить традиционную науку и связанные с ней процессы образования как культуру интеллектуальной деятельности, то естественное развитие в обсуждаемом (по форме – вспомогательном) направлении формирует культуру высоко интеллектуальной деятельности (см. текст). В том смысле, что определяет не только направления развития внутри самой науки, но и одновременно развитие общества и отношения в нем и, в частности, рациональное отношение к интеллектуальной деятельности разного рода – науке, технологиям, образованию и т.д.

В качестве одной из составляющих данного направления необходимо существенное развитие культуры научных построений. В биологии и смежных науках эффективен другой подход к вычислениям, чем в точных науках или технике. В физике объекты относительно просты, но описание их свойств требует решения сложных математических задач. В технике объект конструируют, причем часто находясь на пределе возможностей по некоторым или многим показателям (в противном случае конструкция оказывается чрезмерно дорогой) и небольшая ошибка в расчетах фатальна.

В биологии и смежных науках, как правило, задача состоит в том, чтобы выяснить механизм работы некоторой уже функционирующей сложной конструкции. И в любом случае (даже если речь идет не об исследовании действующего механизма, а о конструировании нового механизма, например, в экономике или социологии), столь критическую зависимость результата от точности расчета, как в физике или технике, можно ожидать лишь в исключительных случаях. Иными словами, нормой является слабая восприимчивость результата к значениям параметров и точности расчета.

Поэтому рационально проводить гораздо более многочисленные, но и гораздо более грубые расчеты на этапе предварительного отбора из всего множества возможных вариантов. Для того, чтобы затем была возможность уточнить результат, не проводя пересчет полностью/заново (а таких уточнений может также потребоваться множество при учете всего разнообразия факторов), рационально фиксировать промежуточные версии расчета в форме логической схемы, фиксирующей последовательность (в общем случае связь) этапов вычислений и способ учета/ влияние учитываемых факторов. Таким образом, в случае расчета сложных конструкций обозримое представление зависимости результата от факторов выражено не в некоторой (одной) формуле, как в случае простых классических объектов точных наук, а через описание процедуры с использованием нескольких или многих формул, а также других этапов (определений используемых величин, процедур идентификации параметров и т.д.).

Как следствие, процедура предполагает возможность использования множества исходно неизвестных численно значений параметров.

Техника таких вычислений предполагает умение рассматривать/использовать одни и те же утверждения как постулаты при одной постановке задаче и как проверяемые предположения в других случаях.

Такое использование (прежде всего, определение рационального числа основных утверждений, когда общее число таких утверждений неизбежно велико) требует более высокой квалификации (особых навыков), чем при традиционном образовании, когда число основных постулатов, равное пяти, уже принято считать очень большим.

Логически/формально ничто не мешает использовать гораздо большее число основных утверждений. Более того, это рационально при описании сложных объектов даже в тех случаях, когда общее число основных утверждений в принципе можно значительно уменьшить (см. текст). Такой подход очевидно эффективен, если после введения многих утверждений (постулатов), например, в форме эмпирических соотношений, удалось вывести еще большее число значимых утверждений (следствий) или даже всего одно важное следствие, которое невозможно получить иным способом. Задача прогноза ВВП (валового внутреннего продукта) или точного предсказания будущего роста экономики дает пример такой значимой потребности, допускающей целесообразность введения множества понятий и величин.

Но если и в традиционной ситуации весьма уважаемые люди делают грубые ошибки, путая доказанные и недоказанные утверждения (см. например, в работе А.В.Васильева и В.Б.Иванова разбор статей ведущих специалистов по соответствующей тематике, выполняемых на протяжении десятилетий), когда таких утверждений несколько, то легко представить, что будет, если без соответствующей специальной подготовки начнется массовое использование описаний из гораздо большего числа утверждений.

Поэтому с одной стороны, нужна оценка с точки зрения поиска ошибок при выполнении и оформлении сделанных работ, а с другой стороны, более квалифицированная оценка с точки зрения определения необходимости таких работ (множить которые становится еще легче, чем на предшествующем этапе, где проблема рационального извлечения информации  из полученных результатов  и ограничения общего числа таких работ уже более, чем актуальна). 

