Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Путь наверх

Оригинал статьи опубликован на сайте Expert.ru

Автор - Марина Галушкина

Тридцать процентов нынешней российской элиты воспитано в одном вузе страны - МГУ. Такой концентрации, похоже, нет нигде в мире. Почему элита должна выращиваться только в Москве? Чем плохи Владивосток, Омск, Новосибирск и прочие?   

В дискуссиях последних месяцев по поводу модернизации российского образования, развернутых в том числе самим Министерством науки и образования, практически не звучит тема образования элитного. На первый взгляд она кажется неактуальной и даже неприличной. Обсуждать проблемы элиты на фоне бедственного положения массового образования? Как можно! Но если учесть роль элит в обществе, то такое пренебрежение их интересами покажется неразумным. Немецкий социолог Карл Мангейм считал, что элиты выполняют критическую для существования общества функцию, и при этом замечал, что "существование элиты определяется не жаждой к власти отдельных индивидов, а общественной потребностью в исполнении стратегических функций особо квалифицированными людьми". То есть нет элиты - нет общественной стратегии. И не столь важно для нас, что элита сегментирована на экономическую, политическую, государственную, военную, творческую, интеллектуальную etc., сколь важно, что представители широкой элиты страны - это люди, которые набрались смелости ставить и обсуждать принципиальные вопросы. Кто мы? Откуда мы пришли? Куда мы идем? Чего мы хотим? Кто наши друзья и враги? Какова судьба нации и нашего государства? Люди, которые набрались окаянства брать на себя риск и ответственность за конкретные действия, последствия которых значимы для них самих и многих других людей.

 

Достойное будущее страны, будем ли мы связывать его с инновационной экономикой, боеспособностью армии, предпринимательством или еще с чем, в значительной степени определяется интеллектуальным мастерством элиты, способной создать инновационную экономику, боеспособную армию, дееспособное предпринимательство и проч. А задача элитного образования - "поставлять" элиту, точнее, формировать среду масштабно и глубоко думающих, культурных, интеллектуально мобильных людей, из которой элита и выдвинется. И если мы по каким-то причинам отказываемся специально отстраивать в стране систему элитного образования, то должны отдавать себе отчет в том, что и качество элиты будет "какое получится".

Мы не сводим проблему попадания человека в элитные круги только к качеству полученного им образования. На формирование человека и его путь влияет огромное число факторов - семейные, психофизиологические, карьерные. Большую роль может сыграть встреча с конкретным человеком. Но несомненно, что роль образования велика, и так же несомненно, что повышение качества элиты напрямую связано с повышением качества образования, будущей элитой получаемого.

Элитное и элитарное

В обыденном языке часто смешиваются понятия элитного и элитарного образования. Между тем это принципиально разные вещи. "Элитарное" - это образование для узких и привилегированных групп населения. Для детей знати, олигархов, правящего класса и проч. Входной билет в такого рода учебные заведения оплачивается происхождением, связями или деньгами. Попадают туда только "свои". Такие учебные заведения существуют давно, во всех странах и предназначены они для закрепления и воспроизводства системы ценностей определенных сословий. На изменения социальной структуры элитарное образование быстро реагирует появлением новых форм: в начале 90-х в России школы для детей новых русских появились практически одновременно с самими новыми русскими.

Элитное образование - совсем другое дело. Предварительно стоит заметить, что слово "элитное" в русском образовательном лексиконе сильно девальвировано. Ведь французское elite означает "лучшее, отборное". И, желая представить учебное заведение в наиболее выгодном свете, его зачастую начинают позиционировать как элитное. Фактически цели рекламы заставляют ректоров вузов и директоров школ лукавить: вне зависимости от задач и качества образования в рекламных буклетах его называют элитным. Нам ни разу не попался на глаза рекламный текст "Высшее образование - дешево", зато полно совсем уж анекдотических рекламных объявлений "Элитное образование! Скидки!".

Ведь там, где скидки, вы не найдете элитного образования. Элитное - это образование с таким содержанием и с такими образовательными механизмами, которые выдают на-гора действительно высокообразованных людей. И поэтому элитного образования не может быть много, и оно очень дорого стоит. Деньги в него вкладывают субъекты, оперирующие серьезными целями и большим количеством времени, как правило, государства. При этом в отличие от элитарного элитное образование открыто для всех, поскольку держится на принципах селекции, как во время обучения, так и во время набора студентов: тщательно отбираются самые способные дети из разных социальных слоев. Критерии отбора - качества и таланты человека, а не происхождение, богатство или связи. Отбор происходит за счет конкурсных механизмов, а значит, попадают туда не только способные, но еще и самые мобильные и волевые ребята. Самый красивый пример - Физтех советских времен, в котором была создана специальная отборочная "воронка", которая и поставляла "лучших из лучших" со всей страны.

Справедливости ради надо отметить, что иногда (довольно редко) элитарные заведения выполняют функцию элитных. Яркий отечественный пример - Императорский Царскосельский Лицей, созданный для дворянских детей в целях подготовки к "службе государевой" и поставивший России целую плеяду замечательных деятелей. Некоторое время и МГИМО совмещал функции того и другого образования.

Главное, что отличает элитное образование от элитарного, это принцип рекрутирования элит. Элитарное сопряжено с системой закрытого рекрутирования элит (кто наверху, тот и элита). Элитное образование практикует систему открытого рекрутирования, то есть путем организации открытой и публичной конкуренции за попадание в элиту (кто элита - тот и наверху).

Что касается разговоров о несправедливости самого существования элитного образования, которые нередко можно услышать (дескать, у всех должны быть равные условия), то они абсолютно бессмысленны. Не могут у всех быть равные условия просто потому, что все люди разные. А вот равные стартовые возможности для вступления в конкурентную борьбу за образование самого высокого уровня должны быть у всех. И элитное образование это обеспечивает, что социально справедливо. Более того, это социально значимо: качественное образование - один из важнейших каналов усиления социальной мобильности в обществе. Это хорошо сделанный социальный лифт, который останавливается буквально на каждом этаже.

Их университеты

Есть ли сегодня в России элитное образование? Ответ на этот вопрос мы начали искать "от обратного", решив выяснить, какое образование имеют сегодняшние элиты. Обратная постановка вопроса позволяет нам выделить естественные тренды в элитном образовании. Мы воспользовались открытыми списками разных элитных групп, проанализировали полученное ими образование и обнаружили несколько любопытных фактов.

Прежде всего надо сказать, что не наблюдается доминирования гуманитарного или естественнонаучного образования. Возьмем четыре очень разных по конструкции рейтинга. Некоторые из них могут вызвать сомнения, ну поэтому их и четыре. Анализ "Рейтинга социогуманитарных мыслителей: 100 ведущих позиций. Год 2003-2004", опубликованного накануне Нового года в рамках проекта "ИнтелРос - Интеллектуальная Россия", показывает, что две трети списка (74%) имеют гуманитарное образование (что неудивительно). Но ровно обратную картину демонстрирует анализ списка российских миллиардеров (по версии Forbes): почти две трети (61,5%) - технари. Первое образование у них - это в основном нефте-, газо-, металлургическая специализация, а уж второе (или третье) - экономическое, юридическое, финансовое.

Если же взглянуть на образование ключевых менеджеров администрации президента, то гуманитариев там чуть больше половины - 51,6%. А наше прошлогоднее исследование нового поколения российских бизнесменов, названное нами "Предэлита" ("Эксперт" N21 за 2004 год), показывает, что гуманитариев в этом списке меньше половины - 41,2%.

Существование элиты определяется не жаждой власти отдельных индивидов, а общественной потребностью в исполнении стратегических функций особо квалифицированными людьми

В общем, сравнение разных списков элит (бюрократической, интеллектуальной и деловой) показывает, что не имеет значение, какое образование - гуманитарное или техническое - получил человек. И с тем и с другим он с равной вероятностью может оказаться в элите.

Зато явно просматривается связь между образовательной мобильностью и возрастом: чем элита моложе, тем больше у нее аппетит на образование и выше требования к его качеству. Если в списке социогуманитарных мыслителей, средний возраст которых 58 лет, людей, получивших второе и третье образование, 8%, то в администрации президента (средний возраст 50 лет) таковых уже 41,9%, а в списке миллиардеров (средний возраст 48 лет) - 50%. А почти треть (29,4%) представителей предэлиты, средний возраст которых 36 лет, имеют не одно высшее образование. Мало того, ровно половина из них в процессе получения первого высшего переходила из одного вуза в другой (переводились или просто бросали). И основная причина смены вуза - неудовлетворенность получаемым образованием.

Из этой тяги ко второму образованию можно заключить, что элитное образование должно обеспечить образовательную мобильность. Это означает, что при получении высшего образования у человека должна быть возможность осваивать нужные ему курсы и дисциплины. То есть, если нужный курс есть в соседнем вузе, а в собственном нет (или не устраивает его качество), у студента должна быть возможность этот курс проходить у соседей. И в дипломе должна быть соответствующая пометка, неважно, где бы этот учебный курс ни осваивался. А уж гуманитарным образование будет или техническим, не так важно, важнее сохранить и то и другое.

Элитарное образование сопряжено с системой закрытого рекрутирования элит, одно поддерживает принцип "кто наверху, тот и элита". Элитное же образование практикует систему открытого рекрутирования элит, с поддержкой принципа ровно обратного: "кто элита, тот и наверху"

Значимость "остепененности" с уменьшением возраста падает. Если среди самой старшей возрастной группы (социогуманитарных мыслителей) докторов и кандидатов наук 69%, то в двух более молодых группах (миллиардеров и менеджеров администрации президента) их соответственно 42,3% и 29%. А "остепененной" предэлиты так вообще 5,5%. Наверное, и в этом факте есть свой плюс. По крайней мере он фиксирует естественные предпосылки для перехода в мировой стандарт ученых степеней, ставя под сомнение аргументы в защиту сохранения схемы "кандидат-доктор наук", унаследованной с советских времен.

Однако все эти нюансы не столь важны до тех пор, пока мы имеем такую территориальную конфигурацию образования, как сейчас.

Схлопнутое пространство

Вне всякого сомнения, Москва - столица элитного образования. Считается, что в Москве вращается порядка 80% финансовых ресурсов страны. В образовании примерно такая же картина. 81% социогуманитарных мыслителей закончили московские вузы. Миллиардеров, получивших образование в Москве, 53,8%. В администрации президента лиц, закончивших столичные вузы, поменьше - 35%, но тут надо учесть особенности формирования команды: примерно у трети состава за спиной вузы Санкт-Петербурга (29%). Цифры серьезно возрастают, если учесть второе и третье высшее образование, получаемое преимущественно в столице.

Лидерство в поставке элиты твердо удерживает Московский государственный университет. Суммарно по всем элитным группам образование в МГУ (первое или второе) получила треть представителей элиты (33,5%). Среди социогуманитарных мыслителей таковых вообще половина (49%), правда, среди миллиардеров уже гораздо меньше - 8%. Кроме МГУ выделяются Плехановская академия и МГИМО, число выпускников которых в рядах обследованной нами элиты составляет соответственно 8% и 5%. Все же остальные московские вузы, в том числе и заслуженно уважаемые - МФТИ, МАИ, Бауманка, - поставляют элиту в пределах 1-2%.

То, что элитное образование концентрируется в столице, было понятно и до исследования, но степень этой концентрации неприятно удивила: почти 90% поставляет Москва, и треть этих людей прошла через МГУ. Образовательное пространство огромной страны сегодня свернуто до пределов одного города с одним внутренним лидером.

Можно, конечно, радоваться за Москву и гордиться Московским университетом, но на самом деле ничего хорошего в такой концентрации нет. Напротив, она порождает образовательную дискриминацию, менее заметную, чем другие формы дискриминации, но более мощную по своим пагубным последствиям. Пагубным для страны: не наращивается качество человеческого капитала так, как это могло бы происходить, если бы элитное образование столь сильно не концентрировалось в одном городе, и, соответственно, слабо ротируется состав российской элиты. Пагубным для людей: большое число способных детей - потенциальной элиты страны таковой не становятся, не получая соответствующего образования. Пагубным для регионов: во-первых, там дефицит высокообразованных людей, а во-вторых, люди, стремясь получить качественное образование, уезжают учиться в столичные вузы и мало кто возвращается обратно, а значит, уменьшаются потенциальные ряды региональной элиты. И наконец, пагубным для самого элитного образования, поскольку оно должно быть открыто для всех. А сегодня реально конкурировать за попадание в элитный вуз может только 10% населения - жители Москвы и ее окрестностей.

Здесь надо заметить, что в среднем по всем элитным спискам половина людей с московским образованием - по рождению не москвичи. Но не стоит сильно обольщаться по поводу доступности московского образования. Эти люди получали образование в советское время, когда в столичных вузах училось 75% иногородних студентов и 25% москвичей, а сейчас картина обратная: 26% приезжих и 74% москвичей. Уровень жизни в Москве сделал ее малодоступной для абитуриентов из провинции. Стало быть, сегодняшние элитные вузы работают с гораздо более низким КПД, чем в советское время, и нет оснований полагать, что в ближайшие годы он вырастет. Вводимый в рамках модернизации образования пакет финансовых инструментов (образовательные кредиты, целевые субсидии, государственные именные финансовые обязательства и проч.), конечно, сделает столичные вузы чуть более доступными, но советскую пропорцию явно не вернет.

Итак, центрированная схема элитного образования, доставшаяся нам в наследство от СССР, работает со все меньшей эффективностью. И это логично, поскольку устарел сам подход "центр-окраины". Он исходит из имперской логики позапрошлого века. Но сегодня стране нужен другой образовательный подход: не центрированный, а распределенный. Не ядро и периферия, а сеть. Сеть элитных вузов, распределенных по территории страны.

А как у них?

Какова картина территориального размещения элитных вузов в странах, по площади соразмерных России?

В США первую десятку составляют восемь университетов знаменитой "Лиги Плюща" (объединение самых престижных американских вузов) плюс два университета, неизбежно попадающих в первые строчки любых американских и международных рейтингов - Стэнфордский университет и Массачусетсский технологический институт. На 90% они сконцентрированы на восточном, большей частью северо-восточном побережье.

В Канаде 70% первой университетской десятки сосредоточено в юго-восточной зоне (штат Онтарио, юг Квебека и Новая Шотландия). Остальные на юго-западе.

В Китае элитные вузы протянулись "восточной дугой": между двумя крайними точками (Харбином на севере и Шаньтоу на юге) вузы расположены вдоль восточного побережья, в основном в центральной его части (Пекин, Шанхай).

Все эти университеты, как считает американский исследователь элитного образования Арнольд Верспур, "очень сходны в своих функциях: они репродуцируют процесс селекции элит и играют фундаментальную роль в их формировании".

В целом сетки выстроены по принципу "один элитный вуз - один город". Есть исключения, например: в Ванкувере рядом работают Университет Британской Колумбии и Университет Симона Фрейзера. В Шанхае действуют Фуданский и Шанхайский университеты, в Пекине расположились сразу три элитных вуза - собственно Пекинский, Циньхунский и знаменитый Китайский университет науки и технологий.

Российская центрированная схема элитного образования схлопнута до пределов одного города и работает со все меньшей эффективностью. Сам подход "центр-окраины", проистекающий из имперской логики позапрошлого века, устарел и не адекватен сегодняшним задачам страны

Очевидно, что сетка вузов каждого из этих трех государств неравномерно распределена по стране (но не сосредоточена в одном городе) и в целом повторяет территориальную структуру экономики и, естественно, структуру расселения.

Так же очевидно, что все эти университетские сетки - наследство индустриального освоения территорий. В той же Америке хайтек, выросший за последние пятнадцать лет, в основном сконцентрирован на западе, а университетские центры - на северо-востоке. И в Китае, где экономическая жизнь сейчас сосредоточена в юго-восточной части, университетская жизнь бурлит севернее - в центральной части восточного побережья. Причины этого понятны: создание серьезных исследовательско-образовательных университетских центров - дело не быстрое, механизм их разворачивания работает медленнее экономических процессов, зато, когда они "набирают обороты", они начинают не только поддерживать экономику - кадрами, научными разработками, - но и отчасти направлять ее. Поэтому принцип выбора местоположения университетских центров сейчас такой: где государство планирует особое экономическое развитие, там и должны появляться центры. И очень похоже, что в ближайшие десятилетия образовательная политика, продиктованная политикой экономической, задаст в США западное направление появления новых университетских центров, в Китае - южное и юго-восточное, а в Канаде будут двигаться вдоль южной границы в западном направлении.

Кроме того, сравнение образовательных карт с картами расселения показывает, что сосредоточены элитные университеты в местах с самой высокой плотностью проживания - в крупных городах (или за их пределами, но рядом). Конечно, и новые университеты будут располагаться точно так же. В том числе и потому, что современные вузы, элитные по крайней мере, должны быть большими (порядка 60-70 тыс. студентов), поскольку это способствует процессу селекции. А стало быть, создаваться эти университеты будут либо в уже имеющихся мегаполисах (за счет, например, укрупнения или слияния вузов), либо в городах с высокой динамикой прироста населения, либо в одном из группы близко расположенных городов, стягивая на себя интеллектуальные, кадровые и студенческие ресурсы, но обслуживая всю группу городов в целом - поставляя выпускников, результаты исследований и проч.

Российская сетка

Для России особенно важен вопрос территориального размещения элитных вузов, потому что в отличие от Канады, США и Китая, которые с разным успехом, но продолжают экономическое движение, наша страна находится в некотором "историческом межвременье". Как бы подняв ногу для следующего шага, но еще не решив, куда следует ступить. Мы находимся на пороге нового освоения страны, причем в ситуации мирового перехода к постиндустриальному обществу, когда экономическая и образовательная политика идут рука об руку, обеспечивая и резонируя друг друга.

Стало быть, размышляя о территориальной сетке элитных вузов, мы должны одновременно удерживать вопросы экономического развития страны, ее политические интересы, демографические и миграционные процессы, а также ресурсообеспеченность разных территорий - кадровую, инфраструктурную, научно-исследовательскую. Ответы на эти вопросы приведут к появлению списка зон стратегического присутствия России на собственной территории, то есть списка тех регионов, на которые страна делает ставку, а заодно и зададут географию элитных вузов.

На наш взгляд, эта география должна выглядеть следующим образом.

География элитных университетов должна определяться списком зон стратегического присутствия России на собственной территории

Точка N1. Владивосток. Этот город - наш экономический и политический посредник в контактах с Азиатско-Тихоокеанским регионом, значимость которых для РФ переоценить трудно. Да и рассмотренные нами образовательные сетки Канады, Китая и Америки говорят об океанической привязанности большинства вузов как следствии привязанности экономической. Кроме того, в Приморском крае высока миграционная активность, по большей части обеспеченная Китаем, и совсем не грех образовательными средствами направить эту активность на пользу собственной страны. Да и опыт совместных учебных программ с соседями по АТР у тамошних вузов наработан немалый. Ни Хабаровск, ни Южно-Сахалинск, ни Петропавловск-Камчатский конкуренцию составить не могут, в первую очередь по геополитическим причинам, да и миграционный потенциал этих территорий существенно меньше.

Точка N2. Либо Томск, либо Новосибирск. Во-первых, они расположены в центре целой группы западносибирских городов: с юга полуокружены дугой Омск-Барнаул-Новокузнецк-Кемерово-Красноярск, и в них рациональнее всего будет стягивать ресурсы. В Новосибирске наработан немалый научный потенциал. А у Томска есть особая образовательная миссия: еще в начале XIX века Михаил Cперанский назвал Томск первым городом за Уралом, где должен появиться университет, и почти через сто лет после этого Александр II подписал указ об учреждении Императорского Томского университета. Почти 130 лет историческую миссию образовательного прирастания могущества российского Томск выполнял. Может, стоит этой миссии придать новое наполнение, ведь закрывать на нее глаза жалко - уж больно красива.

Точка N3. Екатеринбург. Причина такого выбора ясна - это центр большого Уральского региона. Кроме того, университетский центр своим влиянием может охватить и восточное, и западное Предуралье. Да и разработки "Большого евразийского университетского комплекса" в Екатеринбурге ведутся уже не первый месяц.

Точка N4. Краснодар или Ростов-на-Дону. Это наши южные форпосты, да и миграционные процессы там очевидно будут нарастать - с Кавказа, в меньшей степени с Украины, центр может привлечь и жаждущих образования из других черноморских стран.

На оси юг-север, то есть Краснодар (или Ростов-на-Дону)-Москва, город нужно выбирать ближе к югу, дабы уйти от центростремительной силы столичного образования. По-видимому, это Воронеж или Белгород (точка N5). Демографический потенциал Воронежа (число проживающих там людей) в два с половиной раза больше, но пограничное расположение Белгорода (полтора часа поездом до Харькова) дает ему свои преимущества. Недалеко от этих городов находятся Тамбов, Липецка и Курск, что позволит собрать необходимые ресурсы.

Создание крупных университетских центров потребует больших инвестиций и ключевое слово здесь может сказать только государство

А западную часть Центральной России нужно "закреплять" в Самаре (точка N6), а не, скажем, в Нижнем Новгороде или Казани. По ресурсам эти города, в общем, соразмерны, но важно задавать еще пространственные растяжки, и в этом смысле юго-восточное расположение Самары более выгодно в масштабе страны.

Очень уж соблазнителен в политическом и межкультурном аспекте Калининград: по отношению к Европе он мог бы выполнять те же функции, что и Владивосток по отношению к АТР. Но его ресурсообеспеченность и практически островное положение уменьшают, хотя не уничтожают вовсе шансы создания там крупного университетского центра.

Роль европейских ворот будет продолжать выполнять Санкт-Петербург (точка N7), у которого как раз ресурсы для этого имеются.

И конечно, Москва (точка N8), в которой рационально разместить пару-тройку крупных центров.

Пространственно красиво было бы замкнуть цепочку университетских центров, протянувшуюся с северо-запада на юго-восток страны, где-нибудь в Анадыре (тогда вся цепочка вузов на карте выгнулась бы дугой и выглядела бы ожерельем на теле страны) и сделать еще один центр в районе Читы-Улан-Удэ (там пока пустое место в нашей картине), но для такого сюжета, увы, совсем нет предпосылок.

Итак, сеть, узлами которой являются восемь названных городов, и задает образовательный формат нового освоения страны. За счет такой территориальной пересборки произойдет капитализация части образовательных ресурсов - они начнут работать целевым образом. Кроме того, сеть позволит переориентировать финансовые, кадровые, информационные потоки, что даст новый импульс и энергию развитию регионов. И не беда, что пока ресурсы (научные, исследовательские, преподавательские) Владивостока или Екатеринбурга не сопоставимы с московскими. Проблема не в ресурсной недостаточности, а в нашем самоопределении. Если в крупные университетские центры, создаваемые в этих городах, начать вкачивать деньги и управленческие мощности, то уже через несколько лет эти центры начнут давать отдачу. Понятно же, что сегодняшняя сила МГУ обеспечена не только его наработками и качеством профессорско-преподавательского состава, но и тем, что финансирование университета идет отдельной строкой в федеральном бюджете.

Предложенную нами сетку мы рассматриваем как рабочий эскиз: сделана она на основе не столько глубокого анализа, сколько здравого смысла. Этот эскиз может быть несколько перекомпонован в результате прорисовки географической стратегии России. Такая прорисовка - тема отдельных обсуждений, которые необходимо развернуть. И, кстати, при прорисовке новой карты страны нынешние элиты и должны сказать свое слово, иначе элиты ли они? Но в любом случае территориальный принцип размещения элитных вузов должен базироваться на географической стратегии развития России.

Новые характеристики

Для образовательного освоения страны явно недостаточно определиться со стратегической географией, нужно еще ответить на вопрос о структуре работ университетских центров и собственно об образовании, которое студент будет получать. Это тоже отдельная тема, требующая, на наш взгляд, широкой общественной дискуссии с привлечением специалистов и внешних экспертов, а также требующая анализа лучших мировых университетских образцов. Но некоторые характеристики просматриваются уже сегодня.

Основную функцию новых центров мы назвали - подготовка будущей элиты страны. Когда Сперанский готовил проект Императорского Царскосельского Лицея, он ставил задачу подготовить людей для "государевой службы". Сегодня тип задачи изменился - надо готовить людей, способных развиваться и развивать страну.

Понятна и базовая структура работы новых университетов: фундаментальные исследования, прикладные исследования и работы (опытные производства, инновационные проекты, технопарки и проч.) и собственно образовательные программы, причем механика этих программ должна плотно включать студентов как в исследования, так и в проектные работы. Успешные отечественные образцы элитной подготовки (в МИФИ или МФТИ, например) именно на этом и состоялись: студенты были включены в большие национальные проекты - ядерный, космический, военный. Элитные вузы и сегодня должны быть включены в проекты и программы развития страны.

В-третьих, содержательная специфика обучения должна учитывать специализацию развития тех самых стратегических регионов страны: инновационные или гуманитарные технологии, энерготематика, логистика, если регион - транзитно-транспортный узел, и т. д.

Очевидно, что создание таких университетов потребует больших инвестиций и ключевое слово здесь должно сказать государство. Хотя не исключено, что если такая программа будет заявлена, то к инвестициям будет готов и крупный бизнес.

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика