Одним из главных принципов уникальной «системы Физтеха», заложенной в основу образования в МФТИ, является тщательный отбор одаренных и склонных к творческой работе представителей молодежи. Абитуриентами Физтеха становятся самые талантливые и высокообразованные выпускники школ всей России и десятков стран мира.

Студенческая жизнь в МФТИ насыщенна и разнообразна. Студенты активно совмещают учебную деятельность с занятиями спортом, участием в культурно-массовых мероприятиях, а также их организации. Администрация института всячески поддерживает инициативу и заботится о благополучии студентов. Так, ведется непрерывная работа по расширению студенческого городка и улучшению быта студентов.

Адрес e-mail:

Московский корпус

            Уже много месяцев идут занятия в новом московском корпусе МФТИ по адресу Климентовский переулок, дом 1/18. А знает ли кто-нибудь, что было в этом здании двадцать, пятьдесят, двести лет назад? Давайте ненадолго окунемся в историю. Благо история обычно – штука не только интересная, но и полезная.

            К началу XVIII века Климентовский переулок и прилегающий квартал входили в состав располагавшейся здесь Татарской слободы. Жили в слободе переводчики и толмачи, причем не только выходцы из татар. Отметим на всякий случай разницу: переводчики занимались письменными переводами, а толмачи – устными. С тех далеких времен остались названия: Татарская Большая улица и Толмачевский Старый переулок.

            Еще в середине XVIII века слобода не была полностью застроена (видать, тогда толмачам и без того хватало места). Поэтому на картах и чертежах стояла надпись «пустое татарское место». Но во второй половине века в Москве было отменено слободское разделение земли и разрешено продавать пустующую землю в частную собственность. Появились крупные землевладения, объединившие в себе слободские наделы. Первыми хозяевами «пустого места» стали генерал-майор Бибиков Иван Иванович и его сын Семен, сержант лейб-гвардии Семеновского полка. (Того самого, знаменитого гвардейского полка, вместе с Преображенским созданного при Петре I) Они в 1753 году наняли людей строить здесь «конюшню и при ней избу, сарай, кухню… светлицы, два погреба».

            В 1777 году владельцем двора Бибиковых стал генерал-аншеф Дурново Николай Дмитриевич – сенатор, управляющий военным комиссариатским Департаментом. Весьма влиятельный человек; он вел подробный дневник, с которым можно познакомиться здесь: http://lib.rin.ru/doc/i/55478p1.html Генерал в 1781 г. велел построить «на оном дворе каменные палаты в два этажа». Дом был построен торцом к красной линии переулка, а главным фасадом – во двор. Такая планировка уже тогда считалась архаичной, но, видимо, отвечала вкусу генерала. В 1803 г. надстроен третий этаж. Большой двор оформлен в стиле загородной усадьбы: сад, два деревянных павильона-беседки.

            В пожар 1812 года застройка владения, по-видимому, почти не пострадала. С 1816 по 1867 гг. жилые помещения сдаются в наем. В частности, здесь живут купец Борисов с женой и детьми, сын купца Оконишников и купец I гильдии Александров.

            В 1867 году здание приобретает Петр Ионович Губонин. Интереснейший человек! Когда я искал в Интернете информацию о нем, то думал, что было двое купцов-Губониных – разные источники характеризовали его прямо противоположным образом. «Московский миллионер, разбогатевший на железнодорожных подрядах. Губонин… начавший свою деятельность сперва десятником при постройке Московско-Рязанской железной дороги, а потом подрядчиком, забравшим и земляные работы по поставке камня, и наконец сделался владельцем крымской жемчужины — Гурзуфа.» Стало быть, типичный толстосум. Но это – лишь то, что видели в нем современники. А мы можем посмотреть на Петра Ионовича повнимательнее…

            Он родился в 1825 году в семье крепостных крестьян, в деревне Борисово Коломенского уезда Московской губернии. С малых лет удивлял всех своими способностями быстро обучаться любому ремеслу. К семнадцати годам он уже был умелым каменщиком и сумел выпросить у своего помещика Бибикова (по-видимому, это однофамилец или далекий родственник генерал-майора Бибикова) разрешение наняться на работу в Москву. За шесть лет работы в Москве Петр Губонин заработал достаточно денег, чтобы выкупиться из крепостной зависимости. Но вольную получил только в 1858 году. К этому времени он был уже настолько богат, что купил себе каменоломню под Москвой. Первое губонинское предприятие занималось отделкой набережных Москвы-реки, мостов, городских зданий.

            26 января 1857 года Александр II подписал Указ о создании разветвленной сети железных дорог. Шестидесятые годы XIX века — расцвет железнодорожного строительства в России. Губонин получил несколько подрядов на поставку камня и возведение железнодорожных мостов. Постепенно он вышел на государственный уровень. С 1858 года он числился в купечестве, стал железнодорожным подрядчиком и концессионером. В 1868 г. построил первую собственную железную дорогу и затем еще несколько. Кроме того, Губонин активно развивал нефтяную, металлургическую, машиностроительную промышленность страны. Он – основоположник общественного городского рельсового транспорта России: в 1862 г. придумал и реализовал «конку», в 1892 – построил первый трамвай. Основанное им «Общество Коломенского машиностроительного и Кулебабского горного и сталелитейного завода» получило в Вене почетный диплом за представленный паровоз русской конструкции!

            В 1881 г. Губонин купил большой участок крымской земли. Захудалую татарскую деревушку и старинный парк он постепенно превратил в один из лучших российский курортов – Гурзуф. Губонин проложил водопровод, устроил русло для реки Авунды, построил церковь Успения Пресвятой Богородицы, курзал и семь удобных гостиниц, курортный комплекс с грязелечебницей в урочище Суук-Су (Холодная вода), ресторан на скале островка Адалар, считавшийся лучшим на крымском побережье. Обновил парк и украсил его изысканными статуями и фонтанами. Наконец, в 1889 году из Вены, где проходила Всемирная выставка, Петр Ионович привез одно из главных украшений – фонтан «Ночь».

            При этом Губонин оставался глубоко и искренне верующим человеком, не жалел денег на благотворительность. При его активном участии построены петербургский Исаакиевский собор, первый храм Христа Спасителя в Москве. Петр Ионович обновил и богато украсил Петропавловский и Казанский соборы в Петербурге; возвел величественный храм над купелью Святого Владимира (близ Севастополя, в древнем Херсонесе), где русский народ впервые принял таинство Святого Крещения.

            Девизом его всегда было: «Не себе, а Родине!». Больше того, он говорил о своих миллионах: «За грехи мои Господь отягчил меня богатством». Можно ли вообразить себе, что подобную фразу произнесет Абрамович или Ходорковский?..

            Пожалованный к концу жизни в чин действительного статского советника (генеральский гражданский чин), Губонин оставался «простым русским мужиком с большим здравым смыслом, но почти без всякого образования» (Витте). Хорошо сказал о нем стихотворец Петр Мартьянов:

                        Черноземная сила, мужик с головой.

                        В генералы — с лопатой пришел и с киркой.

            Интереснейший человек!.. Головой и руками добился в жизни всего. Но, как обычно бывает, наследники Петра Ионовича, привыкшие к широкой жизни «на халяву», своего дела не завели, и после его смерти (1894 г.) за несколько лет ухитрились растранжирить огромное состояние в 20 миллионов рублей. Принадлежавшие ему земли, дома, заводы были проданы и заложены. В их числе оказался и нынешний дом 1/18 в Климентовском переулке (заложен в 1899). На 1903 год долг составил 190 336 рублей. В 1903 году на сцене появляется некто Ерзин (Эрзин) Салех Юсупович. Он вносит долг за дом, доплачивает Сергею Петровичу Губонину (сыну и наследнику) еще 40 000 рублей и устраивает в доме свою контору.

            Кто же такой Салех Юсупович? Судьба его похожа на жизнь Губонина. Родился в селе Азеево бывшей Тамбовской губернии, в небогатой крестьянской семье. Начал работать в 14 лет подпаском, потом мальчиком в лавке татарского купца в Москве, торговавшего пушниной. Стал приказчиком и затем — зятем этого купца. После смерти тестя Ерзин получил известность своей исключительной честностью и стал одним из богатейших людей столицы. Купец с 1863 г., возведенный вместе с семьей в 1887 г. в почетное потомственное гражданство. В 1905 г. основал фирму «Восточный торговый дом Салих Ерзин и сыновья», торговавшую хлопком, привозимым из Бухары, а также шелком, кожей, мехами и др. В 1910 г. ему присвоено звание купца 1-й гильдии. В его собственности находились крупные мерлушечные заведения в Касимове, многочисленные магазины и торговые лавки, восемь домовладений в Замоскворечье в районе бывшей Татарской слободы.

            Помимо успешной торговли, Ерзин был также широко известен своей благотворительностью. Семейные предания гласят, что, когда он раздавал милостыню, у дома выстраивалась огромная очередь, поскольку слава о его щедрости шла по всему городу, и не только у московских татар. В 80-е гг. XIX в. он внес значительные денежные суммы на реставрацию Исторической мечети Москвы, выделил крупную сумму на строительство ее нового минарета и каменной ограды вокруг Даниловского мусульманского кладбища в Москве. Кроме того, он построил мечеть в родном селе Азеево, материально поддерживал азеевское медресе и созданное в 1911 г. в г. Касимове Общество попечительства бедным мусульманам.

            Но наибольшую известность Ерзин получил благодаря своему участию в финансировании строительства Московской Соборной мечети (Выползов пер., д. 7). В 1903 г. он полностью взял на себя финансирование ее строительства, выделив на это в общей сложности 40 тыс. золотых царских рублей.

            Салех Юсупович Ерзин умер в 1911 году, оставив богатое наследство. Сыновья продолжили его торговое дело, но в 1917 году революция лишила их состояния. Старший сын Салеха Юсуповича Садык Ерзин отказался эмигрировать и был вынужден работать сторожем в театре им. Вахтангова на Арбате вплоть до своей смерти в 1936 году.

            А здание 1/18 в Климентовском перешло в собственность государства. На тот момент его состояние описывалось так (из документов Северного Страхового общества):

            «Снаружи и внутри оштукатурено, цоколь облицован камнем, подвал с духовыми печами, подвал и 1 этаж со сводами (оставшимися еще от генерала Дурново – Д.М.), лестница из итальянского мрамора и подольского камня, перила мраморные железные. Отделка комнат лепниной, искусственным мрамором, откосы окон и дверей тоже искусственного мрамора, потолки – лепнина с живописью и позолотой, полы – плиточные мозаичные, досчатые, дубовый паркет. Окна зеркальные, двери дубовые и ореховые, печи голландские, изразцовые, унтермарковские камины израсчатые»

            Отметим, что Петр Ионович Губонин в свое время устроил у восточного фасада террасу, открытую лестницу, которая вела в сад. В 1871 г. по красной линии Климентовского переулка вплотную к старому дому он пристроил трехэтажный объем. Фасад симметричен по переулку (с учетом торца старого здания, выходившего на переулок). Теперь здание приобрело Г-образную форму, сохранившуюся до сих пор. При Губонине в нем располагались его квартира, контора, училище, квартиры, сдаваемые в наем. При Ерзине, кроме того, 20 комнат в первом и втором этажах заняла женская гимназия Львовой.

            В 1920-30 гг. строения владения были заняты различными организациями и жилтовариществом, а также школой, детской библиотекой и конторой Московского аэрофотогеодезического треста. В 1972 г. к южному торцу пристраивается трехэтажная каменная пристройка в лапидарном стиле 70-х годов: плоский графический фасад без тектонических членений, квадратные окна без наличников. Такое оформление резко диссонировало с историческим фасадом существующего усадебного дома.

            И уже в 90-е годы здание было реставрировано как памятник архитектуры «Палаты Дурново в составе жилого дома конца XVIII – начала XIX веков».

            Подведем итоги? Здание старинное, менялось, достраивалось и перестраивалось не раз. В нем жило много разных людей – хороших и не очень, оставивших о себе громкую память и оставшихся безвестными. Конечно, среди них нужно выделить Губонина и Ерзина, начавших с нуля и добившихся столь многого трудом и умом. А теперь в Климентовском, 1/18 учатся физтехи. Кто из них еще прославится в будущем?.. Все в наших руках.

 


План владения московского купца Александра Тихоновича Александрова, 1846 г.


Проект фасада строения №1, 1855 г.


Проект фасада строения №1, 1869 г.


План владения коммерции советника Петра Ионовича Губонина, 1871 г.



Список использованной литературы:

1) «Историко-архитектурные и градостроительные исследования в одном альбоме. Москва, Климентовский пер., дом 1/18, стр.2. Инв. № 917-97» – ТОО «НПП Реставрационный центр», Москва, 1997.

2) Википедия: Ерзин, Салех Юсупович (http://ru.wikipedia.org/wiki/Ерзин,_Салих_Юсупович)

3) Википедия: Губонин, Петр Ионович (http://ru.wikipedia.org/wiki/Губонин)

4) Александр Сегень – «Христианин, отягченный богатством» (http://www.hrono.ru/text/2004/segen07_04.html)

5) Владимир Гиляровский – «Восходящая звезда» (http://booksite.ru/fulltext/gui/lya/rov/sky/1/25.htm)

Даниил Мишенин

Если вы заметили в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

© 2001-2016 Московский физико-технический институт
(государственный университет)

Техподдержка сайта

МФТИ в социальных сетях

soc-vk soc-fb soc-tw soc-li soc-li
Яндекс.Метрика