Т.е. нужна квалифицированная система оценки всех научно-технических результатов, чтобы избежать многократного дублирования усилий и наоборот, поддержать получение, а главное, оформление результатов интеллектуальной деятельности, обеспечивающее широкую доступность этих результатов. Сейчас на этапе оформления назревает масштабный кризис, т.к. при действующей системе оценки авторы сами не заинтересованы в оформлении, а другие им могут только помочь (но не могут их заменить).

А именно (см. текст), необходима система реальной оценки результата интеллектуальной и высоко интеллектуальной деятельности, ориентированной на будущее, т.е. не дающей быстрого экономического эффекта. При современных отношениях наиболее ценный для общественного развития интеллектуальный продукт продается по отрицательной стоимости.

Эту проблему легко понять, например, если представить издательство учебника как работу гипотетической фирмы, которая организует издание и состоит из одного участника – автора учебника. Для автора результат сводится к следующему. Он получает гонорар (порядка тысячи долларов или меньше за многолетнюю работу), который примерно равен или меньше заработка технического работника низшей квалификации за выполнение той технической работы, которую он неизбежно должен выполнить сам прежде, чем подготовит вариант учебника, пригодный для последующей передачи в издательство.

Экономический результат издания учебника можно представить как оплату трех видов деятельности: автор как производитель интеллектуального продукта получил отрицательный гонорар; автор как исполнитель технической работы получил по низшей рыночной ставке; работники издательства заработали по нормальной рыночной ставке. Таким образом, автор дал возможность заработать сотрудникам издательства (а также, возможно, тем, кто воспользуется учебником в своей практической деятельности) и был вынужден сам заниматься низко квалифицированной деятельностью по невыгодным расценкам, отказавшись от гораздо более интересной и творческой работы в пользу этой неинтересной и низкооплачиваемой работы.

Причем это сопровождалось значительной потерей темпа и квалификации в сравнении с теми творческими работниками-конкурентами, которые не занимались подобной, по сути, благотворительной деятельностью.

Единственная не чисто альтруистическая мотивация к изданию учебника состоит в том, что автор сам нуждается в некотором удобном для дальнейшего использования (а также обсуждения и последующего общественного признания) оформлении результатов, представленных в учебнике. В этом случае любой гонорар – это дополнительный (чистый) выигрыш.

Такая экономически минимально стимулирующая автора ситуация сохраняется лишь до тех пор, пока не осознаны возможности компактных представлений типа логических схем. Если автор воспользуется таким представлением, то он может получить все перечисленные результаты без выполнения наименее интересной технической работы по оформлению текста. В форме логической схемы он сам может использовать все содержание, эквивалентное неизданному учебнику, обсуждать его с другими специалистами (также в форме логической схемы) и получить признание.

Но если специалист может работать с информацией в форме логической схемы, то для учащихся такой вариант недоступен, тем более, что количество копий/версий работы для специалистов несоизмеримо меньше числа учащихся, которые хотели бы получить доступ к той же информации.

Осознание возможности избежать наименее интересной и наиболее обременительной части работы по оформлению научных (и шире: интеллектуальных) результатов означает катастрофу системы образования даже в ее современном незавидном положении.

Нужна научная система оценки научных/научно-технических результатов, начиная со статей. Одна работа может одновременно представлять ценность с различных точек зрения – давать описание новых фактов, ценных для развития узкого направления, устанавливать связь между фактами, давать эффективную классификацию фактам, давать неочевидные предсказания, возможности получить прикладной результат. Работа может не представлять фундаментальной или прикладной ценности в чисто экономическом аспекте, но являться замечательно красивой иллюстрацией, которую удобно использовать при обучении, или представлять подсобную ценность в педагогическом процессе.

Альтернатива: выбор по результату использования интеллектуального продукта, но тогда многие авторы просто не доживут до признания и, кроме того, в любом случае невозможна деятельность с дорогими промежуточными результатами (а сейчас такова не только фундаментальная наука, но и множество других сфер деятельности, в частности, все образование, которое ориентировано на перспективу (т.е. понять, как нужно учить, необходимо гораздо раньше, чем станут видны результаты обучения)).

Реальность катастрофы развития системы образования такого рода – это само по себе достаточный повод для организации системы оценки результатов интеллектуальной деятельности. И оценка, и деятельность отвечают современным потребностям с очень большим запаздыванием (см. текст).

Еще одна задача – эстетически оформить современное знание по аналогии с тем, как религия является эстетическим сопровождением эмпирического знания 2000-летней давности (оформлением гуманитарных достижений того времени) и рассмотреть с этой точки зрения сопряжения и удачные находки предшествующего времени. Классический школьный курс литературы в этом смысле является примером такого удачного сопряжения. Это эстетически оформленная (и во многом полноценная) основа психологии, социальных наук и пример художественного творчества. Одновременно в нем решается такая простая, но важная задача, как закрепление навыков чтения и письма.

В этом направлении возможно весьма разнообразное развитие, например, использование методов художественного творчества в научно-технической деятельности (детективная сторона выявляет логическую схему и учит с ней работать в простейшем случае) + см. текст.

Ориентация на универсальное образование (в пределах индивидуальных способностей) реализуется без социального напряжения и позволяет обеспечить достаточно массовую квалификацию для эффективного общественного контроля за принятием решений на любом уровне.

Резюме

Для описания накопленных знаний компактные обозримые представления (в виде логических схем) до сих пор не были разработаны в связи с тем, что это само по себе требует универсальной квалификации (как минимум, для правильной постановки задач по отношению к разнообразным используемым знаниям), а затем - конструктивно организованного платежеспособного спроса.

Естественное развитие этого подхода на сложные биологические и социальные системы дает полноценные возможности прогнозирования организации и поведения естественных и социальных систем, и одновременно, что не менее важно, понимание реальных потребностей/необходимости в таком прогнозировании.

Количественная биология и расчеты, подобные привычным для физики, реальность уже сейчас (хотя даже не всем специалистам такая биология известна и доступна в соответствии с полученным ими образованием). Не выглядит фантастической и перспектива социального конструирования и количественных предсказаний индивидуального поведения (основу чего дает необходимость выполнения множества обязательных ограничений поведения, выражаемых понятием схема воспроизводства).   /Например, законотворчество можно представить как способ реализовать экономическую целесообразность (и здесь одна естественная связь с биологией /экономикой живых систем). Другой аспект – формирование системы социальных ниш, т.е. по сути, типичная экологическая задача (и это вторая естественная связь с биологией). Третья связь – через решение задачи измерений используемых величин, тождественную с задачей биологических измерений в условиях отчасти невоспроизводимого поведения (что отличает измерения такого рода от классических измерений в физике и математике, требуя специальных процедур выявления типовых свойств измеряемых величин и оценки невырожденной информации, содержащейся в полученных данных, путем использования дискретных конечных представлений).

Обсуждение возможностей универсального образования дает понимание необходимости математической составляющей действительно современного образования и одновременно - понимание значимости знаний по биологии и гуманитарным наукам (приводя к эффективной классификации знаний, которые в этих науках традиционно используют в трудно обозримом чисто описательном стандарте).

Ориентация на универсальное образование как рациональный выбор не мешает использовать традиционные программы как в области точных, так и в области гуманитарных наук, но позволяет осознать ограниченность таких традиционных программ и необходимость в дополнении традиционных курсов и учебников новыми представлениями (логическими схемами и разнородными многоуровневыми описаниями – количественными энциклопедиями), выявляющими единство научного знания.

Ориентация системы образования на универсальность позволяет обеспечить достаточно массовую квалификацию для эффективного общественного контроля за принятием решений на любом уровне.

Идея логического конструирования одновременно дает удобный (экономичный) язык для всей такой деятельности.

Развитие компьютерных технологий в предлагаемом направлении более перспективно, чем их развитие вне связи с этим направлением, т.к. возможности электронных средств уже обеспечивают коммуникации и первичную обработку информации (а более глубокая обработка требует использования других возможностей, возникающих в связи с обсуждаемой перспективой).

Дальнейшие вложения в сложившиеся компьютерные направления рискованны, т.к. реализация обсуждаемой перспективы может иметь важные экономические последствия, включая падение привлекательности сферы традиционных компьютерных разработок, если последняя будет развиваться в отрыве от обсуждаемой перспективы.

В этом смысле сказанное является важным предупреждением для учащихся и их родителей, позволяя более точно определить место/ориентацию и перспективу с учетом индивидуальных возможностей.

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика